Имя материала: История государства и права зарубежных стран. Часть 2

Автор: О. А. Жидков

§ 2. государственный строй франции от первой республики до первой империи

 

Термидорианский переворот и Конституция 1795 г. Пришедшая к власти в результате переворота группа умеренных депутатов Конвента, отражавших интересы республикански настроенных кругов французской буржуазии, получила название термидорианцев. Для этой группировки, как и для других депутатов Конвента, участвовавших в суде над королем и ставших тем самым “цареубийцами”, реставрация монархии была абсолютно неприемлема, но столь же нетерпимым для нее стал режим революционного террора.

Первое время термидорианцы были вынуждены сохранять систему государственных органов, созданную якобинцами. При этом сам механизм революционной диктатуры был постепенно разрушен, отменено чрезвычайное социально-экономическое законодательство якобинцев.

Комитет общественного спасения, где заседали теперь участники антиякобинского заговора, потерял значение правительственного органа. Были упразднены Парижская коммуна — оплот якобинцев, а также революционные комитеты, реорганизован Революционный трибунал.

Но и реформированная термидорианцами политическая система ассоциировалась с революционными традициями. Поэтому с особой остротой вновь стал вопрос о восстановлении конституционного строя.

Формально считалось, что в силе оставалась конституция 1793 г., принятая якобинским Конвентом и подтвержденная первичными собраниями выборщиков. Хотя якобинская Конституция так никогда и не применялась, первоначально сами термидорианцы ставили вопрос о поправках и добавлениях, необходимых для ее введения в действие. Однако вскоре, в частности под воздействием новых революционных волнений, правые термидорианцы усмотрели в якобинской конституции “организованную анархию” и приняли решение о подготовке нового конституционного документа. Они спешили с конституированием новой власти, тем более что вновь напомнила о себе политическая опасность со стороны открытых врагов республики — роялистов, фейянов и т. д. В августе 1795 г. Конвент принял новую конституцию Франции (известную как Конституция III года республики).

Следуя установившейся в период революции традиции, термидорианцы вынесли текст конституции на плебисцит, и она была поддержана подавляющим большинством первичных собраний выборщиков, так как народ рассчитывал с помощью новой Конституции спасти и укрепить республику, отвести угрозу реставрации, сохранить демократические завоевания революции.

Отмежевываясь от крайностей революции и политического безрассудства вождей якобинцев, авторы новой Конституции сохранили не только девиз революции: “свобода, равенство, братство”, но и ее важнейшие достижения — республиканизм, народный суверенитет, представительные органы и т. д.

Текст Конституции 1795 г. отличался напыщенностью и многословием (372 статьи), но при этом она была весьма умеренной по своему политическому содержанию.

Декларация прав и обязанностей человека и гражданина, которая была предпослана Конституции, уже не была проникнута революционным духом (отсутствовало право народа на восстание, на сопротивление угнетению и т. д.) и делала упор на закрепление экономических, моральных и правовых устоев общества. Так, например, в ней подчеркивалось, что собственность “лежит в основе мировой культуры, всего производства, всех средств труда и всего социального строя”.

Конституция отменяла всеобщее избирательное право и восстанавливала имущественный ценз. Следуя уже испытанной в 1791—1792 гг. политической модели, новая конституция в статье 22 заложила в основу республиканского строя принцип разделения властей. Однако новая организация государственной власти отличалась громоздкостью, доктринерством, чисто внешним подражанием образцам античной демократии.

В системе разделения властей законодательному корпусу отводилось ведущее место. Авторы конституции проявили политическую осторожность и отказались от создания “всемогущего” законодательного органа по типу Национального конвента. Впервые в истории французского конституционализма законодательный корпус был создан не на однопалатной, а на двухпалатной основе. Он состоял из Совета старейшин (250 членов, избираемых из лиц не моложе 40 лет) и Совета пятисот (из лиц не моложе 30 лет).

Право законодательной инициативы по конституции предоставлялось только Совету пятисот, но решение последнего становилось законом только после одобрения Совета старейшин. Отклоненный последним законопроект мог вноситься повторно только спустя год. Законодательная власть, таким образом, заведомо становилась источником политической конфронтации, а следовательно, и нежизнеспособной.

Политическая нестабильность и неустойчивость были присущи и исполнительной власти, которая также была изначально обречена на малую эффективность. Она вручалась Директории из 5 членов, избираемых путем тайного голосования законодательным корпусом.

Ежегодно Директория обновлялась путем переизбрания одного из ее членов. Председательствовали в ней поочередно все члены в течение трех месяцев. Для осуществления чисто управленческих функций Директория назначала министров, которые, однако, не составляли правительство.

Псевдодемократические государственные формы, введенные Конституцией 1795 г., не учитывали реального соотношения политических сил, не могли обеспечить экономической и правовой стабильности. Хотя по Конституции 1795 г. исполнительные и управленческие рычаги не должны были концентрироваться в одних руках, ведущую роль в Директории играл один из лидеров термидорианцев, беспринципный карьерист Баррас. Как и многие другие представители правящей верхушки, он откровенно стремился использовать государственную казну для личного обогащения.

Откровенная коррупция, поразившая и сами правительственные круги, ухудшила и без того тяжелое финансовое положение республики. Директория не в состоянии была решить те проблемы, которые стояли перед новым сформировавшимся за годы революции гражданским обществом. Сохранялась опасность монархической, феодальной реставрации и нового революционного взрыва масс, вызванного бедственным положением городских низов и возрождением популярности якобинских идей.

Непоследовательность, резкие повороты в политике Директории, то обрушивавшей удары против якобинцев, то начинавшей борьбу против дворян-эмигрантов и неприсягнувших священников, то облагавшей высоким подоходным налогом финансистов и спекулянтов, делали политическую обстановку в Франции непредсказуемой. Ненадежность правительства Директории, проводившей “политику качелей”, делала весь созданный в   1795 г. конституционный режим все более непопулярным и неустойчивым.

Переворот генерала Бонапарта и Конституция 1799 г. Государственный переворот, совершенный 9 ноября 1799 г. (18 брюмера VIII года республики — по новому календарю) группой заговорщиков, объединившихся вокруг генерала Бонапарта, привел к упразднению Директории и устранению других конституционных органов.

Власть во Французской республике перешла к коллегии из трех консулов — генерала Бонапарта и двух бывших членов Директории, участвовавших в заговоре, — Сиейеса и Роже Дюко. Фактически же контроль за политическими событиями в стране все более оказывался в руках генерала Бонапарта, проявившего себя энергичным, прозорливым и властолюбивым государственным деятелем.

Печальный финал Конституции III года республики, которая была объявлена причиной всех бедствий во Франции, стал своего рода неизбежностью. Политика “качелей”, проводимая Директорией, ставшая символом непрочности и порочности правящего режима, в результате потеряла своих последних сторонников.

К осени 1799 г. Директория окончательно утратила свой авторитет как у демократически настроенных республиканцев, так и у новой буржуазной аристократии, мечтавшей о создании устойчивой власти, способной искоренить революционные настроения во французском обществе. Демократические силы Франции, ослабленные предшествующими репрессиями, не выступили в защиту конституционного правительства, деятельность которого отличалась открытой враждебностью по отношению к народным массам.

Особенность нового государственного переворота состояла в том, что он был осуществлен не только посредством верхушечного антиправительственного заговора, но и при прямой поддержке заговорщиков армией, сыгравшей благодаря авторитету генерала Бонапарта роль своеобразного политического арбитра. В условиях политической неустойчивости и неэффективности системы конституционных органов армия становилась стержневым элементом и опорой государственной власти. За годы, прошедшие после революции, в заграничных завоевательных походах армия утратила свой революционный дух и охотно приняла политику цезаризма.

По методам осуществления власти и по своей социальной базе диктатура Наполеона существенно отличалась от правления Директории. Это была новая форма политической консолидации французского общества, осуществленной путем установления авторитарного, откровенно антидемократического режима. Генерал Бонапарт, стремившийся к установлению личной власти, лишь отразил готовность консервативно настроенных кругов французского общества к уничтожению остатков революционных идей и учреждений. Он уловил их желание создать стабильную государственную систему, не связанную идеологическими догматами, но обеспечивающую простор для развития предпринимательской деятельности. Именно поэтому политика бонапартизма получила поддержку не только со стороны буржуазных кругов, но и французских крестьян-собственников, опасавшихся в равной мере феодально-монархической реставрации и новой волны революционного экстремизма.

Будучи достаточно трезвым политическим деятелем, генерал Бонапарт ясно представлял, что создаваемый им и опирающийся на армию авторитарный режим должен быть как можно быстрее облечен в конституционные формы. Он понимал также, что переход от коллегиальных республиканских учреждений к личной власти требует промежуточных ступеней и политико-юридического камуфляжа. Взяв в свои руки инициативу в составлении новой конституции, он оттеснил при этом Сиейеса, претендовавшего на роль “отца” французских конституционалистов, но проявившего со своим проектом непоследовательность и медлительность.

Генерал Бонапарт, он же первый консул, предложил такую организацию “республиканской” государственной власти, которая открывала простор для его честолюбивых политических замыслов. Новая конституция (Конституция VIII года республики) отличалась от своих предшественниц прежде всего тем, что не утверждалась представительным органом. Подписанная лишь членами узкой конституционной комиссии, она по воле первого консула была вынесена “на одобрение французского народа”. Таким образом, новая республиканская конституция была утверждена 13 декабря 1799 г. по итогам плебисцита, который проводился под жестким государственным контролем. Волеизъявление “французского народа” осуществлялось не путем голосования в первичных собраниях избирателей, а посредством сбора подписей в реестрах, которые вели мировые судьи, нотариусы и т. д. В Конституции при внешнем сохранении республиканского строя закреплялась диктатура генерала Бонапарта, принявшая лишь гражданские очертания.

В отличие от предшествующих основных законов, Конституция 1799 г. уже не содержала Декларации прав человека и гражданина, ибо “гражданин Бонапарт” не считал уместным само напоминание в этом документе о свободе и братстве. Гарантируя буржуазии и крестьянству собственность, полученную в годы революции в результате конфискаций и разделов дворянских имуществ, Конституция 1799 г. заявила, что “после совершения законной продажи национального имущества независимо от его происхождения” приобретатель такого имущества не может быть его лишен (ст. 94). В Конституции нашли свое отражение и цезаризм, и опора на армию, которой отводилась важная роль в осуществлении внутренней и внешней политики. Бонапарт в конституции особо предусмотрел установление пенсий для раненых воинов, а также для вдов и детей военных, умерших на поле битв и вследствие ранений (ст. 86).

Сохранив формально идею национального суверенитета, конституция 1799 г. ввела запутанную и псевдодемократическую систему “участия” граждан в государственных делах. С чисто популистскими целями Бонапарт отменил явно антинародный и откровенно плутократический имущественный ценз и тем самым ввел во Франции своеобразное “всеобщее” избирательное право. По Конституции все граждане (мужчины), достигшие 21 года и проживавшие не менее года в определенном округе, могли участвовать в избрании так называемого коммунального списка (1/10 часть от состава граждан в округе).

Лица, внесенные в коммунальные списки, в свою очередь в той же пропорции составляли департаментские списки. Наконец, третья ступень выборов проводилась на департаментском уровне, где избиралась 1/10 часть граждан “для осуществления национальных функций”. Однако члены этого национального списка не наделялись по Конституции правом проводить выборы в высшие государственные органы, а рассматривались лишь как кандидаты на государственные должности.

Само комплектование государственных органов проходило на основе сложной системы кооптации, назначения и выборов. Таким образом, с помощью хитроумной процедуры Бонапарт по существу ликвидировал характерную для республиканского строя выборность государственных органов.

Основным стержнем всей конституционной системы являлось правительство, которое выступало в виде коллегии из трех консулов. Фактически правительство не было коллегиальным органом, поскольку первый консул обладал особым статусом. Конституция содержала общее положение о выборах консулов на 10 лет (с правом переизбрания), но она непосредственно определяла, что первым консулом является “гражданин Бонапарт”. Последний был наделен особыми функциями (промульгация законов и т. д.). Первому консулу принадлежало право назначения и смещения членов Государственного совета, министров, послов, офицеров. Он же назначал (правда, без права на смещение) судей, начиная от мировых и кончая членами кассационного суда.

Согласно Конституции, он мог осуществлять свои полномочия “в случае необходимости, при помощи своих коллег” — второго и третьего консулов. Таким образом, конституция практически отказалась от концепции разделения властей, легально установив на республиканской почве режим личной власти.

Для ослабления возможной оппозиции со стороны законодательной власти Наполеон предусмотрел в Конституции своеобразное расщепление законодательного процесса, который осуществлялся рядом органов. Государственный совет по указанию и под руководством правительства составлял и предлагал законопроекты, которые затем поступали в Трибунат. Трибуны имели право обсуждать законопроекты, а после обсуждения вместе со своим мнением вносить их в Законодательный корпус. Члены Законодательного корпуса уже не могли обсуждать законопроект (за что получили название “трехсот немых”), а лишь принимали его или отвергали. Утвержденный закон мог быть направлен первым консулом в Охранительный сенат, который одобрял его или отменял как неконституционный. Наконец, закон вновь возвращался к первому консулу, который подписывал и обнародовал его. Вся эта сложная процедура порождала фактически политическое бессилие законодательных органов и их большую зависимость от первого консула.

С другой стороны, превратив законодательную власть в придаток авторитарной системы, Конституция 1799 г. создала для первого консула возможность активно воздействовать на процесс законотворчества. Бонапарт со свойственной ему энергией незамедлительно развернул широкие законодательные и кодификационные работы, нередко принимал в них непосредственное участие. Во многом благодаря деятельности Бонапарта, выступавшего фактически в качестве законодателя, Франция в короткий срок получила новую правовую систему, ставшую фундаментом для экономических и социальных преобразований, начало которым было положено еще революцией 1789—1794 гг.

Конституция 1799 г., в отличие от предшествующих конституций, отказалась от выборности департаментской и коммунальной администрации. Местные чиновники всецело зависели от центральной администрации: в департаментах первый консул назначал префектов, в округах и общинах — супрефектов и мэров. Выборные местные советы (муниципальные, общинные и генеральные) имели лишь совещательные функции, их решения подлежали утверждению соответствующей администрацией.

Похоронив, по сути дела, выборные демократические принципы, провозглашенные в период революции, конституция 1799 г. сделала важный шаг по пути ликвидации республики и восстановления авторитарных и бюрократических методов управления, характерных еще для эпохи абсолютизма.

Бонапарт прозорливо увидел опасности, проистекающие от мощной бюрократической системы, тяготеющей к произволу и деспотизму. В качестве “гарантии” от злоупотреблений всесильной администрации конституция предусмотрела право Государственного совета издавать распоряжения, относящиеся к деятельности публичной администрации, “разрешать затруднения, возникающие в административной деятельности”.

Руководствуясь принципом, что “никто не может быть судьей в своем деле”, Бонапарт позднее учредил при префектах, всемогущих главах местной администрации, специальные Советы префектур, наделенные правом рассматривать административные и управленческие споры. Таким образом было положено начало институту административной юстиции, характерному и для последующих этапов развития государственного строя Франции.

