Имя материала: История государства и права зарубежных стран. Часть 1

Автор: О. А. Жидков

Глава 27. средневековое государство китая

 

Стойкая многоукладность, незавершенность процессов образования классов, сохранение пережитков патриархально-родовых и рабовладельческих отношений, неравномерность хозяйственного и социального развития различных районов обширной территории затрудняют точное выделение того временного рубежа, с которого можно датировать начало средневековой истории традиционного Китая. Как указывалось выше, еще в Древнем Китае складывается крупное частное землевладение, основанное на различных формах эксплуатации не потерявших свободы малоземельных и безземельных крестьян. Широкое развитие приобретает и эксплуатация податного крестьянства государством путем взимания ренты-налога

При периодизации истории государства в средневековом Китае необходимо учитывать периодические смены царствующих династий и становления крупных империй. Государство непосредственно испытывало на себе влияние частых в это время народных восстаний, которые приводили к тем или иным изменениям в социально-классовой структуре, а также в политических и правовых институтах.

Распад Ханьской империи в III в. в результате концентрации земли в руках частных собственников и мощных народных движений II—III вв. привел к столетней внутренней смуте. Последовавшее затем воссоздание государственного единства было связано с процессами централизации в Северном Китае, где была основана династия Цзинь (265—420 гг.).

Этому способствовали реформы, основателя Цзиньской династии Сыма Яня, на основании которых большая часть земли была объявлена императорской, т.е. государственной собственностью, а самостоятельные крестьяне — податными держателями государственных наделов. Они подразделялись на податных первого разряда — мужчин и женщин от 16 до 60 лет, получавших "наделы в пользование" (70 му земли для мужчин и 30 му для женщин) и "податные наделы" (соответственно 50 му и 30 му), урожай с которых целиком передавался государству в качестве налога и платы за землю; и податных второго разряда — всех других членов крестьянских семей от 13 до 15 и от 61 до 65 лет, получавших наделы в половинном размере. Недостигшие податного возраста и превысившие его никаких наделов не получали. Податные крестьяне, получавшие государственный надел, несли также трудовые повинности.

Реформа не означала уравнительного передела земли. Чиновники, например, в зависимости от ранга получали земельные участки от 1 до 5 тыс. му, которые не облагались налогами и повинностями и должны были обрабатываться крестьянами-арендаторами (от 1 до 15 дворов на каждого чиновника, в зависимости от ранга последнего).

Новый вариант надельной системы (система "равных полей") был введен в 485 году в Северном Китае при династии Северная Вэй, а затем в VI и VII вв., при династии Суй и сменившей ее династии Тан. Эта система была распространена впоследствии на весь Китай. Крестьяне от 15 до 70 лет получали от государства земельные участки с целевым назначением — под посевы зерновых, конопли, посадку тутовых деревьев. Большая часть земельного участка (40 му для мужчин и 20 му для женщин), предназначавшаяся для посева зерновых, предоставлялась лишь во временное пользование и отбиралась государством у крестьянина после превышения им податного возраста или в случае смерти. Другая незначительная часть земельного участка передавалась по наследству.

Надельная система означала не только укрепление традиционной системы эксплуатации податного крестьянства. Она способствовала распространению фактического прикрепления крестьян к земле через сельскую общину с ее круговой порукой, коллективной налоговой ответственностью перед государственной казной.

Эта система не только не затрагивала существующего крупного частного землевладения, но и способствовала его увеличению. Например, система "равных полей" давала право земельному собственнику, эксплуатирующему труд зависимых работников, получать наделы и на них.

Танское законодательство формально запрещало продажу надела. Но многочисленные оговорки (надел можно было, например, продать в случае переезда семьи, с целью совершения похоронных обрядов и т.д.) способствовали росту концентрации земли у частных лиц, усилившейся впоследствии, когда эти формальные запреты были фактически сняты. Это увеличивало имущественное неравенство крестьян, их зависимость от частных земельных собственников. Вместе с тем в Танской империи система "равных полей" способствовала на определенном этапе укреплению ее экономики, оживлению торгово-ремесленной деятельности в городах, определенной стабилизации политической обстановки.

Неизбежным проявлением роста крупного землевладения стала в Танской империи тенденция кланового сепаратизма. Эта тенденция усилилась и в связи с введением должностей военных губернаторов (цзедуши), облеченных огромными военными полномочиями для борьбы с непрекращающимися набегами кочевников и пр. Губернаторы превратились со временем во всесильных наместников, крупных землевладельцев, мало считающихся с центральной властью.

