Имя материала: Экономическая история России

Автор: Тимошина Т.М.

Глава 6 социально-экономическое развитие россии в первой половине xix века

 

Социально-экономическое развитие России в первой половине XIX века можно охарактеризовать как предкризисное, поскольку в экономике переплелись самым сложным образом старые, феодальные, и новые, рыночные, отношения. В эти годы стало ясно, что отягощенная системой крепостничества страна не может двигаться вперед, но сделать радикальные шаги в этом направлении было необходимо. Этим обусловлена противоречивость многих мероприятий в период правления Александра I и Николая I.

К началу XIX века Россия занимала огромную территорию от Прибалтики до Дальнего Востока. Ей принадлежала Аляска и некоторые другие территории в Северной Америке. Население страны к середине века составило около 74 млн человек. Оно состояло из многочисленных народов, проживавших на бескрайних землях, и это также накладывало отпечаток на состояние экономики.

В 1801 — 1804 годах по просьбе грузинских царей и князей в состав России вошла Грузия, которая спасалась от натиска Персии. В результате войны с Персией и Турцией в 1804—1813 годах к России отошли Имеретия, Гурия, Мингрелия, Абхазия, а также Дагестан и ханства Северного Азербайджана со столицей в Баку. В мае 1812 года Россия подписала в Бухаресте мир с Турцией и к России отошла Бессарабия, кроме ее южной части. По итогам войны с Персией (1826—1828) к России была присоединена вся Армения. После успешных военных действий против Швеции в 1808—1809 годах к России были присоединены Финляндия (Великое княжество Финляндское) и Аландские острова. Финляндия имела большую самостоятельность в составе России: выборный сейм, свою конституцию, денежную и таможенную системы. От имени российского императора туда назначался наместник. Можно сказать, что Финляндия была скорее особым государством, соединенным с Россией личной унией, чем российской провинцией.

 

 

По решению Венского (1814—1815) конгресса европейских стран, победивших Наполеона, в состав России была включена почти вся Польша (Царство Польское), которой управлял царский наместник. Органом власти Польши был сейм, действовала конституция. Польский корпус (армия) входил в состав вооруженных сил России. Правда, позже в результате разгрома восстания 1830—1831 годов Польша лишилась конституции, был упразднен сейм, а царство Польское объявлено неотъемлемой частью Российской империи.

 

Состояние сельского хозяйства

 

В первой половине XIX века сельское хозяйство оставалось главной отраслью российской экономики. Примерно 90\% населения страны составляли крестьяне. Развитие сельскохозяйственного производства происходило в основном экстенсивными методами, за счет расширения новых посевных площадей, которые увеличились за полвека на 53\%, преимущественно в южных и восточных районах. Внедрение более совершенных методов обработки почвы, новых сортов сельскохозяйственных культур происходило очень медленно, урожайность хлебов в начале века составляла в среднем «сам-три», «сам-четыре», т.е. при посеве одного пуда собирали три-четыре пуда зерна. Частыми были неурожаи, которые приводили к массовому голоду крестьян, гибели скота. Основной агротехнической системой оставалось традиционное трехполье, кое-где еще сохранялась подсека (в Сибири), а в степных районах — залежная (переложная) система. Животноводство имело преимущественно натуральный характер, т.е. скот выращивался для домашнего потребления, а не на продажу.

К середине XIX века сельское хозяйство постепенно стало меняться. Расширялись посевы технических культур — хмеля, табака, льна, а в 1840-е годы значительно увеличились площади под картофель, который стал не только «вторым хлебом» для крестьян, но и сырьем для пищевой промышленности. Увеличивались площади и под новой культурой — сахарной свеклой, особенно на Украине и на юге Черноземья. Появились предприятия по ее переработке. Первый завод по производству свекловичного сахара был построен в 1802 году в Тульской губернии, к 1834 году было построено 34 завода, а в 1848 году их было свыше 300.

На селе начали внедряться новые машины: молотилки, веялки, сеялки, жатки и др. Увеличился удельный вес наемных работников. В 1850-х годах их количество достигало 700 тыс. человек, в основном приходивших на сезонные работы в южные, степные, заволжские губернии, в Прибалтику.

Медленно продолжался процесс специализации отдельных регионов на производстве различных видов сельскохозяйственных культур: в Заволжье и в степных районах России все больше земель отдавалось под выращивание пшеницы, в Крыму и Закавказье— под виноградарство и шелководство, около крупных городов — под торговое огородничество, птицеводство. В Новорос-сии, Бессарабии, на Северном Кавказе развивалось тонкорунное овцеводство, которым занимались крупные помещики при большой поддержке правительства, заинтересованного в поставке сырья для заводов по изготовлению армейского сукна.

В первой половине XIX века, как и в XVIII веке, крестьяне делились на те же категории: помещичьи, государственные и удельные (дворцовые). Помещичьи крестьяне составляли самую большую группу. В 1850-х годах их насчитывалось более 23 млн человек обоего пола, в том числе 1,5 млн — дворовых и 540 тыс. — работавших на частных фабриках и заводах.

В начале века доля крепостных крестьян составляла 40\% всего населения страны, а к середине века — 37\%. Основная масса помещичьих крестьян проживала в центральных губерниях, на Украине, в Литве и Белоруссии. На севере и юге страны крепостных крестьян был гораздо меньше — от 12 до 2\%. Мало их было в Сибири, а в Архангелогородской губернии их не было вовсе.

В разных регионах страны соотношение барщины и оброка было различным, поскольку оно зависело от экономической характеристики губернии. Так, в центральном районе, где был высок уровень промысловых занятий крестьян, большое распространение получила оброчная система — от 65 до 90\%. В Прибалтике, Белоруссии, на Украине, где более выгодным для помещиков считалось увеличивать барскую запашку, крестьяне преимущественно находились на барщине — до 90—95\% крестьян.

Государственньгх (казенных) крестьян к середине столетия насчитывалось около 19 млн душ обоего пола. Официально их называли «свободными сельскими обывателями». Как и в XVIII веке, их экономическое положение было более стабильным. Им предоставлялись земельные наделы, за которые они должны были, кроме государственных податей и сборов, нести и феодальные повинности в виде денежного оброка. Этой категории крестьян с 1801 года разрешалось приобретать в собственность землю. Они могли относительно свободно делать выбор: заниматься земледелием или ремесленным производством, создавать свои небольшие предприятия или переходить в городское сословие.

Но этот юридический статус казенных крестьян не был достаточно прочным и гарантированным со стороны государства. Правительство могло перевести их в военные поселения, подарить в собственность какому-либо дворянину (что в XIX веке уже случалось крайне редко), перевести в разряд удельных крестьян и пр. Эта сословная группа была сосредоточена в основном в северных и центральных губерниях, в Левобережной и степной Украине, в Поволжье, Приуралье, Сибири.

Категория удельных крестьян по своему правовому и хозяйственному статусу занимала промежуточное положение между остальными двумя категориями. В XVIII веке они назывались дворцовыми, т.е. принадлежали членам императорской фамилии*. В 1797 году был создан Департамент уделов для управления дворцовыми землями и крестьянами, и крестьяне были переименованы в удельные. К середине XIX века их насчитывалось почти 2 млн душ обоего пола. Удельные крестьяне несли в пользу царской семьи оброк, платили государственные налоги и отрабатывали натуральные повинности. Проживали они в основном в губерниях Среднего Поволжья и в Приуралье.

Что касается дворян, то из 127 тыс. дворянских семей, или около 500 тыс. человек (1\% населения страны), в начале 1830-х годов бьли помещиками 109 тыс. семей, т.е. имели крепостных крестьян. Большинство помещиков (около 70\%) имели не более 100 душ крепостных мужского пола и считались мелкопоместными. Среди мелкопоместных более половины имели всего несколько крепостных, в среднем около семи душ.

* Царской семье принадлежали самые крупные земельные угодья. К концу XVIII века в ее собственности насчитывалось 467 тыс. крестьянских дворов. Годовой доход от царских имений превышал 20 млн рублей, тогда как годовой доход всего государства в среднем равнялся 67 млн руб.

В 1820-х годах становится очевидным, что возможности развития помещичьих хозяйств, основанных на крепостном труде, практически исчерпаны. Заметно снижалась производительность труда на барщине, крестьяне искали всяческие предлоги уклониться от нее. Как писал современник, крестьяне все позже выходят на работу, работают спустя рукава, лишь бы дело не делать, а день убить. В то время как помещик был кровно заинтересован в увеличении производства сельскохозяйственной продукции на продажу, и в первую очередь зерна, крестьяне все меньше проявляли старания в работе.

Кризисные явления ощущали и те хозяйства, в которых преобладала оброчная система. По мере развития крестьянских промыслов среди работников росла конкуренция, и заработки крестьян-оброчников падали, следовательно, они все меньше платили денежную ренту помещикам. Все чаще стали появляться помещики-должники, которые не могли вернуть долги в кредитные учреждения. Так, если в начале XIX века в залоге находилось всего 5\% крепостных крестьян, то в 1850-х годах — уже свыше 65\%. Множество имений продавалось с молотка за долги.

Итак, крепостная система самым пагубным образом сказывалась прежде всего на сельскохозяйственном производстве. Но крепостное право также сдерживало успешно развивающуюся промышленность и торговлю. Это было связано с тем, что в стране отсутствовал рынок труда. К тому же крепостные крестьяне имели очень низкую покупательную способность, что значительно сужало рамки рыночных отношений.

 

Развитие промышленности и транспорта

В первой половине XIX века основная часть промышленной продукции выпускалась не крупными предприятиями, а мелкими промыслами. Особенно это было характерно для обрабатывающей промышленности, производящей потребительские товары. В 1850-х годах на их долю приходилось до 80\% общего объема выпускаемой продукции. Промыслы были наиболее распространены в центральных нечерноземных губерниях — Московской, Ярославской, Владимирской, Калужской и др., где почти в каждом селении крестьяне одновременно занимались сельским хозяйством и каким-либо промыслом: ткачеством, изготовлением глиняной посуды и домашней утвари, шитьем обуви и одежды.

Постепенно население многих деревень и промысловых округов полностью отказывалось от земледельческого труда и целиком переключалось на промышленную деятельность. Известны такие села, как Ива-ново-Вознесенск и Тейково во Владимирской губернии, Павлово — в Нижегородской, Кимры — в Тверской, превратившиеся в центры текстильной, металлообрабатывающей и кожевенной промышленности.

Большую роль в становлении отечественной промышленности сыграларассеянная мануфактура, при которой предприниматель-скупщик раздавал работу крестьянам-надомникам. Позже этих работников стали собирать под одну крышу, где они трудились на основе подетального разделения труда. Таким образом постепенно накапливались капиталы, готовились квалифицированные кадры для будущих крупных промышленных предприятий.

По-прежнему важное значение для сельского населения имели отхожие промыслы, зародившиеся еще в XVII веке. Большое распространение они получили в центральных и северо-западных губерниях, где на мало-плодородньгх землях крестьяне не могли содержать семью и платить подати. К середине века отсюда на заработки в крупные города уходило до 30— 40\% взрослого мужского населения. Этот процесс послужил важным фактором при формировании рынка труда, а также роста городского населения.

В 1820—1830-х годах крепостные составляли 46\% общей численности промышленных рабочих страны, и лишь к 1860 году их доля снизилась до 18\%. Но даже среди 82\% «вольнонаемных» рабочих подавляющее большинство составляли крепостные крестьяне, отпущенные помещиками на заработки.

Количество промышленных предприятий к 1860 году возросло до 15 тыс., но большую их часть составляли мелкие производства, где работали по 10—15 человек, чаще всего наемных работников. Доля таких предприятий в их общем объеме достигла к середине века 82\%.

Но еще много было предприятий, базировавшихся на крепостном труде: старые горнодобывающие рудники и заводы, созданные в петровскую эпоху, а также вотчинные мануфактуры, основанные помещиками. Многие из них находились в кризисном состоянии и уступали в конкуренции предприятиям, основанным на наемном труде, вследствие низкой производительности, плохого качества выпускаемой продукции и ее дороговизны. Работа на вотчинных мануфактурах являлась для крестьян одной из самых тяжелых форм барщины, что толкало их к сопротивлению. Острый кризис переживали и посессионные мануфактуры вследствие их низкой эффективности.

Развитие российской промышленности происходило неравномерно. Наиболее быстрыми темпами развивалось хлопчатобумажное производство. В 1850-е годы Россия занимала пятое место в мире по выпуску хлопчатобумажных тканей. Заметные успехи наблюдались в шерстяной промышленности, а производство полотняных и шелковых тканей находилось в состоянии застоя. Если в 1804 году в стране насчитывалось 285 полотняных мануфактур, то к 1845 году их количество сократилось до 156. Состояние депрессии охватило и металлургию. За первую половину XIX века производство чугуна выросло лишь в два раза — с 9 до 18 млн пудов, а в это же время Англия увеличила производство чугуна в 30 раз. Доля России в мировой металлургии сократилась с 12\% в 1830 году до 4\% в 1850 году. Это был результат технической отсталости, низкой производительности труда крепостных работников. Российская металлургия выживала только благодаря жесткой системе таможенных тарифов на ввоз черных и цветных металлов.

В 1830—1840-х годах в промышленности стали создаваться крупные предприятия — фабрики — основанные на машинной технике, т.е. начался промышленный переворот. Переход к фабричному производству означал появление совершенно новых социальных групп населения: предпринимателей и наемных работников. Этот процесс начался раньше всего в хлопчатобумажной промышленности, где уже в 1825 году 94,7\% рабочих были наемными, а позже всего — в горнодобывающей. Это объясняется тем, что текстильные предприятия быстрее остальных стали оснащаться различными машинами, для обслуживания которых нужны были более подготовленные работники, не связанные с сельским хозяйством.

Первым предприятием, основанным на машинной технике, была казенная Александровская хлопчатобумажная мануфактура в Петербурге (1799). В 1860 году только в Московской губернии таких предприятий было уже 191, а в Петербургской — 117. К этому времени на прядильном и ситцепечатном производстве широко использовалось специальное оборудование.

Одним из показателей промышленного переворота можно считать возникновение и развитие российского машиностроения. И хотя до 1860-х годов в народном хозяйстве применялись в основном машины зарубежного производства, именно в эти годы в Петербурге были построены первые машиностроительные заводы: завод Берда, Невский машиностроительный завод, Александровский казенный завод, производившие паровые машины, пароходы, паровозы и др. В 1849 году был построен завод в Сормове (около Нижнего Новгорода), который стал выпускать речные суда. В Прибалтике, на Украине получило развитие сельскохозяйственное машиностроение. С 1804 по 1864 годы производительность труда в промышленности выросла почти в пять раз, несмотря на наличие в стране крепостного труда. Тем не менее фабричное производство стало занимать господствующее положение во всех отраслях промышленности только после реформ 1860-1870-х годов.

Необходимо отметить специфические черты, которые были присущи дореформенным наемным работникам и предпринимателям. Наемные рабочие, как правило, одновременно являлись и крепостными людьми, ушедшими на оброк, но еще связанными с сельским хозяйством. Они зависели, с одной стороны, от фабриканта (заводчика), а с другой — от помещика, который мог в любой момент вернуть их в деревню, заставить работать на барщине. Да и для фабриканта нанимать такого работника было достаточно дорого, так как помимо заработной платы рабочему он должен был возмещать за него и оброк помещику. Государственный (казенный) крестьянин, ушедший в город, тоже не был полностью свободен, потому что все еще был связан с общиной определенными отношениями.

Русская дореформенная буржуазия характеризовалась другими особенностями. Она происходила по преимуществу из гильдейских купцов или из числа «торгующих крестьян», получивших «билеты» (специальные свидетельства на право торговли) и сумевших основать какое-либо предприятие. Чаще всего они совмещали торговые и предпринимательские функции. В середине века численность купечества всех трех гильдий составляла 180 тыс., и примерно 100—110 тыс. — «торгующих крестьян».

Но большая часть предпринимателей и торгующих крестьян все еще оставалась крепостными. И хотя многие из них уже имели большие капиталы, владели мануфактурами, они, как и в XVIII веке, продолжали платить немалые суммы оброка помещикам, которые не торопились из-за этого отпускать на волю разбогатевших предпринимателей.

Например, владелец крупной шелкоткацкой фабрики в Подмосковье И. Кондрашев так и оставался крепостным князей Голицыных до самого 1861 года. В качестве примера можно также привести фабриканта С. Морозова, который в 1820-х годах выкупился на волю у помещика Рюмина за 17 тыс. руб. — сумму, равную годовому оброку с двух тыс. крепостных крестьян. Несколько десятков фабрикантов села Иваново выкупились у графа Шереметева более чем за 1 млн руб.

Одним из показателей степени развития новых экономических отношений был рост городского населения. Если в конце XVIII века население городов составляло 2,2 млн человек, то к середине XIX века оно увеличилось до 5,7 млн человек, что составляло только 8\% всего населения страны. За полвека количество городов увеличилось с 630 до 1032, причем 80\% этих городов были очень небольшими, до пяти тысяч жителей каждый. Особенно быстро росли торговые центры Поволжья, а также превращающиеся в города торговые и промышленные села: Иваново-Вознесенск, Павлово-на-Оке, Рыбинск, Гжатск и др. В 1811 году население только 19 городов превышало 20 тысяч, и лишь Петербург и Москва были действительно крупными городами. Москва выросла за полвека с 270 тыс. до 460 тыс., а Петербург — с 336 тыс. до 540 тыс. жителей.

В первой половине XIX века Россия оставалась страной бездорожья, что изрядно мешало ее экономическому развитию. В качестве основных видов транспорта в России того времени были водный и гужевой (перевозки на лошадях). По рекам — Волге, Днепру, Северной и Западной Двине, Неману, Дону — двигались основные грузопотоки: хлеб, сельскохозяйственное сырье, продукция металлургии, строительные материалы, древесина и др. В начале века были введены в строй каналы, которые соединили Волгу с Северной Двиной и Балтийским бассейном, Днепр соединили каналами с Вислой, Неманом, Западной Двиной, но их пропускная способность была невелика. В 1815—1817 годах на реках появились первые пароходы, а к 1860 году их уже насчитывалось около 340, в основном иностранного производства. По рекам грузы сплавлялись на плотах, баржах или при помощи конной и бурлацкой тяги. В 1815 году первый русский пароход «Елизавета» открыл регулярные рейсы из Петербурга в Кронштадт. Скорость корабля составляла 9,5 км в час.

Если водными путями пользовались летом, то зимой более удобным видом транспорта были перевозки на лошадях по санному пути. В основном дороги были грунтовыми, в распутицу практически непроезжими. В городах улицы часто мостили булыжником. В первой половине века стали строить шоссейные дороги между Петербургом и Москвой, Варшавой, Ярославлем, Нижним Новгородом и др. К 1860 году по стране насчитывалось 9 тыс. верст шоссейных дорог, что было конечно же очень мало для огромной России (1 верста = 1,07 км).

В 1830-х годах началось строительство железных дорог. Первая железная дорога, не имевшая почти никакого хозяйственного значения, была построена в 1837 году между Петербургом и Царским селом, ее длина была всего 25 верст. В 1843—1851 годах железная дорога протяженностью 650 верст соединила Петербург и Москву, что имело для страны большое экономическое и стратегическое значение. Строительство велось на государственные деньги*.

Для колеи этой железной дороги была утверждена ширина 1524 мм, что было на 89 мм уже, по сравнению с европейской колеей. Такое отличие в ширине (сохранившееся до сих пор) было принято исключительно в качестве протекционистской меры. Считалось, что прямая железнодорожная связь с Европой приведет к наплыву дешевой европейской продукции, с которой было очень трудно конкурировать российским товарам. Отметим, что и до сих пор Россия несет ничем не оправданные потери времени и средств на пограничной смене колесных тележек всех составов.

Одновременно на частные средства была построена железная дорога от Петербурга до Варшавы. Всего к 1861 году в России имелось лишь около 1,5 тыс. верст железнодорожных линий, и по этому показателю страна чрезвычайно отставала от Западной Европы. В Англии в это время протяженность железных дорог составляла 15 тыс. верст.

Первым министром путей сообщения России был Павел Петрович Мельников (1804—1880), ученый, участник проектирования и строительства железной дороги между Петербургом и Москвой. Именно П.П. Мельникову удалось убедить императора Николая I в необходимости этого строительства. В 2003 году в Москве на площади у трех вокзалов П.П. Мельникову был поставлен памятник.

* Вообще, Е. Канкрин занимал крайне осторожную позицию по отношению к техническому прогрессу, выступал против развития крупной промышленности, опасаясь появления пауперизма (от pauper — бедный) среди рабочих. Он был сторонником цехового развития ремесленного производства, выступал против акционерных обществ, частных банков, поскольку считал, что они подрывают устойчивые позиции государства в экономике. Но Россия не могла стоять на месте, в стране развивалась промышленность, внедрялась новая техника, строились железные дороги, а Канкрин продолжал настаивать на политике предельно жесткой экономии, поэтому Николай I отправил его в отставку с поста министра финансов, на котором он находился более 20 лет: с 1823 по 1844 годы.

Но, несмотря на насущную необходимость создания новых путей сообщения, не все в обществе понимали целесообразность их развития. Даже в правительстве имелись противники строительства железных дорог, которые доказывали, что в России для них якобы не будет ни грузов, ни пассажиров. Министр финансов Егор Францевич Канкрин (1774—1845) заявлял, что железные дороги «подстрекают к частым путешествиям без всякой нужды и таким образом увеличивают непостоянство духа нашей эпохи»**. Он говорил, что соединение рельсами Москвы и Казани возможно лишь через 200—

300 лет.

Такая позиция главного казначея страны привела к тому, что неразвитая российская инфраструктура оказалась неспособной обеспечить русскую армию продовольствием и оружием во время Крымской кампании 1853—1856 годов, и это сыграло свою роль в поражении России.

 

Торговля, денежное обращение, финансы

Внутренняя торговля первой половины XIX века почти не отличалась от торговли XVIII века ни по структуре, ни по содержанию. Основной объем внутренней торговли по-прежнему приходился на сельскохозяйственную продукцию и изделия кустарных промыслов. И лишь к середине века увеличилась доля изделий крупных промышленных предприятий, особенно текстильных и кожевенных. Заметно повысилась роль центров оптовой торговли — ярмарок. Наиболее крупных, с оборотом свыше 1 млн руб., было немного, всего 64: Нижегородская, Ростовская (Ярославская губерния), Коренная (около Курска) и др. Кроме того, почти 18 тыс. ярмарок были средними и мелкими.

Крупнейшие ярмарки оставались сердцевиной российского предпринимательства. В середине XIX века при содействии множества иностранных оптовых торговцев здесь заключались крупные международные сделки. На ярмарках, помимо самого процесса торговли, демонстрировались технические новинки, завязывались деловые контакты, создавались товарищества и акционерные общества. Ярмарки выступали в качестве чуткого барометра экономической жизни страны, на них происходило стихийное регулирование баланса спроса и предложения, координация хозяйственного механизма.

Как и в XVIII веке, по глухим деревням ходили коробейники, офени, разносившие ткани, галантерею, мелкие предметы быта, зачастую не продавая их за деньги, а обменивая на сырье (лен, полотно и пр.).

К середине XIX века торговля уже перестала быть привилегией гильдейского купечества. В 1842 году произошла отмена законов, по которым запрещалось промышленникам самим заниматься розничной торговлей, в результате чего гильдейские купцы потеряли монопольное положение на рынке. Вслед за промышленниками на городские рынки и ярмарки буквально хлынули «торгующие крестьяне», оттеснив кое-где купцов. Так, в Москве в 1840-х годах крестьяне составляли уже почти половину всех торговцев.

Внешняя торговля России строилась в основном с ориентацией на западноевропейский рынок, на долю которого приходилось до 90\% всего внешнеторгового оборота. Главным торговым партнером по-прежнему выступала Англия — свыше 30\% товарооборота России приходилось на эту страну. Заметную роль в обороте занимали Франция и Германия. Западные страны покупали в России хлеб, сельскохозяйственное сырье, а сюда отправляли машины, хлопок-сырец, краски, т.е. то, что было необходимо для российской промышленности. Но если для западных стран Россия являлась поставщиком сырья и полуфабрикатов, то для стран Востока, и прежде всего Средней Азии, Россия выступала в качестве поставщика промышленной продукции, в основном тканей и металлических изделий. За первую половину XIX века объемы внешней торговли значительно выросли. Среднегодовой объем экспорта в 1800— 1860 годах увеличился почти в четыре раза: с 60 млн до 230 млн руб., а импорт — более чем в пять раз: с 40 млн до 210 млн.

После целого ряда сражений в Европе с французскими войсками был заключен неудачный для России Тильзитский мир (1807), по которому Россия была обязана следовать за Францией во многих международных делах, что заметно ограничивало ее самостоятельность. В 1808 году Франция заставила Россию присоединиться к континентальной блокаде, т.е. отказаться от торговли с Англией. Это нанесло заметный ущерб экономике России, поскольку она теряла емкий английский рынок, куда русские помещики вывозили свою сельскохозяйственную продукцию и откуда в Россию шла продукция промышленного производства. К тому же в результате блокады чрезвычайно поднялись цены на колониальные товары (сахар, чай). Этот экономический союз с Наполеоном принес заметные финансовые убытки и привел к дальнейшему падению курса внутренней валюты — ассигнаций.

Большое внимание таможенной политике уделял Е. Канкрин, считая, что именно жесткий протекционизм позволит не только поддерживать отечественных производителей, но и принесет большие доходы в казну. Поскольку Россия в 1816—1821 годах заметно ослабила тарифное обложение импорта, то одним из первых шагов Кан-крина как министра финансов было повышение таможенных пошлин. В основном тарифами облагались дешевые английские товары (особенно текстиль и железо), вплоть до полного их запрета на ввоз. В результате доходы казны от тарифных пошлин увеличились в 1824—1842 годах с 11 млн до 26 млн руб.

Позже, после ухода Е. Канкрина с министерского поста, Россия стала снижать тарифы, и в 1850-е годы стала поддерживать политику фритредерства. Были сняты многие, ранее установленные запреты на ввоз, и к 1857 году тарифы остались лишь на семь товаров: сахар, железо, спиртные напитки и некоторые др.

Говоря о финансовой системе России, следует отметить, что на ее состояние большое влияние оказала Отечественная война 1812 года, которая нанесла существенный материальный урон. В ходе военных действий более 100 тыс. человек были убиты и ранены. Пожар Москвы уничтожил почти весь город, пострадало много других населенных пунктов, промышленных предприятий. К тому же Наполеон буквально завалил Россию фальшивыми деньгами. К 1814 году курс ассигнаций достиг очень низкой отметки: за один бумажный рубль давали 20 коп. серебром. Сумма выпущенных ассигнаций достигала астрономических цифр, в 1818 году она составила 836 млн руб. На протяжении первых десятилетий XIX века курс ассигнаций постоянно колебался, даже в разных районах страны он заметно отличался.

В 1839 году Е. Канкрин провел денежную реформу, по которой серебряный рубль снова объявлялся основной денежной единицей. Было установлено, что 350 руб. бумажных денег равняются 100 руб. серебром, а это означало девальвацию ассигнаций*. К 1843 году они были совсем изъяты из обращения и заменены кредитными билетами, свободно обменивавшимися на серебро. Но в ходе Крымской войны и после поражения в ней правительство не раз прибегало к денежной эмиссии. В результате такой политики курс кредитного рубля постоянно снижался по сравнению с курсом серебряного рубля, поэтому свободный обмен был отменен. Стране фактически угрожал финансовый развал. За 1853—1856 годы дефицит бюджета вырос с 57 млн до 307 млн руб., инфляция выросла до 50\% в год.

* Идею такой реформы высказывал еще в 1810-е годы М. Сперанский, но осуществить ее он не смог, и сделал это уже Е. Канкрин.

Государственные финансы первой половины XIX века постоянно находились в большом напряжении, дефицит государственного бюджета возрастал из года в год, поскольку основным источником государственных доходов оставались налоги с податного населения, в основном с крестьян, в то время как дворянство и духовенство почти не платили никаких личных налогов, купечество же платило лишь небольшие сборы. Но эти поступления не могли покрыть потребности государства. Так, перед реформой 1861 года низшие податные слои платили 175 млн руб. в год из общей суммы прямых налогов в 191 млн руб.

Кредитно-банковская система России почти не менялась со времен Екатерины II и продолжала оставаться в руках государства, в стране практически не было коммерческих кредитных учреждений. Основная часть банковских ссуд направлялась на весьма льготное кредитование дворянских хозяйств. На кредитование же торговли и промышленности шли очень ничтожные суммы, поскольку для этих целей кредиты оговаривались целым рядом условий.

Специфической особенностью России было то, что первоначальное накопление капитала происходило в условиях крепостного права. Важнейшим источником накопления была феодальная рента, получаемая крупными землевладельцами в натуральной и денежной форме. Но в основном процесс накопления завершился уже после отмены крепостного права, когда дворяне, получив огромные выкупные суммы, часть из них направили в производственную сферу.

Процесс выкупа принес большой доход и государству, которое удержало с помещиков все долги, числившиеся на заложенных в казну имениях. А таких долгов к 1860 году на помещиках лежало около 400 млн руб. Позже, в 1871 году, из общей суммы выкупных платежей почти 250 млн руб. пошло на уплату банковских долгов дворянства.

Купеческий капитал большей частью создавался за счет чрезвычайно выгодных казенных подрядов и откупов, особенно на винную монополию. В 1860 году винные откупщики заплатили в казну 128 млн руб., а их собственные доходы от торговли вином были в несколько раз выше. В середине века до 40\% всех доходов бюджета составлял так называемый питейный доход — от торговли вином. Частные капиталы росли также за счет неэквивалентной торговли с российскими окраинами, бурного роста золотодобывающей промышленности в Сибири и т.д.

 

Социально-экономическое развитие России в дореформенный период

Дворцовый переворот 1801 года был последним в истории императорской России. Вступивший на престол Александр I сразу же объявил, что будет следовать законам Екатерины II. Он восстановил отмененные Павлом I «Жалованные грамоты» дворянству и городам, отменил телесные наказания для дворян и другие реакционные и карательные указы, введенные за годы правления Павла I. Были возвращены на службу исключенные без суда чиновники и офицеры — примерно 10 тыс. человек. Освобождены из тюрем и возвращены из ссылки все арестованные и сосланные «тайной экспедицией», т.е. без судебного решения. Разрешалось открывать частные типографии, ввозить иностранную литературу из-за границы, был снова разрешен свободный выезд российских граждан за границу.

Для социально-экономического реформирования страны новый император образовал Негласный комитет из молодых родовитых дворян: П. Строганова, В. Кочубея, А. Чарторыского, Н. Новосильцева. На заседаниях этого комитета в течение 1801—1803 годов обсуждались проекты государственных реформ, в том числе и по отмене крепостного права. При непосредственном участии этих советников в России были проведены некоторые либеральные преобразования. При вступлении на престол Александр I провозгласил, что отныне прекращается раздача казенных крестьян в частные руки, которая была очень распространена в XVIII веке. Таким образом был положен конец расширению крепостного права по территории страны. По указу 1801 года была разрешена долгожданная покупка земли недворянам: купцам, мещанам, казенным крестьянам. Правда, по этому указу такого разрешения не получили помещичьи крестьяне, занимавшиеся предпринимательством. Это право было получено ими только в 1848 году.

20 февраля 1803 года был издан указ «О вольных хлебопашцах», который предусматривал возможность выкупа на волю крепостных крестьян с семьей с земельными наделами, целыми деревнями или поселениями, но при обязательном согласии помещика. Однако на практике этот указ применялся очень редко. При Александре I в вольные хлебопашцы перешли лишь 47 тыс. душ мужского пола, или 0,5\% всех крепостных, а за все годы действия этого указа (1803—1858) им смогли воспользоваться лишь 152 тыс., или примерно 1,5\% крепостных.

В 1802—1811 годах была проведена реформа высших органов управления. Прежде всего, взамен старых петровских коллегий были созданы восемь министерств: военных сухопутных сил, морских сил, иностранных дел, юстиции, внутренних дел, финансов, коммерции, народного просвещения (позже их количество увеличилось до 12). Следует отметить, что под эгидой министерства финансов были собраны все экономические ведомства: министерство коммерции, департамент мануфактуры и внешней торговли. Началось составление единого государственного бюджета, сведения о котором вследствие его дефицитности были строго засекречены. Вся ответственность за решаемые дела ложилась единолично на министров, что было более удобно для управления. Но вместе с тем усилилась бюрократическая сущность государственного аппарата. Министерская система в этом виде просуществовала в России без изменения до 1917 года.

Одним из выдающихся государственных деятелей первых лет правления Александра I, несомненно, был Михаил Михайлович Сперанский (1772—1839). Он был сыном бедного сельского священника, закончил духовную академию, где и стал профессором. Потом перешел на гражданскую службу в Государственный Совет, а позже — в Министерство внутренних дел к графу Кочубею.

Благодаря выдающимся способностям, энергии, стремлению служить на пользу отечеству, он быстро выдвинулся в число самых ярких политиков начала XIX века. Начиная с 1802 года он составлял или редактировал самые важные законы и указы. В 1808 году по поручению Александра I Сперанский приступил к работе над обширным планом государственных преобразований. При этом он предполагал использовать некоторые нормы французского законодательства из так называемого Кодекса Наполеона. К октябрю 1809 года проект был разработан и представлен Александру I под названием «Введение к уложению государственных законов». Основной целью документа было упорядочить устаревшее и хаотичное законодательство, разрабатывавшееся в течение многих десятилетий, а также приблизить правовые нормы к требованиям развивающихся рыночных отношений с учетом европейских перемен того времени. Конечно, предполагалось, что реформирование будет проводиться сверху, в интересах самодержавия и сохранения сословной структуры общества.

В проекте документа не ставился вопрос об отмене крепостного права, но предполагалось ввести ограничения власти помещиков. Так, наказание крестьян следовало осуществлять лишь по решению суда, а объем феодальных повинностей должен был определяться по закону или по взаимным договоренностям. Предлагалось дать крестьянам право покупать движимое и недвижимое имущество, запретить продажу крестьян без земли и т.д. Все эти предложения имели целью приблизить Россию к новым экономическим отношениям. Но даже они не нашли поддержку ни со стороны правительства, ни со стороны помещиков.

Самым большим достоинством проекта Сперанского было то, что он разработал стройную систему центральных и местных учреждений по принципу разделения всех ветвей власти: законодательной, исполнительной и судебной. Предполагалась полная независимость судебной системы, а также ответственность исполнительной власти перед законодательной. Причем это разделение властей следовало ввести на всех уровнях, начиная с волости, потом уезда, губернии и всей империи. Участие в управлении строго ограничивалось определенным имущественным цензом.

Для эффективной законодательной работы предусматривалось создание двухпалатного парламента, состоящего из Государственного Совета и Государственной Думы. Государственный Совет при императоре должен был готовить и обсуждать законопроекты, далее их должен рассматривать император, затем они поступали на обсуждение в Думу, а после их принятия в Думе — окончательно утверждались императором.

Такой принцип государственного устройства получил одобрение Александра I, который был готов утвердить проект Сперанского. Но в результате интриг высших придворных лиц, которые считали проект чрезвычайно радикальным, документ был отклонен государем. Александр I решил пойти только на создание законосовещательного Государственного Совета (1810), в который вошли все министры и высшие сановники, назначаемые им самим. А созыв Государственной Думы состоялся лишь в начале XX века — в 1906 году.

Далее судьба была неблагосклонной к М. Сперанскому. Особое недовольство «поповичем», как его звали при дворе, возросло из-за указа 1809 года, по которому запрещалось продвижение по государственной служебной лестнице без университетского образования или сдачи специального экзамена. К тому же французские симпатии Сперанского вызывали неприязнь в высшем свете, где уже формировалось враждебное отношение к Наполеону, и все понимали неизбежность войны с Францией. Причиной скорой отставки Сперанского также было введение в стране новых размеров прямых налогов: подушная подать с крестьян и мещан увеличивалась с рубля до двух рублей, был также введен налог на дворянские имения, на земли помещиков. Это вызвало раздражение среди различных слоев населения.

В начале 1812 года по ложному доносу он был отстранен от должности, сослан сначала в Нижний Новгород, а потом в Пермь, где и пробыл более четырех лет. Позже с него была снята опала, он был назначен пензенским губернатором, затем генерал-губернатором Сибири, где провел ряд административных преобразований. В 1821 году он был возвращен в столицу, назначен членом Государственного Совета, но уже больше не играл заметной роли в управлении государством.

Некоторые преобразования произошли в начале века в сфере просвещения. Во всех учебных заведениях провозглашался принцип бессословности и бесплатности обучения на низших ступенях. Формировалась стройная система образования из четырех ступеней: приходские одноклассные школы, уездные училища, гимназии и университеты. В 1802—1804 годах были открыты университеты в городах: Вильно (Вильнюс), Дерпт (Тарту), Казань, Харьков, в 1819 году педагогический институт в Петербурге был преобразован в университет. В 1811 году в Царском Селе был открыт знаменитый лицей, который подготовил для страны целую плеяду выдающихся людей, и прежде всего А.С. Пушкина, многих декабристов. Университетский устав 1803 года обеспечивал высшим учебным заведениям широкие права и независимость во внутренней жизни: выборность ректора и профессуры, собственный суд, невмешательство административных властей и полиции в дела этих учебных заведений и т.д.

После успешного окончания Отечественной войны 1812 года и заграничного похода русской армии 1813—1814 годов значительно вырос международный авторитет России. В 1815 году был создан Священный Союз, который поставил своей целью сохранять незыблемыми существующие границы в Европе, укреплять монархические династии, подавлять всевозможные революционные выступления. Даже принимались решения о праве вмешательства во внутренние дела государств для подавления революционных движений.

До начала 1820-х годов внутренняя политика Александра I еще не ощущала на себе явного ужесточения, поскольку он не сразу стал сторонником абсолютизма. В 1818 году нескольким сановникам было поручено подготовить проекты указов по отмене крепостного права на достаточно умеренных и выгодных для помещиков условиях. Но дворянство выражало сопротивление таким намерениям императора, и он не решился на продолжение этого процесса.

Тем не менее, в Остзейском крае (Латвии и Эстонии) правительство сделало некоторые шаги в этом направлении. Начиная с 1804—1805 годов там постепенно проводилась аграрная реформа, по которой сначала крестьяне-дворохозяева, а потом и все крепостные крестьяне (к 1816 году) получили личную свободу, однако без земли, а помещики сдавали крестьянам часть наделов на правах аренды.

Постепенно Александр I начал переходить от весьма либеральной к жесткой внутренней политике, и самым примечательным событием этого периода было создание военных поселений (1816). Этот шаг был вызван большими финансовыми трудностями государства. Для снижения расходов на армию солдат селили на землю, чтобы они вместе с военной службой занимались земледелием и обеспечивали себя прежде всего продовольствием и фуражом.

В ряде губерний (Новгородской, Херсонской, Слободско-Украин-ской) были выбраны некоторые территории, где проживали казенные крестьяне, которые были переданы из гражданского ведомства в военное. Здесь отменялись обычные подати и повинности, а взамен из состава населения формировались воинские части. В крестьянские семьи, состоявшие из коренных крестьян этих волостей, распределялись солдаты в качестве батраков. Вместо заработной платы они получали от хозяев полное содержание. Правительство оказывало некоторую материальную и денежную помощь военным поселянам, но вся их жизнь была ограничена строгим военным регламентом.

За годы правления Александра I в эту категорию было переведено 374 тыс. душ мужского пола крестьян и казаков, а к ним было добавлено более 100 тыс. солдат. Эти шаги по созданию военных поселений проводились под руководством военного министра графа А. Аракчеева. Данные мероприятия были встречены упорным сопротивлением военных поселенцев, которые несколько раз выступали против такой формы соединения ратного и сельского труда, в результате чего в 1830-х годах правительство Николая I отказалось от таких поселений.

Начиная с 1820 года крепостным крестьянам снова запрещалось подавать жалобы на своих помещиков, восстанавливалась практика ссылки крестьян в Сибирь за различные провинности. Особенно жестокой была дисциплина в армии, где возобновились телесные наказания. Усилилась цензура в печати, началось наступление на самоуправление университетов в Петербурге и Казани, были уволены прогрессивные профессора, непокорных студентов сдавали в солдаты.

Такой резкий поворот во внутренней политике связывают с именем первого министра правительства А. Аракчеева, в руках которого сосредоточивалось все гражданское и военное управление и который, действительно, имел сильное влияние на императора. Но, видимо, императора устраивала подобная одиозная личность в качестве послушного исполнителя основных идей русского самодержца.

После Отечественной войны 1812 года и взятия Парижа в 1814 году русская армия и все общество испытывали высокий патриотический подъем. Во время пребывания за границей офицерам удалось познакомиться с радикальными и политическими организациями. При возвращении на родину молодые офицеры, «дети 12-го года», столкнулись с другой атмосферой, в обществе уже властвовал Аракчеев. Это подтолкнуло к созданию в 1816—1817 годах тайного общества из числа знатного петербургского офицерства под названием «Союз спасения», или «Союз верных и истинных сынов Отечества». Члены Союза, позже названные декабристами, ставили своей целью распространение в обществе идей нравственности и просвещения, проведение политических и социальных реформ. В 1821—1822 годах на его основе образовалось два тайных общества. Среди их членов были как сторонники мирного, реформистского пути преобразования России, так и сторонники решительных революционных мер.

Северное общество, созданное в Петербурге, возглавляли братья Никита и Александр Муравьевы, Сергей Трубецкой, Евгений Оболенский, Кондратий Рылеев. Члены Северного общества придерживались в основном либеральных, реформаторских взглядов. Под руководством Н. Муравьева была разработана «Конституция» — политическая программа Северного общества. В основу этого документа были положены принципы «естественного права», разработанные в XVIII веке западноевропейскими просветителями: личная свобода человека, равенство всех перед законом, отмена сословных различий, а также принцип разделения властей. Все эти требования были направлены на формирование в стране основ буржуазного государства.

Сторонники «Конституции» стремились к политическим свободам, уничтожению крепостного права, созданию гражданского общества в стране без кровавых столкновений с властью. Они были готовы поддержать идеи Сперанского о сохранении конституционной монархии и помещичьей собственности на землю, усилении просветительской роли дворян среди народа. В политическую программу Северного общества также входило предложение создать в России федеративное государство, наподобие Северо-Американских соединенных штатов, состоящее из 14 «держав» и двух областей.

На Украине было создано Южное общество во главе с полковником Павлом Пестелем, талантливым, образованным, энергичным и честолюбивым офицером, который стремился подражать французскому императору Наполеону Бонапарту. В Южное общество входили Сергей Волконский, Сергей Муравьев-Апостол, Михаил Бестужев-

Рюмин и др. Члены этой организации защищали крайне радикальные позиции. Они настаивали на безусловном уничтожении самодержавия путем насильственного захвата власти вплоть до цареубийства и истребления всей императорской семьи, проведении внешних захватнических войн, создании огромного жандармского корпуса и т.д.

П. Пестель разработал свою политическую программу под названием «Русская Правда», в которой отрицал федеративное устройство России. Он предполагал создать республику с сильной централизованной властью наподобие якобинской диктатуры. Высшую законодательную власть следовало передать Народному вече, избранному на пять лет. Исполнительную власть должна возглавлять Державная дума, также избираемая народом на пять лет. Все регионы страны должны стать однородными по своему устройству не только в административно-политическом, но и в культурном отношении. Крепостное право надлежало немедленно отменить, поскольку оно противоречит естественным и христианским законам. Все земли следовало разделить на две части, из коих одну — отдать в общественную собственность волости, где проживают крестьяне, а другую — в собственность государства или частных лиц.

 

19 ноября 1825 года умер император Александр I, у которого не осталось детей. 27 ноября государственные служащие и военные чины Российской империи присягнули его брату Константину Павловичу. Но оказалось, что еще в январе 1822 года он официально отрекся от престола. В августе 1823 года Александр I принял это отречение и назначил особым Манифестом наследником престола следующего брата — Николая. Об этом решении почти никто не знал, пока не произошло оглашение Манифеста. Это было неожиданностью для Николая, поскольку его никогда не посвящали в вопросы высшей политики, и он не был готов взять на себя ответственность за всю страну. Пока первые лица государства разбирались в этой ситуации, стало ясно, что надо снова присягать государю. На 14 декабря 1825 года был назначен новый день приведения войск к присяге.

Оба крыла заговорщиков воспользовались периодом перехода власти, чтобы насильственным путем изменить государственное устройство в стране. Восстание было жестоко подавлено: на Сенатской площади в Петербурге остались убитыми 1271 человек.

Всего было арестовано 316 членов тайных обществ, хотя по делу проходило 579 лиц, из которых 289 человек были признаны виновными.

Пятеро главных заговорщиков: П. Пестель, К. Рылеев, П. Каховский, С. Муравьев-Апостол, М. Бестужев-Рюмин были приговорены к смертной казни. Более 120 человек были лишены чинов, титулов, состояний и отправлены в Сибирь на каторгу и в ссылку, многих участников мятежа разжаловали из офицеров в рядовые и отправили в действующую армию на Кавказ. Особенно жестоко были наказаны солдаты, многие из которых прогнаны через строй. Это было первое в истории России открытое политическое выступление. Во главе восстания стояли люди, чьими нравственными идеалами были ненависть к деспотизму, сознание высокого гражданского долга во имя служения Отечеству.

Не менее противоречивым был период правления Николая I. Хотя в литературе этот период чаще всего оценивается как наивысшая точка самодержавия, в сущности это было время продолжения курса Александра I в последние пять лет его царствования. Вступление на престол Николая I тесно связано с восстанием декабристов, и на протяжении 30 лет император боролся с проявлением любых попыток революционного движения.

Вопреки устоявшемуся мнению о Николае I как о «посредственности» «с кругозором ротного командира», на самом деле это был весьма образованный и развитый человек, активный и энергичный монарх. Тем не менее он не мог глубоко понять сущность дел по управлению огромной Россией, поскольку с детства не предназначался для престола. Николай I все время стремился к внешнему порядку, военной парадности, регламентации всех сторон жизни страны. Как писал академик Ю.В. Готье, «он любил Россию тяжелой любовью, которую она долго не могла забыть».

Противоречивость правления Николая I была обусловлена тем, что он пытался провести некоторые реформы, не меняя при этом всей системы. Более того, стремлением укрепить устои самодержавия можно объяснить проведение политики государственной опеки над политической, экономической, социальной, культурной жизнью страны. Этому способствовало создание Собственной его императорского величества канцелярии с функциями высшего органа управления государством. В состав канцелярии входило пять отделений. Особо обширными полномочиями обладало Третье отделение, которое вместе с учрежденным корпусом жандармов представляло собой политическую полицию. Во главе Третьего отделения стоял граф А.Х. Бенкендорф. В функции этого учреждения входил сбор различной информации о настроениях во всех слоях общества, надзор за печатью, за «неблагонадежными» лицами и иностранными подданными.

При Николае I в сфере народного просвещения был заложен принцип строгой сословности. Запрещалось принимать крепостных крестьян в гимназии и университеты. Для детей низших сословий, мещан, купцов, дворян, чиновников создавались раздельные учебные заведения, куда зачислялись в строгом соответствии с социальным статусом. Практически ликвидировалось самоуправление университетов, провозглашенное уставом 1803 года, устанавливался полицейский надзор за студентами. В университетах было отменено преподавание философии, государственного права и других «вредных» наук. В 1826 году был разработан новый, чрезвычайно жесткий цензурный устав, который запрещал в открытой печати критику монархической формы правления, рассуждения о конституции или о необходимости реформ в обществе.

В 1848—1855 годах были ограничены связи с Западной Европой. Вводился запрет на въезд иностранцев в Россию, а российским гражданам — на выезд за границу. Всем россиянам, находившимся за границей, предписывалось возвратиться в Россию под угрозой лишения подданства и конфискации имущества. Суровая система паспортов, пограничный контроль, полицейский надзор за иностранцами и повальное шпионство привели к тому, что впервые в новейшей российской истории страну отделил от Запада «железный занавес».

В сословной политике наблюдались некоторые изменения. Так, в 1832 году была введена категория «почетных граждан» двух степеней — потомственных и личных — для детей личных дворян, крупных предпринимателей, купцов первой гильдии, ученых, художников, низших чиновников, а также детей церковнослужителей. Это повышало статус нарождающейся буржуазии, давало ей некоторые привилегии: освобождение от подушной подати, рекрутской повинности, телесных наказаний. Но закон 1845 года ставил ограничения для получения личного дворянства через выслугу в соответствии с Табелью о рангах. Личное дворянство теперь можно было получить только с 8-го ранга, а не с 9-го, как было раньше. Потомственное же дворянство давалось не с 8-го, а с 5-го ранга.

В 1826—1832 годах Вторым отделением императорской канцелярии была проведена кодификация законов, т.е. систематизация российского законодательства, начиная с Соборного уложения 1649 года и включая свод действующих законов. Огромное издание, состоящее из 60 томов, подготовила комиссия под руководством М. Сперанского. Правда, эта кодификация не меняла ни систему управления, ни социальную структуру, не устраняла бюрократизм и произвол чиновников, достигшие особого расцвета именно в николаевские времена.

По словам В.О. Ключевского, именно при Николае I было завершено создание русской бюрократии, образовавшее сложный механизм канцелярий, которые завалили страну бумажными потоками приказов, циркуляров, запросов и т.п. И недаром говорилось, что в стране правит не император, а столоначальник.

Николай I признавал, что «крепостное право — зло», но его отмена в настоящее время есть «еще большее зло». Он понимал, что крепостничество является тормозом развития страны, но опасался, что уничтожение власти помещиков над крестьянами неизбежно затронет и самодержавие, опирающееся на эту власть. Вот почему свою политику в отношении крестьянства он проводил очень поверхностно, осторожно. Многочисленные указы и законы Николая I лишь смягчали крепостной гнет, но они не были обязательными для помещиков, их можно было обойти в практических сделках. Так, например, запрещалось продавать крестьян без земельного надела, без семьи и т.п. , но на практике это условие чаще всего не соблюдалось.

Николай I был вынужден постоянно заниматься крестьянским вопросом из-за нередко происходивших волнений крепостных крестьян. И хотя в годы его правления насчитывалось свыше 500 случаев таких выступлений, решиться на серьезные социальные преобразования он так и не смог*.

* Среди крестьянских волнений в 1830—1840-х годах выделялись «картофельные бунты», в ходе которых удельные и государственные крестьяне на Севере, в Приуралье, Поволжье сопротивлялись насильственному распространению картофеля в стране.

В 1840-х годах были проведены некоторые мероприятия по крестьянскому вопросу. По указу 1842 года крестьяне могли получить (по желанию помещика) личную свободу и земельный участок в пользование. За это они были обязаны отрабатывать все прежние феодальные повинности, но с условием, что помещик уже не имел права увеличивать объем этих повинностей и отнять надел. Таких вольноотпущенных стали называть обязанными крестьянами. Но немногие помещики пожелали этим воспользоваться. В целом же указ остался на бумаге. В соответствии с ним в категорию «обязанных» было переведено примерно 27 тыс. душ мужского пола.

В 1837—1838 годы было учреждено Министерство государственных имуществ во главе с графом П. Киселевым. Это министерство в течение нескольких лет проводило реформу государственной деревни, которая несколько упорядочила положение государственных крестьян и способствовала в известной мере развитию рыночных отношений на селе. По этой реформе учреждалось крестьянское самоуправление на местном уровне. Подати стали взиматься не с «ревизской души», а с земельного надела, его доходности, что позволяло заинтересовывать крестьян в повышении эффективности производства.

В государственных деревнях проводилось размежевание земель, отводились дополнительные наделы для малоземельных крестьян, создавались ссудно-сберегательные кассы, школы и больницы. В результате деятельности министра П. Киселева, который занимал эту должность в 1837—1856 годах, к моменту отмены крепостного права экономическое положение государственных крестьян оказалось значительно лучше, чем положение крестьян помещичьих, а система их местного самоуправления послужила образцом для устройства пореформенной деревни.

Еще можно отметить инвентарную реформу 1847—1848 годов в Правобережной Украине и Белоруссии. В ходе этой реформы составлялись «инвентари», или описания помещичьих имений, где подробно фиксировались размеры крестьянских участков и объем повинностей, которые впредь нельзя было изменить. Реформа была встречена недовольством как помещиков, так и крестьян, чье тяжелое положение не изменилось.

Во второй четверти XIX века заметно усилилось присутствие России в Западной Европе в связи с революционными событиями 1830— 1831 годов во Франции, Бельгии, Нидерландах, Польше, а в 1848— 1849 годах во Франции, Германии, Австрии и других странах, поскольку Николай I видел в этих событиях угрозу для российского самодержавия. В 1848 году император Австрии обратился к России с просьбой о военной помощи для подавления революции в Венгрии, входившей тогда в состав Австрийской империи. Российские войска сначала оккупировали Дунайские княжества (Молдавию и Валахию), охваченные революцией, а в 1849 году в Венгрию была введена 150-тысячная русская армия под руководством генерала И. Паскевича. Русские войска участвовали в подавлении революционных выступлений, в связи с чем за Россией закрепилось название «жандарм Европы».

К началу 1850-х годов в очередной раз обострился восточный вопрос: отношения России и Турции по поводу присутствия российских кораблей в Черном море и прохода их через проливы Босфор и Дарданеллы в Средиземное море. Эти отношения периодически обострялись со времен Екатерины II. Но в данный период геополитическая борьба между Россией и западными странами (Францией, Англией и Австрией) за влияние на Черном море, Кавказе и Балканах привела к военному конфликту — Крымской войне 1853—1856 годов. Прямым поводом к этому стал спор между православной и католической церковью о «палестинских святынях» и о том, каким храмам принадлежит право владеть христианскими памятниками в Иерусалиме.

Россия была плохо подготовлена к войне. Русская миллионная армия не смогла победить 70-тысячные неприятельские войска. Военное хозяйство было плохо управляемым, продовольствие и боеприпасы доставлялись с большим опозданием, медицинское обслуживание раненых было неудовлетворительным. Казнокрадство интендантов и служебные злоупотребления пронизывали все звенья гражданской и военной администрации.

Несмотря на героизм русских солдат, матросов, офицеров, России пришлось подписать в 1856 году в Париже достаточно унизительный мир, по которому Россия лишалась многих территорий, ей запрещалось иметь корабли, арсеналы и военные крепости на Черном море, а главное, было подорвано ее влияние на Кавказе, Балканах, Ближнем Востоке. В России всерьез встал вопрос о коренных социально-экономических реформах.

 

Вопросы для повторения

Охарактеризуйте административный состав России в первой половине XIX века.

Каково было состояние сельского хозяйства в начале XIX века?

Перечислите основные категории крестьян в первой половине XIX века.

Что может служить признаками кризисного состояния помещичьего землевладения?

Расскажите о состоянии промышленности и ремесленного производства в начале XIX века.

В чем состояла специфика развития рыночных отношений в дореформенной России?

Что можно сказать о состоянии транспорта в России начала XIX века? Как начиналось железнодорожное строительство в России?

Расскажите о внутренней и внешней торговле в дореформенной России.

Как проходила денежная реформа Е. Канкрина?

 

Дайте характеристику финансовой и кредитной системы России.

Чем ознаменовано начало правления Александра I? Что такое Негласный комитет?

В чем заключалась реформа государственного управления Александра I?

Что вы знаете о реформаторских проектах М. Сперанского?

Чем была вызвана необходимость создания военных поселений?

В чем заключалась идейная направленность Северного и Южного обществ офицеров, будущих декабристов?

В чем состояла сущность указа об «обязанных крестьянах», «инвентарная реформа» и реформа государственной деревни графа П. Киселева?

17.     Что вы знаете о Крымской войне, ее причинах и результатах?

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 |