Имя материала: Экономическая теория

Автор: Е. Строганова

Глава 4. собственность и модели организации экономической системы

 

4.1. Собственность как экономическое явление

Первое представление о собственности ассоциируется с вещью, благом.

Но такое отождествление собственности с вещью дает о ней искаженное и поверхностное представление. Если вещью не пользуются обособленно, то и вопроса о собственности не возникает. В собственности выражается исключительное право субъекта на пользование вещью. Субъектами собственности выступают отдельные личности, группы лиц, сообщества различного уровня, государство, народ.

Итак, в первом приближении собственность есть отношения между людьми по поводу пользования материальными и духовными благами и условиями их производства или исторически определенный общественный способ присвоения благ.

Собственность как экономическое отношение формируется еще на заре становления человеческого общества. На монополизации различных объектов собственности держатся все важнейшие формы внеэкономического и экономического принуждения к труду. Так, при античном способе производства внеэкономическое принуждение было основано на праве собственности на раба — непосредственного производителя; в условиях азиатского способа производства — на праве собственности на землю; в период феодализма — на праве собственности на личность и землю одновременно. Экономическое принуждение к труду исходит из собственности на условия производства или из собственности на капитал.

В развитой системе экономических отношений собственность отражает самые глубинные связи и взаимозависимости, сущность экономического бытия.

Познание не сводится только к фиксации экономических явлений, а предполагает также обнаружение сущностей и проникновение в их мир. При изучении отношений собственности науке как раз и необходимо проникнуть в мир сущностей. По Гегелю, истина бытия и есть сущность. Движение сущности образует переход от бытия к понятию. Нам предстоит пройти по этому пути, помня, что «сущность, во-первых, сначала светится внутри себя самой, или, иначе говоря, есть рефлексия; во-вторых, она является; в-третьих, она открывается» (Гегель. Наука логики. Соч. Т. 5. М.: Мысль, 1937. С. 458).

Собственность — образование сложное и многомерное. Явления такого типа могут иметь не одну, а несколько форм. Исторически известны две формы собственности — общая и частная. Они различаются между собой уровнем обобществления, характером, формами и способами присвоения. Между ними — сложное взаимодействие. Понять его поможет такое рассуждение русского философа К. Н. Леонтьева: «Форма — носительница жизненной идеи любого уровня сложности. Чем более развито явление, тем больший расцвет, выразительность формы, в которой оно пребывает, тем вероятнее разнообразие внутри самой формы». (Леонтьев К. Н. Восток. Россия и славянство. М.,1996).

При таком подходе легко обнаружить, что, во-первых, у общей и частной собственности имеется единое сущностное начало и они соотносятся как разности, т. е. их различие не доведено до противоположности. Поэтому общая собственность может превращаться в частную, а частная собственность — в общую. Во-вторых, собственность, отражая глубинные процессы экономической жизни общества, не может оставаться неизменной. Спокойное состояние взрывается, и эти возмущения порождают различия уже внутри данной формы. Так образуются различные виды общей и частной собственности, через которые проявляется все многообразие их взаимосвязи. Частная собственность может быть единичной (индивидуальной), совместной (делимой и неделимой), общей, доведенной до уровня ассоциации, государства, транснациональной монополии. Содержание общей собственности определяется размерами общности и ее статусом. Общая собственность может быть представлена на уровне семьи (домохозяйства), общины, ассоциации, государства, общества (народа).

Различие имеет много значений: одно допускает взаимопереход, другое его исключает. Пока различие между видами собственности пребывает в состоянии разности, возникающие противоречия легко снимаются переходом одного вида в другой. Например, семейная собственность может переходить из совместной в долевую (выделили долю сына) и наоборот (собственность жены

—        приданое влилось в общую собственность); отдельные объекты этой собственности могут быть в совместном пользовании (дом, квартира), а другие

—        в обособленном, индивидуальном (например, личные вещи). Если различия между видами собственности доведены до состояния противоположности, взаимопереход исключается — он означал бы уже разрушение самой формы собственности. Например, общественная (народная) собственность является одним   из   видов   общей   собственности,   но   соотносится   с частной собственностью в любых ее проявлениях как с противоположностью. Приватизация означает не переход, а преобразовавшие общенародной собственности в частную, национализация — обратный процесс: из частной — в общественную собственность, т. е. смену формы.

Развитие форм и видов собственности изначально определяется способом производства средств жизни. Объекты кормящего ландшафта длительное время находились в общем пользовании какого-либо этнического сообщества (рода, племени, общины и т. п.). Частная собственность формируется из индивидуального пользования и личной собственности. Ее объектами стали прежде всего личное оружие, орудия охоты, рыболовства, ремесленного труда, а также продукты труда, произвести которые мог один человек. Переход к частной собственности возможен лишь при утверждении частного производства, т. е. когда отдельная семья, индивид способны обеспечить свое существование обособленно от общины или иного типа сообщества. Ранее такие условия возникают в ремесле и торговом деле. В земледелии дольше использовался коллективный труд семейной общины; позже она уступает место сельской соседской общине, состоящей из малых семей. Такой общине свойствен дуализм: она сохраняет общую собственность на поля, луга, леса, воды, но каждый хозяин со своей семьей пашет свой, отведенный ему или освоенный им участок. Как различное проявление одной сущности общая и частная собственность сосуществуют тысячелетия. Однако их роль и значение в развитии разных типов общества и цивилизаций неодинаковы.

 

4.2. Законы собственности и законы присвоения

Отношения собственности, как бы их ни рассматривать, всегда останутся только голой абстракцией, если их не сопоставлять с отношениями присвоения. Что понимается под присвоением и какова его связь с собственностью? Присвоение — это крнкретный общественный способ овладения вещью. Оно формирует и выражает основную, коренную черту как данной формы собственности, так и ее конкретных видов. Разграничение понятий «собственность»   и   «присвоение»   необходимо:   каждое   из   них четко фиксировано и занимает свое место в системе экономических отношений.

Присвоение"— сложный многоуровневый социально-экономический процесс. Он соответствует структуре хозяйственной жизни и развивается вместе с нею. Вначале люди преимущественно присваивали дары природы посредством собирательства, охоты и рыболовства. Потом сложились два типа хозяйства — присваивающее (имеющее дело с готовыми дарами природы) и производящее. Они сосуществуют до сих пор, хотя роль каждого из них в экономике разных стран неодинакова. Оба типа хозяйства могут принимать форму натурального или товарного производства или совмещать обе формы. Так, отношения присвоения были дополнены производством, обменом и распределением.

Наглядным примером развития системы присвоения служит хозяйственная жизнь России. Начальная русская экономика, о которой имеются достоверные сведения, была монетарной (особый тип рыночной экономики); двигателем ее развития являлась торговля. Главными природными богатствами, используемыми в то время, были леса, в которых водилось множество промыслового зверя, и полные рыбы реки и озера. Плодородные земли южной лесостепной полосы позволяли вести пашенное земледелие с использованием плуга; в восточной лесной полосе можно было развивать лишь подсечное земледелие. Из природных ресурсов использовались и месторождения железной руды, близко залегающие от поверхности (в основном по болотам и берегам рек).

Присваивающее хозяйство менее трудоемко, оно не требовало затрат труда и средств на выращивание животных и растений. Будучи экономически более выгодным, оно играло важную роль в жизни страны. Но товарную продукцию давали оба типа хозяйства. На местные и региональные рынки поставлялись продукты охоты, бортничества, рыболовства, земледелия, скотоводства и ремесел. Экспортировалась преимущественно продукция присваивающего хозяйства — меха, мед, воск, клыки моржей. Земледелие поставляло пеньку, канаты, сети, льняное полотно, зерно, скот, выделанные кожи. Из ремесленной продукции спросом пользовались русская броня, мечи, кольчуги, изделия из серебра, эмали, железа. Купцы занимались и торговлей, и промыслами. Они создавали торговые компании, объединяли свои капиталы, использовали разные виды кредита. Из этого видно, что уже на Руси применялась развитая система присвоения.

В современных условиях, с переходом от индивидуального к общественному производству, присвоение приобретает еще более сложную структуру. В целом для общества исходным моментом присвоения, с которым связаны общественные цели и интересы, является производство. Но при этом для различных социальных слоев, групп населения овладение продуктами труда и получение дохода

осуществляются через отдельные звенья этой системы, конкретные формы присвоения: охоту, рыболовство, производство, обмен или распределение. А сам доход выступает в виде продукта, заработной платы, пенсии, прибыли и т. д.

Различают способ присвоения и формы присвоения. Способ присвоения испытывает постоянное воздействие со стороны изменений в способе производства, развития обмена и распределения, а формы присвоения более консервативны. При определенных условиях форма присвоения может даже искусственно задерживаться на уровне неразвитых способов производства. Способ присвоения может не совпадать с конкретным видом собственности. На данном фоне проявляется действие объективных законов собственности и законов присвоения.

Известны два закона собственности и два закона присвоения, которые действуют парно, во взаимосвязи. Первым является закон собственности на продукт своего труда. Ему соответствует закон присвоения: труд — изначальный способ присвоения. Он создает собственность и ее цену.

На базе первого закона собственности функционирует натуральное и простое товарное производство. Присвоение здесь осуществляется двояким образом: непосредственно через труд и через обмен продуктами своего труда на рынке. Собственность на созданный продукт выступает при таком присвоении как непосредственно возникающая из труда ее владельца. Это трудовая собственность. На этом виде собственности основано так называемое трудовое право. Например, согласно русским понятиям обрабатывающий землю имел право на возделываемый им участок земли вне зависимости от того, кому земля официально принадлежала. Крестьянин, живший в таком владении, сохранял право на свой участок до той поры, пока его обрабатывал, и мог быть изгнан только решением суда. Он был волен оставить свой надел, теряя таким образом на него права. Потребность в переходе на новые земли определялась чаще всего подсечным земледелием.

Современное рыночное хозяйство своим происхождением обязано наемному труду и капиталу. Преобразование трудовой частной собственности в капиталистическую происходит на основе перехода первого закона собственности во второй — в закон собственности на продукт чужого труда. Ему соответствует уже другой закон присвоения: товарное обращение — изначальный способ присвоения. На базе этих законов основано крупное общественное производство. Присвоение здесь осуществляется также двояким образом, но через иные формы — товарное обращение и распределение доходов.

Каким образом происходит модификация закона собственности? Мелкое производство при индивидуальных производительных силах допускает непосредственное соединение, сращивание работника с условиями производства. Закон собственности здесь покоится на единстве труда и собственности. Крупное производство предполагает кооперацию труда.

Исторически сложилось так, что становление крупного товарного производства было связано с отчуждением работника от собственности при сохранении его личной свободы. Парадокс в том, что начало этому процессу было положено на Западе, где свободу личности связывают с наличием собственности. Рынок труда обязан английским крестьянам, насильственно изгнанным в XVI в. со своих земельных наделов — земля пошла под пастбища для овец: текстильной промышленности нужна была шерсть. Второй закон собственности покоится на

отчуждении труда от собственности. Но как в таком случае решается вопрос о собственности на созданный продукт?

Присвоить чужой труд экономически (речь идет об экономическом принуждении к труду) возможно лишь через сферу обращения товарных и денежных потоков. Можно обменять неэквиваленты, когда спрос превышает предложение, или искусственно завысить цены на услуги. Так возник ростовщический капитал. Спекулятивные моменты свойственны купеческому капиталу, когда завышаются издержки обращения. Использование наемного труда в сфере производства впервые позволило присваивать прибавочный продукт, не нарушая экономические законы, а на их основе.

В соответствии с законами товарного обращения присутствие на товарном рынке создавшего продукт работника необязательно: субъектами рынка являются собственники товаров. Условия присвоения изменяются. Прежде основанием присвоения продукта служили собственный труд и собственность на условия производства. Теперь достаточно быть владельцем условий производства: отчужденная рабочая сила рассматривается как принадлежность капитала, а созданный продукт — как его плод.

Собственность на капитал позволила преодолеть «чуждость» чужого труда и присваивать новую стоимость, которая превышает денежный эквивалент, уплаченный за рабочую силу, не прибегаяк нарушению законов товарного обращения.

Присвоение через обращение вместо присвоения посредством труда превращает частную собственность, возникшую как собственность работающих индивидов, в собственность, созданную капиталом. И хотя форма собственности осталась прежней, по содержанию она иная. Изменение характера присвоения привело к тому, 4TQ в пределах одной формы собственности стали функционировать два различных закона собственности и соответствующие им законы присвоения.

В товарном производстве обращение является основной, но не единственной формой присвоения. Это определяется наличием индивидуальной и общей частной собственности. Если в производстве использован общий, объединенный капитал, то присвоенный через обращение прибавочный продукт распределяется среди собственников капитала. Необходимый продукт поступает наемным работникам в форме заработной платы. Далее доход проходит через вторичное, третичное и т. д. распределение.

Субъекты общей собственности относятся друг к другу как совладельцы. В этих условиях основной формой частного присвоения становится распределение. Однако форма собственности вносит и в данный процесс различие. Если это частная собственность, то распределению подлежит уже присвоенный через обращение прибавочный продукт. Мерой распределения служит капитал: доля субъекта в общем доходе определяется величиной вложенного им индивидуального капитала. Субъекты общественной собственности имеют на нее равные права, что предопределяет принцип распределения дохода. Мерой распределения здесь служит труд. Реализуется принцип, обоснованный еще в христианском учении:

труд является основой жизни людей, поэтому и распределение должно осуществляться по труду. Присвоение через обращение здесь — вторичная форма присвоения.

 

4.3. Виды собственности и формы хозяйствования

Рассмотрение отношений собственности и присвоения в их взаимосвязи

позволяет выявить признаки, отличающие формы и виды собственности, и раскрывает механизм перерастания одних видов собственности в другие. Но остается невыясненным, какие формы хозяйствования предполагает тот или иной вид собственности, какие экономические отношения устанавливаются между собственником и лицами, пользующимися объектами чужой собственности. Для этого нужно рассмотреть содержание отношений владения, пользования и распоряжения.

Следует   отметить,   что,   во-первых,   владение   —   еще   не полная собственность и, во-вторых, объекты собственности в отношениях владения фигурируют не как объекты непосредственного присвоения, а как условия хозяйствования. Поэтому в системе отношений присвоения владение, пользование и распоряжение выступают как категории, выражающие вторичные отношения, уже опосредованные собственностью (отношения между собственниками условий производства и хозяйствующими субъектами). Например, банкир ссужает денежный капитал промышленнику в кредит. Он остается собственником капитала, а пользователем денег становится промышленник, обязующийся передать банкиру часть получаемого дохода в виде ссудного процента как плату за употребленный капитал. Подобным образом оформляются сделки по лизингу (аренде оборудования, техники), по аренде помещений, квартир, земельных участков и т. п. Общим условием таких сделок является срочность. Владелец — временный хозяин вещи.

Отделение владения от собственности рождено практикой хозяйствования и стало важнейшим условием перехода к более развитым формам экономической жизни. Состояние владения имеет правовое оформление. Еще «Русская Правда» в первой редакции начала XI в. дает четкое различие отдачи имущества на хранение от займа, одолжение по дружбе от отдачи денег в рост из определенного увловленного процента. Ею устанавливается предельный уровень процента по кредиту, определяется порядок взыскания долгов с несостоятельных должников.

Можно ли отношения собственности заменить отношениями владения? В истории известны периоды становления экономических отношений, когда осуществляется владение, а собственности еще нет. В России длительное время практиковалось частное землевладение при отсутствии частной собственности на землю. Землевладение было совместное (общинное) и частное наследуемое (княжеские и боярские вотчины). Монастырям земельные участки передавались в вечное нераздельное пользование. В XV-XVI вв. право распоряжения свободными, а потом и заселенными землями переходит к верховной власти. Так возникла государева (государственная) собственность на землю. Из этого фонда служилое военное сословие получало землю как вознаграждение за службу и только во время службы. В конце XVII в. бессрочное владение поместьями превратили в наследуемое владение. Частная собственность на владельческую землю введена указом о вольностях дворянства в 1762 г. Но полностью от регламентации правительства дворянская собственность освободилась лишь после реформы 1861 г. Еще сложнее шел процесс эмансипации крестьянской собственности на землю. В XVII в. наметился выход государственных крестьян из общины. Но крестьянское частное землевладение было ликвидировано Петром I: вместо поземельного налога он ввел уравнительный

подушный налог и прикрепил крестьян к общине. Индивидуальную собственность на землю, находящуюся в общинном землепользовании, узаконили лишь 14 июля 1910г.

Владение — более простое по сравнению с собственностью отношение. В современных условиях обе формы собственности достигли такого уровня развития, что владение входит в состав отношений собственности и выступает как простое отношение.

Различие между собственником и владельцем становится зримым, если исходить из наличия у вещи, выступающей объектом собственности, двух свойств — стоимости (ценности) и потребительной стоимости (полезности), которые по-разному проявляются при ее хозяйственном использовании и поэтому могут быть объектом владения различных субъектов. Собственность владельца отличается тем что он лишь собственник потребления вещи, но не ее ценности.

Это различие имеет значение и при определении типа собственников и права собственности. Выделяют три типа собственников:

1. Собственник потенциальный (наследник). Он становится действительным собственником при вступлении во владение, что оформляется юридическим актом. По закону Российской Федерации «О наследовании или дарении» определены условия вступления наследника в права собственника.

Собственник как потребитель вещи (владелец). Владелец — не полный собственник. Он распоряжается потребительной стоимостью вещи, но не ее ценностью. Поэтому владелец не может продать вещь, передать ее по завещанию, отдать в залог, подарить. Однако он полновластен в использовании чужой собственности по прямому назначению: осуществлять производительное или непроизводительное пользование. Владелец является собственником созданного при использовании этой вещи продукта или услуги. Но в соответствии с договором он обязан передать собственнику часть полученного дохода.

Полный собственник. Он собственник ценности вещи и обладает правом отчуждения — передачи собственности другому субъекту.

Мерой полного обладания собственностью служит потребление, которое определяется как действительная собственность. Собственность, которая не употребляется, рассматривается как бесхозная. Непотребление служит доказательством утраты права собственности.

Полный собственник может сам использовать полезность вещи и осуществлять производство. Но технологически это возможно лишь при мелком производстве: в крестьянском хозяйстве, ремесле, сфере услуг и т. п. Для крупного общественного производства характерна передача собственности в пользование хозяйствующим субъектам. В таком случае одним и тем же объектом собственности одновременно обладают два субъекта, между которыми происходит разделение полномочий: собственник распоряжается стоимостью (ценностью), владелец осуществляет производство, используя полезность вещи. Каждому из них собственность приносит доход.

Хозяйственная практика строится на разграничении функций между этими двумя типами собственников. В условиях, когда производство приняло общественный

характер, осуществляется совокупным работником, главной фигурой хозяйственной жизни становится не собственник, а владелец, распоряжающийся чужой собственностью, вовлеченной им в производство через акционирование, кредит, аренду, лизинг.

Между отношениями собственности и формами организации хозяйственной деятельности существует диалектическая связь. С одной стороны, структура экономики влияет на структуру собственности, опосредует многообразие ее видов. С другой стороны, формы хозяйствования определяются отношениями пользования объектами собственности, а также уровнем технического развития производства. На основе одной формы или вида собственности могут сложиться разные формы хозяйствования, что и является условием конкуренции. Так, на базе различных видов частной собственности могут осуществляться индивидуальное производство и совместное производство. Совместное производство отличается организационной гибкостью и большими возможностями в централизации капитала. На базе различных видов общей собственности также возможно многообразие форм хозяйствования: от крестьянского хозяйства, основанного на земле, передаваемой в наследуемое владение, до концернов в государственном секторе экономики.

Многообразие видов собственности в Российской Федерации представлено на рис. 4.1. Как и в любом развитом государстве, экономика России представлена множеством различных видов собственности.

 

4.4. Модели организации экономических систем

Собственность   как   объективное   отношение,   пронизывающее все

общественное устройство, издавна привлекала мыслителей. Представители разных цивилизаций излагали свои взгляды на природу собственности и ее роль в развитии общества.

Платон на основе идеалов древнегреческого мира создал учение об идеальном государстве, в котором все граждане совместно владеют условиями производства. Доказательства превосходства общей собственности построены им на основе учения о нравственности. Нравственность есть осознание единства, сущности и духовности, она сама по себе всеобща: действовать в духе единения — нравственно. Частная собственность ставит интерес личности выше общего интереса, каждый хочет владеть собственностью только для себя.

Поэтому частная собственность безнравственна. Лишь одному слою граждан не позволяет философ владеть собственностью — политикам.

Цивилизация Древнего Рима имела иные идеалы. Здесь впервые личность выделилась из своей общности, стало преодолеваться чувство рода, препятствующее развитию индивидуальности. В основе стоицизма заложена идея личности и индивидуальной ответственности. Предпочтение отдавали уже частной собственности.

Идеалы Рима получили развитие в романо-германской цивилизации. Реформация вызвала в Западном мире изменение нравственных ценностей в отношении к жизни, природе и мирозданию. Под влиянием протестантской этики, настроенной на эгоистический индивидуализм личности, возникли представление

Рис. бРис. 4.1

о человеке экономическом, теория гражданского общества и классового государства, учение о частной собственности как естественном праве, а понятие «свобода личности» сведено к понятию «человек, владеющий собственностью».

Нравственные ценности российской цивилизации были ближе к идеалам древнегреческого мира. Поощрялась предприимчивость, но осуждалось стяжательство. Нравственность воспринималась как осознание единства и духовности. Ставка делалась на сочетание общей и частной собственности.

Сущностные признаки разных форм и видов собственности проявляются в экономических системах. Экономическая система отражает особую структуру общества, возникающую из практики хозяйствования данного народа в конкретных условиях. В ней представлены хозяйственные навыки, традиции, духовное состояние народа, господствующие у него ценности и своеобразие понимания им мира. Уже одно это не допускает наличия одинаковых систем; они всегда конкретны, идентичны культуре, которую отражают.

Экономическая система обладает особыми свойствами, которые нужно учитывать при реформировании экономики. С одной стороны, она выглядит как открытая система, обменивающаяся веществом и энергией с внешней средой: не препятствует обмену мировым опытом, утверждению общих закономерностей развития производства, допускает обновление своих элементов, смену моделей. С другой стороны, как срез культурного слоя конкретной цивилизации экономическая система ориентирована прежде всего на воспроизводство данного типа цивилизации. Поэтому она предстает жесткой замкнутой системой: возможности использования модели, выработанной в одной экономической системе, в других системах ограничены, чтобы воспрепятствовать разрушению этнических связей и целостности цивилизации. Роль естественного ограничителя выполняют нравственные устои, господствующие ценности и традиции, поддерживающие стабильность данного общества и оберегающие его от утраты способности к самовоспроизводству.

Развитие общественного производства, открытость экономических систем для постоянного обмена с внешней средой способствуют обогащению оригинала новым материалом, что вызывает потребность во внутрисистемных изменениях. Результатом их может стать обновленная модель экономики. В экономической науке используется понятие «экономическая модель» — слепок с реальной действительности, результат познания, в той или иной степени соответствующий оригиналу.

Отличие российской цивилизации от западной отразилось и на экономических моделях,  которые  ими выработаны. В  Западной Европе сложилась модель чистого капитализма. Россия не знала эпохи чистого капитализма. Общероссийский рынок был детищем смешанной экономики особого типа. В XX в. обе цивилизации подарили образцы так называемой экономики командного типа, рожденные тоталитарными режимами власти.

Рассмотрим эти модели с учетом следующих признаков: преобладающая форма и виды собственности; экономическая власть и способы ее осуществления; формы хозяйствования; место и роль, отводимые рынку; экономическая роль государства.

При   чистом   капитализме   преобладает   индивидуальная частная собственность;

поведение каждого субъекта мотивируется его личными, эгоистическими интересами; каждая экономическая единица стремится максимизировать свой доход на основе индивидуально принятых решений; имеется множество продавцов и покупателей продукта, что способствует свободе конкуренции, но каждый в отдельности совершает мелкие сделки, которые не могут влиять на спрос и предложение, поэтому ни один субъект рынка не обладает экономической властью. Власть предстает как функциональный элемент самого рынка, обеспечивающий ему координационную роль и закрепляющий за ним функцию установления уровня цен. Роль государства в экономике ограниченна.

Командная экономика устанавливает противоположные приоритеты: экономическая власть централизована; рынок не выполняет функцию регулятора экономики; поведение субъектов рынка опосредовано наличием общей цели, общий интерес доминирует над личным или по крайней мере стесняет его; собственность на условия производства может быть общественной или частной. Централизованная экономическая власть осуществляется административно-бюрократическими методами и обеспечивает в присвоении приоритет отношениям распределения; присвоению через обращение отводится второстепенная роль. Государство может быть основным экономическим субъектом. В этом случае его органы управления экономикой захватывают функции, которые относятся к компетенции   владельца   и   должны   осуществляться производственными предприятиями.

Особый хозяйственный строй России второй половины XIX в. способствовал выработке концепции модели смешанной экономики. В отличие от западной модели она основана не на однородности экономической структуры, что достигается за счет поглощения ведущим укладом всех остальных, и не на экономическом человеке, вытесняющем человека естественного, а на многообразии форм хозяйствования, параллельно сосуществующих как части единого организма, на многомерности хозяйственной деятельности, на признании многополюсности экономического бытия и на том, что каждый полюс имеет сущностное значение. В ее философскую основу положен вывод из закона, открытого К. Н. Леонть-евым: неоднородность экономической структуры и многообразие форм хозяйствования — это не недостаток, а свидетельство наличия внутреннего источника развития в виде еще не практиковавшихся идей. В разработку концепции смешанной экономики внееди свой вклад Н. Я. Данилевский, В. П. Воронцов, Н. Ф. Да-ниэльсон и другие выдающиеся русские мыслители. Западная экономическая мысль подошла к пониманию такой системы хозяйствования лишь в конце XX столетия.

Отношение к теории смешанной экономики у западных теоретиков двойственно: она противоречит утвердившемуся у них одноплоскостному видению мира; в то же время они не могут не признавать, что основная тенденция развития — это движение от свободной конкуренции к несовершенной конкуренции, от экономики чистого капитализма к командной экономике. Различие лишь в том, через какие формы осуществляется переход от одного полюса к другому — монополию капитала или монополию государства. Смешанная экономика — реальное свидетельство того, что западная рыночная экономика не может более существовать без мелкого бизнеса, поглощающего рабочую силу, выталкиваемую из сферы производства крупным капиталом, и государственного вмешательства, поддерживающего равновесие в экономике и стабильность в обществе. Если в России смешанная экономика изначальна, то здесь она появилась как своеобразная форма снятия противоречия развития хозяйственной жизни, порождаемого ставкой на однородную экономическую структуру.

На Западе смешанная экономика стала теснить чистый капитализм. Она не имеет крайностей, присущих названным выше двум моделям. Основными производителями продукции и покупателями условий производства там являются крупные корпорации, поэтому экономическая власть здесь не рассредоточена. Но она и не носит тоталитарного характера, не осуществляется административно-бюрократическими методами, поэтому при таких условиях распределительные отношения не подавляют'отношения обмена, а дополняют их; собственность на материальные ресурсы может быть народной, государственной, частной; поведение каждого субъекта мотивируется его личным интересом, но при этом в обществе определены и приоритетные цели. Государство выполняет в экономике активную функцию, имеется система прогнозирования, планирования и координации деятельности государственного и частного секторов.

Традиционная экономика характерна для стран, которые с позиции технократической цивилизации определяются как неразвитые; в действительности это первичный тип экономической системы, он существует в разных видах, так как основывается на обычаях, традициях, национальных культурных корнях. При этом используются разные формы и виды собственности. Можно выделить ряд черт такой экономики: экономическая деятельность не воспринимается как первичная ценность; индивид принадлежит своей изначальной общности; экономическая власть соединена с политической властью.

Традиционная экономика весьма устойчива. Она с трудом поддается реформированию. Объяснение этому скрыто в природе такого общества. В условиях, когда личность не выделена из социальной общности и экономическая деятельность не признана как первичная ценность, стабильность общества поддерживается через защиту и воспроизводство данного статуса индивида. Переход к рыночному хозяйству западного типа связан с разрушением того, на чем базируется стабильность традиционного общества. В итоге прежние условия стабильности разрушаются, а новые не создаются. Так, осуществляемые реформы заранее обречены на провал.

 

4.5. Место собственности в реформировании экономики

Реформирование   —   эволюционный   переход   от   одной модели

экономической системы к другой. Этот переход не всегда предполагает изменение господствующей формы собственности. Например, к началу XX столетия экономическая модель, основанная на рыночных механизмах и регулируемая свободным рынком, изжила себя. На смену свободному рыночному механизму пришел регулируемый. Система государственного регулирования экономики возникла во время первой мировой войны. Ее демонтаж после войны привел к небывалому по силе экономическому кризису (1929-1933 гг.). Кейнс и его школа осознали это и обосновали необходимость реформирования экономики. Курс Рузвельта в США подтвердил их выводы на практике.

Форма собственности не препятствует и более жестким изменениям экономического курса. Известно, что к тоталитарному характеру экономической власти тяготеет и монополия, и бюрократия. Так, в середине тридцатых годов командная экономика установилась в СССР, в условиях общественной собственности, и в Германии, где прочные основания имеет частная собственность. Затем это повторилось в Испании при Франко и в Чили при Пиночете. Во всех случаях установлению тоталитаризма способствовали доминирующие в тот период в этих странах экономические и политические решения.

Мировой опыт свидетельствует, что форма собственности не является и никогда не была определяющим началом в развитии товарного производства. Безразлична к форме собственности и основа рыночного хозяйства — конкуренция. И это не случайно, ведь обе формы собственности как различное проявление    единой    сущности    сосуществуют   тысячелетия. Эволюция формсобственности происходит в процессе эволюции общественного производства.

Концентрация производства и конкуренция способствуют централизации собственности, относительному сокращению количества собственников, являющихся хозяйствующими субъектами. Например, независимо от количества собственников (держателей акций) акционерное общество на рынке представлено как одно юридическое лицо, заключающее сделки.

Более того, наблюдается устойчивая тенденция понижения удельного веса собственного капитала и опережающее увеличение заемных средств в форме банковского кредита и облигационного капитала. Так, уже многие годы доля собственного капитала в Японии не превышает 19 \% от общей суммы функционирующего капитала акционерных компаний, в США — 60, в Англии •— 47, в Германии — 42, во Франции — 33 \%. Происходят изменения и в структуре акционерного капитала. Удельный вес акций, находящихся во владении индивидуальных держателей, уменьшается, роль собственников как индивидуальных владельцев акций снижается; управление компаниями переходит к менеджерам.

Переход от одной экономической модели к другой значительно облегчен наличием у всех современных экономических систем общей основы — товарного производства. Но сами системы различаются уровнем развития товарного производства и товарного обращения, а также типом экономической власти и формами ее осуществления и тем, какое место в системе ценностей данного общества занимает экономическая деятельность.

Реформирование лишь внешне кажется субъективным актом. Мировой опыт проведения реформ вскрыл ряд явлений, которые уточняют представление об этом процессе.

Прежде всего явно высвечивается избирательный характер заимствования. Обнаруживается это уже при переходе от присваивающего хозяйства к производящему. Наблюдение за народами, живущими в естественной  среде,  показывает,  что  перенимается лишь  то,  что легко вписывается в традиционный образ жизни, не разрушает его и не требует коренной перестройки. На другие новшества идут

лишь тогда, когда без них уже не обойтись. Например, народы, занимающиеся собирательством и охотой, иногда столетиями проживают рядом с земледельцами и скотоводами, хорошо знакомы с их ремеслом, но от своего способа присвоения не отказываются. Лишь потрясения такого типа, как экологический кризис, вынуждают их переходить к производящему хозяйству.

Представление о традиционном образе жизни чаще искажено. В действительности это не закостенелая древность, не испепеленное время, а система сохранения и трансформации нравственного опыта сообщества, в котором сохраняется и нравственное существо отдельного человека. Традиционным является и ориентация индивида на материальный успех, что характерно для романо-германской цивилизации, и порицание устремлений личности к материальному излишеству, присущее индо-буддийской цивилизации, и нравственное осуждение стяжательства в российской цивилизации. Как-то выпадает из внимания, что, например, англичанин, занимаясь бизнесом, поступает традиционно, а его коллега по бизнесу индиец — нетрадиционно, т. е. «прогрессивно». Обычаи и традиции — формы передачи нравственной информации от поколения к поколению.

Иногда для успеха реформ оказывается достаточно переориентировать общественные связи, повысить нравственную значимость экономической деятельности, сменить характер и методы осуществления экономической власти. Но нередко и смена преобладающей формы собственности не избавляет от провала реформ. Это объясняется тем, что реформирование затрагивает духовно-нравственные, социально-психологические стороны бытия, связано с психическим состоянием человека и уровнем его включенности в сами реформы, непосредственно выходит на шкалу нравственных ценностей народа.

Реформирование достигает цели в том случае, если не отрывается от реалий жизни народа. Оно подчинено объективному закону минимальной трансформации: из всех возможных вариантов преобразований достигает цели тот, который позволяет адаптировать общество к новым условиям хозяйственной деятельности, не грозящим фундаментальным сущностям данной цивилизации. Иначе реформирование превращается из созидательной в разрушительную силу.

Удачный переход Японии из традиционной экономики в рыночную объясняется тем, что здесь не стали разрушать устои, поддерживающие стабильность традиционного общества, а использовали тесную связь субъекта с первородной социальной общностью в новой форме организации труда. Это позволило воспроизводить прежний статус личности в новых экономических условиях и создать форму организации труда, которая по мотивационности и производительности превосходит западные формы.

Неудачи реформ в России во многом объясняются недооценкой особенностей ее цивилизации. В России больше от традиционного общества. Налицо все признаки такого общества:

экономическая деятельность не воспринимается как ценность первого порядка;

личность длительное время не была выделена из первородной социальной общности (общины);

экономическая власть всегда отличалась высокой централизацией, была слита с верховной политической властью и осуществлялась административно-бюрократическими методами.

Но это общество особого, более сложного типа. Россия формировалась как федерация народов и должна была искать способы объединения этнических сообществ — носителей разных культур. Ее хозяйственная жизнь столь разнообразна, что никогда не представляла единую экономическую систему. Причина неоднородности экономики корнями уходит в историческую, природную, этническую и культурную почву. Она изначально предопределена силами притяжения, которые скрепляли связи между элементами суперэтнической целостности:

Россия зарекомендовала себя страной национальной и религиозной терпимости, здесь народы могли жить в соответствии с собственными обычаями и законами страны, политическое объединение основывалось на принципе первичности прав каждого народа на определенный образ жизни; разнообразие кормящих ландшафтов Евразии позволяло каждому народу осваивать территории, более для них удобные. Переход к промышленному производству не снял, а подтвердил объективность разнообразия форм хозяйственной жизни. Попытки разрушить такое состояние, подвести экономику под одну, общую для всех экономическую модель, неизменно подключали силы отталкивания, что оборачивалось подрывом суперэтнической целостности и разрушением национальной экономики.

Избирательность заимствования приобретает особое значение, когда при переходе к новому хозяйственному устройству за образец берется чужой опыт или идеализированная модель. Реформаторы, как правило, спешат, хотят увидеть плоды своих деяний при жизни, опережают социальные и экономические реалии, ломают существующие формы хозяйствования, разрушают старое при отсутствии нового. Они, как правило, относятся пренебрежительно к собственной национальной культуре. Уже Петр I отошел от метода реформирования, положенного его предшественниками. По оценке кн. Н. С. Трубецкого, «Петр пытался не вырастить, а вдруг сразу сделать Великую Россию по западноевропейским образцам» (Трубецкой И. С. Наследие Чингизхана: взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока. Берлин, 1925. С. 42). Он выполнил задачу заимствования европейской техники, прежде всего военной, ценой отказа «верхов» русского общества от русской культуры. В результате таких деяний заимствование выродилось в жалкое подражание. Изменение метода исказило стратегию экономического развития, привело к такому разрыву с национальной культурой, что на воссоединение оборванных связей потребовалось более столетия. Только в XIX в. воссоединились глубинные корни русской культуры. Именно в это время началось становление русской национальной экономики.

Реформы 60-х годов XIX в. показали, что не весь арсенал западной рыночной экономики применим к России. Неоднородность экономической структуры, различия ландшафта и климата, определившие виды традиционной деятельности, а также быт и нравственные устои разных народов ограничивали распространение новых рыночных отношений, ориентированных на прибыль. Обозначились не только нерыночные отрасли, но и нерыночные зоны. Поэтому вместо системы чис-А того капитализма в России к началу XX в. сложился хозяйственный строй, который держался на принципе неоднородности экономической структуры, что позволяло сочетать рыночные системы с нерыночными отраслями и нерыночными зонами, С учетом этого обстоятельства удалось освоить Сибирь, Дальний Восток, Крайний Север. Государство являлось крупнейшим экономическим субъектом: оно владело банками, крупными предприятиями, землей, рядом монополий. Большинство частных заводов и фабрик работало по государственным заказам, получало от него крупные субсидии и на выгодных условиях кредиты. Модель смешанной экономики исходила из учета выросших на русской почве общинного начала и артельной формы организации труда, а также параллельного существования разных хозяйственных форм, лежащих в основании национальной экономики.

К сожалению, современное реформирование также не учитывает особенности хозяйственной жизни России. За образец взята западная модель, ориентированная на однородную структуру экономики, что противоречит самой природе экономического строя нашей страны. Преданы забвению духовная и этническая основа. Разрушены экономическое пространство и государственность; угнетены нравственные устои, поддерживающие стабильность суперэтнического единства. Утрачены экономические формы включения работников в производство, участие человека в производственном взаимодействии лишено рационального смысла. Реформирование из созидательной силы превратилось в разрушительную стихию.

Ставка сделана не на повышение мотивационности предпринимательства, а на смену формы собственности через приватизацию, что само по себе не решает проблемы повышения эффективности производства. Не удалась и попытка увеличить численность индивидуальных собственников. Приватизированная собственность оказалась в руках узкого круга лиц, которые не спешат обращать ее в производительный капитал. К тому же не учтена мировая тенденция: в странах с развитой рыночной экономикой индивидуальная частная собственность сохраняет свои позиции лишь в распределительных отношениях. В сфере производства господствует общая собственность, акционерный вид этой собственности. Основной фигурой хозяйственной жизни выступает владелец — экономический субъект, использующий прежде всего заемный капитал.

Российские реформы, в том виде как они осуществляются, не создают адекватных условий для предпринимательства, поэтому и механизм мотивации к труду и предпринимательству полностью еще не включен.

 

ОСНОВЫ ТЕОРИИ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 |