Система надельного землепользования потерпела полный крах в VIII в. в связи с новым "злом скопления земель", массовым обезземеливанием крестьян и уменьшением резервов казенных земель, предназначенных для раздачи сельскому населению. Чтобы как-то восстановить нарушенное равновесие, предотвратить социальный взрыв в 780 году в Китае была введена новая система "двухразового налога", при которой все дворы в строгой зависимости от своего имущественного положения были поделены на категории и должны были платить налог соответственно размерам своего землевладения, при этом не учитывались ни возраст, ни трудоспособность облагаемых налогом лиц. Одновременно были сняты запреты с продажи, отменены переделы земли, что создавало новые возможности для роста основанного на эксплуатации малоземельных и безземельных крестьян-арендаторов и различных категорий зависимых работников крупнопоместного землевладения.

Начиная со второй половины VIII в. около половины общего числа земледельцев в Китае существовало за счет обработки чужой земли, подвергалось частнособственнической эксплуатации. Другую половину составлял широкий слой самостоятельных мелких производителей, отдававших свой прибавочный продукт в виде налога государству.

Массовое обезземеливание мелких землевладельцев вело к социальным взрывам, восстаниям, войнам, в ходе которых гибли правящие династии. В результате циклически восстанавливался удельный вес самостоятельных крестьянских хозяйств, традиционная система их эксплуатации.

Определенное равновесие государственного и крупного частного землевладения было достигнуто, например, с утверждением, после периода смут и мощных крестьянских восстаний конца IX — начала Х в., династии Сун (X—XIII вв.). Этому равновесию способствовали реформы сунского сановника Ван Аньши в XI в., когда были приняты новые законы, направленные на восстановление и развитие крестьянских хозяйств, на упорядочение налоговой системы на основе введения земельного кадастра. Предусматривались меры по улучшению условий крестьянского земледелия, строительству ирригационных сооружений и пр.

Реформы Ван Аньши были продиктованы главным образом стремлением обеспечить возрастающие потребности императорской казны. Вместе с тем в реформаторском движении ясно проявилось и стремление остановить "поглощение" крестьянских земель, ограничить рост крупного частного землевладения, засилие чиновничьей элиты.

В конце ХШ в. Китай был покорен монголами. В 1279 году установилось правление монгольской династии Юань. Монгольское завоевание привело к тяжелым последствиям для экономики и культуры Китая, но не подорвало основ традиционной системы хозяйства. Монголы поставили себе на службу китайскую бюрократическую организацию, приспособленную для выкачивания налогов с податного крестьянства. Интересно отметить, что именно в это время резко возросла в Китае численность рабов, оброчных невольников.

Под напором национально-освободительной борьбы и мощного крестьянского движения XIV в. монгольское господство пало. В стране установилась новая всекитайская династия Мин (1368—1644 гг.), которая всемерно стремилась поддерживать равновесие государственного и частного землевладения.

В XVII в. в Китай вторглись манчжуры, которые установили там манчжурскую династию, правившую вплоть до революции 1911—1913 гг. До революции просуществовало в Китае и рабство, ликвидированное в это время законодательным путем.

Сословно-классовая структура. Рассмотрение вопроса о лицах как субъектах права в традиционном обществе тесно связано с выявлением правовых различий отдельных социальных слоев, сословий, групп населения. Китайское традиционное право не знало европейской концепции субъективных прав личности, гражданина, индивида, берущей свое начало еще в античном мире. В китайских кодексах и официальных документах правовое положение личности определялось термином "сэ" (цвет), указывающим на принадлежность индивида к той или иной социальной группе, члены которой обладали теми или иными правами и строго фиксированными обязанностями.

Сословные различия в средневековом Китае выступали более зримо, чем классовые. Они свято охранялись законом и традицией, которые закрепляли объем прав и обязанностей представителей не только отдельных сословий, но и различных разрядов титулованного ранжированного чиновничества. Существовали также строгая и мелочная регламентация их поведения в быту, различия в одежде, обрядах и пр.

Несмотря на те или иные изменения, в социальной структуре традиционного Китая во все времена выделялись в основном три сословно-классовые группы: "благородных", "добрых" и "подлых" людей,

Первая сословно-классовая группа включала в себя привилегированных, "благородных" лиц — светскую и духовную знать, военное и гражданское чиновничество. Они были освобождены от трудовых повинностей и телесных наказаний, а некоторые и от налогов, Представители этого сословия были не только крупными частными землевладельцами, они же присваивали и значительную часть сумм, поступающих в казну. Так, например, к концу царствования династии Мин (1368—1644 гг.) общее число "родственников" императора, обладающих высокими титулами, рангами, почетными званиями, превышало 100 тыс. человек. На их содержание в виде жалования тратилась значительная часть налоговых поступлений.

В особом положении находился непривилегированный слой богатых купцов, ростовщиков, крупных землевладельцев-богачей, которые пополняли ряды господствующего класса. Сословные перегородки, отделяющие их от "благородных", могли быть преодолены, так как в Китае еще в начале новой эры утвердилась официальная практика покупки почетных званий и ученых степеней. Это был самый простой способ приобретения богачами права на переход в категорию неслужилых чиновников. Они также пользовались определенными привилегиями, например, правом откупа от телесных наказаний, правом смягчения наказания за совершенное преступление путем зачета ранга и пр.

В средневековом Китае старая родовая аристократия в значительной мере уступила свои позиции новой служилой аристократии — чиновничеству. Образованная сословная группа — шеньши стала мощной консервативной силой, опорой центральной власти, традиционно эксплуатировавшей податных крестьян. Шеньши делились на две категории. Первую составлял относительно небольшой по численности слой лиц, непосредственно причастных к власти, — окружение правителя, его сановники и весь иерархический бюрократический государственный аппарат, вторую — огромная армия кандидатов в этот слой, получивших конфуцианское образование, но не имеющих должностей. Они не были прямо облечены государственными полномочиями, но играли огромную роль на местах, в общинном управлении, что в значительной мере способствовало централизации государственной власти Китая.

Формально путь к чиновничьей должности был открыт для всех, получивших по канонам конфуцианской науки образование и сдавших экзамены. Фактически получить образование и особенно чиновничий ранг могли только дети богачей, самих чиновников. Такой порядок обеспечивался до VIII в. системой рекомендаций местными правителями на чиновничью должность "достойных людей".

Деление на девять чиновничьих разрядов, в основу которых была положена система оплаты службы чиновника зерном (в размере от 200 до 10 тыс. даней), сложилась еще в период Воюющих царств. Эти девять рангов, каждый из которых состоял из двух классов, неизменно сохранялись вместе с делением на высших, средних и низших чиновников. От ранга зависели не только пост, место в служебной иерархии, но и престиж и жалованье чиновника. В конце III в. жалованье чиновникам зерном и деньгами было заменено наделами земельных участков различной величины, которые передавались для обработки арендаторам. Арендная плата, таким образом, заменяла жалованье. С VIII в. вплоть до революции 1911— 1913 гг. чиновники получали жалованье зерном и деньгами. Служебные наделы и "кормления" могли служить лишь дополнением к их вознаграждению. Приравнивался к статусу чиновника в Китае и статус даосских и буддийских монахов.

Представители второй непривилегированной сословно-классовой группы относились к простонародью, "мелкому люду". Это в основном мелкие земледельцы и ремесленники, на которых и лежало основное бремя налоговых выплат и трудовых повинностей. В III—VIII вв., в период существования государственной надельной  системы, основная масса крестьян фактически превратилась в арендаторов государственных земель.

К третьей сословно-классовой группе "подлых людей" относились неполноправные свободные и бесправные — государственные и частные рабы. Крах надельной системы, развитие крупной земельной собственности привели к росту числа безземельных и малоземельных крестьян-арендаторов, нередко прикрепляемых к земле.

Неполноправная сословная группа состояла вплоть до XIII в. из лиц, находившихся в зависимости от "сильных домов". Они использовались в качестве вооруженной силы, полукрепостных арендаторов, батраков, домашней прислуги. Арендаторы частных земель и батраки, как и рабы, должны были беспрекословно выполнять приказания хозяина. Их били палками, сажали в частные тюрьмы, а иногда и безнаказанно убивали. Они не имели права обращаться в суд с жалобой на хозяина. Государственные органы стояли на страже интересов землевладельцев, оказывали им содействие в розыске и возвращении беглых арендаторов и батраков, не внесших вовремя арендную плату или не отработавших сроков, указанных в контракте. Лишь в 1727 году было формально запрещено самовольное наказание хозяевами зависимых от них работников.

Государственный строй. В средневековом Китае получили дальнейшее развитие черты восточной деспотии, которые ярко проявились еще в древнем Китае.

Традиционные основы системы высших и местных органов управления укреплялись и совершенствовались в это время главным образом за счет определенного разделения функций отдельных органов управления: общеадминистративных, надзорно-контрольных, судебных и военно-командных. Те или иные звенья этой системы подвергались перестройке, менялись их полномочия и названия в связи с изменением задач, стоящих перед государством.

В зависимости от усиления централизации или под воздействием децентрализаторских тенденций изменялось и соотношение полномочий центральных и местных органов власти, как это имело место, например, в VIII в. в танском Китае, когда военные губернаторы фактически превратились в бесконтрольных местных правителей.

Фундамент процветания централизованной империи в Китае заложили императоры династии Тан (618—907 гг.), когда за счет земельной реформы, дававшей систематические поступления налогов в казну, а также использования бесплатной рабочей силы, трудовых повинностей в империи строились дороги, каналы, дворцы, храмы, целые города, а вместе с тем бурно развивалось ремесло и торговля, находившиеся под жестким контролем государства.

Во главе сложной, но достаточно стройной системы государственного управления в Танской империи стоял император, при котором существовал Государственный совет из наиболее видных сановников, среди которых было значительное число его родственников. Все бразды правления были в руках двух высших чинов, канцлеров — левого (старшего) и правого (младшего), каждый из которых ведал тремя из шести ведомств (министерств): чинов (назначений), обрядов, налогов (доходов), военного, судебного (наказаний) и общественных работ.

Эта классическая конфуцианско-танская модель высших органов управления существовала в Китае столетиями, получив особенно разностороннее воплощение в минском Китае, после ликвидации монгольского господства (1368—1644 гг.). Возглавлявший этот аппарат император сосредоточивал в своих руках высшую законодательную и судебную власть. Трон переходил по наследству старшему сыну императора, другие сыновья получали княжества — уделы, земли которых считались их собственностью. Императорский двор, включавший большое число слуг, жен, евнухов, играл важную роль в государственном управлении. Одновременно развивался и усложнялся специальный иерархически организованный центральный аппарат чиновников, на вершине которого находились, как и в танском Китае, главы шести ведомств, своеобразных министерств, а также цензората, высшего надзорно-контрольного органа, и пяти комиссариатов, высших военно-командных органов.

С XV в. стало усиливаться политическое влияние евнухов, которых правители привлекали на должности государственных чиновников, стремясь тем самым предотвратить развитие сепаратизма, создание чиновниками-вельможами своих собственных династий. Евнухи-чиновники наделялись императорами полномочиями, выходящими за рамки дворцовых дел, что привело со временем к созданию двух центров власти — дворцового ("внутреннего") и ведомственного ("внешнего"). Их противоречия могли использоваться императорами в своих целях до тех пор, пока один из них не достигал такого могущества, при котором император устранялся или становился марионеткой новоявленного диктатора-евнуха или главного советника.

Деятельность шести центральных ведомств в минском Китае сначала координировалась Большим секретариатом, во главе которого стояли два советника, чиновники 1-го ранга. Секретариат существовал до 1380 года. Угроза концентрации власти в руках главного советника привела к передаче его функций непосредственно в руки императора.

Центральные органы управления в соответствии со своими главными задачами и в это время делились на ведомства: чинов (назначений), доходов (налогов), обрядов, военное, судебное (наказаний) и общественных работ. Ведомство чинов отвечало за назначение, перемещение, смещение всех гражданских чиновников и служащих управленческого аппарата. Престиж чиновничьей должности в средневековом Китае был столь велик, что именно это ведомство и его глава считались главными среди других. Ведомство доходов вело учет населения и сельскохозяйственных земель. Оно определяло размеры налоговых поступлений, отвечало за сбор налогов. Каждый отдел этого ведомства осуществлял свою деятельность в пределах одной из 13 провинций.

Ведомство обрядов занималось церемониями и обрядами, направленными на возвеличивание императорской власти, а также религиозными жертвоприношениями. Оно состояло из отделов церемоний, жертвоприношений, приемов и предписаний, издаваемых в целях унификации культово-обрядовой деятельности, что было нацелено в конечном счете на то же укрепление власти императора.

К ведению военного ведомства относилось назначение, перемещение и увольнение всех военных чиновников, снабжение армии и почтовая служба Судебное ведомство, или ведомство наказаний, состоящее по образцу ведомства доходов из 13 территориальных отделов, контролировало правосудие по всей империи, его деятельность пересекалась с деятельностью цензората и ревизионно-следственного столичного суда.

Автономное положение, независимое от основной административной иерархии как в центре, так и в провинциях, занимали цензорские, надзорные органы различных категорий. Цензорат возглавляли два главных цензора — чиновники 1-го ранга. В его аппарат входило более ста инспектирующих цензоров, разделенных на группы по провинциям. Ни один из органов минского государственного аппарата не располагал столь большими полномочиями, как цензорат, держащий под своим наблюдением всех чиновников и их деятельность, имеющий право не только выявлять их злоупотребления, ошибки, но и непосредственно исправлять их, применять карательные санкции.

Местное управление. Империя Тан была разделена на десять провинций (дао), которые в свою очередь подразделялись на области (чжоу) и уезды (сянь). Все административные единицы различались по размерам сумм уплачиваемых налогов и соответственно делились на категории, что отражалось на статусе и количестве работавших в них чиновников, назначаемых из центра и контролировавшихся им.

Административно-территориальное деление в минском Китае строилось на тех же принципах, но деятельность военно-бюрократического аппарата, его органов (связанных отношениями взаимной ответственности перед императором, соподчинения, контроля) на местном уровне, как и на уровне общеимперском, была значительно усложнена, в том числе и за счет усиления военных функций, что явилось прямой реакцией на недавнее иноземное господство. Местное управление в минском Китае строилось так, чтобы исключить сепаратизм, сосредоточение власти в руках одного человека, чтобы деятельность местных органов не только систематически проверялась, но и перепроверялась.

В провинции действовала триада управленческих органов-административных, военных и надзорно-контрольных, во главе которых стояли уполномоченные, чиновники высоких рангов. Для координации деятельности этих управлений, а также для контроля за ними сначала из центра в разные части страны направлялись специальные имперские уполномоченные, которых называли "посланцы мира". С XV в. они приобрели звание "великих координаторов", которые назначались императором в провинции, а также в зоны особой стратегической важности на длительные сроки. Раз в год "великий координатор" должен был посещать столицу для отчета и решения текущих дел. В это же время стал складываться институт "верховных командиров", которые координировали деятельность ряда "великих координаторов" и, главное, ряда провинциальных военных управлений, если возникала опасность, связанная с внешним вторжением или мятежом.

Административное управление в каждой провинции возлагалось на двух уполномоченных —- "левого" и "правого"; которые имели штат помощников В их обязанности входили учет людей и земель, сбор налогов, наблюдение за строительными работами и распределением воды.

В особом положении среди трех управленческих провинциальных служб находилось надзорное управление, призванное контролировать весь местный управленческий аппарат) вести борьбу с коррупцией и злоупотреблениями чиновников. Ему, как и другим управлениям, принадлежали и самостоятельные судебные функции. Это управление контролировало разрешение судебных дел в других управлениях, выполняло роль апелляционного суда.

На местах действовало большое число чиновников, непосредственно представлявших имперские органы. Так, в каждую из провинций на один год посылался специальный представитель имперского цензората, от которого требовалось надзирать за всеми местными службами, принимать от населения жалобы, приостанавливать или исправлять те или иные действия местного управленческого органа, направлять императору доклады о деятельности местных чиновников, давать советы местным властям и "великим координаторам". Из столицы посылались цензоры и с более узкой сферой деятельности, например военной, которые должны были следить за рекрутским наборов преследовать дезертиров, а если начиналась военная кампания, следить за военными операциями, посылать императору соответствующие отчеты.

На воем протяжении средневековой истории Китая в низовых территориальных единицах сохранялись органы самоуправления Общинные старосты следили за порядком, за обработкой земли. Все жители деревенской общины были связаны круговой порукой благодаря системе десятидворок, созданной для сбора налогов, несения трудовых повинностей и пр.

В состав минской империи включались удельные княжества, закрепляемые за сыновьями, внуками императора. Они не обладали ни административной, ни судебной властью, а при некоторых минских императорах имели лишь военные полномочия. Им шла определенная часть местных налогов.

На особом положении в империи были некоторые самоуправляющиеся провинции, населенные представителями других народов. Местные вожди этих территорий, расположенных вдоль юго-западных границ Китая, оставались правителями после утверждения их китайским императором. Они включались тем самым в особую группу местных чиновников, которым по образцу китайских чиновников присваивались ранги, но не выплачивалось жалованье от императора.

Суд. В средневековом Китае судебные дела рассматривались как в собственно судебных органах, так и в органах административных, выполняющих судебные функции. В минском Китае сложилась относительно стройная иерархическая судебная лестница, на высшей ступени которой стоял сам император, на низшей —выборный старейшина деревни. Большинство дел решалось в уездных управах—ямынях, где вершил суд уездный начальник. В случае недостаточности доказательств дело или откладывалось, или передавалось специальному следственному судье по уголовным делам, который по своему чиновничьему рангу приравнивался к уездному начальнику. Дела, связанные с тяжкими преступлениями — убийством, крупным хищением, лихоимством, поступали в область или провинцию, где действовали особые судебно-правительственные органы: "управа административных дел", осуществлявшая контроль за правильным исполнением административных дел; "управа по военным делам", где расследовались дела военных; "управа по рассмотрению судебных дел", т.е. по делам другого населения. Эта стадия в принципе была завершающей для рассмотрения большинства судебных дел. Только в том случае, если дело не было окончательно решена в области или провинции, оно направлялось в тот иди другой столичный судебно-следственный орган. В эпоху Мин это были Ведомство наказаний (син бу), Храм большой истины, (далиса), Центральный ревизионно-следственный уголовный суд, в" который поступали дела особей сложности. Здесь выносились решения от имени императора, которому докладывали о всех смертных приговорах. Император имел право объявлять амнистии, а также смягчать наказание.

Армия. Принципы организации армии менялись на разных этапах развития средневекового государства в Китае под влиянием как внутриполитических, так и внешнеполитических факторов.

В Тан мужчины до достижения 60 лет считались военнообязанными и привлекались на службу в армию, как и для выполнения других обязанностей. Дезертирство, уклонение от военного похода к месту сражения каралось смертной казнью.

С VIII в. императоры все чаще стали прибегать к услугам наемной армии, содержать конницу, комплектовавшуюся из тюрков, уйгуров и пр. Реформами Ван Аньши в XI в., главный смысл которых заключался в создании крепкого централизованного государства, вместо найма вводился рекрутский набор войска, с помощью которого создавалась регулярная армия, находящаяся на содержании государства. Рекрутский набор существовал и в более поздние времена.

В Минской империи сохранялась старая система "войск округов" и пограничных гарнизонов, основной состав которых формировался из военнопоселенцев, имевших надел, несущих службу до глубокой старости, а иногда и до самой смерти.

Во все времена регулярные войска опирались на поддержку местных военных отрядов, общинных формирований, призванных охранять порядок. Состоящие в основном из зажиточных крестьян, эти отряды особенно активно действовали во время крестьянских волнений. Минские императоры широко прибегали к вспомогательным военным формированиям союзных государств, которые они или нанимали, или принуждали к несению службы во фронтовых районах.

Во времена Мин армия непрерывно росла, в XVII в. она насчитывала 4 млн. человек. Региональные военные соединения располагались по провинциям и в жизненно важных военных областях. Из базовых военных соединений периодически отбирались и специально готовились особые войска, несущие службу в столице, среди которых выделялись отряды личной императорской гвардии, призванной охранять императорский дворец. Другую специальную категорию военных объединений составляли войска эскорта, приписываемые к каждому принцу.

В целях управления все воинские соединения были распределены между пятью военными округами, руководимыми находившимися в столице главными военными комиссариатами. Начальники главных военных комиссариатов, осуществлявшие контроль над военно-территориальными округами, входили в правительство.

Постоянного главнокомандующего в армии не было. В случае начала военных действий один из высших военных чинов или сановников назначался генералом или даже генералиссимусом. Постепенно, однако, развивалась система постоянного тактического командования, при этом личный состав концентрировался вдоль границ, портов и других стратегических пунктов.

Местные командующие войсками в минском Китае контролировались специальными чиновниками, назначаемыми на определенный срок из центра. В XV в. была создана должность "главного военного координатора", осуществлявшего контроль над всеми местными тактическими военными службами.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |