Имя материала: История государства и права зарубежных стран. Часть 2

Автор: О. А. Жидков

§ 4. парижская коммуна 1871 г.

 

Крепнущие патриотические настроения во Франции, лозунги защиты отечества все чаще стали сопровождаться требованиями революционного переустройства общества. Этому способствовала деятельность французской секции I Интернационала и революционных политических клубов. В революционной печати все настойчивее звучал призыв к созданию Парижской коммуны, с которой связывались не только успешная борьба с внешним врагом, но и создание политических учреждений, “покоящихся на надежной основе народного суверенитета”, гарантий прав и свобод каждого гражданина, решение настоятельных задач улучшения материального положения беднейших слоев населения Парижа.

Сразу же после сентябрьской революции в 20 округах Парижа возникают комитеты бдительности, делегаты которых входят в Центральный комитет 20 округов Парижа. Новый демократический орган выдвинул требования укрепления обороны, вооружения парижан, улучшения жилищного и продовольственного положения в столице, ликвидации всех ограничений свободы печати, собраний и пр.

В страхе перед революционным взрывом правительство “национальной обороны” спешно проводит в феврале 1871 г. выборы в Национальное собрание, правомочное заключить мир с Пруссией, чтобы развязать себе руки для “обуздания Парижа”. Мир означал для Франции передачу Пруссии Эльзаса и Лотарингии, выплату 5 млрд. контрибуции, длительную оккупацию значительной части французской территории немецкими войсками.

Вместе с разоблачением предательской политики правительства неуклонно растет авторитет и политическая роль Национальной гвардии Парижа, в которую было включено 200 вновь сформированных батальонов, офицерский состав которых был выборным. В феврале была создана Республиканская федерация Национальной гвардии и ее выборный руководящий орган — Центральный комитет. Таким образом, возникла массовая организация демократических сил Парижа, насчитывающая в своих рядах 250 тыс. вооруженных национальных гвардейцев.

В результате восстания 18 марта власть в Париже перешла ЦК Национальной гвардии. Деморализованные правительственные войска, полиция, жандармерия вместе с правительством бежали в Версаль. ЦК Национальной гвардии сравнительно быстро организовал нормальную жизнь столицы, обеспечил в ней порядок, сломил саботаж чиновников, послав в министерства и ведомства своих представителей. Был проведен ряд и других неотложных мер: объявлена амнистия по политическим делам, введена отсрочка платежей за квартиру, задолженности по коммерческим векселям, выданы пособия нуждающимся, возвращена бесплатно часть вещей из ломбарда и пр.

ЦК Национальной гвардии, стремясь избежать упрека в намерениях противозаконно захватить власть, направил свои усилия на организацию выборов в Совет Парижской коммуны.

26 марта ЦК Национальной гвардии передал власть избранному на основе всеобщего голосования Совету Парижской коммуны.

Коммунальный демократический переворот в марте 1871 г. в Париже, который сами его участники называли “коммунальной революцией”, не имел с самого начала четкой социалистической ориентации. Большинство его лидеров было объединено главной идеей — установлением подлинно демократической республики. Будущее Франции они связывали с добровольной ассоциацией коммун, созданных по примеру Парижской коммуны, связанных с Парижем и друг с другом “союзным договором”. Управление в такой коммунальной федеративной республике должно было быть передано специальному собранию народных делегатов из рабочих, торговцев, промышленников.

Переворот произошел в экстремальных условиях. Это была реакция на позорный мир, бедственное положение жителей Парижа, задавленных долгами, безработицей, голодом. Это был стихийный мятежный ответ на решения Национального собрания, отменившего отсрочку платежей за квартиры, по просроченным коммерческим векселям и долговым обязательствам, что означало финансовый крах для значительного числа жителей Парижа: мелкой буржуазии, ремесленников, рабочих.

Социальный состав Коммуны был неоднороден. В него входили представители рабочих и интеллигенции, мелкой буржуазии и бывших органов власти Парижа. Сами выборы в Коммуну происходили по старым спискам избирателей, составленным еще в марте 1870 г. Оставался в силе и избирательный закон 1849 г., согласно которому для избрания в депутаты кандидату достаточно было получить 1/8 Голосов избирателей.

С неоднородным социальным составом Коммуны было связано наличие в ней различных партийных группировок, представляющих организационно не оформленные идейно-политические течения. В Совет Коммуны входила большая группа бланкистов (25 человек), прудонистов, в том числе и “левых” (23 человека), неякобинцев (9 человек), 2 члена Совета были близки к марксизму, 20 человек не придерживались определенной политической ориентации. Среди членов Совета был Э. Варлен, один из видных организаторов и руководителей французских секций I Интернационала, рабочий Лео Франкель, сторонник К. Маркса, член парижского Федерального совета I Интернационала, поэт-революционер Э. Потье (автор текста Интернационала).

Усиление влияния на восставших парижан радикальной эгалитаристской идеологии происходило по мере обострения борьбы с Версалем, идейного размежевания в Совете Коммуны, одним из первых проявлений которого стал выход из ее первоначального состава (86 делегатов) около 20 человек. Этот процесс нашел отражение и в ее программном документе — Декларации Коммуны “К французскому народу” от 19 апреля 1871 г., призванной “разъяснить характер, смысл и цели происходящей революции”, “выявить и определить стремления и чаяния парижского населения”, на которое возлагалась мессианская задача “своими битвами и жертвами” подготовить “интеллектуальное, моральное, административное и экономическое возрождение, славу и благоденствие” всей Франции.

Провозглашая главной целью “революции” упрочение республики “как единственной формы правления, совместимой с правами народа”, Декларация подразумевала не старую, а новую “коммунальную республику”, совместимую “с правильным и свободным развитием общества”. Несмотря на то, что среди коммунаров не существовало полной определенности и единства взглядов по вопросу о конкретных путях создания новой республики, в Декларации подчеркивалось, что “коммунальная революция” означает конец “всего того, чему пролетариат обязан своим рабством, а Родина — своими бедствиями и страданиями”. В перечне социальных зол наряду с милитаризмом, бюрократизмом, монополиями, привилегиями прямо указывалась эксплуатация.

Предусматривая “постоянное участие граждан в делах Коммуны”, Декларация исходила из общедемократических требований о назначении путем избрания или по конкурсу “ответственных, подлежащих постоянному контролю, сменяемости должностных лиц и коммунальных чиновников всех категорий”.

Декларация отвергала обвинение, что Коммуна стремится “разрушить единство Франции”. Демократическая “коммунальная республика” в соответствии с Декларацией должна была быть построена на новых, не известных ранее унитарной Франции (с ее “деспотической, неразумной, произвольной и тягостной централизацией”), “экспериментальных, позитивных и научных” принципах организации государственного единства. Воплощением этих принципов должна была стать федерация автономных коммун Франции.

О каких-либо эффективных средствах обеспечения этого единства, способных предотвратить распад федерации, в Декларации не говорилось. Единство должно было держаться, во-первых, на утопическом, добровольном сотрудничестве “всех индивидуальностей, ввиду одной общей цели — благосостояния, свободы и безопасности всех”, и во-вторых, на создании некой центральной администрации, состоящей из собрания делегатов всех коммун. Но при этом коммунам, созданным “на всем протяжении Франции” должна была быть обеспечена “полная автономия”, “вся совокупность прав”, в том числе утверждение коммунального бюджета, доходов и расходов, установление местных служб, организация судопроизводства, внутренней полиции, городской обороны и пр.

Париж отвергал также обвинение в том, что “он хочет навязать свою волю или свое главенство всей остальной Нации, что он претендует на диктатуру, которая была бы настоящим покушением на независимость и суверенитет остальных коммун”. Однако, исходя из своих мессианских целей, Париж, вопреки этим утверждениям, стал строить еще в марте 1871 г. такой аппарат управления, который . мог выходить за рамки задач, стоящих только перед Парижем.

Аппарат Парижской коммуны как особая форма власти, созданной в восставшем городе, был приспособлен прежде всего к тому, чтобы максимально полно реализовать поставленные перед ним всем ходом событий революционные цели. Члены Совета Коммуны не только принимали решения, но и участвовали во всей практической работе по их выполнению. Таким образом, устранялись институты парламентской демократии, принцип разделения властей.

Высший орган новой власти, Совет Коммуны, состоял из выборных на основе всеобщего избирательного права по различным округам Парижа городских гласных. Они были ответственны перед избирателями и в любое время могли быть отозваны со своих постов.

Стремясь реорганизовать старый чиновничий аппарат, оставшийся нетронутым со времен империи, коммунары устанавливали на основе радикальной идеи всеобщего равенства максимальное содержание в 6 тыс. фр. в год для всех служащих различных коммунальных учреждений независимо от ранга. Вознаграждение членам Коммуны было определено в 15 фр. в день, в размере заработной платы квалифицированного рабочего. Коммуна руководствовалась при этом требованием не только “дешевого правительства”, но и неукоснительной ликвидации всех привилегий и льгот.

Совет Коммуны выбирал из своего состава 10 комиссий. Например, Комиссия труда, промышленности и обмена должна была содействовать подъему промышленности и коммерции, заботиться об общественных работах и торговле и пр.

Комиссия общественных служб ведала почтой, телеграфом, путями сообщения. Ей поручалось изучить возможность передачи железных дорог в ведение Коммуны.

Комиссия внешних сношений должна была наладить связи Парижа с другими “коммунами Франции”, подготовить условия для создания “федерации”, а также, при благоприятных условиях, посылать своих представителей в другие государства.

На комиссию общественной безопасности возлагалось обеспечение порядка внутри страны. Следя за всеми “подозрительными гражданами”, она должна была заботиться о “неприкосновенности Республики”.

Военная комиссия, которой надлежало заменить Центральный комитет Национальной гвардии, должна была заниматься вопросами дисциплины, вооружения, обмундирования и снаряжения Национальной гвардии. Она обязана была вместе с Комиссией общественной безопасности обеспечивать безопасность Коммуны и следить за действиями Версаля.

Комиссия продовольствия должна была заботиться о снабжении Парижа продовольствием, “вести самый детальный и самый полный учет всех продуктов”, имевшихся в магазинах Парижа.

На Комиссию юстиции возлагалась обязанность “поднять существующее судопроизводство на высоту демократических и социальных учреждений”, обеспечить текущее судопроизводство до принятия особого декрета.

Комиссия просвещения должна была подготовить реформу школьного дела. Ей поручалась разработка декрета о введении “бесплатного, обязательного и исключительно светского обучения”.

Комиссии финансов было поручено составление бюджета Парижа. К ней переходили все полномочия бывшего министерства финансов, в том числе вопросы, связанные с деятельностью французского банка.

Наконец, на Исполнительную комиссию возлагалось проведение в жизнь всех декретов Коммуны и постановлений других комиссий.

Неэффективность в деятельности Исполнительной комиссии, а также в организации других комиссий, не имевших ответственных руководителей, вызвали их последующую реорганизацию. Во главе каждого ведомства был поставлен делегат Коммуны, а комиссии превратились в контрольно-совещательные коллегии при этих делегатах. Все 9 делегатов составляли Исполнительную комиссию Коммуны, объединявшую и направлявшую работу коллегии. Однако, как и раньше, Исполнительная комиссия не являлась органом, наделенным всей полнотой власти.

1 мая 1871 г. был принят декрет об организации Комитета общественного спасения с широкими полномочиями в отношении комиссий, но на практике этот комитет не смог укрепить положение Коммуны, и главное, не имел необходимых связей с населением Парижа.

Как и во времена якобинской диктатуры, Парижская Коммуна опиралась на силу вооруженного народа. После 18 Марта в большинстве округов Парижа полиция была заменена резервными батальонами Национальной гвардии. Старая армия была либо распущена, либо бежала в Версаль. Национальная гвардия, заменившая постоянную армию, с самого начала являлась одновременно и военной, и политической организацией.

Декрет о Национальной гвардии от 29 марта 1871 г. отменил рекрутский набор и провозгласил, что “никакая вооруженная сила, кроме Национальной гвардии, не может быть создана в Париже или введена в него”, что “все пригодные к службе граждане входят в состав Национальной гвардии”.

Коммуна провозгласила равный для всех суд, выборность суда, суд присяжных, которыми могли быть лишь национальные гвардейцы. Демократизации судопроизводства Коммуны способствовало предоставление довольно широких прав обвиняемым. Они могли требовать вызова свидетелей за счет Коммуны, выбирать защитника по своему усмотрению и пр. Судебные процессы становились гласными, освещались в печати. Коммуной неоднократно издавались постановления, направленные на укрепление законности, запрещавшие произвольные обыски, аресты, реквизиции и пр.

Радикальную демократизацию судебной системы коммунарам, однако, не суждено было осуществить. Острота политической ситуации и в Париже, и вне его поставила перед Коммуной вопрос о создании чрезвычайных органов. Декретом от 5 апреля 1871 г. в ответ на зверства версальцев предусматривалось создание Обвинительного жюри по делам версальцев, которое должно было выносить приговоры в течение 48 часов в отношении всех лиц, уличенных в сообщничестве с версальским правительством.

Согласно декрету, все задержанные по приговору Обвинительного жюри считались “заложниками парижского народа” и совершенная версальцами казнь каждого военнопленного или сторонника “законного правительства Парижской коммуны” должна была немедленно повлечь за собой казнь тройного числа заложников.

Этот декрет не выполнялся. Сказывались серьезные разногласия внутри Коммуны по поводу применения репрессий. ЦК Национальной гвардии, а затем и Совет коммуны неоднократно подчеркивали свое отрицательное отношение к репрессиям, к развязыванию гражданской войны. В результате положение об Обвинительном жюри было принято лишь 22 апреля, состав жюри был избран Коммуной 6 мая, а функционировать жюри начало 20 мая, т. е. через полтора месяца после постановления о создании этого органа.

В связи с этим необходимо напомнить о кровавых майских днях 1871 г., когда тысячи коммунаров были расстреляны без всякого суда и следствия или после формального допроса в одном из многочисленных военно-полевых судов, созданных после разгрома Парижской коммуны.

Социально-экономические мероприятия Парижской коммуны. Парижская коммуна не ставила перед собой одну из главных задач любой революции — кардинального изменения отношений собственности и, тем более, всеобщего огосударствления средств производства. Ряд социально-экономических мероприятий, проведенных Коммуной при активной помощи массовых общественных организаций, революционных клубов, профессиональных союзов, секций Интернационала, стал следствием экстремальной ситуации, необходимости борьбы с безработицей, крайними проявлениями бедности и пр.

16 апреля 1871 г. был опубликован разработанный Комиссией труда и обмена декрет о брошенных и бездействующих мастерских. По этому декрету рабочим и синдикальным палатам (профсоюзам) поручалось созвать комиссию для обследования таких мастерских, составить проект возобновления работ силами производственных ассоциаций рабочих, разработать устав этих ассоциаций. Во исполнение этого декрета была создана общегородская комиссия по организации труда в брошенных мастерских. Комиссии поручалось также учредить третейский суд, который в случае возвращения хозяев должен был установить условия окончательной передачи этих мастерских рабочим ассоциациям и размер возмещения, который эти ассоциации должны были уплатить бывшим хозяевам. Речь, таким образом, шла о выкупе этих мастерских.

Только 4 мая было принято решение о реквизиции всех крупных мастерских, передаче их рабочим ассоциациям и об открытии им денежного кредита. Но эти мероприятия Коммуна уже не успела провести в жизнь.

20 апреля декретом Коммуны была запрещена ночная работа в пекарнях. Декрет от 27 апреля отменял произвольные штрафы и удержания из заработной платы рабочих. В нем отмечалось, что штрафы являются замаскированным понижением заработной платы и служат интересам тех, кто их налагает. Декрет требовал выплаты заработной платы в полном размере как рабочим общественных предприятий, так и рабочим частных производств. Все вычеты, которые были произведены хозяевами с 18 марта 1871 г., предлагалось возвратить рабочим. За нарушение предписаний декрета хозяева привлекались к судебной ответственности.

В мае Комиссия труда и обмена разработала проект декрета об условиях труда рабочих, выполняющих заказы Коммуны. Декрет предусматривал обязательное заключение договоров, преимущественно с рабочими корпорациями, на все виды работ, заказываемых Коммуной. При заключении таких “коллективных договоров”, ставших впоследствии органичным институтом трудового права капиталистических стран, должна была указываться минимальная сдельная и поденная заработная плата рабочих, предварительно согласованная с профсоюзом и делегациями Комиссии труда и обмена и Комиссии финансов.

К числу социально-экономических мероприятий Коммуны относится и установление рабочего контроля над производством, введенного в национальной типографии, в почтовом управлении, в луврских оружейных мастерских по починке оружия.

Ряд социально-экономических мероприятий Коммуны был направлен на повышение общего благосостояния граждан Парижа, находящихся в крайне бедственном положении из-за безработицы, нехватки продовольствия и др. Одной из первых задач, возложенных на муниципалитеты, была организация общественного призрения.

Неоднократно возвращалась Коммуна к вопросу о квартирной плате. Сначала был принят декрет о запрещении выселения должников, затем задолженность была отменена с 1 октября 1870 г. по 1 июня 1871 г., а потом проведена реквизиция пустующих квартир и пр.

Коммуна не конфисковала богатства, хранившиеся в парижских банках, в частности во Французском банке. Эти банки финансировали версальское правительство. Испытывавшая острую нужду в деньгах, она оставила банки неприкосновенными. Парижская коммуна также не смогла отменить некоторые налоги, вызывающие недовольство населения, наладить необходимое снабжение бойцов Национальной гвардии.

Одной из самых сильных сторон в деятельности Коммуны была широкая демократизация системы народного образования. Коммуна положила в основу школьной политики такие принципы, как всеобщее, бесплатное, обязательное, светское и всестороннее образование. Демократические преобразования коснулись также библиотечного дела, художественных музеев, театров, которые были переданы в ведение Комиссии просвещения, и пр. Однако многие начинания в этой сфере Коммуне завершить не удалось.

Парижская коммуна просуществовала всего 72 дня, но ее воздействие на развитие социалистического движения в Западной Европе было несомненным. Она внесла свой вклад в исторический опыт развития демократии, обогатив его новыми государственными и правовыми институтами. Вместе с тем Коммуну нельзя рассматривать в качестве определенной эталонной модели самоуправления народа, как это делалось ранее в советской исторической литературе. При этом не учитывались ни кратковременность ее существования, ни особые экстремальные условия, в которых она возникла, ни та небольшая территория, на которой вел борьбу революционный Париж.

Коммуна уже в силу этого не могла стать образцом эффективно организованного механизма самоуправления народа, который мог бы быть применим для организации государственной власти в демократических государствах, обеспечить их политическую стабильность, свободу дальнейших демократических преобразований, политический плюрализм и пр.

Абсолютизация форм организации власти Парижской коммуны стала результатом известной недооценки богатейшего исторического опыта, традиций в сфере организации институционного механизма демократической власти. Принципы организации такого механизма, например парламентской демократии, разделения властей, как показал исторический опыт, сами по себе имеют непреходящую общечеловеческую ценность.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |