Имя материала: История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения

Автор: Л.М.Брагина

Распространение гуманистических идей

 

Базель был главным, но не единственным центром распространения гуманистических идей в Швейцарии. Гуманисты в этой стране были сравнительно немногочисленны, большинство наиболее видных из них принадлежало к образованному клиру и позже активно участвовало в межконфессиональной борьбе реформаци-онного времени. За пределами Базеля кружки гуманистов не сложились, но дружеские контакты — непосредственные и путем переписки — вовлекали отдельных гуманистов в общее движение.

В Цюрихе гуманистическую литературу и, конечно, сочинения Эразма издавала фирма Кристофа Фрошауэра. В отличие от мелких печатен, ориентировавшихся на невзыскательный массовый вкус, выпускавших календари, игральные карты, астрологические предсказания, листовки-однодневки, продукцией Фрошауэра были прежде всего «солидные» книги. За свою жизнь он издал книги 900 наименований, внеся немалый вклад в культуру своего времени.

Увлечение «христианским гуманизмом» Эразма не раз оказывалось для его сторонников прелюдией к участию в реформационных процессах. Так было и в Швейцарии. Друг Цвингли, священник Лео Юд (ок. 1482—1542), ставший его сподвижником по цюрихской Реформации, накануне первых побед Цвингли усердно занимался переводами на немецкий язык целого ряда работ Эразма, таких как «Жалоба Мира», «Наставление христианскому воину», «Полезные наставления христианским государям, как надобно править».

К числу эразмианцев принадлежал и уроженец кантона Гларус — поэт, математик, знаток греческого языка и музыкальный теоретик Г. Глареан (1488—1563). Он учился в университетах Германии и Италии, энергично выступал в поддержку И. Рейхлина в его борьбе с кельнскими инквизиторами, сотрудничал с Фробеном в его типографии, был в близких отношениях с Эразмом. В Базеле он открыл собственную школу, подготовил для нее несколько педагогических сочинений. Его перу принадлежало сделанное в латинских стихах историко-географическое описание Швейцарии. Переехав в Германию в связи с Реформацией в Базеле, которую он не принял, Глареан издавал римских историков и поэтов, опубликовал свою работу о музыке — «Двенадцатиструнник» (1547). Сопоставляя музыкальный опыт античности (известный лишь на основе литературных сведений) с современными достижениями, Глареан на ренессансный лад трактовал музыку как «мать наслаждений», но не забывал и ее традиционного понимания как воспитательницы высокой морали. Он выступал за содружество музыки и поэзии, считая, что оно способствует сочетанию образованности и благочестия (типично эразмианская позиция). Его собственным идеалом была музыка нидерландских полифонистов, причем особую хвалу он слагал Жоскену Депре.

Сам характер гуманистического движения, имевшего в пору расцвета общеевропейский характер, вовлекал его участников в преодоление провинциальной узости и замкнутости интересов. Это сказывалось и на кругозоре авторов лучших сочинений. Выходец из патрицианской семьи Санкт-Галлена Иоахим Вадиан (1484—1551) изучал в Венском университете медицину, астрономию, естествознание, за свою поэзию был увенчан лавровым венком самим императором Максимилианом I, стал профессором риторики и поэтики Венского университета, а одно время был и его ректором. Он писал учебные пособия, издавал труды Плиния и античного географа Мелы. Вернувшись на родину в 1518 г., Вадиан получил должность городского врача Санкт-Галлена, позже был избран бургомистром, руководил введением в городе цвинглианской Реформации. На основе лекций по истории литературы, которые он читал в Вене, Вадиан опубликовал первый компендиум по немецкой литературе, труд «О поэтике и науке стихотворства». Здесь он дает широкий литературоведческий очерк: начинает с Гомера и Вергилия, переходит к средневековой латинской поэзии Храбана Мавра, Валафрида Страбона, Хротсвиты Гандерсгеймской, характеризует (в своем переводе на латынь) раннюю немецкую духовную поэзию, разбирает средневековый героический эпос о Дитрихе Бернском и «Кудруну», а затем обращается к Петрарке, Боккаччо и другим гуманистам. Он упоминает                  С. Бранта, описывает труды и личность Эразма Роттердамского. Впервые немецкая литература рассматривалась в столь широком контексте. Ученик                    К. Цельтиса и венского историка-гуманиста И. Куспиниана, Вадиан представлял иную традицию в гуманизме, чем базельские эразмианцы, но сам его путь от гуманизма к Реформации оказался типичным для большинства этой группы и разошелся с позицией Эразма.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 |