Первая империя и бюрократизация государственного аппарата. Конституция 1799 г., предоставив первому консулу всю полноту власти, позволила ему в короткий срок разгромить остатки якобинского движения и обезвредить деятельность роялистов, стремившихся к монархической реставрации во Франции.

Продемонстрировав респектабельным кругам общества, прежде всего крупной буржуазии и крестьянам-собственникам, преимущества сильного правительства, создав своими успешными военными походами благоприятные условия для промышленного развития Франции, Бонапарт подготовил тем самым необходимый политический климат для окончательного уничтожения республиканского строя. В 1802 г. в результате нового плебисцита, проведенного в тех же антидемократических формах, как и в 1799 г., Бонапарт, ставший к тому времени кумиром для большинства французов, был объявлен пожизненным консулом. Согласно Органическому сенатус-консульту 1804 г. ему был присвоен титул императора (Наполеон I). Вновь был использован испытанный прием плебисцита, и третья наполеоновская Конституция была практически единодушно одобрена “французским народом”.

Конституция отразила эволюцию честолюбивых политических установок Наполеона. В ней основное внимание уделялось уже не организации государственной власти (к чему император в значительной степени утратил интерес), ас большой тщательностью разрабатывались такие вопросы, Как престолонаследие, статус императорской семьи, присяга императору, регентство, и т. д. Политический расчет и тщеславие Наполеона привели к восстановлению дореволюционной процедуры венчания на трон, которая и была впоследствии осуществлена при участии римского папы.

Таким образом, постепенное развитие личной власти Бонапарта с неизбежностью привело к качественным изменениям в форме государственного строя Франции, которая теперь не только фактически, но и юридически превратилась в своеобразную монархию (империю). Правда, и с установлением императорского титула первоначально сам термин “республика” продолжал использоваться в законодательстве (“управление республикой вверяется императору”), но он имел не больший смысл, чем в императорском Риме, и постепенно стал выходить из употребления.

Персонификация государственной власти достигла своего наивысшего предела. Личность Наполеона ассоциировалась в глазах французов с правительством, с армией, с государством в целом. От его воли, а нередко и от чистого произвола зависели политический курс и сама судьба французского государства.

Установление монархического по своей сути строя сопровождалось созданием императорского двора. Родственники Наполеона и его ближайшие соратники специальными актами Сената или императора получали титулы принцев, князей, графов и т. д. Создавались особые придворные должности великого канцлера, верховного избирателя и т. п.

С установлением империи постепенно утрачивала свое значение и силу сама Конституция, поскольку Наполеон не признавал каких-либо формальных юридических препятствий на пути осуществления своих планов, ставил себя выше закона. Постепенно деформировалась и созданная ею система государственных органов, которая неоднократно преобразовывалась по усмотрению императора. Так, например, были изменены состав и компетенция Государственного совета, Сената и т. д. Высшие сановники составляли Высокий совет императора, из них формировался Тайный совет, к которому перешел ряд функций Государственного совета и Сената.

С переходом Франции к империи сформировавшееся на базе быстро развивающегося капитализма гражданское общество приобрело желанные стабильность и порядок, но утратило все основные демократические завоевания революции. Правительство преследовало любые проявления свободомыслия: запрещались публичные собрания и манифестации, устанавливалась жесткая цензура над прессой и т. д.

Проголосовав за порядок и империю, французский народ был вынужден в качестве своеобразной политической платы согласиться с предельно ограниченной сферой действия демократии, с утерей права на всякую легальную оппозицию бонапартистскому режиму.

Во время Первой империи во Франции в основном завершился процесс становления современного, построенного на рационалистических началах государства, освободившегося от теологического и сословного наследия. Это государство создавалось Наполеоном на основе бюрократической централизации, гражданской службы и преданности чиновников императора. В условиях авторитарного режима оно все более отчуждалось от общества, превращалось в способный к саморазвитию всесильный механизм, контролирующий многие стороны не только публичной, но и частной жизни французов.

Откровенно протекционистская экономическая политика наполеоновского государства способствовала быстрому росту капитализма и пользовалась на первых порах поддержкой широких кругов предпринимателей.

“Чудовище централизации”, как называл созданное Наполеоном государство А. И. Герцен, имело своим стержнем бюрократически организованный чиновничий аппарат. Некоторые звенья этого аппарата были унаследованы от старого режима и от эпохи революции, но в основном они были продуктом административного творчества самого императора.

Основным органом управления при Наполеоне стали министерства, созданные на принципе единоначалия и жесткой исполнительной вертикали. К концу правления Наполеона I во Франции было 12 министерств, причем большая часть из них была связана с проведением торгово-промышленной, фискальной, военной и карательной политики.

Наполеон по сути дела включил в систему государственного аппарата и католическую церковь, которая после многих революционных потрясений и запретов была восстановлена в своих правах. Отчетливо представляя силу воздействия церкви на массы, особенно на крестьянство, он еще в 1801 г. подписал с римским папой конкордат, объявивший католицизм религией “подавляющего большинства французского народа”. Государство взяло священников на свое содержание, а папа признал за Наполеоном право назначать на высшие церковные должности. Священники присягали на верность первому консулу, затем — императору.

В период консульства и империи дальнейшее развитие получила также военная организация. Эволюция революционных войн в захватнические окончательно изменила характер французской армии, превратившейся из национальной в корпоративную и цезаристскую. Значительная часть бюджетных средств шла на военные нужды. В 1800 году в связи с действием рекрутского набора для состоятельных кругов была введена система найма заместителя, которая позволяла сыновьям из богатых семей избегать “налога кровью”.

Отслужившие свой срок солдаты нередко за деньги продолжали нести военную службу. Так в армии развивались кастовость и профессионализм. В период империи офицерский состав ее все в большей мере пополнялся из представителей новой наполеоновской аристократии. Стремясь поддерживать высокий воинский дух, Наполеон нередко шел на создание привилегированных подразделений (гренадеров, драгунов и т. д.), на выделение императорской гвардии.

Многочисленные военные походы императора, умножавшие его славу как полководца, требовали, однако, все новых наборов и новых жертв. С 1800 по 1815 г. были призваны на службу 3153 тыс. французов, не считая военнослужащих вспомогательных подразделений, из них погибло около 1750 тыс. человек. Еще больший, невиданный до тех пор в истории урон понесли армии союзников и противников Наполеона (около 2 млн. человек).

Особое внимание Наполеон уделял развитию и укреплению полицейской системы, на содержание которой выделялись большие ассигнования. При министерстве полиции, которое возглавил опытный профессионал, коварный интриган Ж. Фуше, была создана разветвленная система политического сыска и шпионажа. Фуше добился строжайшей централизации полицейской системы. Генеральные комиссары и комиссары полиции в округах и городах формально подчинялись префектам, но фактически назначались министром полиции и действовали под его руководством. В Париже была создана особая префектура полиции.

В осуществлении карательной политики империи важную роль играли военизированные полицейские соединения — корпус жандармов, находившийся в подчинении военного министра. При проведении крупных полицейских операций (разгон митингов, массовые аресты и т. д.) отряды жандармов передавались в ведение министра внутренних дел или министра полиции. Жандармерия оказывала помощь полиции в поимке преступников, контрабандистов и т. д. Получила развитие и тюремная система Франции, организация которой осуществлялась при личном участии Наполеона.

Таким образом, сравнительно непродолжительный период правления Наполеона (1799—1814 гг.) сопровождался существенными изменениями во всех сферах государственной жизни Франции. Авторитарный режим империи лишь внешне представлялся постоянным и сильным. На деле таковым он не являлся, поскольку не имел прочных конституционных оснований и опоры в традиционном политическом сознании французского общества. Он держался на властной воле и успехе одной, хотя бы и одаренной, личности. Очевидно, что такой режим не мог существовать бесконечно. Разлад между обществом, могущественным государством и самим императором становился исторически неизбежным.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |