Имя материала: Информационное право

Автор: Копылов Вадим Анатольевич

13.10.2. диффамация

 

Главное здесь — необходимость установить, в каких случаях и каким образом средства массовой информации несут ответственность и подлежат наказанию за сомнительную, оскорбительную или неточную информацию о государственных или общественных деятелях или о частных лицах.

Главное положение, которое отстаивают западные специалисты, это то, что ни один чиновник или правительственный служащий не вправе предъявлять иск по обвинению в клевете на основании высказываний, представляющих собой, по сути дела, критические замечания в отношении действий того или иного правительственного органа. В основе американского законодательства о клевете лежит принцип — «правительство как институт может подвергаться неограниченной критике со стороны граждан».

При демократии «народу дано право осуществлять надзор за правительством, а не правительству — за народом», ибо «верховная власть принадлежит народу, а не правительству». Первая поправка Конституции США, по своей сути, защищает именно свободу слова по политическим вопросам.

Правомерен или нет по законодательству о клевете иск против отдельного лица или органа печати в случае сделанного им критического высказывания в адрес правительства или правительственного учреждения или органа? На сегодняшний день американское правосудие отвергает такое основание для иска, как по гражданскому, так и по уголовному праву. Более того, ни один чиновник или правительственный служащий не вправе предъявлять иск по обвинению в клевете на основании высказываний, представляющих собой критические замечания в отношении действий того или иного правительственного органа.

Позволить правительству или его органам обращаться в суд за критику — означает отрицать саму возможность существования свободного, открытого общества. В таком обществе, как заметил один критик, «обсуждение политических вопросов допустимо с согласия самого правительства». Само допущение возмездия со стороны правительства, по мнению президента Джеймса Медисона (1771 — 1836), «должно вызывать всеобщую тревогу, так как это направлено против права свободно расследовать поступки и действия государственных чиновников и права народа свободно обсуждать таковые поступки и действия, что всегда справедливо считалось единственным действенным гарантом всех прочих прав».

 

В основе этих положений лежат следующие утверждения: общественный порядок нельзя установить исключительно под страхом перед наказанием за его нарушение;

опасно подавлять мысль, надежду и воображение;

страх порождает ненависть;

ненависть угрожает устойчивому правопорядку;

самый надежный путь — иметь возможность свободно обсуждать испытываемые тяготы и возможные решения;

наилучшим средством борьбы против порочных адвокатов являются добродетельные адвокаты.

В Америке, по крайней мере, в наше время, уголовных дел по обвинению в клевете бывает очень мало. Преимущественно это — дела, в которых якобы дискредитирующие высказывания были сделаны частными лицами против других частных лиц по вопросам частного характера.

Как в США, так и в Англии элементами гражданского иска о диффамации по общему праву являются ложные, дискредитирующие и не защищенные привилегией высказывания, имеющие отношение к истцу и адресованные третьему лицу. Под дискредитирующим высказыванием понимается высказывание, умышленно рассчитанное нанести ущерб репутации другого лица, выставляя его или ее тем самым как объект ненависти, презрения или осмеяния.

Поскольку суть дискредитирующего высказывания — его влияние на общественное положение истца, отсюда следует, что не каждое высказывание, в отношении которого то или иное лицо может возражать, дает основание для судебного иска о диффамации. Именно от степени значения, которое штат, где рассматривается данное дело, придает оскорбительным или недоброжелательным высказываниям, и зависит, каким образом правовая система определяет, что считать или не считать дискредитирующим в рамках конкретного дела. Например, «нелицеприятные, раздражающие, колкие или обескураживающие» высказывания о том или ином лице, как правило, не считаются достаточным основанием для возбуждения иска о диффамации.

Существуют варианты высказываний, которые совершенно исключаются из сферы гражданской ответственности.

Какими бы дурными или безвкусными ни были клички и прозвища, они не обладают исковой силой по общему праву. Отчасти причина тут в том, что репутация от такого рода ругательств не страдает, так как едва ли их считают фактическими оценками характера

 

истца. На самом же деле такого рода прозвища и ругательства, скорее всего, дискредитируют того, кто их произносит, а не того, на кого они направлены.

То же относится и к «риторическим гиперболам». Ведь гиперболы нельзя понимать в буквальном смысле. Например, если во время забастовки нарушившего пикетирование обозвали «предателем», то едва ли — дойди дело до суда — это будет принято буквально, т.е. в том смысле, что обвиняемый продал государственные секреты врагу.

Пародия и сатира также не обладают исковой силой. Поскольку они не отражают фактическую сторону дела и не содержат дискредитирующего смысла, они защищены по общему праву. К тому же на пародию и сатиру распространяется защита в соответствии с Первой поправкой Конституции США.

По английскому и американскому общему праву высказывания, выражающие сугубо личное мнение, издавна находились под защитой, по крайней мере, те, что касаются вопросов общественного значения.

Для защиты в той или иной степени высказываний личного характера по общему праву суды разработали такое понятие, как особое право на «добросовестное толкование». Оно обыкновенно распространяется на комментарии по вопросам общественного значения. Кроме этого, нередко оно распространяется на высказывания, основанные на приведенных вместе с данным мнением «достоверных фактах, полностью и добросовестно оправдывающих данное мнение». Или же на фактах, безусловно, известных слушателю или читателю (например, при высказывании комментария по поводу того или иного текущего и широко освещаемого события не требуется пересказа всех предшествующих сообщений, имеющих отношение к этому событию). Или же фактах, которые нетрудно проверить (например, в рецензии на книгу или кинофильм необязательно пересказывать всю книгу или весь кинофильм, поскольку сам читатель имеет возможность проверить высказанное мнение, просмотрев эту книгу или кинофильм). Таким образом, читателю или зрителю предоставляется право самим оценить высказываемое мнение. Поскольку факты излагаются вместе с комментарием, в большинстве случаев судебной практики требуется, чтобы факты излагались точно или, по крайней мере, точно по существу дела.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 |