Имя материала: История государства и права зарубежных стран. Часть 2

Автор: О. А. Жидков

§ 1. распад колониальной системы и образование новых государств

 

Одной из отличительных черт двадцатого столетия являются ликвидация колониальной системы и возникновение десятков новых независимых государств. Система колониальных владений в том виде, как она сложилась в XIX в. и захватила половину двадцатого, перестала существовать. Создание на месте бывших колоний новых государств является результатом победы национально-освободительных движений, имевших в ряде стран мирный характер. Их главным завоеванием стал переход государственной власти из рук аппарата колониальных держав в руки национальных сил бывших колоний.

Кризис колониальной системы начался после первой мировой войны. Уже в 1918—1923 гг. в ряде стран Азии и Арабского Востока (Индонезии, Индии, Иране, Ираке и др.) произошли мощные народные выступления. В большинстве колоний руководство освободительным движением взяла в свои руки национальная буржуазия, а иногда и немногочисленная интеллигенция, создавшие свои политические организации, которые возглавили борьбу за политическую самостоятельность. Так, в Индии еще в 1885 г. была образована партия Национальный конгресс, в Индонезии в 1927 г. возникла Национальная партия, в Тунисе в 1934 г. была создана левонационалистическая партия Новый Дустур.

Национально-освободительное движение заставило правящие круги метрополий внести некоторые изменения в формы и методы колониального управления. Однако на данном этапе они ограничились, по существу, лишь расширением представительства местных жителей в органах колониальной администрации. Колониальные конституции Индии 1919 и 1935 гг., Бирмы 1935 г. и Цейлона 1931 г. предусматривали, в частности, создание центральных и провинциальных советов. В 20-х гг. были созданы Народный совет (Фольксраат) в Голландской Индонезии и консультативные ассамблеи в странах Французского Индокитая. Все эти местные представительные органы не обладали реальной властью, а выполняли совещательные функции при губернаторах, возглавлявших колониальную администрацию.

Наиболее отчетливо кризисные явления проявились на данном этапе внутри самой обширной колониальной империи — Британской. Англо-афганский договор 1921 г. закрепил независимость Афганистана, были формально декларированы суверенитет Египта (1922 г.) и Ирака (1930 г.). В результате войны за независимость 1919—1921 гг. статус доминиона завоевала Ирландия. Однако почти вся территория ирландской провинции Ольстер под названием Северная Ирландия осталась в составе британского государства. Что касается доминионов (Канады, Австралии, Новой Зеландии и др.), то на протяжении 20-х гг. они постепенно добились признания полной внешнеполитической самостоятельности. Имперская конференция 1926 г. декларировала, что Англия и доминионы представляют собой “автономные государственные единицы внутри Британской империи, равные по статусу, ни в каком отношении не подчиненные одна другой в каком бы то ни было смысле в их внутренних и иностранных делах, хотя и объединенные общим подданством и свободно объединившиеся в качестве членов Британского содружества наций”.

В 1931 г. был принят Вестминстерский статут, закрепивший права доминионов и явившийся своеобразной конституцией Британского содружества. Статут провозглашал свободный союз членов Британского содружества наций, объединенных “общей верностью короне”. Отныне действие законов, принятых британским парламентом, не могло распространяться на доминионы иначе как с их согласия. Никакие законы, принятые парламентами доминионов, не могли считаться недействительными под предлогом противоречия английскому законодательству. Парламенты доминионов на своей территории могли отменять и изменять любой британский закон, указ или постановление в той мере, в какой они являлись частью права доминиона. В статуте провозглашалось также, что парламенты доминионов могут самостоятельно решать вопросы внешней политики. Генерал-губернатор в доминионах отныне назначался короной по совету правительства доминиона и стал играть в системе высших органов доминионов такую же роль, какую играет монарх в самой Великобритании.

Новый подъем национально-освободительного движения произошел после второй мировой войны. Именно в послевоенный период кризис колониальной системы перерос в ее окончательный распад.

Распад колониальных империй сопровождался как ведением в ряде стран (в Алжире, Анголе, Индонезии, Индокитае, Малайе) колониальных войн, так и попытками сохранить политическую зависимость колоний в новых юридических формах. Великобритания использовала в этих целях форму содружества, значительно видоизменив его. Членами Содружества (официальное название объединения с 1948 г.) наряду с Великобританией и “старыми” доминионами могли теперь стать бывшие колонии, получившие статус доминиона, и даже новые республики. Однако связи внутри Содружества продолжали неуклонно ослабевать. В 1948 г. Ирландия отвергла статус доминиона, провозгласила себя республикой, и вышла из Содружества; впоследствии специальным британским законом было упразднено и само понятие доминиона. Индия и Шри Ланка, которые приняли республиканские конституции в 50-х гг., остались в Содружестве, однако перестали принимать участие в совещаниях по вопросам обороны. В результате этого единая система обороны Содружества стала распадаться, хотя само Содружество и в настоящее время объединяет почти 50 государств.

Внешние изменения в структуре французской колониальной империи получили отражение в Конституции Франции 1946 г. В ней провозглашалось образование Французского союза. В этот союз входили, с одной стороны, сама метрополия, ее “заморские департаменты” и “заморские территории”, а с другой стороны, “присоединившиеся территории и государства”. “Заморские департаменты” (3 департамента Алжира, Реюньон, Гвиана, Гваделупа, Мартиника) формально управлялись аналогично департаментам самой метрополии, однако префекты здесь имели еще более широкие полномочия. Управление “заморскими территориями” (Французская Западная Африка, Новая Каледония, Мадагаскар и др.) сосредоточивалось в руках назначаемого французским правительством губернатора, который имел право досрочного роспуска местной ассамблеи (совета) и право вето в отношении ее решений. “Присоединившимися территориями и государствами” являлись французские протектораты.

Конституция Франции 1958 г. предусматривала новый вариант объединения — так называемое Сообщество, куда вошли 17 африканских колоний, получивших местную автономию. Остальные территории сохранили прежний статус. Статья 77 Конституции провозглашала самоуправление и “свободное распоряжение собственными делами” государств, входящих в Сообщество. Вместе с тем, согласно ст. 78, из компетенции отдельных членов Сообщества были изъяты внешняя политика, оборона, денежная система и некоторые другие важнейшие области государственной жизни. Президент Франции, являвшийся и президентом Сообщества, был представлен в каждом государстве Сообщества верховным комиссаром, наблюдавшим за деятельностью местной администрации. В Конституции предусматривалась возможность изменения статуса государства — члена Сообщества на основании решения законодательного собрания этого государства с последующим подтверждением такого решения на местном референдуме. С соблюдением этих условий государство — член Сообщества могло стать независимым и выйти из объединения. Однако в 1958 г. только в Гвинее удалось на референдуме добиться отклонения Конституции 1958 г. и завоевания независимости мирным путем.

На протяжении двух десятилетий после второй мировой войны распад колониальных империй в основном завершился. В конце 40-х гг. завоевали независимость крупнейшие колонии Южной и Юго-Восточной Азии, в 50-х гг. — большинство стран Среднего Востока. В конце 50-х — начале 60-х гг. произошел распад колониальной системы в Африке. Последние крупные колонии в Африке, принадлежавшие Португалии, освободились в 70-х гг. XX в., а в 1990 г. был реализован план ООН по предоставлению независимости Намибии.

Вопрос о путях развития, типологии освободившихся государств является одним из самых сложных как в политическом, так и научном плане. В условиях раскола мира на две социально-политические системы освободившиеся или “развивающиеся” страны обычно зачислялись в так называемый “третий мир”, который стоял перед выбором двух альтернативных путей развития — капиталистического или некапиталистического. Следует отметить, что этот выбор в гораздо большей степени определялся идеологической и внешнеполитической ориентациями правящих группировок этих стран, нежели объективными условиями их развития.

В странах “третьего мира” наука выделяла в основном три группы государств. В некоторых из них, где капиталистический уклад стал господствующим (Индия, отдельные государства Персидского залива, Тунис и др.), государство в целом относилось к тому же историческому типу, что и в развитых странах мира. В ряде других, менее развитых стран, где традиционные докапиталистические отношения еще превалируют, государство было отнесено к типу “капиталистической ориентации”. Наконец, некоторые страны, где капиталистические отношения, как правило, вообще отсутствовали, заявили в разное время о некапиталистическом пути развития, “социалистической ориентации”. В 1970-х гг. их насчитывалось более 10.

В моделях государственной организации страны “капиталистической ориентации” подражали прежним метрополиям, копируя зачастую даже внешнюю атрибутику деятельности государственных органов (символику, связанную с заседаниями парламента, и т. п.). На деле же заказные конституции, привнесенные на чужую почву, не утвердились в политической жизни этих стран, начались систематические военные перевороты. Правовые системы этих стран также имели во многом искусственный характер: продолжали действовать старые акты метрополии, новые законы почти дословно повторяли ее законодательство, но большинство населения продолжало жить по нормам обычного права. Во многих из этих стран частично действовало и мусульманское право.

Правящая группировка стран “социалистической ориентации” в создании государственной структуры подражала странам тоталитарного социализма (руководящая роль единственной разрешенной партии, советы, демократический централизм и т. п.), в ряде случаев придав государственным институтам еще более одиозный характер (предусмотренное законом создание слитных партийно-государственных структур и др.). Право этих стран характеризовалось сочетанием институтов различных эпох, зачастую противоречащих друг другу (“социалистические” нормы, акты прежней метрополии, нормы обычного, мусульманского права).

Таким образом, в подавляющем большинстве стран независимо от “ориентации” сложились, как правило, авторитарные политические режимы с характерной концентрацией власти в руках главы государства, особой ролью армии, слиянием партийного и государственного аппарата, сверхцентрализацией государственной структуры, отсутствием единой системы представительных органов власти и пр.

Всем развивающимся странам было присуще также выдвижение государства на ведущую роль в общественной жизни, усиление его регулирующих функций, которые охватывали все сферы жизни общества.

Тотальное вмешательство государства в общественную жизнь как средство модернизации общества тем не менее не смогло решить важных проблем социально-экономического развития новых, освободившихся стран. В конце XX в. продолжала возрастать их зависимость от мирового капиталистического хозяйства, а внешняя задолженность ведущим западным странам превратилась в одну из глобальных проблем современности. Углубляется неравномерность развития освободившихся стран. Если “новые индустриальные” и некоторые нефтедобывающие страны Азии (Южная Корея, Тайвань, Гонконг, Сингапур, Саудовская Аравия, Кувейт) набрали темпы экономического роста, то ряд других государств Азии и Африки переживает стагнацию и даже деградацию своей экономики. В последнее время многие развивающиеся страны заявили об отказе от авторитарных моделей развития, начали вводить в экономическую структуру и политическую надстройку различные элементы, доказавшие свою эффективность и общечеловеческую значимость (равноправие форм собственности, рыночные отношения, многопартийность, парламентаризм и т. п.).

Ликвидирован режим апартеида в ЮАР, в 1994 г. там была принята временная Конституция. В начале 90-х гг. в странах Африки принято более 30 новых конституций, предусматривающих разделение властей, существование нескольких партий, юридические гарантии прав человека.

Однако ситуация во многих странах продолжает оставаться нестабильной, новые институты не могут укрепиться, действуют зачастую неэффективно. В меньшей степени указанные перемены затронули страны Азии, хотя в некоторых из них были ликвидированы авторитарные режимы (Филиппины, Южная Корея и др.).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |