Имя материала: История государства и права зарубежных стран. Часть 1

Автор: О. А. Жидков

§ 2. генезис надобщинных структур и образование протогосударств

 

Неолитическая революция и переход человечества (на рубеже VII—V тысячелетия до н.э.) к производящей экономике имели самые разнообразные и глубокие последствия.

Прежде всего следует отметить появление ранних оседлых земледельческих обществ в регионах, благоприятных для проживания людей и их успешной хозяйственной деятельности, а также резкое увеличение численности и плотности населения (своего рода демографический взрыв). Земледельческие общины проявляли тенденцию к разрастанию, что находило свое выражение прежде всего в отпочковании новых семейно- клановых групп. На территории крупной земледельческо-родовой общины могло складываться несколько поселений, даже кварталов, что с ростом и оживлением хозяйственной жизни вело к формированию поселений городского типа.

Со временем усложняется внутренняя организация семейно-родовых групп, их члены приобретают новые культурные и производственные навыки, начинается разделение труда (на земледельческий, скотоводческий, ремесленный в различных его видах и т. д.). Все это способствовало повышению эффективности общественного и коллективного в своей основе производства. Производящее хозяйство могло не только удовлетворять минимальные жизненные потребности членов семейно-кланового коллектива, но и создавать своего рода "излишки", т.е. прибавочный продукт. Эти излишки первоначально реализовывались по принципу внутриродового реципрокного обмена, но постепенно все чаще стали поступать в сферу межобщинных связей, приобретая характер товара. Становление товарного производства вело в свою очередь к дальнейшему росту прибавочного продукта, к накоплению богатства, которого не было ранее в родовом обществе. Появилась объективная основа для возникновения имущественного неравенства между отдельными семейно-клановыми общинами, а также и в самих родовых группах.

Постепенный рост общественного продукта привел к углублению имущественных различий, а следовательно, и к закреплению за общинно-родовой верхушкой имущественных, а соответственно и социальных привилегий. В новых условиях занятие родовых постов в семейно-клановой группе давало лидерам не только престиж и авторитет, что было характерно для предшествующего этапа общинного строя, но и особый, более высокий статус. При этом выборные процедуры, отражавшие давно установившуюся демократическую традицию, еще сохранялись.

Система социального ранжирования, которая сама по себе вела к возвышению роли лидера, не означала еще отказа от принципа реципрокного обмена. Предоставляемые лидеру все увеличивающиеся имущественные и иные привилегии (например, право иметь несколько жен) рассматривались лишь как эквивалент тем достаточно сложным функциям, которые он теперь осуществлял, и той серьезной ответственности, которую он на себя принимал. Обязанности вождей семейно-родовых общин становились все более многообразными. К их числу относилась организация общественных работ, перераспределение земельных участков по мере изменения численного состава группы, поддержание отношений с соседними семейно-клановыми коллективами. К этим функциям, ставшим более или менее традиционными, добавилась новая и важнейшая редистрибутивная функция перераспределения прибавочного продукта, который добывался или производился не лидером лично, как это было на стадии реципрокного обмена, а усилиями всей группы. Здесь уже закладывались элементы будущей, присущей государственно организованному обществу, системы эксплуатации.

В результате неолитической революции и усложнения социальной и хозяйственной структуры произошли глубокие изменения в осуществлении власти (во властеотношениях) внутри семейно-клановых групп.

Власть вождя семейно-клановой группы по-прежнему сохраняет потестарный характер. Но осуществляемые им функции, в особенности редистрибутивная функция, приближают его  власть к политической, государственной. Поскольку она приобретает большую степень силы и обязательности для членов семейно-родовой общины. Она становится в большей степени властью положения, самого высшего управленческого статуса и не связывается, как это было прежде, с личностными качествами лидера. Именно поэтому не просто авторитет, а властные функции вождя начинают приобретать наивысшую ценность в глазах членов группы, которые все чаще вступают в острое соперничество за лидерство. Амбициозные стремления к власти подкрепляются желанием навязывать свою волю коллективу, получать от власти совершенно определенные имущественные и личные привилегии.

Одним из важнейших последствий неополитической революции, имевшим прямое отношение к генезису государства и права, было развитие межродовых связей и формирование надобщинных структур. Возникновение и эволюция этих структур проходили в значительной степени спонтанно и приобретали под воздействием конкретно-исторических фактов различные формы. Некоторые из них были типичными для одних народов, но не получили развития у других. Особо заметную роль в процессе становления государственности сыграла одна из форм межобщинных связей и организационных структур — племенной строй. Однако в современной литератуpe его универсальность и значимость иногда ставятся под сомнение.

Естественным результатом эволюции общинного строя (особенно при позднеродовой общине) было возникновение множества новых семейно-клановых общин, что привело к возникновению более крупных социальных образований — братств (фратрий) и племен, а иногда и к конфедерации племен. Племя, как правило, имело свою территорию, имя, язык (или диалект), свои религиозные и бытовые обряды. Постепенно складываются и органы племенного Самоуправления, прежде всего племенной совет, в который обычно входили вожди (старейшины) всех составлявших племя родов. Члены племенных советов, а также вождь племени избирались соплеменниками и могли быть ими смещены. Любой член племени имел возможность выступить на заседании совета и высказать свое мнение по поводу решений или действий вождя.

Деятельность племенных органов способствовала организации коллективных работ, расширению связей между семейно-клановыми группами (в частности, межобщинному обмену продуктами), урегулированию межклановых конфликтов, а также отношений с другими племенами. Первоначально эти органы решали лишь те вопросы, которые выходили за пределы интересов отдельных семейно-клановых групп

Так, распределительные (редистрибутивные) отношения долгое время были вне ведения племенных советов и регулировались родовыми, а не племенными обычаями. Но постепенно по мере развития производящей экономики, усложнения внутриплеменной организации центр тяжести в родоплеменном самоуправлении смещается на племенной уровень, что неизбежно подрывает значимость и устойчивость общинной демократии. Все большее значение приобретают также племенные нормы (обычаи, обряды и т.д.), регулировавшие взаимоотношения между родовыми общинами, но неизбежно воздействовавшие и на их внутреннюю жизнь

Важным этапом в предыстории государства и права стало, наряду с образованием сложных надобщинных структур и соответствовавших им механизмов социально-нормативной регуляции, формирование принципиально новых основ управления обществом, являющимся по своей сути предгосударственным.

Новый тип управленческой деятельности определялся потребностями общественной жизни, усложнением хозяйственной деятельности и всей системы социокультурных связей людей. Необходимость организовывать и контролировать общественные работы, хранить и распределять продовольственные и иные ресурсы, поддерживать обменные отношения с соседними группами привела к выделению специального слоя организаторов производства, которые обладали необходимыми навыками и умениями и использовали при этом целую систему мифологических и религиозных символов.

Наряду с другими видами общественного разделения труда (отделение скотоводства от земледелия и т.д.) происходит выделение управленческой деятельности, которая постепенно превращается в профессиональную. Разделение людей на две неравные по численности группы (управляющих и управляемых) приобретает огромное общественное значение, является последней ступенью в создании государства. Управленческие посты дают их обладателям большие материальные выгоды, позволяют им навязывать свою волю коллективу. Формирующаяся управленческая верхушка не желала расставаться с властью и привилегиями, стремилась закрепить ее за своими семьями и кланами. Организационная деятельность приобретала политический характер, а административно-общинная знать превращалась в государственную. Нередко общинная верхушка, используя свой традиционный авторитет и систему религиозно-мифологических обоснований, стремилась консолидироваться в замкнутую, закрытую для большинства соплеменников группу сословного или кастового характера.

Меняется в формирующемся протогосударстве и положение вождя, который все больше опирается на административную иерархию, усиливая тем самым свою власть. Таким образом, протогосударетво возникает не как внешняя по отношению к родоплеменной системе сила, а как логическое и естественное продолжение общинных структур. Оно скреплялось общими интересами и потребностями семейно-клановых групп, но отличалось от предшествующих систем социального управления созданием сложной административной иерархии. Венцом этой иерархии становится вождь, власть которого приобрела авторитарный и сакральный характер.

В литературе нередко называется ряд факторов, способствующих возникновению первичных надобщинных структур и протогосударства. К числу этих факторов обычно относят экологическую среду (теплый климат, плодородные почвы, водные ресурсы и т.д.), устойчивый уровень производства, дающий сравнительно большой избыточный продукт, демографический оптимум. Важным, хотя и вторичным фактором являются завоевания и войны Последние не могут повлиять на внутренние процессы эволюции общинных связей, но они ведут к созданию мощных военно-организационных структур, способствующих ускоренному формированию протогосударств.

Немаловажен тот факт, чти нередко генезис государства протекал в особо привлекательных по природным условиям регионах, в пределах которых возникало сразу несколько протогосударств. Такие изначальные государственные образования получили название первичных протогосударств. Между этими протогосударствами возникали острые противоречия, которые приводили к военным столкновениям.

В конечном счете победу одерживало государство, чья военная организация оказывалась более сильной и эффективной. Это Могла быть военная демократия. Однако ее значение и распространенность в течение длительного времени преувеличивались в литературе (начиная с работ известного американского этнографа XIX в. Л. Моргана). Значительно более распространенными были государства, выступавшие в виде военно-иерархических структур.

В ходе войн и естественного роста возникали также так называемые вторичные государства, которые объединяли несколько небольших первичных протогосударств или включали иногда огромные территории как с родоплеменными, так и с уже сложившимися государственными структурами. Эти государства, имевшие достаточно сложные организационно-управленческие структуры и выполнявшие самые различные административные функции, имели доклассовый характер.

Следует особо подчеркнуть, что протогосударства как ранние и простейшие государственные образования сформировались в эпоху, когда общество еще не знало классового деления. Оно возникает на более высоких ступенях не без активного воздействия самой государственной власти.

Таким образом, современные исторические, этнографические и иные данные убедительно свидетельствуют, что ранние государственные образования возникают не на базе классового господства, как долгое время было принято считать в нашей литературе, а складываются спонтанно в ходе естественного развития самого общинного строя из сложных надобщинных структур. Один из наиболее характерных признаков протогосударства - образование сложных организационно-управленческих систем, постепенно становящихся замкнутыми и отрывающимися от породившего их общества

Образование протогосударств — это своеобразный прорыв человечества из предыстории в цивилизацию. На различных континентах и у разных народов в силу неравномерностей самого исторического процесса такой прорыв происходил в разное время, растянулся на века и даже на тысячелетия. Первые цивилизации и протогосударства сложились на Востоке еще в IV—III тысячелетии до н. э. Несколько позднее переход к государственности и к цивилизации происходит в Средиземноморском бассейне, в античном мире. У большинства народив Европы падение первобытнообщинных порядков и становление государственности завершается лишь в средние века. В Африке, Полинезии и в некоторых других регионах земного шара догосударственные семейно-клановые отношения просуществовали вплоть до XIX—XX вв. и уступили свои позиции не в результате естественного развития, а в ходе европейской колонизации.

Как свидетельствует материал последующих глав, несмотря на некоторые общие вехи в предыстории государства и права, происхождение и развитие государств (первичных, вторичных и т. д.) у разных народов имеет свои неповторимые черты и особенности.

 

Раздел I. Государство и Право стран Древнего Востока

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |