Имя материала: Информационное право

Автор: Копылов Вадим Анатольевич

13.10.3. права и обязанности средств массовой информации с позиций государственной (национальной) безопасности

 

Цензура и национальная безопасность

 

К числу наиболее серьезных вопросов свободы слова относится вопрос о том, в какой степени допустимо ограничивать столкновение мнений, противоречащих национальной безопасности и общественному спокойствию. Даже при демократии, где правит воля большинства, необходимо в равной степени защищать и право меньшинства на инакомыслие и отстаивание противоположных мнений. Задача, таким образом, не в том, чтобы сглаживать углы, а в том, чтобы гарантировать право безопасно высказывать политические суждения.

Для основанного на свободе слова демократического общества недопустим предварительный запрет на печать. Правительство не вправе устанавливать цензуру. Чтобы удовлетворить свои законные претензии, не следует заранее запрещать право высказывать свое мнение; следует законным путем получить возмещение за ущерб, нанесенный в результате такого высказывания. Любая система предварительного запрета или ограничения свободы слова тяжким бременем ложится на конституционную правомерность самого такого запрета или ограничения.

Презумпцию  неконституционности  предварительного запрета печати можно преодолеть только при наличии чрезвычайных обстоятельств. Запретительные нормы в отношении печати или цензура допустимы в самых что ни на есть исключительных случаях, когда неконтролируемая речь в такой степени способна нанести вред общественному порядку, что традиционные средства защиты представляются недостаточными. Нельзя запрещать слово или печать на том основании, что последствия могут быть нежелательными. Так, по мнению одного из членов Верховного суда США, ясная формулировка Первой поправки Конституции США, запрещающая конгрессу принимать законы, ограничивающие свободу слова и свободу печати, не оставляет «никакой возможности для правительственного ограничения печати». По мнению другого судьи, даже постановление суда в отношении временного запрета должно быть подкреплено доказательством того, что данная публикация «неизбежно, непосредственно и незамедлительно повлечет за собой такую угрозу, которую можно сравнить с угрозой безопасности транспортного судна, находящегося в открытом море».

 

В случаях призыва к свержению власти первая мера защиты — вывести такого рода призывы из-под действия Первой поправки. Для этого либо выдвигается чисто утилитарный аргумент, что такого рода призывы выходят за пределы «простой речи», либо признается, что терпимость по отношению к такого рода призывам слишком гибка, что дает право на беззаконное поведение. Однако, в конечном счете, свободное общество должно признать, что свобода слова и свобода прессы — та почва, на которой процветают практически все остальные свободы.

Тем не менее Первая поправка к Конституции США не защищает все формы самовыражения без разбора. Для того чтобы правительство провело запрет или ограничение тех или иных высказываний по всем конституционным правилам, необходимо строжайше обосновать этот запрет и доказать, что высказывания по содержанию носят неконституционный характер.

Даже явно оскорбительные высказывания нельзя запрещать. Другое дело, когда общественное спокойствие нарушается сверх дозволенного. «Подстрекательство» обыкновенно считается противоречащим интересам Первой поправки: оно ведет, по самому характеру своих выражений, к нарушению общественного спокойствия. Такого рода «подстрекательства» подлежат запрещению, так как их минимальная общественная ценность стоит ниже общественного интереса сохранения спокойствия. Но чтобы пройти проверку на конституционность, закон в отношении «подстрекательств» не должен включать никаких ссылок на их конкретное содержание, чтобы такой закон не посягал на защищаемые взгляды по тем или иным предметам высказывания.

Как следствие такого подхода, даже если кто-то не высказывал «подстрекающих слов» в конкретном смысле, тем не менее, он может быть подвергнут преследованию по конституционным нормам, коль скоро его выражения представляли собой непосредственную угрозу того, что те, к кому он обращался, могут под воздействием его слов перейти к бесконтрольному насилию. Итак, еще раз следует подчеркнуть, закон в отношении такого рода подстрекательств должен быть нейтральным по отношению к содержанию и должен применяться к высказываниям, представляющим непосредственный, бесконтрольный вред.

 

Права средств массовой информации и национальная безопасность

 

К сожалению, совершенное равновесие между сбором и распространением информации и национальной безопасностью — тоже всего лишь представление об идеальном состоянии дел. В современном же мире не

существует единого мнения относительно того, каким образом создать совершенное равновесие между открытой и свободной прессой и необходимостью обеспечения национальной безопасности. В соответствии с Первой поправкой (также представляющей собой продукт «рационального» мышления восемнадцатого века) Конгрессу США нельзя выдвигать законы, ущемляющие свободу слова. Однако существует немало мнений, особенно в сфере национальной безопасности, в отношении того, что именно понимать в данном случае под понятием «слово».

Один из важнейших вопросов информационной свободы — свобода доступа к так называемой государственной информации, или, вернее, информации органов государственной власти.

Законодательство о доступе к государственной информации тесным образом соотносится с природой СМИ. Деятельность СМИ в большой степени связана с государственными делами, а государственные дела невозможно освещать, не имея в распоряжении информацию о правительственных решениях и правительственных действиях. Если правительство полностью контролирует доступ к информации, оно тем самым контролирует то, что СМИ могут писать или говорить о правительстве. И в США, и в Западной Европе предоставлено некоторое юридическое право на доступ к правительственной информации. В США это право записано в Законе о свободе информации и в аналогичных статутах почти каждого американского штата. В Швеции это право гарантируется Конституцией.

Однако законы стран о доступе к информации признают, что государство вправе, имея на то законный интерес, отказать в доступе к некоторым видам информации.

В Законе о свободе информации США, в частности, содержится восемь оговорок, согласно которым разглашению не подлежат следующие виды информации:

информация о национальной безопасности; внутренние правила и распорядки, касающиеся только служащих данного государственного учреждения;

информация, разглашение которой нарушает неприкосновенность частной жизни;

информация, представляющая собой коммерческую тайну; информация официального характера, которую исполнительная власть вправе не раскрывать и разглашение которой затруднило бы откровенные внутренние совещания и консультации;

 

информация, разглашение которой запрещено согласно другим законам;

информация, разглашение которой нарушило бы ход уголовного расследования или обвинения;

информация о состоянии финансовых учреждений;

информация геологического и геофизического характера.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 |