Имя материала: Экономическая история России

Автор: Тимошина Т.М.

Глава 3 экономическое развитие централизованного русского государства (вторая половина xv—xvii века)

 

Основные условия и этапы объединения русских земель в централизованное государство

В начале XIV века усилился процесс объединения русских земель в

единое государство, который закончился в основном в XVI веке.

Следует отметить, что объединительный процесс был закономерным для всех европейских стран, но там он завершился, главным образом, в конце XV — начале XVI веков и имел ряд особенностей. Так, почти во всех странах Западной Европы он проходил в условиях зарождения рыночной экономики, которая требовала активных деловых связей между регионами. Развитие городов, ремесленного производства, торговли вело к разрушению феодальной замкнутости и жесткой вассальной иерархии, отмене таможенных пошлин. Королевская власть была заинтересована в росте городского населения (ремесленников, торговцев, молодой буржуазии), которое помогало королям разрушить феодальный сепаратизм, объединиться в крепкое государство. В свою очередь, королевская власть поддерживала отечественную промышленность, торговлю, укрепляла внешние связи.

Процесс объединения на Руси происходил в иных условиях. Его первые попытки появились во Владимиро-Суздальском княжестве еще в XII—XIII веках при Андрее Боголюбском и Всеволоде Большое Гнездо. Но этому помешало монгольское нашествие, которое надолго задержало развитие экономических и политических предпосылок объединения. В начале XIV века этот процесс возобновился на основе национально-освободительной борьбы с иноземным игом.

Основной причиной усиления объединительных тенденций на Руси в отличие от Запада было укрепление и развитие феодальных отношений, дальнейшее усиление вотчинного и поместного землевладения. Более активно этот процесс проходил на Северо-Востоке Руси, где успешно развивалось сельское хозяйство, возникали новые деревни, села, починки, слободы, повышалась продуктивность земледелия и животноводства.

 

 

Феодалов-вотчинников, служилых людей (дворян), духовенство стали все больше интересовать не просто земельные угодья, а общинные земли с работающими там крестьянами. Землевладельцы начинали увеличивать объем различных повинностей и оброка, а значит, повышать степень зависимости крестьян, что, в свою очередь, вызывало их протест и сопротивление. Крестьяне поднимали бунты, убивали управляющих и приказчиков, грабили имущество феодалов. Главным методом выражения протеста был переход крестьян от одного землевладельца к другому, из княжества в княжество, уход на свободные земли.

Но феодалы не желали терять работников, за счет которых они пополняли свое богатство. Общинники же считали, что у них есть свои более давние права на земельные угодья, а феодалы незаконно пользуются общинными землями. Все это требовало разработки целой системы законодательных норм, четко определяющих взаимоотношения феодалов и крестьян по поводу присвоения общинных земель, установления величины всевозможных отработок и оброка. Это можно было сделать только в условиях единой власти, мощного государственного аппарата, в чем были заинтересованы все слои общества.

Следует отметить, что города на Руси в этот период не имели такого значения, как в Западной Европе. Они еще не стали центрами зарождающихся рыночных отношений. Еще не начался процесс первоначального накопления капитала. Светская власть и духовенство тратили огромные средства на покупку земель, собирали сокровища, отдавали деньги в рост. Следовательно, на ранних этапах объединения русских земель преобладали политические причины, желание освободиться от монгольского ига, стремление защитить страну от западной агрессии со стороны Литвы, Польши, Швеции.

Весь долгий путь объединения можно условно разделить на три этапа. Первый: конец XIII века — 1380-е годы; второй: 1380-е годы — 1462 год; третий: 1462 год — середина XVI века. На первом этапе происходил заметный прогресс в развитии и укреплении Северо-Восточных княжеств. Шла борьба между Владимиром, Нижним Новгородом, Москвой и Тверью за политическое господство, а также за роль центра, объединяющего эти земли. Сначала верх взяло Тверское княжество, но к концу XIII века при князе Данииле усилило свое могущество Московское княжество, которое первоначально было совсем небольшим (в него входили лишь Звенигород, Руза и несколько волостей). Постепенно к Москве были присоединены Можайск, Коломна и другие ближние города.

Сын Даниила Иван I Калита получил от Орды ярлык на великое княжение и право собирать дань со всех русских земель, что позволяло ему присоединять другие княжества и земли, захватывая их военной силой, покупая и получая в дар от золотоордынских ханов. Таким образом, в состав Московского княжества вошли: Ростов, Углич, Галич, Белоозеро. Правда, последние три города с их округами остались до времени во владении прежних князей, которые признавали зависимость от Москвы. Именно с Ивана Калиты началась жесткая и целеустремленная политика по собиранию земель вокруг Москвы, основанная на хитрости, коварстве по отношению к противникам, на дипломатических переговорах с Золотой Ордой.

Следует отметить, что более ста лет русские князья не могли объединиться и покончить с зависимостью от ордынских ханов. В глазах русской знати верховный правитель Орды («царь») являлся законным владыкой всех земель. Но в XIV веке в самой Золотой Орде началась жестокая борьба за власть, в результате которой она распалась на две части. В западной части власть захватил крупный военачальник (темник) Мамай, не имевший права на престол. Русские князья, в том числе и московский князь Дмитрий Иванович, не признали его и стали оказывать сопротивление. Тогда Мамай решил наказать непокорных князей и организовал поход, который закончился Куликовской битвой*. Она окончилась победой русских войск, а князь Дмитрий Иванович получил прозвище Донской. После этого законный хан Орды Тохтамыш снова воссоединил государство, лишив власти Мамая, который бежал в Крым, где и был убит. В 1382 году хан Тохтамыш совершил поход на Москву и полностью разгромил ее. Затем Дмитрий Донской получил от Тохтамыша ярлык на великое княжение, заплатив при этом хану 8 тысяч рублей серебром. И только после этого Дмитрий Донской почувствовал свою относительную экономическую и политическую самостоятельность. Он присоединил к Москве Владимир, Дмитров, Кострому, Тулу, Калугу, Медынь, окончательно включил в состав Московского княжества Углич, Галич и Белоозеро. В результате Москва стала общепризнанным центром русских земель, хотя до окончательного свержения ордынского ига оставалось еще долгих сто лет.

* Куликово поле, на котором 8 сентября 1380 года состоялось сражение, находится на территории Тульской области, примерно в 300 км к югу от Москвы.

Именно в 1380-е годы начался второй этап объединительного процесса. В этот период Дмитрий Донской проводил большую работу по упорядочению сбора податей с княжеств в пользу государства, пытался создать собственную денежную систему, не зависимую от Золотой Орды, реформировал процесс создания княжеских ополчений, из которых позже должно было получиться единое войско. Справедливости ради следует сказать, что если Иван I Калита только начал собирать Московское княжество, то Дмитрий Донской стал основателем экономически и политически крепкого Московского государства. Наследники Дмитрия Донского продолжили его дело. Позже они присоединили к Москве Муромское и Суздальское княжество, Вологду, Великий Устюг, Двинскую и Пермскую земли.

Первая половина XV века проходила в условиях ожесточенной феодальной войны в Московском княжестве. Правление Василия II Темного (который стал жертвой заговора удельных князей и был ослеплен) отмечено последней масштабной междоусобицей на Руси, во время которой решался вопрос: на каких условиях должны строиться отношения московских князей с другими русскими князьями. По сути, это было столкновение сторонников и противников объединительной политики вокруг Москвы. При Иване III Васильевиче, вступившем на престол в 1462 году, эта междоусобная борьба окончилась полной победой московских князей.

И с этого времени можно говорить о третьем этапе формирования единого Российского государства, когда в результате ожесточенной борьбы Московскому княжеству были подчинены Ярославское, Рос* Известно, что во второй половине XV века Золотая Орда распалась, и на ее месте образовались независимые государства: Казанское, Астраханское и Крымское ханства, а также Ногайская и Большая Орда, с которой московским князьям приходилось поддерживать отношения.

** Место этого «Стояния» находится на территории Калужской области, примерно в 200 км к юго-западу от Москвы.

В 1470-х годах Иван III стал проводить политику, направленную на достижение полной независимости от Орды*. С 1476 года Москва перестала выплачивать ежегодную дань, чем вызвала недовольство хана Большой Орды Ахмеда (Ахмата), который решил заставить московского князя платить дань и выступил со своими полками к Москве. В 1480 году произошло знаменитое «Стояние на Угре»**, во время которого противники в течение нескольких недель стояли на берегах реки Угры (приток Оки), не вступая в непосредственные военные столкновения. Поздней осенью войскам хана Ахмеда пришлось отступить. Это событие положило конец экономической и политической зависимости русских княжеств от Орды. Но, несмотря на то, что московскому государству еще в течение многих десятилетий приходилось бороться с различными ханствами бывшей Золотой Орды, именно после 1480 года Иван III окончательно ликвидировал вассальную зависимость от Орды, а русское государство стало суверенным не только фактически, но и формально.

товское, Козельское, Тверское княжества, Новгородская республика и другие земли. В конце XV — начале XVI веков была создана самая крупная европейская держава, получившая название Россия.

В XVI веке при Василии III и его сыне Иване IV Грозном происходило дальнейшее увеличение территории России за счет присоединения южных и восточных земель: Поволжья, Западной Сибири, Черноземного «Дикого Поля» и др. В XVI веке также были присоединены Псков, Смоленск, Рязань, Новгород Северский и др.

Начиная с правления Ивана III, Русское государство стало активно развивать международные связи и формировать русскую дипломатию. Известно, что среди первых российских дипломатов, направленных в Западную Европу, было немало греков, бежавших из Византии после падения Константинополя (1453). В конце XV века были установлены посольские связи с Венецианской республикой, Германией, Венгрией, Турцией, Персией. При Василии III были установлены дипломатические отношения с Францией, Индией и другими странами.

В результате женитьбы в 1472 году Ивана III на Софье Палеолог, племяннице последнего византийского императора Константина XI, у Московского государства появился византийский герб — двуглавый орел, который был соединен с прежним московским гербом, где был изображен Георгий Победоносец. В это же время у московских государей появилась шапка Мономаха, символ наследия византийской короны. Получила распространений и доктрина, в соответствии с которой Москва как наследница Константинополя, «Второго Рима», является «Третьим Римом», последним и вечным центром всего православного мира.

 

Экономическая политика России во второй половине XV—XVII веках

В конце XV — начале XVI веков в России постепенно сформировалась система государственного управления во главе с великим Московским князем. У него в подчинении находились удельные князья и бояре, как московские, так и из присоединенных земель. Они должны были служить верховному собственнику земли русской. Вся эта иерархическая структура приняла форму местничества, при которой получение какой-либо должности для представителя княжеско-боярской знати обязательно увязывалось с происхождением и знатностью семьи, близостью к великому князю, верностью и давностью службы ему.

Вместо временных боярских советов, собиравшихся в удельных княжествах, при великом князе Иване III стал собираться высший совещательный орган Московского государства — Боярская дума. Члены Думы назначались великим князем в строгом соответствии с правилами местничества, по степени родовитости, а не по делам и способностям, отчего бояре постоянно враждовали между собой за должности. Боярская дума должна была ежедневно заниматься текущими внутренними и внешними делами страны, решать споры и конфликты.

Следует отметить, что Иван III еще не имел абсолютных полномочий самодержца. Любое его решение не имело силы без одобрения Боярской думы, а позже и Земского собора. Бояре и удельные князья, несмотря на свою присягу великому князю, могли не соглашаться с указами Ивана III. На заседаниях Боярской думы зачастую высказывались очень резкие слова в его адрес. Порой князья не поддерживали его и грозили уйти с дружинами в свои уделы, что заставляло великого князя лавировать, идти им на уступки.

В эти же годы стали создаваться специальные учреждения для руководства различными хозяйственными, финансовыми, оборонными делами в масштабе страны. Эти учреждения назывались приказами (от «приказать», «поручить»). На местах этими проблемами занимались бояре-кормленщики, у которых сосредоточивались большие судебно-ад-министративные полномочия. Им было дано право собирать налоги-«корм» с местного, подвластного им населения (считается, что при Иване III произошло разделение налогов на прямые и косвенные).

Фактически же они занимались бесконтрольными поборами, что заметно ослабляло централизованную власть. Таким образом, бояре, сыгравшие основную позитивную роль при объединении русских земель в XIII—XIV веках, в конце XV века становились его тормозом, оказавшись в рядах противников сильной государственной власти.

В годы правления Ивана III большое место во внутренней политике занимали сложные отношения государства и церкви. Как уже отмечалось, церковь имела особое, привилегированное положение еще со времен монголо-татарского владычества, она была освобождена от всех налогов и разорения. В результате этого в XV веке церкви принадлежало более трети всех богатств страны, она являлась главным ростовщиком и основным хозяйствующим субъектом в России. Церковь имела почти все имущественные, военные, судебные права, которыми пользовалась светская знать. Ей принадлежали огромные угодья вместе с крестьянами, она имела свое войско, у нее было право вершить судебные дела по гражданским вопросам в своих владениях. Иван III первым из князей попытался установить контроль за хозяйственной деятельностью церкви, ограничить ее земельные владения, чтобы укрепить государственную власть.

Подобные процессы проходили и в Западной Европе, где новому дворянству также нужны были земли, которые находились в руках церкви. Эту проблему там решали, в основном, простой конфискацией церковных земель. В России это сделать было очень трудно из-за огромного экономического и политического могущества церкви.

Для решения этих проблем Иван III использовал борьбу, развернувшуюся внутри самой церкви: между нестяжателями и иосифлянами. Последователи строгого подвижника заволжского старца Нила Сорского называли себя нестяжателями и проповедовали отказ церкви от богатства, пышности, земельной собственности. Игумен Волоколамского монастыря Иосиф Волоцкий и иосифляне выступали за умножение богатства церкви, за сохранение церковно-монастырского землевладения, и таких взглядов придерживалась большая часть духовенства. Иван III и его сын Василий III не решились на радикальные шаги по отношению к церкви, так как они рассчитывали на ее поддержку в борьбе с боярской оппозицией. Вопрос о подчинении церкви государству был отложен, и только Иван IV смог окончательно разрушить ее экономический монополизм.

На протяжении XVI века феодальное землевладение продолжало укрепляться и развиваться. В этот период вотчинники по-прежнему сохраняли феодальный иммунитет, поддерживаемый великим князем, в связи с чем крупные феодалы были заинтересованы в сильном государстве. Но, с другой стороны, великие князья (а позже и цари), стремясь к самодержавию, постоянно ограничивали права и привилегии феодалов-вотчинников. Таким образом, на протяжении XVI века верховная власть России была вынуждена вести двоякую политику по отношению к феодалам, поддерживая одних и подавляя других. В этой сложной борьбе центральная власть нашла опору в наиболее прогрессивной части населения того времени — служилых дворянах, которые поддерживали великих князей и царей, поскольку им экономически и политически была выгодна сильная государственная власть. Они надеялись расширить свои угодья за счет опальных бояр Пскова, Новгорода, Твери, а также получить права, уравнивавшие их с древними боярскими фамилиями.

Елена Глинская, мать Ивана IV Грозного, продолжала укреплять центральную власть. Она ограничила налоговые и судебные привилегии духовенства, поставила под контроль рост монастырских владений. При ней были сокращены и права бояр-кормленщиков, пользовавшихся неограниченной властью в своих вотчинах. При Елене Глинской началась реформа управления, которая закончилась при Иване IV.

В тот же период — в 1530-х годах — были созданы административные «губные» учреждения («губа» — административный округ, позже преобразованный в уезд), которые ведали судебными вопросами по наиболее тяжким разбойным преступлениям против правительства и феодалов. В Москве всеми губными учреждениями ведал специальный Разбойный приказ.

В 1547 году Иван IV Васильевич был венчан на царство и стал царем Российского государства, что уравнивало его с западноевропейскими монархами и значительно возвышало над княжеско-боярской знатью. В первый период правления перед Иваном IV стояла проблема: пойдет ли развитие России по пути восточной деспотии или она будет преобразована в страну с представительной монархией по образцу западноевропейских стран. В этот период он продолжал реформы своей матери, сориентированные на второй путь развития. Вокруг царя сконцентрировались советники, или Избранная рада, состоявшая из ближайших советников: митрополита Макария, священника Сильвестра, князя Андрея Курбского, незнатного дворянина Алексея Адашева и др.

В своей деятельности Иван IV пытался ослабить консервативную боярскую оппозицию, используя служилое дворянство и другие слои населения. Когда в 1549 году был сформирован совещательный орган — Земский собор, туда вошли представители не только земельной аристократии, духовенства, дворян, но и купечества, богатых горожан. Созыв Земского собора означал, что в России установилась сословно-представительная монархия.

Собор не ограничивал права царя, а служил ему опорой при проведении радикальных изменений в обществе. Молодой царь неоднократно выступал на Земском соборе, обвиняя бояр в злоупотреблениях и обещая, что отныне он сам будет судьей и защитником для народа. Кстати, именно Земский собор в 1549 году принял решение об освобождении дворян из-под юрисдикции бояр и переход их в ведение государства.

В числе реформ, проводимых Иваном IV, была и военная реформа. В 1550 году государь велел раздать поместья в Московском уезде боярским детям; из них был образован особый отряд служилых людей. Они составляли царскую гвардию и служили офицерскими кадрами для дворянских ополчений. Иван IV издал Уложение о службе (1556), в соответствии с которым регламентировалась служба дворян, обязанных служить с 15 лет. За эту службу дворянин получал от 150 до 450 десятин земли (1 десятина = 1,09 га) и денежное жалованье. С каждых 150 десятин необходимо было выставить в дворянское войско одного конного ратника в полном снаряжении. Тех дворян, которые не являлись на службу («нетчиков»), подвергали наказанию батогами и у них отбирали поместья. По этому Уложению такую же обязательную государеву службу должны были нести и вотчинники. Они были обязаны во время войны являться на службу «конно, людно и оружно», т.е. на коне, со слугами и в доспехах.

Крупные неудачи в Ливонской войне* заставили правительство приступить к более радикальным изменениям в армии. На смену боярскому ополчению Иван Грозный стал создавать оснащенное огнестрельным оружием стрелецкое войско, которое набиралось из свободных людей («охотников») на добровольной основе. Это был прообраз будущей регулярной профессиональной армии. Но это войско еще во многом сохраняло черты феодального ополчения.

За военную службу стрелецким полкам предоставляли коллективные земельные наделы — «дачи», из которых стрельцам выдавали личный надел. Стрельцам, не имеющим личного участка, платили денежное и хлебное жалованье, но поскольку в казне зачастую не было денег, то они были вынуждены, кроме основной службы, заниматься торговлей или ремеслом, что, конечно, не повышало боеспособность войска.

В середине 1550-х годов была окончательно отменена система кормлений. Вся судебная, налоговая и другая деятельность на местах передавалась в руки выборных земских старост из зажиточных крестьян на селе и городской купеческой верхушки. Земские старосты, в свою очередь, подчинялись губным старостам. Такая структура усиливала централизованную власть сверху донизу.

В 1550-хгодах Иван IV снова вернулся к проблеме соотношения церкви и самодержавия. В 1551 году был созван Стоглавый церковный собор (его постановления состояли из ста глав). На соборе снова возникли споры нестяжателей и иосифлян по поводу церковного землевладения, и в результате был достигнут определенный компромисс: церковь одобрила проводимые царем реформы и Судебник 1550 года, а царь поддержал иосифлян. Царская власть стала осуществлять более строгий контроль за ростом церковных владений. Впредь церковь могла приобретать и продавать земли только с разрешения верховной власти.

* Ливонская война (1558—1583) велась против Ливонского ордена, Швеции, Польши и Великого княжества Литовского за выход к Балтийскому морю. Война закончилась подписанием перемирия на невыгодных для России условиях.

При Иване Грозном отношения между царской властью и боярской оппозицией достигли наивысшего накала и приняли жестокие и кровавые формы. В 1565 году царь объявил о переходе к особым условиям правления, что позволило ему получить неограниченные полномочия: он мог объявить государственными изменниками любых представителей княжеско-боярской аристократии, на одних распространить опалу, других — казнить без суда и следствия, отобрать у них земли в государев удел — опричнину. Это был своего рода государственный переворот, по которому Иван Грозный лишил Боярскую думу и бояр многих прав.

В опричнину отходили лучшие земельные угодья, оттуда выселялись вотчинники-бояре и удельные князья на земщину — территории, не входившие в опричнину и находившиеся под управлениемБоярс-кой думы. Земщина располагалась, главным образом, на окраинах страны. На место выселенных бояр расселяли служилых людей. В опричнину были взяты некоторые улицы и слободы Москвы, около 20 городов с уездами в центральных и северо-западных областях России. Земли опричнины составляли примерно половину всей территории государства.

В пределах опричнины создавался «государев двор», или особое войско из опричников, основанное на беспрекословном подчинении царю, который давал им щедрое денежное и имущественное вознаграждение. Опричникам была присуща особая жестокость при проведении массового террора в стране. Огромные людские потери и хозяйственный ущерб во время карательных операций, неудачи в Ливонской войне, набеги крымских татар привели страну к тяжелому экономическому кризису. В 1572 году царь отменил опричнину и даже запретил упоминать это слово. Иван IV, борясь с феодальной оппозицией, создал крепкую самодержавную власть. Но последствия опричнины были очень тяжелыми, и они еще долго оказывали отрицательное воздействие на экономику России.

После смерти царя Федора Иоанновича (сына Ивана Грозного) на московском престоле прервалась династия Рюриковичей. В условиях отсутствия прямых наследников царского трона, в 1598 году на Земском соборе на царство был избран Борис Годунов, который уже в течение нескольких лет фактически правил страной вместо царя Федора. Будучи человеком незнатного происхождения, Борис Годунов с молодых лет стремился закрепиться в высших придворных кругах, для чего сначала женился на дочери главного опричника Малюты Скуратова Марии, а потом выдал свою сестру Ирину за царя Федора.

Борис Годунов строил свою политику на тех же принципах, что и Иван IV — укрепление жесткой централизованной власти, присоединение к России новых земель, усиление роли дворян, в которых видел свою опору. Новый царь способствовал развитию отечественного предпринимательства в различных отраслях производства, поощрял российское купечество. Он также проявлял большой интерес к западной цивилизации, способствовал переселению немецких купцов, медиков, наемных воинов в Россию. Впервые в истории страны несколько молодых людей (дворянских «робят») было отправлено за границу на учебу. Широкое распространение получило книгопечатание, в разных городах были открыты типографии. Можно предположить, что деятельность Годунова оказалась во многом предтечей реформ Петра I, которые осуществились лишь через сто лет.

Борис Годунов был на царстве всего семь лет, и этот период оказался для страны очень тяжелым. В 1601—1603 годах на Россию обрушилось необычайное похолодание, в результате чего сельское хозяйство пришло в упадок и разразился страшный голод. По свидетельству современников, только в Москве погибло 120 тысяч человек, которых хоронили в братских могилах. Годунов даже велел открыть государевы хлебные амбары, но это не смогло накормить народ, в стране начался хаос.

После внезапной кончины Бориса Годунова (1605) в России начался распад единой государственной власти, страна стала стремительно разваливаться на отдельные княжества, из-за рубежа хлынули польские и шведские интервенты. Россия была ввергнута в пучину гражданской войны, или «смуты». В 1605—1612 годах на московском престоле сменилось множество правителей, в стране объявились десятки самозванцев под именем сына Ивана Грозного, царевича Дмитрия, который якобы не умер в Угличе, а счастливо спасся.

* В день Казанской иконы Божией Матери 4 ноября (22 октября по старому стилю) 1612 года воины народного ополчения штурмом взяли Китай-город в Москве, а 8 ноября изгнали захватчиков из Кремля. Позже, в 1649 году, указом царя Алексея Михайловича 4 ноября был объявлен государственным праздником, означавшим окончание «смуты». Этот праздник отмечался в России до 1917 года, а после Октябрьского переворота был отменен. И лишь 16 декабря 2004 года Государственная Дума РФ установила в стране государственный праздник — День народного единства, знаменующий победоносные события, происходившие в России в начале XVII века.

В 1611 году была предпринята попытка собрать ополчение из широких слоев населения, но она успеха не имела. В 1612 году было собрано второе ополчение, во главе которого стояли князь Дмитрий Пожарский и нижегородский купец Козьма Минин*. После освобождения Москвы от польских интервентов встал вопрос об избрании нового царя. В начале 1613 года в Московском Кремле был созван представительный Земский собор. В результате острой борьбы из множества кандидатов (в том числе и иностранцев) царем был избран представитель родовитой боярской фамилии Романовых — Михаил, которому в ту пору шел семнадцатый год. В России появилась новая династия.

Правление первых царей династии Романовых ознаменовалось существенными изменениями в жизни России. В середине XVII века заметно усилились тенденции перехода от сословно-представитель-ной монархии к самодержавию. В Боярской думе увеличилось представительство дворян — опоры монархии. Из ведения Думы был изъят ряд важных государственных дел в исключительную компетенцию государя. Начиная с 1653 года почти прекратил свою деятельность Земский собор, одна из форм участия различных сословий в общественной жизни России. При царе Алексее Михайловиче был сделан важный шаг к полному устранению церкви от ее вмешательства в дела управления государством, что проявилось во время церковной реформы и в победе над патриархом Никоном.

Постепенно происходили изменения в Приказной системе, увеличивалось количество приказов, а их функции все больше переплетались, порой их трудно было разграничить, что создавало неразбериху в управлении. Правительство время от времени проводило их слияние, реорганизацию, но это не устраняло всех сложностей.

По подсчетам историка В.О. Ключевского, в этот период было до 15 приказов, одновременно занимавшихся военным управлением, не менее 10 — государственным хозяйством, до 13 — дворцовым ведомством и т.д. Для заведования, например, различными родами войск существовали Стрелецкий, Пушкарский, Рейтарский, Иноземный, Казачий и другие приказы, а также Разрядный приказ, ведавший военным делом и назначением командного состава в войсках. Всего же к концу XVII века общее число приказов приближалось к 80—90, но постоянно функционировали около 40.

Общегосударственными проблемами занимались следующие ведомства: Посольский приказ, руководивший внешними сношениями; Поместный приказ, регулировавший служилое землевладение; Разбойный приказ ведал важнейшими уголовными делами по всей стране; Приказы Большой казны и Большого прихода руководили государственным хозяйством и финансами. Отдельно были созданы приказы, управляющие огромными территориями — Малороссией (Украиной), Сибирью и т.д.

Была сделана попытка систематизировать местное управление. Россия была разделена на 250 уездов во главе с воеводой, позже их стали укрупнять в так называемые разряды — Новгородский, Рязанский и др. В 33 крупных городах было также учреждено воеводское управление с большими административными и судебными полномочиями.

Серьезную озабоченность вызывало состояние российских вооруженных сил. Стрелецкое войско, организованное Иваном Грозным, все больше теряло свою боеспособность. Такой же процесс развивался и среди дворянского ополчения. Если в начале XVI века дворяне были заинтересованы в добросовестном выполнении своих военных обязанностей, поскольку за это они получали земли вместе с крестьянами, то к концу XVII века большинство из них уже получило право передавать свои поместья по наследству, и служба стала для них тягостной. Дворяне искали повод уклониться от службы, их военная подготовка была слабой. Поэтому в первой половине XVII века в России появились полки «нового строя» — рейтары (конница) и драгуны (смешанный строй). Еще при первом царе из династии Романовых — Михаиле Федоровиче—московское правительство было вынуждено нанимать иностранцев для обучения русских воинов иноземным методам военного мастерства, особенно для рейтарских и драгунских полков. Но эти полки еще не представляли собой постоянное регулярное войско. Они собирались во время войны, а после ее окончания воины распускались. Такая практика сохранялась до конца XVII века.

 

Процесс закрепощения крестьян

Развитие экономики России в XV—XVI веках связано прежде всего с постепенным закрепощением крестьян, которые жили на княжеских, боярских, церковных (монастырских) землях. По договору с землевладельцами они занимали определенные участки земли и платили за них условленный денежный или натуральный оброк, а также исполняли некоторые повинности: барщину, или издолье (издольщину). В соответствии с законами и старыми обычаями крестьяне имели право перехода от одного хозяина к другому, надеясь найти на новом месте лучшие условия жизни.

С годами крестьянам становилось все труднее переходить на новые места, так как постоянно росла их задолженность землевладельцам. Поскольку на Руси в те времена отсутствовал доступный для крестьян сельский кредит, они при всяких хозяйственных неудачах (неурожаях, падеже скота, пожарах) вынуждены были занимать деньги или хлеб у своих землевладельцев и уже не могли уйти, не расплатившись с долгами. Архивные данные свидетельствуют о том, что заемный процент составлял примерно 20\% годовых, поэтому было весьма нелегко расплатиться с долгами. Это все крепче привязывало должников к землевладельцам.

Постепенно феодалы и церковь начали требовать от крестьян увеличения оброка. Помимо натурального оброка, с конца XV века заметно возросло количество различных повинностей и отработок в пользу феодала. Барщина стала достигать четырех дней в неделю. Крестьяне не выдерживали такого гнета, убегали от бояр и помещиков-дворян на юг и юго-восток (на Дон, Южный Урал, в Заволжье), в северное Поморье.

При Иване III в 1497 году был издан знаменитый Судебник, первый российский свод законов, по которому на всей территории России распространялись единые правовые нормы. Так, в частности, по этому Судебнику в стране устанавливались правила перехода крестьян от феодала к феодалу. Был утвержден период: одна неделя до осеннего Юрьева дня (26 ноября по старому стилю, или 9 декабря по новому), и одна неделя после, когда крестьянин мог уйти, но предварительно уплатив пожилое за проживание и пользование землей феодала. В конце XV — начале XVI веков сумма пожилого равнялась 1 рублю с человека. Для сравнения отметим, что за эти деньги можно было приобрести рабочего коня, или 100 пудов ржи, или 7 пудов меда. Введение такого условия заметно ограничивало возможности крестьян на свободное передвижение и было первым законодательным шагом к закрепощению крестьян.

Крестьянин, ушедший без уплаты пожилого, без разрешения землевладельца, не в ближайший к Юрьеву дню период, считался беглым, он подлежал розыску и возвращению прежнему владельцу. Но и эти меры не останавливали крестьян, их побеги становились массовым явлением, суды были завалены исками о беглых.

В 1580-х годах, в результате опричнины и неудачной Ливонской войны, экономика страны оказалась в критическом положении. Массовое бегство крестьян на окраинные свободные земли вызывало большое беспокойство феодалов, терявших своих работников. Феодалы все более активно требовали от государственной власти юридического оформления зависимости крестьян от землевладельцев. Государство, в свою очередь, также было озабочено недостаточным поступлением налогов в казну из-за бегства крестьян.

Постепенно сформировалась государственная система крепостного права. В 1582—1586 годах впервые были установлены «заповедные лета», во время которых запрещался переход крестьян на Юрьев день, причем этот запрет относился ко всем категориям крестьян, как частновладельческим, так и государственным, а также и к посадскому населению городов. Эта мера, введенная как временная, позже превратилась в постоянную.

В 1581—1592 годах проводилась перепись земель и населения. Были составлены писцовые книги, т.е. юридический документ, где была указана принадлежность крестьян какому-либо владельцу на период переписи. Можно предположить, что в 1590—1595 годы фактически произошла полная отмена Юрьева дня по всей стране*.

В это же время были установлены урочные лета, в течение которых объявлялся сыск беглых крестьян. По указу 1597 года был определен пятилетний срок поиска убежавших с 1592 года. Если же беглецам удавалось скрываться более пяти лет, то они уже не подлежали обязательному возврату к прежним владельцам. И это дополнение к царскому указу 1597 года вызывало недовольство мелких и средних помещиков (служилых людей), которые особенно нуждались в крестьянских рабочих руках. Они многократно обращались к царю с просьбой отменить урочные лета, чтобы сделать сыск бессрочным.

В начале XVII века Борис Годунов временно отменил «заповедные лета», восстановил Юрьев день. Но в «смутное время» процесс закрепощения усилился. В 1607 году был объявлен 15-летний срок сыска.

Когда свободный переход крестьян был практически запрещен, его сменил крестьянский вывоз, или своз. Богатые феодалы или их управляющие приезжали поздней осенью перед Юрьевым днем в чужие имения и выкупали крестьян, заплатив за них все долги, а затем вывозили их в свои хозяйства. Конечно, юридическое положение крестьян не менялось, они теперь становились зависимыми от новых господ. Нередко в процессе своза происходили ссоры, стычки, беспорядки между старыми и новыми хозяевами, несмотря на соблюдение всех юридических условий крестьянского перехода. От этого процесса опять же страдали больше всего мелкие и средние помещики, поэтому они настоятельно просили правительство отменить такой способ выкупа крестьян.

* Поскольку до нашего времени не дошел указ об установлении «заповедных лет», то нельзя точно определить, когда окончательно закрепилась практика запрета перехода крестьян в Юрьев день на новое место.

** В Государственном архиве хранится подлинный текст Соборного уложения (свода законов Российского государства). Он представляет собой огромный свиток длиной 309 метров, переписанный всего четырьмя людьми.

К середине XVII века правительство пошло им навстречу и осуществило окончательное законодательное оформление крепостного права. В январе 1649 года на Земском соборе было принято Соборное уложение**, по которому устанавливался бессрочный сыск беглых крестьян. Отныне крестьяне со своей семьей, имуществом и прочим прикреплялись к феодалам и объявлялись их собственностью. Кроме того, прикрепление распространялось и на городских (посадских) жителей. По закону им запрещалось переходить из одной городской общины в другую.

Крепостное право в России было крайне тяжелым и зачастую не отличалось от рабства. В отличие от Западной Европы, где крестьяне прикреплялись к земле, в России они были лично прикреплены к помещикам. Не существовало никаких правовых норм, подобно западноевропейским, регламентировавших отношения между помещиками и их крепостными, что приводило к усилению жестокости со стороны помещиков. Феодалы, получив в соответствии с Уложением неограниченную судебную и административную власть, не только вмешивались в хозяйственную деятельность, но и полностью распоряжались личной жизнью крестьян. Их могли продать, обменять, отдать за долги, подвергнуть физическим наказаниям, а также бесконтрольно облагать поборами, несмотря на то, что крестьяне должны были платить подати и в пользу государства. Они не могли подать жалобу в суд на действия помещика, поскольку это расценивалось как проявление их неповиновения.

По Уложению 1649 года дворяне получили право передачи поместья по наследству, если сыновья будут служить так же, как и отец, т.е. поместье и вотчина сближались по своему статусу, что являлось большим социально-экономическим завоеванием дворянства. Также ограничивалось церковное землевладение.

В результате укрепления феодального землевладения большая часть сельскохозяйственных угодий уже в XVI веке оказалась в руках землевладельцев и церкви. Лишь на севере, в бассейне рек Печора и Северная Двина, почти не было феодальных владений. Там проживали черносошные крестьяне, подчинявшиеся непосредственно государству. Категория государевых крестьян находилась в более благоприятных условиях, нежели частновладельческие крестьяне. Они выполняли только одно тягло — в пользу государства. У них сохранялось местное самоуправление и некоторые личные гражданские права.

Правда, крестьяне-дворохозяева, входившие в крестьянские общества и записанные в податные списки, не могли покидать свои общества, не найдя себе замену на свое место, т.е. они были прикреплены к земле, хотя и не так, как крепостные. Это было связано со сбором налогов и касалось только дворохозя-ев-тяглецов. Но их хозяйства обычно состояли из множества родственников (братьев, детей, племянников, зятьев, внуков), а также принятых в семью чужих лиц (приемышей, соседей, под-суседников, захребетников), поэтому найти им замену не составляло труда.

Черносошные крестьяне занимались не только земледелием, но и торговлей, промыслами. В жизненной практике они могли продать, заложить, обменять, подарить, отдать в приданое свои участки, т.е. пользовались достаточно большой экономической и юридической свободой. Среди северных крестьян были распространены союзы совладельцев — складников, где каждый владел некоторой долей общей земли и мог распоряжаться ею.

Существовала еще одна категория крестьян — дворцовые, обслуживавшие непосредственно нужды царского дворца. Они управлялись дворцовыми приказчиками, имели своих выборных старост и некоторое самоуправление. По своему положению они были близки к государевым крестьянам.

На юге, по течению Дона, Терека, Яика сформировалось особое сословие — казаки, которые себя считали вольными людьми. Они вели сельское хозяйство, занимались промыслами и составляли особое войско — казачество — по охране границ от внешних набегов. Вольное казачество зачастую сопротивлялось наступлению государства и феодалов и в XVII веке неоднократно поднимало восстания (под руководством Ивана Болотникова, Степана Разина). Как и все средневековые крестьянские войны, они неизбежно терпели поражения из-за стихийности, локальности, отсутствия четкой программы, наивной веры в «хорошего» царя и т.д.

В число юридически зависимых крестьян входили и полные холопы, которые вместе со своим потомством являлись полной собственностью своих господ и их наследников. Но с конца XV века на Руси появляются и кабальные холопы (кабала — долговое обязательство, расписка). Люди поступали на службу к кредитору для отработки долга с процентами и становились лично зависимыми, кабальными. После смерти кредитора кабальный получал свободу, если только он сам добровольно не подписывал новую кабалу с наследниками.

Кроме перечисленных групп населения, в стране еще было много вольных, «гулящих» людей, не зависимых ни от феодалов, ни от государства. К ним относились «поповичи», не ставшие священниками, дети служилых людей, посадских и крестьянских тяглецов, не записанные в податные списки, а также бродячие музыканты-скоморохи, нищие, бродяги и пр. Зачастую они шли в солдаты, если в это время шла какая-либо война, или нанимались на работу в ремесленные мастерские и промышленные предприятия.

 

Развитие ремесленного производства и промышленности

В XVI—XVII веках продолжался период активного развития ремесленного производства, местных промыслов. Одновременно с этим росли новые города, слободы, торговые села, развивались и укреплялись древние города, такие как Псков, Новгород, Ярославль, Владимир и многие другие. Но основным центром экономики стала Москва, в которой были сосредоточены многочисленные внутренние и внешние хозяйственные связи. Москва была крупным ремесленным и торговым городом. В середине XVI века в ней проживало около 100 тыс. жителей.

И все же города на Руси еще оставались центрами феодальных и княжеских вотчин, а городское население находилось в сильной зависимости от феодальной знати. Многие южные и юго-восточные города и в XVII веке не имели торгово-промышленного населения, а состояли из военных гарнизонов. Перепись 1668 года отмечала, что такими городами были Пронск, Ряжск, Орел, Мценск, Ливны, Тамбов и многие другие.

В XV—XVII веках торгово-ремесленное население городов имело название посадских людей, так как они жили на посадах, вне укрепленной части городов. Посадские люди составляли единую тяглую общину, выполняли определенные государственные повинности, которые раскладывались между всеми людьми, поэтому посадское население было заинтересовано в том, чтобы никто не уклонялся от выполнения городских повинностей и чтобы все были прикреплены к тяглу

В этот период продолжало развиваться ремесленное производство, возрастал его удельный вес в экономике страны, увеличивалось количество ремесленных специальностей, заметно повышался уровень квалификации работников. Ремесленники все больше стали работать на рынок, а не на заказ. Феодалы предпочитали покупать ремесленные изделия на городских рынках, нежели использовать не очень качественные изделия своих сельских мастеровых. Все чаще и крестьяне покупали городские изделия, что приводило к росту внутреннего спроса и предложения.

Следует отметить, что в России в XVI—XVII веках почти не было цеховой организации ремесленного производства, подобно западноевропейской, где существовала очень жесткая регламентация при производстве и продаже продукции. На Руси отдельный ремесленник зачастую занимался изготовлением не одного, а нескольких видов товаров.

В XVII веке стала заметно проявляться товарная специализация отдельных регионов страны. Так, в Ярославле, Вологде, Можайске, Костроме, Муроме, Казани развивалось кожевенное производство, в Устюге, Тихвине, Серпухове, Туле, Олонецком крае — металлургия, в Новгороде, Пскове, Твери — изготовление льняного полотна и холста, в Москве, Заволжье — выделка сукна, в Старой Руссе и Тотьме — солеварение и т.д.

Дальнейшая специализация производителей и развитие внутреннего спроса свидетельствовали о том, что в сфере производства зарождались иные формы, отличные от средневекового ремесла. В XVII веке начали появляться мануфактуры, предприятия, хотя и основанные на ручном труде, но более глубоко применяющие разделение труда. Если в Западной Европе развитие мануфактур происходило на основе найма вольных работников, то в России свободных людей почти не было, поэтому большое распространение получили вотчинные мануфактуры, которые основывались на использовании крепостного труда. Крепостных ремесленников и крестьян заставляли работать на предприятиях в порядке феодальной повинности, заработная плата им почти не выплачивалась. Такие мануфактуры существовали в России до середины XIX века.

Мануфактурное производство (заводы) развивалось в основном в металлургии (литье пушек, пушечных ядер, колоколов). Некоторые процессы труда были механизированы при помощи водяных двигателей, поэтому эти заводы обычно строились на реках, перегороженных плотинами.

* С целью ускорения технического прогресса правительство приглашало иностранных специалистов и предпринимателей из Германии, Голландии, Англии и других стран Западной Европы для обустройства оружейных, железоделательных, текстильных предприятий в Москве, Туле, Костроме и других городах. Вместе с ними в Россию хлынул поток иноземцев: купцов, ремесленников, а также ученых, докторов, аптекарей и т.д. В Москве им разрешали селиться вдали от центра, за рекой Яузой, в так называемой Немецкой слободе, позже названной Лефортово в честь выходца из Швейцарии адмирала Франца Лефорта, ставшего сподвижником Петра I. Впоследствии обитатели этой слободы оказали большое влияние на многие стороны российской жизни: экономику, науку, технику, книгопечатание, военное дело, искусство и т.д.

Первая мануфактура была построена в 1631 году на Урале: Ницинский медеплавильный завод. Около Тулы возникли металлургические заводы голландцев Андрея Виниуса, Петра Марселиса, Тильмана Окама (Акема) и др.* В Москве существовало несколько государственных (казенных) мануфактур, принадлежащих Дворцовому приказу: Монетный, Печатный, Хамовный (полотняный) дворы. Но в целом количество мануфактур было незначительным и к концу XVII века не превышало двух десятков.

Следует отметить, что в XVII веке промышленным предпринимательством занимались и представители знатных боярских семей — Трубецких, Одоевских, Милославских. Среди них особенно выделялся родственник царя Алексея Михайловича Б.И.Морозов. В хозяйствах крупных вотчинников создавались солеваренные, кожевенные, винокурные и поташные заводы, производилось железо, стекло и др.

В этот же период начала развиваться рассеянная мануфактура (мануфактура на дому). Появилась новая фигура — скупщик, т.е. торговый посредник между ремесленниками и рынком. Скупщики из числа разбогатевших ремесленников и купцов распределяли заказы по домам производителей, предъявляя определенные количественные и качественные требования к продукции.

Заказчики-скупщики снабжали изготовителей сырьем, орудиями труда, нередко в долг, под будущие изделия. Тем самым скупщики постепенно отрезали производителей и от рынка сбыта, и от рынка сырья. Этот вид мануфактур просуществовал в России до конца XIX века, особенно вокруг крупных городов, где формировался постоянно высокий спрос на изделия повседневного быта: кожаную и валяную обувь, деревянные ложки и посуду, кадушки, глиняную посуду и др.

Широкое распространение получили отхожие промыслы, особенно в Нечерноземье. Осенью и зимой крестьяне уходили на заработки в города, на строительство храмов и мостов, становились речными бурлаками и работниками на соляных промыслах, но весной они возвращались в деревню на полевые работы. Феодалы поощряли такую деятельность, поскольку крестьяне платили им денежный оброк, что было выгодно в условиях нарождающегося рынка.

 

Образование всероссийского рынка

 

XVII век ознаменовался важнейшим событием в экономической жизни страны — образованием всероссийского рынка. Для этого в России появились определенные предпосылки. Как указывалось ранее, в стране все заметнее углублялось территориальное разделение труда. Ряд районов специализировался на производстве различной промышленной продукции. В сельском хозяйстве также складывалась определенная региональная специализация, земледельческие хозяйства стали производить продукцию на продажу. На северо-западе России предпочитали выращивать для рынка лен, на юге и юго-востоке — хлеб и мясной скот, вблизи больших городов — овощи, молочный скот. Даже монастыри занимались производством различной продукции на продажу: кожи, сала, пеньки, поташа* и др.

Все это способствовало усилению экономических связей между регионами, постепенному слиянию местных рынков в один, всероссийский. К тому же централизованное государство поощряло процесс такого объединения. В экономические связи постепенно втягивались Левобережная Украина, Поволжье, Сибирь, Северный Кавказ.

Если в XVI веке внутренняя торговля велась в основном на небольших рынках-торжках, то в XVII веке начали появляться регулярные ярмарки (от нем. Jahrmarkt — ежегодный рынок). Как правило, они проводились в определенное время года в течение нескольких дней и даже недель, около больших монастырей во время больших церковных праздников или осенью, после окончания полевых работ. Сюда съезжались купцы из разных городов и стран, здесь проходила оптовая торговля, заключались крупные торговые и кредитные сделки.

Возникли общероссийские ярмарки: Макарьевская (Нижний Новгород), Свенская (Брянск), Архангелогородская, Тихвинская, Ирбитс-кая, Сольвычегодская. Особое место среди торговых центров занимал Новгород Великий, который славился торговлей еще в XI—XII веках. Так, легендарный гусляр Садко, ставший купцом, имел реального прототипа Сотко Сытина, чье имя упоминается в новгородской летописи XII века, поскольку он построил храм на свои деньги.

* Пенька — грубое лубяное волокно из стеблей конопли для изготовления веревок, канатов и пр. Поташ — продукт переработки древесной золы для изготовления мыла, стекла, а также в качестве удобрения почвы.

В Новгороде Великом торговля-гостьба велась артелями-компаниями. Одна из таких компаний была известна с XIII века и называлась «Иваново-сто» (по храму св. Иоанна Предтечи). У нее имелся общий гостиный двор (склад товаров), «гридница» (большая палата для проведения собраний). Основавшие эту компанию купцы-вощни-ки, не только занимались торговлей воском, но и активно участвовали в политической жизни Новгородской республики. Руководил компанией выборный староста, который наблюдал за порядком, за правильностью оформления документов. У компании были большие специальные весы для проверки достоверности веса товаров, а на малых весах взвешивали денежные слитки. Имелся свой торговый суд во главе с тысяцким, который разрешал различные конфликты. Вступить в Ивановскую артель было трудно, для этого следовало заплатить взнос в 50 гривен, пожертвовать на храм 30 гривен серебра. На эти деньги можно было купить стадо коров в 80 голов. Позже членство стало наследственным и передавалось детям, если они продолжали торговое дело.

Еще с XV века прославились новгородские купцы Строгановы. Они одними из первых начали солеваренное дело на Урале, торговали с народами Севера и Сибири. Иван Грозный дал в управление купцу Анике Строганову огромную территорию: Пермскую землю по Каме до Урала. На деньги этого семейства позже был снаряжен отряд Ермака по освоению Сибири.

Но в XV—XVI веках центр торговли постепенно переместился в Москву. Именно в Москве в XVII веке сформировалось купечество как особое сословие горожан, игравшее все более заметную роль в экономической и политической жизни страны. Здесь выделялись особо именитые купцы («гости»), примерно 30 человек. Это почетное звание получали от царя те, кто имел торговый оборот не менее 20 тыс. рублей в год (или около 200 тыс. золотых рублей в масштабе цен начала XX века). Эти купцы были особо приближенными к царям, выполняли важные финансовые поручения в интересах казны, вели внешнюю торговлю от царского имени, выступали в качестве подрядчиков на важных строительных объектах, собирали налоги и пр. Они освобождались от уплаты пошлин, могли покупать во владение крупные земельные участки. К числу таких именитых гостей в XVI— XVII веках можно отнести Г.Л. Никитникова, Н.А. Светешникова, представителей семей Строгановых, Гурьевых, Шустовых и др.

Купцы, обладавшие меньшими капиталами, входили в две торговые корпорации — гостиную и суконную «сотню». Их представители тоже обладали большими привилегиями, имели выборное самоуправление внутри «сотен», которыми руководили «головы» и «старшины». К самым низким разрядам относились «черные сотни» и «слободы». Сюда, как правило, входили те, кто производил продукцию и сам ее продавал.

Иностранцы, посещавшие в XV—XVI веках Россию, поражались масштабам торговли. Они отмечали изобилие мяса, рыбы, хлеба и других продуктов на рынках Москвы, их дешевизну по сравнению с европейскими ценами. Писали, что говядину продают не на вес, а «на глазок», что торговлей занимаются представители всех сословий*, что правительство всячески поддерживает торговлю. Важно отметить, что западноевропейская «революция цен», проходившая в XVI веке, коснулась и России. Известно, что в эпоху Великих географических открытий в Европу хлынуло огромное количество дешевого золота и серебра из Америки, что привело к резкому обесцениванию денег и такому же резкому общему росту цен. В России, связанной с Западной Европой экономическими отношениями, цены также выросли к началу XVII века примерно в три-четыре раза.

В XVI—XVII веках в России начался процесс первоначального накопления капитала именно в сфере торговли. Позже купеческий капитал стал проникать в сферу производства, богатые торговцы покупали ремесленные мастерские и промышленные предприятия. Наряду с вотчинными и казенными появлялись купеческие мануфактуры, на которых использовался труд свободных горожан, оброчных крестьян, отпущенных на отхожие промыслы, привлекались также и иностранные мастера. На различных промыслах Строгановых (соляных, поташных) было занято около 10 тыс. вольных людей.

Одним из источников накопления купеческого капитала была система откупов, когда правительство предоставляло богатым купцам право на продажу соли, вина и других важных для казны товаров, на сбор кабацких и таможенных пошлин. Так, московские гости Воронин, Никитников, Грудицын и др. торговали хлебом, имели крупные железоделательные заводы, были судовладельцами, являлись откупщиками на поставку в армию продовольствия и обмундирования.

В XVI—XVII веках Россия стала более активно развивать внешнюю торговлю. Еще при Василии III были заключены торговые соглашения с Данией, при Иване IV установлены прочные связи с Англией. Английским купцам были даны большие привилегии в торговле, которая осуществлялась практически без пошлин для обеих сторон. Англичане основали несколько торговых домов-факторий в Вологде, Холмогорах, Москве, Ярославле, Казани, Астрахани.

* Так, например, в Туле в XVI веке лишь 20\% всех лавок принадлежало городским торговцам, 30\% — ратным людям, а остальные 50\% — ремесленникам, крестьянам, монастырским хозяйствам и пр.

Двусторонние англо-российские отношения ведут свой отсчет с середины XVI века, когда английские купцы занялись поиском путей в Индию и Китай через Северный Ледовитый океан. В 1553 году три английских корабля оказались затертыми во льдах Белого моря недалеко от устья Северной Двины. Часть моряков погибла, а остатки экспедиции высадились на берег у села Холмогоры. Англичане во главе с командиром одного из кораблей Ричардом Ченсле-ром были перевезены в Москву ко двору Ивана Грозного, где были приняты с большими почестями.

В 1554 году в Лондоне была основана Московская компания, которая осуществляла не только торговые, но и дипломатические связи между двумя странами. Англия вывозила из России парусину, канаты, пеньку, корабельный лес и другие товары, необходимые для обустройства своего флота. И на протяжении столетий Англия занимала ведущее место во внешней торговле России. А в Москве, на улице Варварка, до сих пор сохранилось здание Старого Английского двора (Английского посольства), построенного еще в XVI веке.

Вслед за Англией на российский рынок устремились Голландия и Франция. Внешняя торговля в больших масштабах осуществлялась с Литвой, Персией, Бухарой, Крымом. Российский экспорт составляли не только традиционные сырьевые товары (лес, пушнина, мед, воск), но и продукция ремесленного производства (шубы, льняные холсты, седла для лошадей, посуда, стрелы, ножи, металлические доспехи, канаты, поташ и многое другое). Еще в XV веке тверской купец Афанасий Никитин побывал в Индии за 30 лет до португальца Васко -да Гама, прожил там несколько лет, усвоил иностранные языки, укрепил торговые связи с восточными странами.

Внешняя торговля в XVII веке осуществлялась в основном через два города: через Астрахань шел внешнеторговый оборот с азиатскими странами, а через Архангельск — с европейскими. Особенно большое значение имел Архангельск, основанный в 1584 году как морской порт, хотя Россия своего торгового флота не имела и весь грузопоток шел на иностранных судах. В середине XVII века ежегодно через этот порт за рубеж вывозилось товаров на сумму 17 млн руб. золотом (в ценах начала XX века).

Русское купечество пока еще не могло конкурировать на внутреннем рынке с сильными иностранными компаниями, и поэтому оно стремилось упрочить свое монопольное положение при помощи государства. Купцы в челобитных грамотах просили правительство установить протекционистские меры по защите отечественных интересов, и правительство во многом шло им навстречу. В 1649 году была отменена беспошлинная торговля с Англией. В 1653 году введена Торговая уставная грамота, по которой устанавливались более высокие торговые пошлины на иностранные товары. По Новоторговому уставу 1667 года иностранным купцам разрешалось проводить в России только оптовые операции и лишь в определенных приграничных городах. Устав устанавливал большие льготы для российских купцов: таможенная пошлина была для них в четыре раза ниже, чем для иноземных торговцев. Устав всячески поощрял сокращение импортных операций и увеличение экспорта в целях привлечения в казну дополнительных денежных средств и формирования активного торгового баланса России, что и было достигнуто в конце XVII века. В этом большая заслуга принадлежала А.Л. Ордин-Нащекину, российскому государственному деятелю при царе Алексее Михайловиче. Правительство под влиянием Ордын-Нащекина старалось проводить меркантилистскую политику, т.е. политику всемерного обогащения государства за счет внешней торговли.

Однако возможности российских международных экономических связей заметно сдерживались отсутствием удобных незамерзающих портов на Балтийском и Черном морях, поэтому поиски выхода России к морям стали жизненно важной потребностью в конце XVII века.

Важным элементом образования всероссийского рынка было создание в стране единой денежной системы. До конца XV века чеканкой монет занимались самостоятельно практически все княжества Руси — Тверское, Рязанское, Нижегородское и пр. Князь Иван III стал запрещать чеканку денег всем князьям, входившим в состав единого государства. Он утвердил московскую денежную эмиссию. На московских монетах появилась надпись: «Государь всея Руси». Но параллельный денежный выпуск в Новгороде Великом продолжался до времен Ивана IV. Его мать Елена Глинская, вдова Василия III, в 1534 году сделала определенные шаги к созданию единой денежной системы. Она ввела жесткие правила чеканки монет по стандартным образцам (весу, оформлению), причем нарушение этих стандартов строго каралось. При Елене Глинской были выпущены серебряные денежки мелкого веса, на которых был изображен всадник с мечом в руках — мечевые денги. На денгах более крупного веса изображался всадник-воин, поражающий копьем змея — копейные денги, которые позже получили название копейка. Эти денежки были неправильной формы, величиной с арбузное семечко. Выпускались и более мелкие монеты — полушки, или 1/4 копейки, с изображением птицы и др. До конца XVI века на монетах не указывался год выпуска. При царе Федоре Иоанновиче стали выбивать дату «от сотворения мира». В начале XVII века царь Василий Шуйский успел выпустить первые золотые российские монеты — гривенники и пятаки, но они недолго продержались в обращении, превратившись в сокровища.

И все же самым важным фактором неустойчивого денежного обращения была острая нехватка благородных металлов, и прежде всего серебра. Со времен Киевской Руси в течение многих веков для денежного обращения использовались иностранные монеты. В частности, при царе Алексее Михайловиче с 1654 года на немецких и чешских талерах — круглых серебряных монетах — надчеканивалось государево клеймо в виде всадника с копьем или двуглавого орла дома Романовых. Такие монеты назывались ефимок с признаком, они ходили параллельно с российскими монетами*. Кроме их самостоятельного хождения, из ефимка чеканили мелкие монеты. С самого начала был установлен твердый курс: 1 ефимок = 64 коп., т.е. именно столько копеек можно было отчеканить из одного талера. Реальное же содержание серебра в одном талере было всего на 40—42 коп.

К середине XVII века в силу ряда причин государственная казна была практически пуста. Еще сказывались последствия польско-шведской интервенции и «смутного времени». Несколько лет подряд был большой неурожай, к этому можно добавить эпидемии чумы 1654— 1655 годов. До 67\% всех государственных расходов в середине XVII века шло на содержание войска и на постоянные войны: со Швецией (1656— 1661) и с Польшей (1654—1667

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 |