Имя материала: Экономическая теория

Автор: Е. Строганова

Глава 2. философские и методологические основы экономической теории

С началом истории цивилизованного общества возникает система наук, которая изучает социум, т. е. такое сложное явление, как ассоциация людей. Экономическая теория не выступает в единственном числе. К наукам, изучающим общество, относятся: философия, история, политика, социальная психология, экономическая география, демография и др. Каждая из них имеет свой интерес и сегмент в изучении социума. Дело не ограничивается самостоятельной ролью общественных наук. Все науки находятся во взаимодействии, они дополняют друг друга и в конце концов составляют целостность гуманитарных наук, т. е. наук, которые имеют предметом своего изучения не отдельного человека, а всю совокупность людей, начиная со времени, когда человек выделился из животного мира и стал жить сознательно, целеустремленно, создавая первоначально идеально в своей голове, а затем материализуя в своих действиях и отношениях окружающий мир. Общество с тех древних времен стало развиваться не только под влиянием природы, но и специфических законов развития общества ассоциированных людей.

Экономическая теория, как и другие науки об обществе, имеет общую основу в виде современной философии0. Для нее большое значение имеют те разделы философии, которые выражают происхождение и сущность сознания, закономерности изменений явлений природы и общества, особенность познания в области экономических явлений и процессов. В этой главе рассматриваются две проблемы:

проблема мировоззрения, без уточнения которого нельзя приступать к систематизации экономической теории, и проблема методологии познания, обобщения практики, способов умозаключения и теоретических выводов, отражающих реальное состояние предмета экономической науки на нынешнем этапе ее понимания.

 

2.1. Философия и экономическая теория

Богатство философии используется для разработки парадигмы экономического развития, которая, являясь методом исследования практики, служит для создания теории совершенствования жизни людей. В недрах экономической науки всегда накапливаются знания, которые могут синтезироваться в рамках единой парадигмы. Для дальнейшего развития науки следует обновить, модернизировать, упорядочить, сменить парадигму, предоставив тем самым возможность обобщения практики (эмпирического материала) под другим ракурсом, чтобы новые данные науки могли адаптироваться на новом витке процесса познания. Таким образом, теория вместе с новой парадигмой может сделать следующий шаг более полного и глубокого познания законов развития общества, обеспечив науке плюрализм и борьбу мнений, без чего невозможно

1) Философия греч. philleo — люблю и sophia — мудрость, т. е. любовь к мудрости. Первоначально философия включала в себя все науки о мире, месте и роли человека в нем. По мере наполнения знаний из философии стали выделятся другие общественные науки, со своим особым предметом, функциями и ролью в развитии цивилизации.

дальнейшее обогащение знаний общества о законах собственного развития, об окружающей среде. Философия — не описательная наука. Ее применение в процессе познания усиливает активную роль всех отраслей науки.

Общие основы экономической науки включают в себя толкование основного вопроса философии — что первенствует: материальное или идеальное. В истории человечества материя и сознание шли рядом, дополняя друг друга. Общество в попытке объяснить мир и его движение разделилось на два противоположных лагеря — материалистов и идеалистов. Материалисты считают, что источник развития находится в объективном мире, идеалисты отдают предпочтение духовному, мыслительному началу, этот спор длится более 2500 лет. Становится все понятнее, что противопоставлять материю и ее сознательную форму для объяснения законов развития общества нельзя, если наука не желает получить искаженную картину цивилизации и ее истории. Происходит взаимное проникновение и отражение: материальных интересов — в сознании, сознательных представлений причин и следствия — в материальном бытии.

В современной экономической науке эти два направления представляют собой единство противоположностей. Теория рынка, а именно она излагается в курсе, представляет борьбу за единство материального и духовного. В экономике материальные интересы и предпосылки обеспечивают общий интерес в производстве и в сохранении жизни, но право выбора формы собственности, своей ниши на рынке, организации труда и производства, методов вхождения человека в ассоциированную общность, крепость уз в ней остаются во многом предметом выбора, предметом предпочтения индивидуума. В историческом плане по порядку происхождения и по условиям сохранения жизни материальное первенствует над идеальным. Однако происходит и определенное чередование материального и духовного на первых ролях, когда варианты материального развития господствуют в духовной жизни или общество создает духовные конструкции жизни, которые не противоречат материальному интересу.

В индустриальном и постиндустриальном обществе, где высок уровень материального производства и духовного творчества, происходит диффузия: материальный результат становится следствием работы интеллекта — прежде чем создать, человек строит конструкцию в своей голове, а духовное качество общества постепенно снижает свою зависимость от материального развития. Экономическая наука имеет дело с идеальными моделями хозяйственного механизма и тем способствует развитию материального производства. Последнее не останавливается в своем развитии, порождает производство с новым качеством и ставит новые задачи перед познанием его законов. Сами идеи — если они разделяются всеми слоями населения — приобретают материальную силу в развитии общества. Таким образом, для цивилизации единство представляется в том, что для человека нет материального без идеального и идеального без материального. Отсюда следует, что философское понимание противоположности заключается в том, что материализм и идеализм чередуются и попеременно, в зависимости от состояния среды обитания и производительных сил общества, занимают первое место среди факторов развития общества.

Если постоянно выделять материальную сторону, то в конце концов это выльется в преуменьшение значения активной сознательной деятельности людей, чье творческое начало отнюдь не ограничивается только техникой и познанием природы. Конструировать общественные системы и управлять их развитием — не только нравственная обязанность человека, но и одно из объективных условий существования цивилизации. Плюрализм и возможность выбора вариантов развития подчеркивают генерирующую роль человеческого сознания, его духовную ценность.

Преувеличение материального приводит к гиперболизации экономики, обезоруживает человека, делает экономическую науку разновидностью догмы, которая приобретает сверхъестественное значение. В этом случае различия между объективным и сверхъестественным теряют свои границы.

Между тем процесс познания материи продолжается. После открытия «физического поля» как совокупности элементов и частиц с бесконечным числом средней свободы многие нации пересмотрели свои оценки собственных структур. Все большее число ученых признает экономическое поле, которое обеспечивает взаимодействие производственных ориентации человека с мотивацией его поведения на хозяйственной арене. При этом степень свободы настолько велика, что человек может выбирать рациональные и иррациональные системы хозяйствования, может осуществлять большие исторические эксперименты, успех которых не гарантирован, как это имело место в СССР.

Экономическое поле как среда определенного сочетания времени и пространства деятельности хозяйствующих людей делает условия развития приемлемыми для подавляющего числа людей. Экономическое поле становится носителем реально-объективного и реально-субъективного, материального и идеального, управленческого и морально-нравственного, т. е. тех составляющих частиц и элементов сложнейшей системы хозяйствования, которую нельзя обрисовать какой-либо одной краской. В этом случае в экономических процессах природа и человек работают на тенденцию к равновесию.

Единство противоположностей не является монополией материальногр и духовного. Все явления жизни формируются в парные категории, оказывающие влияние на развитие общества, когда категории, которые отработали свой ресурс, распадаются, для того чтобы создать новое единство.

Общественные отношения в целом и в той части, в которой они отражаются в экономической науке, в критические периоды исторического развития усложняют взаимодействие своих частей и элементов внутренних структур. Движение напоминает броуновское движение атомов и молекул, но не природы, а общества; простых и сложных элементов, составляющих единое целое поле общественных структур, обеспечивающих их динамику.

В транзитивной экономике движение ускоряется. Разрушение старых и возникновение новых пар единства противоположностей осуществляется быстрее и качественнее. Случайность в условиях новых скоростей увеличивает шанс распада устаревшего единства противоположностей и формирование их новых пар. Чем выше скорости движения, тем больше вариантов подвергается исторической экспертизе, а случайность работает на необходимость, где в качестве критерия выступает степень прогрессивности. Чем больше история в единицу времени может перебрать вариантов, тем меньше возможностей впасть в ошибку и нанести ущерб прогрессу. Оценка прогрессивности происходит не с позиций идеологических представлений, а с позиций практики как критерия истины.

Еще одно важное философское положение экономической науки. Оно состоит в том, что единство и борьба противоположностей самообеспечивают динамику элементов общественного развития. Как это понимать? Вся история человечества свидетельствует о том, что развитие общества предполагает управление; управление — импульсы; импульсы — интересы; интересы — власть; власть — противовесы; противовесы — борьбу. Если этот порядок изменить, то можно представить цепь причинно-следственных связей развития и создания базы и импульса для последующего шага в преодолении противоречия. Таким образом, противоречия становятся внутренней пружиной развития. Чередуя фазы возникновения, обострения, преодоления распада, противоречие самообеспечивает динамику социально-экономических процессов.

Механизм системы противоречий заложен в динамике социально-экономического развития общества, где действует закон отрицания отрицания. Всякая система достигает своего расцвета и затем накапливает элементы старения, что в конце концов приводит к смене ступени развития: рабовладельческое   общество   пришло   на   смену первобытно-общинному;

рабовладельчество передало эстафету феодальному обществу; наконец всех вытеснил капитализм, внутренние качества которого изменялись от одной стадии к другой. Однако попытка заменить его социализмом не увенчалась успехом. Означает ли это приостановку действия закона отрицания отрицания? Вряд ли, скорее наши представления о формациях и стадиях развития общества нуждаются в коректировках и уточнениях. В одном нет сомнений: прогресс можно затормозить, но остановить нельзя.

Одна система отношений отрицается другой, но в недрах последней рождаются мотивы и механизм последующего отрицания. Приходится адаптироваться к новым условиям и продолжать вечное движение по вечной дороге прогресса. Здесь встречаемся с еще одной закономерностью философского происхождения: накопление количественных изменений вызывает коренные качественные преобразования. Этим обеспечивается постепенность относительно небольших количественных изменений и переход к качественному скачку.

Кроме проблем приоритетов философия помогает решить такой важный вопрос для экономики, как соотношение явлений, процессов, категорий, понятий. К таким отношениям, например, относятся отношения жизни и смерти, свободы и необходимости, цели и средства, производительных сил и производственных отношений.

В процессе создания и функционирования сложного экономического организма возникает философская проблема соотношений — сознательного и стихийного, объективного и субъективного. По своему характеру причинно-следственные связи этих отношений объективны, т. е. не зависят от воли и сознания человека. В то же время эти связи реализуют свой субъективный характер в результате сознательного участия человека, его желаний, его действий, его мотиваций. Это крайности. Но есть вариант, где природа и человек действуют совместно. Человек сознательно использует законы природы. В земледелии, в животноводстве все делает природа, но при активном вмешательстве   человека.   Человек   сознательно   формирует определенные условия, для того чтобы получитьжелаемые результаты.

Сознательные процессы помогают человеку познать и использовать экономические законы. В этом случае деятельность человека есть познанная необходимость. Но сложность и опасность заключаются в том, что стихийность — ив этом вся ее необузданная сила — действует как непознанная необходимость, что приводит к тому, что эта сила может противоречить интересам человека. Так обстоит дело всякий раз, когда люди встречаются с катастрофами: землетрясением, наводнением, засухой и т. п. Однако человек сознательно может вызвать нечто, близкое к катастрофе: взрыв водородной бомбы, болезни вроде чумы, СПИДа, искусственное конструирование человека (клонирование).

Экономическое развитие по оптимальной траектории предполагает сочетание стихийного и сознательного. Гармония возникает по причине того, что слабость стихийного нейтрализуется силой сознательного, а слабость сознательного нейтрализуется силой стихийного. Сила стихийного — в тесноте и прочности причинно-следственных связей, симпатии людей на них не влияют. Слабость стихийного — в отсутствии четких, предсказуемых результатов и сроков их наступления, в значительном влиянии метода проб и ошибок. Сила сознательного — в выводах и аргументированной информации о степени прогрессивности объективных связей, о путях осознанного влияния на них с целью поставить стихию на службу человеку.

Учитывая особенность взаимодействия сознательного и стихийного, философия и экономика после долгих поисков и мучений разработали научную нишу, которая заполнялась довольно логичными представлениями об активной роли сознательного в экономической теории и хозяйственной практике. Общественное разделение труда объективно породило необходимость планирования, т. е. сознательного поддержания пропорциональности между сферами производства, отраслями, фирмами, домашними хозяйствами.

Здесь наблюдаем определенное единство сознательного и стихийного. Но вмешательство человека может нарушить баланс. Так, если человек хочет заставить производство работать по единственному варианту — директивному плану, то нельзя будет исправить ошибки директивы, и она нанесет большой ущерб экономике. Другая крайность, не менее ущербная, — если все отдать на откуп стихии, отказаться от сознательного плана, лишенного директивного характера. В этом случае рынок не выдержит социальных нагрузок и общество потеряет научно обоснованные ориентиры, без которых потери могут оказаться слишком великими..

В оптимальном варианте бизнес-план, например, сведет в единство интерес предпринимателя и интерес потребителя и сохранит гибкость, которая необходима для альтернатив в связи с изменением экономической среды.

В хозяйственном организме качественное положение в соотношении двух и более факторов зачастую определяется равновесием. В рыночной экономике это выражается в равновесной точке спроса и предложения, в равновесии цен реализуемых товаров и услуг и количества бумажных денег, необходимых для обращения в условиях равновесия. Однако и здесь не обходится без противоречий. Разные факторы роста генерируют противоположные тенденции. Пропорциональность текущего производства обусловливает равновесие между спросом и предложением. Более того, равновесие — самый экономный вариант роста.

Между тем научно-технический прогресс находит в равновесии серьезного противника, который может затормозить экономический рост и повышение эффективности производства. Обществу нужны неравновесие, волнообразные движения, которые знают равновесие только как момент. В эту «дыру» устремляется научно-технический прогресс со всеми его противоречиями и социально-экономическими неожиданностями. Постоянное несовпадение тенденций диктует необходимость ограничивать условия при решении задач на оптимальность, т. е. находить варианты, которые не имеют конкурентов по заданному критерию.

Философский арсенал методов познания обогащает экономическую науку. Использование математики в экономической теории привело к созданию экономической кибернетики и нового раздела экономики — эконометрики, которая изучает систему положений и понятий экономической теории. Она устанавливает ее границы, способы введения новых понятий и доказательства ее положений.

Экономическая теория пользуется методами познания, которые разработала философия. Это прежде всего общие принципы научного мышления. Вся совокупность познавательных средств, методов, приемов наблюдений объекта исследований, доказательств объективных процессов составляет методологию экономической науки.

С середины XX в. ученые-экономисты стали констатировать новую парадигму экономической науки. В современном философско-методологическом звучании она выражает основной постулат, вокруг которого разворачиваются все элементы познания экономики и этапов ее развития. Парадигма обеспечивает единство при использовании методов познания, делает их логически и исторически развивающимися от простого к сложному, обладающими способностями сравнения и сопоставления экономических систем во времени и в пространстве.

Еще А. Смит заметил, что система экономического хозяйствования, которую он наблюдал, есть рыночная система столкновения интересов продавцов и покупателей. Далее была высказана идея, что элементарной клеточкой рыночного механизма является товар. Однако процесс формирования парадигмы не закончился. К. Маркс построил свою систему понимания капитала как отношения вокруг трудовой теории стоимости. Маржиналистское понимание хозяйственной жизни «экономического человека» строится на противоположной парадигме:

предельные оценки делают сравнимыми потребительные стоимости как полезности товара для конкретного человека.

В условиях, когда господствует ручной труд, очевидно, парадигма стоимости более соответствует объективному процессу. Интеллектуализация труда   на   уровне   постиндустриального   общества   не   только позволяет активизировать потребительную стоимость, но и создать теоретическую основу для аргументации прав человека, которые впервые могут рассматриваться как свойство, которым обладает каждый гражданин.

Россия переживает период перехода к рыночной экономике. Для переходной экономики целесообразно развивать экономическую теорию при использовании двух парадигм: стоимости и потребительной стоимости. Это обеспечит многосторонность, взаимное оппонирование экономических школ и, как результат, — большее обоснование теоретических позиций транзитивной экономики.

В связи с пересмотром роли и значения рынка экономическая наука России совершенствует методологию своих исследований. Ранее она слишком долго отдавала дань догмам марксизма. Хотя марксизм и заявлял о том, что его методология находится в рамках диалектического материализма, но реально ему довольно часто приходилось черпать доказательства из котла метафизики. Только она позволяла, например, считать, что развитие остановилось на Октябрьской революции, что дальше все лишь повторяется без качественных изменений, страна попала в исторический тупик с постоянно устаревающими ориентирами.

Восстановление диалектической методологии с оценкой материального и духовного для экономической теории означает создание условий, благоприятствующих восстановлению науки. Однако это процесс постепенный. Самостоятельное развитие науки о законах развития экономики на своей отечественной российской базе возможно будет не ранее преодоления кризиса и функционирования цивилизованного рынка. Теперь же экономисты вынужденьАзаимствовать зарубежную теорию рынка, которая несет в себе информацию о природе и механизме рыночных отношений как реакцию на проблемы и трудности экономического развития Запада. Собственной базы развития нормального российского рынка еще нет у отечественной экономической науки, поэтому не только вопросы экономической политики, но некоторые теоретические рецепты необходимо воспринимать как иллюстрацию возможного, но не необходимого.

Первые встречи с рыночной экономикой дали некоторые возможности обобщений. Однако авторы вполне отдают себе отчет в том, что цельная, завершенная философия и методология экономической науки с рыночной парадигмой еще ждут своих исследователей.

 

2.2. Парадигма экономической теории

Преобразования на пути движения России к рынку носили прежде всего

политический характер. Глубокой подготовки и экономического обоснования не было. Выдвигался тезис: «все наоборот», и отсюда следовало проведение политики шоковой приватизации, т. е. преобразования общественной собственности в частную. Но даже то, что такое шок, кто должен оказаться в шоке: частные собственники, средства производства, вся экономика или какие-то сектора, какова роль государства в этом процессе, каковы его минимальные и максимальные границы — это все оставалось тайной, и в ряде случаев перед теорией даже не ставились такие вопросы.

Первые учебники рыночной экономики постсоциалистической эпохи констатировали крах социализма и победу капитализма (Рыночная экономика. Учебник в 3-х томах / Под ред. проф. Смирнова А. Д. Изд-во СОМИНТЕК, 1992;

Экономика и бизнес / Под ред. Камаева В. О. Изд-во МГТУ, 1993; Курс экономической теории / Под ред. Чепурина М. Н. Учебное пособие. Киров:

МГИМО МИД, 1994). Причем ни в одной главе нет даже тени сомнений в правомерности своих выводов. Описывается главным образом капитализм пещерной эпохи, которого даже в странах третьего мира нет, его можно воспринимать не как пример для подражания, а как исторический этап глубокой старины.

Предлагаемая глава ставит своей целью анализировать и синтезировать специфику рыночной экономики России, хотя эта проблема далеко не исчерпана. Как заявку на пионерский проект следует оценивать разработку парадигмы  экономической  теории  рынка,  исходя  из  той  специфики и своеобразия, которые наблюдаются в переходный период российской экономики. Почти все отрасли науки, имеющие корни в древнем мире, первоначально составляли интегральную систему философии. Парадигма, представляющая собой особенности познания, на заре цивилизации совпадала для всех наук с парадигмой философии. «Любовь к мудрости» объединяла весь процесс познания природы и общества, интегрируя все специфические особенности каждой науки в отдельности.

Классическая философия знала одну парадигму, т. е. установку, на познание мира и его сущности. Эта парадигма получила отражение в экономической науке. Она свидетельствовала о гносеологических (познавательных) принципах возможности познания экономической теории. Парадигма несла в себе противоречия. С одной стороны, признавалась принципиальная возможность познания явлений природы и общества. С другой стороны, познание происходило путем раскрытия бесконечной цепи больших и малых тайн. Завеса тайн приоткрывалась для пытливого человечества, но всегда что-то оставалось неизвестным.

Всякий раз человек стремится познать истину, раскрыть сущность явлений. Процесс познания в известной мере приоткрывает завесу, но не полностью. К тайнам вчерашним добавляются тайны сегодняшние. Вчера мы знали, что в каждой отрасли науки есть определенный перечень проблем, о которых люди еще не имеют достаточной информации, но сегодня к ним добавились еще проблемы текущего развития. Природа и общество не остаются постоянными, навсегда данными, производственных ориентации. В силу изменения окружающей среды и внутреннего саморазвития естественное и общественное изменяются, приспосабливаются к новым условиям, создавая новые структуры, обеспечивая реструктуризацию общества или естественный отбор, усложняя взаимные связи, усиливая взаимное влияние. Новое пополняет прогрессивную и регрессивную тенденцию развития, порой возвращаясь назад или уходя так далеко вперед, что это наносит вред как человеку, так и природе.

В  качестве  примера  можно  назвать  реформу  в  России, которая перетягивает страну в русло рынка, когда появились экологические трудности как результат реакции природы на деятельность человека. Становление экономической науки как науки о поведении людей в процессе хозяйствования возродило в философии парадигму взаимосвязи в самом общем виде. Она заключается в том, что законы, по которым человек желает хозяйствовать, вполне могут быть поняты и использованы в рыночной экономике.

Законы хозяйственного поведения человека не лежат хаотически на поверхности общества. Но исследователи уверены, что социально-экономические науки постепенно соберут богатую информацию, которая позволит, во-первых, отразить относительно полную систему законов, регулирующих хозяйственную жизнь общества, фирмы, семьи; во-вторых, обогатить практику хозяйствования, что в конце концов даст возможность достичь благосостояния для подавляющего большинства населения страны. Экономическая наука ни в какой точке исторического развития цивилизации не может быть завершена. Она обречена быть

постоянно на марше, то приближаясь, то удаляясь от истины, которая позволит обществу функционировать в режиме наибольшего благоприятствования. Вслед за изменением производительных сил и общественных структур меняются законы хозяйственного поведения, формы действия, последствия, в конце концов их суть, их историческое значение.

В условиях всеобщего динамизма общественного развития, дополняемого плюрализмом и субъективным избирательством, нельзя ограничиться такой общей парадигмой, которая не выражала бы специфику экономики и особенности познания процессов, происходящих на мировом социально-экономическом поле.

Нельзя сказать, что философия раскрывает все аспекты понимания «поля». Однако экономическая теория уже широко использует категории рынка для обоснования однородного понимания единства времени и пространства как некой философской основы для массовых экономических явлений. Возникнув в физике при попытке создать единую теорию элементарных частиц и их превращений (Эйнштейн), сейчас понятие поля как единства материального и духовного в совместной деятельности природы и человека распространяется на конкретную сферу экономики. Например, категория социально-экономического получает все более строгое содержание и широкое использование во многих науках и информационных системах.

Синтез объективного реального процесса и его познания в результате сознательного обобщения и научных абстракций того, что наблюдается на практике и затем возвращается обратно в практику, дает возможность составить экономическое единое поле, состояние которого свидетельствует, как далеко ушел человек в поисках истины. Единое поле возникает в том случае, если синтез обеспечил внутреннюю связь между частицей объективного мира и его субъективным отражением в сознании человека, причем связка «объект-субъект» будет характеризоваться наличием прямых и обратных связей. Наука в процессе познания отражает истину бытия, но и сознание, послав информацию во все сферы хозяйственной деятельности человека, подтверждает тем самым близость пути к истине и творческое активное начало в деятельности человека.

Известно, что в культуре каждого народа, в каждой цивилизации изначально переплетаются, взаимодополняют друг друга две ветви развития: во-первых, освоение и хранение навыков употребления в своих целях элементов физических (биологических) полей; во-вторых, освоение, использование и хранение социальных полей (экономических, политических). Основным «продуктом», который находится в постоянном движении по соответствующему полю, являются микрочастицы всех элементов всеобщего физического (биологического) мира, имеющие волнообразные потоки выражения своей энергии. Вторая составляющая поля представляет собой потоки информации о реальной действительности, отражающей мир через образы и измерения человеческого сознания.

Экономическое поле есть синтез объекта и субъекта, который выражает единство и различие составляющих частей производительных сил и мотивов поведения человека в хозяйственном образе. Поведение это затрагивает отношение людей к природе и друг к другу в процессе активной экономической деятельности. Мыслительные процессы человека сопровождаются формулировкой парадигм на экономическом поле. Мысль, сущность (и т. п. информация) могут

существовать в сознании человека и выражаться в материальном производстве и нематериальных услугах.

Таким образом, первая черта, характерная для парадигмы, заключается в том, что это возможность познания и постоянное возобновление потребности в дальнейшем познании законов, условий и последствий выбора экономического развития и развития цивилизации. Парадигма не просто говорит о принципиальной возможности познать экономическое поле, но и позволяет выразить его суть, внутренний механизм развития.

Перед наукой стоит весьма сложная и трудная задача оптимального сочетания абстрактного и конкретного при обосновании парадигмы. Принципиальная возможность понять сущность экономического поля — это, пожалуй, самое абстрактное понимание сути парадигмы, которая воспринимается в условиях концентрации единства времени и пространства в экономическом развитии цивилизации.

Следующий шаг в направленном движении к парадигме сделала классическая школа политической экономии. А. Смит предложил целый ряд толкований содержания стоимости. За это его критиковали, так как было нарушено требование монистического понимания категории и внутренней субстанции. Об ограниченности этих поисков писал К. Маркс, обращая внимание на то, что стоимость не материальна и ее нельзя осязать. В философии такое понимание теоретических категорий получило название трансцендентность, т. е. суть категорий выходит за пределы открытого познания и физического ощущения. Однако К. Маркс провозгласил труд как единственную субстанцию стоимости, тем самым сузив масштабы экономической теории и дав возможность неоклассикам открыть дискуссию, в результате которой возникла «экономике» как новое прочтение экономической теории.

Классическая политическая экономия в большей степени, чем экономике, взаимодействовала с философией. Поэтому она более-тонко воспринимала теорию экономического поля и учение о парадигме. Но это не означает, что политическая экономия и экономике исключают друг друга. Есть мнение, что они взаимно дополняют друг друга, решая общие и относительно самостоятельные задачи. Экономикс разрабатывает версии, в которых преобладает описательный и количественно-операционный подход, т. е. описывает предмет и объясняет его. Экономикс ставит человека в положение познавателя, наблюдателя и непосредственного создателя. Экономикс — это экономическая инженерия, обслуживающая хозяйственный и социальный мир, поражая его своей «точностью», «изяществом» и «практичностью». Но, к сожалению, математические принципы и приемы вытеснили рассуждения и философское осмысление хозяйственных процессов.

Практика последних лет подтвердила актуальность парадигм, в которых сконцентрирована теоретическая классика и философское видение экономики. Но необходимо многое пересмотреть, от многого отказаться. Например, от классовости науки. Наука как процесс познания объективного мира не может изменяться под влиянием тех или иных классовых интересов.

Отрицать значение политической экономики в формировании парадигм было бы неверно, более того, они могут использовать результаты развития друг

друга.

Основное смысловое звено, например парадигмы экономической науки, родилось в недрах политэкономии, но используется в Экономиксе. Реальное обогащение друг другом может быть получено в результате поиска новых решений в рамках классического подхода.

От общефилософского восприятия всеобщего познания окружающей действительности содержание парадигмы конкретизировалось и прошло определенный путь развития. Оно определялось тем, что классическая политэкономия крутилась вокруг стихии рынка, когда индивидуальная инициатива определяла общественный прогресс. Далее наука сосредоточилась на одном элементе рынка:

товаре, выделив из него одну из составляющих — стоимость. В новых исторических условиях была попытка выдвинуть в качестве содержания парадигмы потребительную стоимость как результат усиления социальной значимости рынка. Однако эта попытка сомнительна: потребительная стоимость вызывает ограниченный конкретный интерес, а не всеобщий глобальный, как стоимость.

Что же происходит с парадигмой в новых условиях создания рынка с социальной ориентацией? Стоимость слишком общая характеристика, и она не может отразить современную форму рынка. Есть предложение сосредоточиться на экономическом, социальном и политическом равновесии как важнейшей черте современного содержания парадигмы экономической теории, которая бы отразила не только объективность, но и усиление роли субъективной творческой деятельности людей как составной части экономического поля. Здесь концентрируется внимание на различиях рынка, а не на том, что объединяет рынок любых исторических эпох и цивилизаций.

Практика показывает, что создание новой парадигмы развития социума может происходить двумя путями. Во-первых, путем сознательной переоценки всех институтов с целью отбора и обновления, во-вторых, путем революционной смены всех элементов парадигмы развития — от самых общих до самых конкретных. В том и другом случае имеются свои издержки, свои упущенные возможности. В эволюционном методе реконструкции парадигмы могут оказаться сохраненными слишком много старых представлений и институтов. Это не позволяет объективно оценивать ее цели, роль и значение в поступательном движении. Революционный метод тоже обладает своими крайностями. Вводится совершенно не апробированный комплекс институтов, организаций, правил. Он может перейти границу критической массы, которую общество не в силах будет потребить в оптимальных условиях сохранения своего потенциала роста и развития. Потеря же условий оптимальности объективно сопровождается снижением потенциала роста и увеличением упущенных возможностей. Сопоставление упущенных возможностей при эволюционном и революционном пересмотре парадигмы развития может дать правильный ответ на вопрос, что и как делать.

Анализ событий в России за последние 10 лет дает возможность сделать некоторые выводы:

первоначальный этап охарактеризован попыткой использовать революционный путь формирования парадигмы нового общества, шоковой перестройки экономики без оглядки на социальные последствия. Но у экономики резервов не было, и объем производства снизился в 1996 г. до 40 \% от 1990 г.;

над реформой нависла угроза «спонтанной незавершенности», ибо разработка парадигмы нового строя затягивалась, а практика давала слишком большой негативный материал обострения кризиса и отсутствия стабильности;

постепенно от революционных методов приходится отказываться и учитывать, что все более активную роль играют эволюционные пути и методы разработки парадигмы и более конкретной конкуренции в создании новых рыночных отношений с социальной ориентацией;

если революционный путь предполагал начинать как бы с нуля, с отказа от всего, что было ранее наработано общественными науками, то эволюционный путь предпочитал активно использовать все то, что прошло испытание

•• временем. В частности, это относится к усилению регулирующей роли государства и проведению социально-направленной политики.

 

2.3. Методы познания экономических явлений

Экономическая    теория    изучает    отношения    и закономерности,

складывающиеся в процессе экономического роста при ограниченных ресурсах, необходимых для жизни и развития общества. Специфика предмета предполагает специфику методологии и методов исследования.

Методология —это общий подход к изучению экономических явлений, система методов и приемов анализа при определенном философском подходе: субъективном,           диалектико-материалистическом, эмпирическом,

рационалистическом. В настоящее время в науке господствует рационалистическая методология, которая предполагает изучение и открытие объективных рациональных законов экономической цивилизации на основе целостного исследования экономической системы независимо от классового состава населения. В качестве инструментария используется математический аппарат, эконометрика, кибернетика. Результатом исследования выступают экономические модели, схемы, графики.

Рационалистический метод предполагает анализ объективной реальности в постоянной динамике, включая анализ внутренних связей, законов производства, распределения, обмена и потребления. Наиболее полно взаимосвязь рационалистического и аналитического подходов прослеживается в анализе процессов воспроизводства и экономического роста.

Методология основывается на методах. Метод — это совокупность приемов, способов, принципов, с помощью которых определяются пути достижения целей. Если предмет науки и ее методология характеризуются тем, что исследуется, то метод — как исследуется. Одно вытекает из другого. От правильно принятого метода зависит реальность результатов.

В экономической теории применяются различные методы познания: позитивный, нормативный, систематизация факторов, научная абстракция, эксперимент и др.

Позитивный метод предполагает создание определенной философии экономической науки, формулирование знаний об экономике, категориях и законах развития экономической среды на основе описания и систематизации факторов, опыта, рыночных наблюдений и т. д. Так, философия экономической науки формирует учение о равновесии и эволюции систем командно-административной и рыночной, их структуре и инфраструктуре.

Нормативный метод познания предполагает анализ практической деятельности человека, базирующейся на принципах максимальной эффективности. Главный принцип этого метода в том, что он направлен на получение результатов, приносящих пользу всем субъектам хозяйственной деятельности. Применение этого метода предполагает использование математических приемов решения экстремальных задач на минимум или максимум, решение системных ситуаций и проблем.

Развитие экономической науки в современный период предполагает использование такого метода, как сбор информации, ее анализ и синтез. ,

Экономическая жизнь — это скопление фактов, которые существуют в конкретной действительности. Поэтому данный метод связан со сбором большого количества данных. Однако, чтобы познать эти факты, необходимо от их обозрения подняться на более высокую ступень, к научному обобщению.

Один из методов, активно используемых в экономической науке, —метод восхождения от абстрактного к конкретному, от сущности к явлению. Если попытаться сохранить для научной оценки все богатство сущного и найти главные, определяющие движение, связи и экономические законы, то можно запутаться в многообразии явления и упустить сущность. Абстракция позволит высветить ту основу, причинно-следственную связь, которая дает возможность управлять ситуацией.

Однако и здесь нужна оптимизация. Слишком усиленная абстракция уводит науку от объективной реальности. Прекращается связь науки с практикой, последняя выступает критерием истинности и ценности теории. Находясь в длительном отрыве от практики, наука может создавать «идеальные модели», не отражающие реальную действительность и позволяющие подчинить волю людей на структурах, искажающих, деформирующих законы развития.

Метод научной абстракции приобретает огромное значение именно в общей экономической теории. Общественную жизнь нельзя изучать в лабораторных условиях. Научная абстракция есть мысленное отвлечение (абстрагирование) от несущественных сторон, свойств явлений и отыскивание главного, наиболее существенного в них. Таким образом улавливается сущность явления. В результате абстрагирования выводятся экономические категории. Они выступают как теоретические выражения реальных сторон экономики (прибыль, цена, товар, деньги, зарплата). В совокупности экономические категории образуют понятийный аппарат. Дальнейшее познание направлено на изучение связи экономических явлений.

Абстрактное мышление порождает метод анализа и синтеза.

Анализ экономических явлений предполагает расчленение изучаемого явления на отдельные элементы и исследование каждого элемента как необходимой составной части целого. Синтез предполагает, что явление первоначально изучается как состоящее из различных частей, а затем исследуется соединение элементов в единое целое и делается общий вывод.

Определенную роль среди используемых методов общей экономической теории играет эксперимент и экономические реформы. Они занимают особое место в исследовании и требуют тщательной подготовки, расчета, обоснования, научной проработки. В общей экономической теории широко используется принцип сочетания исторического и логического. Исторически общество развивается от простого к сложному, но развитие это не свободно от отступлений и забеганий вперед. Изучение истории помогает понять внутреннюю логику предмета, а знание внутренних структур общества придает истории научный характер.

Единство исторического и логического — методологический принцип, который помогает концентрировать внимание науки на усилении аргументации, обоснованности выводов. Как в самих исследованиях, так и в логических построениях при изложении их результатов необходим постоянный взаимоконтроль:

логику исследования надо постоянно контролировать историческим сопоставлением, а факты истории — располагать в логической последовательности, вытекающей из парадигмы экономической науки. Однако единство исторического и логического нужно понимать как определенную тенденцию,   достаточно   свободную   в   своем  колебании.   Жесткая связь исторического и логического может породить догматическое представление о некоторых эпизодах истории или возвести формальную логику в научный аргумент.

Таковы основные методы и приемы организации научного анализа и поиска оптимальных решений экономических задач.

 

ОБЩИЕ ОСНОВЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 |