Имя материала: История государства и права зарубежных стран. Часть 1

Автор: О. А. Жидков

Глава 29. средневековое государство индии

 

Замедленный и неравномерный характер развития индийского общества в средние века делает крайне сложным периодизацию его истории. Еще в Древней Индии можно найти некоторые социальные институты, напоминающие феодальные: крупное частное землевладение, эксплуатация зависимого земледельца с характерной для Индии кастовой неполноценностью значительных групп населения и пр., а рабовладение продолжало существовать не только в средневековье, но и позже.

V—VII вв. как условный рубеж начала средневековой истории Индии не связаны" с кардинальными переменами в политической структуре страны, с возникновением крупных империй, как, например, империя Маурьев в древности. Средневековая Индия была политически раздроблена. Раздробленность сопровождалась бесконечными междуусобными войнами, временным возникновением крупных государств, как, например, империи Харши (VII в.), пришедшей на смену империи Гуптов (IV—V вв.) и просуществовавшей всего 40 лет.

В V—VI вв. в северо-западную часть Индии проникают племена белых гунов и гурджаров, которые оседают и осваиваются в Синде, Раджастхане, Гуджарате. В результате смешения завоевателей с местным населением, находящимся на более высокой стадии культурного развития, здесь образуется новая каста воинов-землевладельцев-раджпутов, образовавших сначала княжество в Гуджарате, а затем в начале VIII в. — государство Пратихаров.

Юг Индии с его многочисленными племенами заметно отставал в своем развитии от Севера, но и здесь возникали самостоятельные государства — княжества. Так, например, еще в III—IV вв. складывается государство Палавов, а в VII в. в южной части Маха-раштры — княжество Чалукьев, в IX — княжество Чолов, контролировавшее некоторое время всю южную Индию.

Ожесточенная междуусобная борьба значительно облегчила вторжение мусульманских завоевателей в северную часть Индии на рубеже XII—XIII вв. Разбив раджпутов и подчинив раджпутских князей, главную боевую силу Индии того времени, они образовали на завоеванных территориях Делийский султанат (1206—1526 гг.), на смену которому пришла империя Великих моголов (1526— 1707 гг.).

Несмотря на политическую децентрализацию, в Индии в V—VII вв. шли важные процессы, которые дают основание выделить этот период в истории страны. Эти процессы прежде всего были связаны с внутренней перестройкой неизменно существовавшей и сохранившей при всех политических перипетиях свой статус-кво варновой системы, с созданием на значительной части территорий Индии за счет влияния Севера обширной индо-буддийской цивилизационной зоны, с ростом религиозно-культурного самосознания индийцев, которое на протяжении веков выступало важным фактором их объединения, несмотря на этническую разобщенность и отсутствие государственного единства.

Сословно-классовое деление. Начиная с первых веков новой эры усиливается процесс закабаления крестьянских общин, прикрепление их к налоговому тяглу, набирают силу формы феодальной эксплуатации, связанные с ростом частного землевладения. Факторами, ускоряющими дальнейшее расслоение индийского общества, были углубление имущественной дифференциации среди общинников-крестьян, пожалования правителями в индивидуальное или групповое владение представителям высших каст земель и права на эксплуатацию крестьян. В первых веках новой эры увеличилась, прежде всего за счет пожалований, земельная собственность индусских храмов и буддийских монастырей. Храмы и монастыри вели собственное хозяйство, эксплуатируя закабаленных крестьян, наемных работников, рабов.

Следствием многочисленных войн было перераспределение земли, непосредственно сказавшееся на варново-кастовой системе. Старая система варн сохранилась, но сами варны не остались неизменными. Они трансформировались под влиянием нового кастового деления. Кастами становились этнические и профессиональные группы, кланы воинов-завоевателей, религиозные секты и пр. Вне зависимости от первоначального происхождения касты по мере углубления разделения труда "выстраивались" в иерархии варнового общества в соответствии с социально-экономическим положением их членов, с их отношением к земле. Превращение раджпутов в доминирующую кшатрийскую касту было прямо связано с приобретением ими права на ренту-налог с завоеванного населения, на реальное распоряжение землей.

Общая схема кастовой иерархии, связанная с правами землевладения, строилась следующим образом. Брахманы-землевладельцы, правящие династии индусских княжеств, представители административно-налогового аппарата, воины-землевладельцы, наконец, полноправные общинники — раджпуты и джайны в ряде областей северной и северо-западной Индии входили в высшие брахманские и кшатрийские касты, которые якобы вели свою родословную от брахманских и кшатрийских родов Древней Индии. Варна вайшиев стала обозначать в основном сословную организацию купцов и ремесленников. Касты шудр состояли из обедневших землевладельцев, держателей земли от общины, а также ремесленников. Последняя, самая низшая группа "неприкасаемых" каст включала бесправных арендаторов и слуг общины, лишенных каких-либо владельческих прав, находившихся в полурабской, полукрепостной зависимости от полноправных общинников.

Процесс классового расслоения протекал в Индии весьма своеобразно. Он характеризовался длительным сохранением крайней мозаичности и господствующего, и эксплуатируемых социальных слоев. Общинник, уплачивающий ренту-налог, сам мог выступать эксплуататором наемных и зависимых от него работников. Кабальная эксплуатация неполноправных членов общины или внеобщинного крестьянства из "неприкасаемых" каст применялась в хозяйствах как крупных землевладельцев, так и рядовых общинников.

Утверждение власти мусульманских правителей привело к значительному изменению состава высшей правящей верхушки Индии. Значительная часть крупных индийских князей была истреблена, их земли вошли в территориальный состав султаната. Некоторые более мелкие индийские князья (раджи), признав власть султана, попали в вассальную зависимость от него. Они были обязаны выплачивать султану дань.

Вся земля султаната объявлялась государственной собственностью. Фактически земля оставалась в руках общинников-крестьян, обязанных выплачивать налоги в пользу завоевателей, которые исчислялись в значительно большем объеме, чем раньше, и по иной схеме. Все землевладельцы облагались налогами в форме хараджа, то есть той же ренты-налога, но немусульмане выплачивали еще подушную подать джизью. Оба налога достигали часто половины урожая. Часть государственного неразделенного земельного фонда была приписана непосредственно к казне. Это земли "халисэ", доход с которых шел на содержание самого султана и его двора, государственного аппарата, чиновников, воинов. Другая часть была разделена на служебные наделы "икта" и роздана в условное держание за службу военную, чиновничью и пр. Условное должностное землевладение было и кратковременным и пожизненным, но часто икта передавалась за службу сыну или зятю иктадара. Владельцы икты (иктадары) собирали налоги сами или через своих слуг с пожалованных деревень или областей, присваивая лишь часть налоговых поступлений. Большая часть налогов продолжала идти в фонд государства, которое определяло размеры, форму их изъятия. Наряду с государственной собственностью существовала в султанате и частная собственность (мульк). Своеобразный вид частной собственности составляли земли мусульманских религиозных учреждений вакуфы и наследственные земли мусульманских духовных лиц (имамов). Владельцы мульков платили лишь десятину. Это была их привилегия.

Для Делийского султаната были характерны три ярко выраженные тенденции в развитии землевладения: 1) постепенное превращение земель икта в земли мульк; 2) сокращение земель халиса за счет расширения двух первых видов земель; 3) увеличение непосредственной доли служилой верхушки в общей сумме ренты-налога, получаемой с государственных земель. Уже во второй половине XIV в. часть иктадаров приобретает налоговый иммунитет, а икта становится во многих случаях наследственной.

Государственная собственность на землю сохранилась и в Могольской Индии. Более того, она была в значительной мере упорядочена, в том числе за счет создания земельного кадастра, составление которого было начато при Шер Хане (1540—1545 гг.) и закончено при Акбаре (1556—1605 гг.), вошедшем в историю в качестве великого правителя, отменившего, в частности, джизью с местного населения и четко определившего суммы налогов с каждого района.

Значительная часть земли в Могольской Индии была передана в качестве условного пожалования (джагира) крупным мусульманским военачальникам джагирдарам. Джагирдар был обязан содержать соответствующий величине его джагира и чину отряд войск (от 100 до 5 тыс. воинов), из которых и состоял основной костяк армии правителя. Владельческие права джагирдара или находящегося в зависимости от падишаха местного князя-раджи реализовывались в праве взимания налогов с общинников-крестьян и удержании определенной их части в свою пользу. Кроме джагиров существовали и владения вассальных индийских князей заминдаров, плативших дань падишаху.

В зависимости от форм эксплуатации земледельца вся территория Могольской Индии делилась на две части: раяти и заминдари. На территории раяти налоги с общинников-крестьян взимались непосредственно через государственный аппарат. Падишах следил за тем, чтобы джагирдары не обладали никакой ни административной, ни самостоятельной налоговой властью на своих землях. На территории заминдари налоги собирались самими заминдарами. Заминдар сам устанавливал в соответствии с обычаем размер платежей с крестьян и формы их получения. Эти платежи, таким образом, носили характер феодальной ренты. К заминдарам — "господам земли" примыкали и так называемые первичные заминдары — полноправные общинники, которые были хозяевами собственных участков земли. Эти участки, как правило, сдавались в аренду издольщикам или обрабатывались зависимыми людьми. Значительная часть общинной земли находилась в бессрочной аренде, не имеющей правовой защиты. Практически же арендаторы, неполноправные крестьяне-общинники, не могли быть согнаны со своих участков. Арендаторы находились в личной и поземельной зависимости от слоя полноправных общинников, оказывали им всякого рода услуги. Самый эксплуатируемый слой сельского населения состоял из безземельных крестьян.

По мере распада Могольской Индии, ослабления позиций могольских правителей усиливается власть местных заминдаров — и индусов, и мусульман. Складывается вассально-ленная система отношений. Иерархия прежних военных и гражданских чинов, получающих свою долю прибавочного крестьянского продукта через налоговый аппарат государства, начинает вытесняться иерархией феодальных землевладельцев.

Государственный строй. Центральное управление. Индия VI—XII вв. представляла собой совокупность многочисленных государств-княжеств, экономически не связанных между собой. В раннеклассовых, так называемых племенных государствах сохранялись значительные пережитки родоплеменных отношений. К таким государствам относятся многочисленные территориальные образования, возникшие в результате завоеваний раджпутских кланов, в которых власть князя опиралась на военную силу соплеменников, воинов-раджпутов.

Возникающие время от времени в результате войн более крупные политические общности: Харши (VII в.), Чалукьев (VII в.), Гурджара-Пратихаров (VIII в.) и другие — были примитивными государственными образованиями, представляющими собой конгломерат тех же племенных княжеств с крайне подвижными границами, с несложившимся административным аппаратом. Во главе таких государств стояли махараджи — главные князья. Княжеский трон наследовался сыном или передавался преемнику по воле правителя. В некоторых мелких княжествах князья избирались. Махарадже помогали советники, входящие в совещательный орган мантрипаришад. В государственном аппарате значительное место принадлежало воинам и сборщикам налогов.

Отсутствие на протяжении веков государственного единства Индии восполнялось в определенной мере рано начавшим складываться религиозно-культурным единством ее многоязычного, этнически разнородного населения. Общества, как показала история Индии, связанные религиозно-культурным единством, обнаруживают высокую степень устойчивости в периоды государственных дроблений, завоеваний и массовых переселений народов.

Эта характерная черта истории страны объясняется в значительной мере спецификой самого индуизма, представляющего собой не только религиозно-философскую, но и социально-экономическую, социально-правовую систему, связанную с огромным фондом культурных ценностей, которые создавались индийским народом в течение тысячелетий (мифы, эпос, религиозная, правовая, научная литература и пр.).

Ни одна религия, пожалуй, не была так тесно связана со всеми областями духовной и материальной культуры народа, как индуизм. Это огромное хранилище древнейших исторических сведений об обычаях, традициях страны.

Традиционная политическая раздробленность, слабость центрального государственного аппарата — как характерная черта средневековой Индии — восполнялись и крепостью общинной организации индийского общества, стабильное существование и саморазвитие которой мало зависело от побед и поражений того или иного стремящегося к власти правителя.

Определенное государственное единство было достигнуто вследствие завоевания Индии мусульманами. Захватнические войны мусульман в Индии начались еще в XII в. Завоеванные индийские земли включались вначале в состав государственных земель державы Гуридов, а затем с XIII в. выделились в самостоятельное Государство, получившее название Делийского султаната. В 1229 году Делийский султанат был признан багдадским халифом в качестве независимого государства. Однако тесная связь правителей Дели с остальным мусульманским миром не прерывалась. Султаны Дели продолжали быть ставленниками тех или иных чужеземных правителей: среднеазиатских тюрков, таджиков, персов.

В начале XVI в. начинается вторжение в Индию тюрко-афганских завоевателей — моголов. Империя Великих моголов достигла своего расцвета в конце XVI—XVII в. Вместе с тем следует отметить, что мусульманские правители, в том числе и Великие моголы, несмотря на мощный политический потенциал ислама, не смогли создать в Индии ни сильной государственности, ни эффективно действующего центрального аппарата.

При монархической форме правления в системе органов государственной власти и Делийского султаната, и Могольской Индии было много общего, так как государственное управление строилось здесь в соответствии с исламской религиозной доктриной государства мусульман. Согласно этой доктрине все верующие мусульмане должны иметь одного главу, который в своей власти ограничен только законом, проистекающим от Аллаха. Фактический объем полномочий мусульманских правителей определялся соотношением сил в непрекращающейся борьбе за власть между правителем и знатью. Так, всесилие мусульманской знати при делийском правителе Насир-уд-дин Махмуде (1246—1265 гг.) сменилось последующим укреплением позиций султанов. Мухаммед Туглак (1325—1351 гг.) уже писал на своих монетах: "Султан — тень бога", а основатель империи Моголов Бабур (1526—1530 гг.) присвоил себе звание падишаха, наделенного якобы божественными правами.

Власть главы государства (султана, падишаха) была наследственной, он сам мог назначать наследника престола. В Коране содержится перечень обязанностей правителя. На первом месте среди них была охрана ислама, в том числе поддержание религиозных обрядов и преследование еретиков и "лжеучителей". Эти требования не всегда могли быть соблюдены мусульманскими правителями в завоеванной Индии, где сама жизнь часто заставляла их идти на уступки, проводить политику веротерпимости.

Мусульманским правителям принадлежала высшая законодательная и судебная власть. Толкуя нормы мусульманского права, они не могли, однако, не считаться с общепризнанным его толкованием (иджмой).

Высшим чиновником в мусульманском государстве, считавшимся вторым лицом после государя, был визирь, руководитель военного и финансового ведомства. Его основная обязанность состояла в том, чтобы проводить в жизнь приказания султана. Нередко визиры сосредоточивали всю полноту власти в своих руках.

Центральное управление и в Делийском султанате, и в Могольской Индии осуществляли специальные правительственные ведомства — диваны, призванные, в частности, вести особые книги, содержащие различные сведения, статистические данные общегосударственного значения.

Военное ведомство, ведущее учет военной силы, численности наемного войска, личной охраны султана или падишаха, земельных и денежных пожалований, мест расположения гарнизонов, занимало особое место в мусульманском государственном механизме. Главный интендант и казначей этого ведомства осуществлял контроль над выдачей джагиров в Могольской Индии, проверял на смотрах состояние войска, его снаряжение. Финансовое ведомство контролировало учет и сбор поступлений в государственную казну: налогов, пошлин, выкупных сумм за военнопленных, податей с покоренного населения.

Особое ведомство располагало сведениями о назначении всех чиновников, о суммах, получаемых ими из государственной казны, земельных пожалованиях. Во главе этого ведомства в XVI в. стоял мирсамана. Он ведал также мастерскими и складами падишаха. Ведомство садр-ус-садура было своеобразным главным духовным и судебным управлением, которое мог возглавлять сам государь или доверенное ему лицо. В его ведение входило назначение судей.

Ни в Делийском султанате, ни в Могольской Индии не было четкого разграничения функций между придворными сановниками и государственными чиновниками. Двор Делийского султана был центром политической жизни и управления империи. При дворе особую роль играл вакил-и-дар, дворцовый управитель, следящий за содержанием семьи, приближенных и слуг султана, за султанской кухней и столом. Все слуги при дворе в Могольской Индии имели воинские звания и ранги, они часто осуществляли контроль за деятельностью государственных чиновников. Большую роль в центральном управлении играли личный секретарь падишаха и особый чиновник, который просматривал его указы.

Общие черты государственного механизма Делийского султаната и Могольской Индии не исключали различий между ними, которые выражались не столько в названиях государственных органов и должностей, сколько в характере политического режима. Правители Дели устанавливали свою власть в завоеванной стране методами жестокого подавления народного сопротивления и мятежных индусских правителей. Султаны, опирающиеся на военную силу, конфисковывали имущество, непокорных убивали. Ислам в его суннитском толковании стал государственной религией, а персидский язык (фарси) — языком судебного производства. Правление моголов в Индии началось в другой внутриполитической обстановке, когда был завершен процесс "исламизации" правящей верхушки, а индусские князья и князьки признали в той или иной мере свою зависимость от мусульманских правителей. На политику падишахов стал оказывать определенное влияние индийский город.

Из могольских правителей наиболее заметный след в истории средневекового государства Индии оставил Акбар (XVI в.). В это время произошла определенная "либерализация" политического режима, показателями которой могут служить, например, и некоторое ослабление налогового тягла, и отмена при Акбаре подушной подати — джизьи, а также проводимая политика веротерпимости, Большое количество земель в это время передавалось в собственность не только мусульманского духовенства, но и индусских храмов. Произошло и некоторое изменение политики в отношении городов.

Так, например, в целях раскола зревшей торгово-ремесленной оппозиции, начиная с Акбара, на высшие должности в административном и налоговом аппарате стали назначаться торговцы, ремесленники и другие "низкорожденные" лица. Могольские правители были последователями ханифитской школы, одной из главных отличительных черт и требований которой был учет Местных условий в управлении и судопроизводстве.

Местное управление. Введение административного деления еще в Древней Индии было прямым следствием складывающейся системы эксплуатации податного общинника-крестьянина. Империи Гуптов и Харши, например, были разделены на провинции, управляемые начальниками Пограничных областей или наместниками. Провинции делились на округа. Самой мелкой административной единицей оставалась сельская община.

Мусульманские правители ввели новое административно-территориальное деление. Делийский султанат был разделен на 23 провинции. Крупные провинции делились на шики (области). Следующей административно-налоговой единицей была паргана (район), включающая ряд деревень, и патта — одну-две деревни. Могольская империя была разделена на 15 областей во главе с наместниками (хакимами). В каждую область назначались также фоуджары — военные начальники, гомашты — сборщики налогов и котвалы — начальники городов.

Наличие полуавтономного механизма общинного самоуправления во главе с брахманско-кшатрийской верхушкой осталось характерной чертой и Делийской, и Могольской Индии. Ни сломить, ни в должной мере подчинить себе индийские общины, особенно крупные, мусульманские правители так и не смогли. Так, например, моголы не признавали владений местных правящих кланов. Однако на практике такие административно-налоговые единицы, как паргана и патта, совпадали с плановыми владениями.

Во главе индийских общин стояли муккадамы, чаудхри (вожди) — главы доминирующих каст, хута — главы деревень. Они были не должностными лицами центрального аппарата, а представителями общины налогоплательщиков в их отношениях с центральной властью. Эти отношения были сродни данническим обязанностям побежденных победившему государству. Общинные должности передавались по наследству и, более того, делились среди наследников. Продолжали существовать и общинные советы — панчаяты, состоящие из представителей доминирующей касты в округе, деревне.

Армия. Прочность мусульманского правящего режима определялась боеспособностью его армии. Конница, состоящая из мусульман, была основной силой армии. Особое место отводилось дворцовой страже и другим отборным войскам. Армия в Делийском султанате была организована по десятичной системе. Военный и гражданский чин зависел от числа воинов, находящихся под командованием определенного лица; эмир командовал 100 всадниками, мелик — 1 тыс. всадников, хан — 10 тыс. всадников. В Могольской Индии была значительно увеличена численность войск за счет наемных отрядов, оплачиваемых непосредственно из казны. Особо привилегированное положение занимали наемные воины, подчиненные непосредственно падишаху. Весьма характерно, что главы мощных земледельческих каст имели свои воинские контингенты, состоящие из зависимых от них людей. Крупные индийские общины коллективно защищали с оружием в руках свою территорию и свои права.

Суд. Отправление правосудия во всех мусульманских государствах строилось на положениях Корана, согласно которым суд отделялся от администрации и вершился специально назначенными главой государства судьями-кадиями. В судебной системе отсутствовала иерархия судебных должностей, как и различия в гражданском и уголовном судопроизводстве. Судьи были единоличными. Стабильность местных общин (деревенских, кастовых) определяла существование особых панчаятых судов, которые обладали значительными полномочиями. Они были распорядителями общинной земли, регулировали межкастовые отношения, следили за соблюдением кастовых и семейных правил, правопорядком.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |