Имя материала: История русской литературы конца XIX – начала XX века

Автор: Соколов А.Г.

3. рабочая поэзия эпохи революционного подъема.е.е. нечаев, ф.с. шкулев, л.п. радии, г.м. кржижановский, а.я. коц, е.м. тарасов, а.е. ноздрин и др.

 

В литературе круга «Знания» значительное место заняла и поэзия. На страницах «знаниевских» сборников наряду со стихами Бунина, перепечаткой стихов поэтов XIX в. появилось много стихов начинающих демократически настроенных поэтов.

Их творчество стало особой, оригинальной страницей истории русской поэзии. Среди этих поэтов было много начинающих, «самоучек». Стихи их подчас не отличались большой поэтической культурой. Но они в своем ключе передали настроения демократических слоев русского общества эпохи революционного подъема. Целым течением в этой поэзии в 1890–900-е годы стало творчество поэтов – выходцев из рабочей среды. На опыт этой поэзии опиралась рабочая поэзия 1910-х годов.

В 90-е годы стихи и песни рабочих поэтов печатались и на страницах нелегальной социал-демократической прессы, и в легальных органах. В первой половине десятилетия рабочая поэзия развивалась в русле общедемократического идейного движения. Поэты писали о тяжелом труде и скорбной доле рабочего человека, о его бесправии, мечтах о лучшем будущем, в котором должны восторжествовать социальная правда и нравственная справедливость.

Подобные идеи и мотивы определяли пафос творчества Ф. Шкулева, Е. Нечаева, Ф. Гаврилова, М. Савина и других поэтов. Рост рабочего движения, народный стихийный протест против несправедливых порядков жизни выразились в их творчестве в антиурбанистических мотивах, в неприятии порядков растущего капиталистического города.

Книга стихов Ф. Шкулева «Думы пахаря» (1894), стихи Е. Нечаева, М. Савина обнаруживали и связи поэтов с крестьянскими представлениями о жизни.

На формирование стиля ранней рабочей поэзии, ее социальных и нравственных идеалов оказала влияние поэзия И. Никитина, И. Сурикова, творчество целой плеяды революционно-народнических поэтов, особенно С. Надсона. Одновременно шло освоение более ранних классических традиций – Пушкина, Лермонтова, Рылеева, Огарева, Некрасова, Курочкина. Рабочие поэты хорошо знали и революционную зарубежную лирику – стихи Гейне, Беранже, Веерта, Потье и др. Из народнической революционной поэзии они взяли жанр революционного стихотворения, элементы его художественной образности и стиля, хотя сами они уже решительно не принимали народнической идеологии.

Под явным влиянием мотивов И. Сурикова пишет свои стихи Егор Ефимович Нечаев (1859–1925) – один из старейших рабочих поэтов, выходец из бедной семьи рабочего хрустального завода. Любимыми поэтами Филиппа Степановича Шкулева (1868–1930) были в эти годы С. Надсон, А.К. Толстой.

Важным источником раннепролетарской поэзии, из которого она восприняла близкие ей по духу и настроению мотивы, было устное поэтическое творчество рабочих, рабочий фольклор. Сюда следует отнести прежде всего песенное творчество: в песнях уже выражался протест рабочего человека против угнетения («Солнце всходит и заходит...», «Вот что-то сердце заболело...» и мн. др.). Со второй половины 90-х годов в партийном подполье, на страницах нелегальной прессы формируется революционная поэзия. Многие рабочие поэты активно участвуют в рабочем движении, и это непосредственно сказывается в изменении не только их социальных, но и эстетических взглядов, тем, мотивов творчества. О смене настроений, вызванной развитием революционного движения, М. Савин писал в автобиографии: «...я не мог в своих песнях отделаться от скучного и тоскливого мотива, только позднейшие годы вдохнули в меня бодрость и отвагу».

Пролетарские поэты второй половины 90-х годов и начала 900-х годов –революционные рабочие и профессиональные революционеры-интеллигенты – воодушевляются уже ясно выраженными социалистическими идеалами назревающей революции. Центральным образом этой поэзии становится пролетарий – борец за освобождение народа, уверенный в победе, убежденный в творческой силе человека труда. Стилевая особенность пролетарской поэзии –революционно-романтическая патетика. Эта поэзия призывает к протесту, борьбе, подвигу.

Накануне революции 1905–1907 гг. начинают звучать новые мотивы в произведениях Е. Нечаева («Певец», «Правда»), Ф. Шкулева («Пробуждайся, народ!»). Теперь в их стихах преобладает революционная тематика; изменяется и облик лирического героя.

Основной жанр пролетарской поэзии второй половины 90-х и начала 900-х годов – революционная песня, гимн. Характерные черты ее выразились в творчестве Л. Радина, А. Коца, Г. Кржижановского, Ф. Шкулева и поэтов, вошедших в литературу в начале первого десятилетия XX века.

Леонид Петрович Родин (1860–1901), революционер-марксист и ученый,– автор ряда широко известных революционных песен и стихотворений. В стихотворении «Снова я слышу родную «Лучину»...» есть такие строки:

 

...Чтоб песня отвагой гремела,

В сердце будила спасительный гнев.

 

В этом и других стихах ярко выражен агитационный, призывный пафос стихотворных произведений Радина, звавших на бой с самодержавием. Стихотворение «Смело, товарищи, в ногу...» стало одной из любимых рабочих песен.

Широкое распространение получили в те годы творческие обработки известных революционных песен Запада. Польские революционные песни обрабатывает Глеб Максимович Кржижановский (1872–1959). В 1897 г., находясь в Бутырской тюрьме, он делает вольный перевод «Варшавянки» Вацлава Свенцицкого. В обработке Кржижановского «Варшавянка» становится одной из популярных революционных песен русских рабочих. Тогда же Г. Кржижановский переводит галицийскую революционную песню «Беснуйтесь, тираны!», написанную на основе одного из стихотворений Ивана Франко. Существует несколько вариантов перевода революционной песни польских пролетариев «Красное знамя», написанной польским поэтом Болеславом Червеньским на мелодию парижских коммунаров «Le Drapeau Rouge». В исследовательской литературе существуют разные Мнения об авторстве этих переводов. Вероятно, они принадлежали и Г- Кржижановскому, и В. Тан-Богоразу.

Событием политического значения стал перевод на русский язык  «Интернационала» Эжена Потье. Перевод осуществил в 1902 г. Аркадий Яковлевич Коц (1872–1943), активный участник революционного движения в России. «Интернационал» стал гимном российского пролетариата.

«Интернационал» Коца, песни Радина и Кржижановского вошли в политическое сознание и революционный быт русских революционеров, звучали на сходках, демонстрациях, баррикадах, стали фактом революционной жизни России.

Широкое распространение получают обработки тем и мотивов известных в народе песен. Мотивы песен Г. Мачтета «Замучен тяжелой неволей», Л. Пальмина «Дубинушка», стихов Веры Фигнер зачастую отчетливо слышатся в стихах пролетарских поэтов 900-х годов.

Об идейном содержании пролетарской поэзии этого периода, ее пафосе Г. Кржижановский позже писал: она хотела «внести в ряды пролетариата с помощью боевой песни идею борьбы».

Пролетарская поэзия предреволюционных лет и эпохи первой российской революции в историко-литературном отношении опиралась на иные традиции, чем рабочая поэзия 90-х годов. В ней по-новому ожили традиции гражданской поэзии Некрасова, мотивы политической лирики шестидесятников. Особое значение имело воздействие творчества М. Горького, автора «Песни о Соколе», «Песни о Буревестнике», поэмы «Человек». Горьковская философия революционного действия, идея подвига во имя народного счастья, вера в могущество творческой мысли были близки рабочим поэтам. Аллегорические «песни» и ранние романтические произведения Горького для многих поэтов были живым поэтическим образцом. Они подчас непосредственно заимствовали горьковскую тему, подражали общему пафосу и даже стилистике горьковского «песенного» творчества.

Для стиля рабочей поэзии характерным становится сочетание реалистических картин рабочего быта с революционной романтической патетикой. Меняется содержание и характер ее основных поэтических образов. Романтические образы поэзии 90-х годов наполняются конкретным политическим смыслом. Аллегорический образ борца становится образом рабочего-революционера, борющегося за социальную справедливость (стихотворение А. Коца «Расправа» и др.).

На идейно-художественное развитие рабочей поэзии в 900-е годы влияют устанавливающиеся активные отношения поэтов с пролетарской печатью, с организациями складывающейся социал-демократической партии.

Первая русская революция принесла в творчество рабочих поэтов новые темы. В разгар боев с царизмом рабочие поэты откликались на самые злободневные вопросы современности. В литературу входит плеяда новых поэтов – Е. Тарасов, А. Гмырев, А. Белозеров, И. Привалов. В истории поэзии этого периода сохранилось много произведений, авторы которых до сих пор неизвестны.

В 1905–1907 гг. выходят «Песни пролетариев» А. Коца, «Стихи. J9Q3–1905» Е. Тарасова, «Песни прядильщика» И. Привалова. Чертами радостного жизнеутверждения и социальным оптимизмом отмечены стихи Ф. Шкулева, Ф. Гаврилова, Е. Нечаева. Их поэзия становится своеобразной поэтической летописью революции. Поэты пишут о «кровавом воскресенье» 9 января, о событиях вооруженного московского восстания, расправе правительства с революционерами.

Значительное место в творчестве рабочих поэтов начинает занимать политическая сатира, которая, наряду с политической агитационной лирикой и революционной песней, становится одним из основных жанров рабочей поэзии. Широкое распространение получают политическая басня, сатирический фельетон, политический сатирический памфлет, сатирическая поэма, частушка, эпиграмма–жанры, которые найдут свое дальнейшее развитие в творчестве рабочих поэтов 1910-х годов.

Открыто призывный характер пролетарской политической лирики этого времени обнаруживают стихи А. Белозерова, собранные поэтом в книгу с характерным названием «Песни борьбы и свободы» (1906). Предреволюционное время видится поэту долгожданным рассветом перед зарей. В стихотворении «Рассвет» Белозеров писал:

 

Все с каждым днем выше и шире,

Кровавым пожаром горя,

Восходит в прозрачном эфире

Великой свободы заря.

 

В творчестве Белозерова получила развитие тема радости труда, объединяющего рабочих в одну семью тружеников.

В эпоху революции раскрывается поэтический талант Евгения Михайловича Тарасова (1882–1943). Его поэзия, зовущая к штурму самодержавия, достигает высокой патетики.

Авенир Евстигнеевт Ноздрин (1862–1938) –рабочий-гравер, участник революционного движения (в 1905 г.–председатель Совета рабочих депутатов в Иваново-Вознесенске) прошел этапы творческого развития от общих для ранней рабочей поэзии мотивов тяжести труда, скорбной доли рабочего человека к пафосу революционной борьбы. Многие его стихи были посвящены революционной борьбе иваново-вознесенских пролетариев («Накануне», «Забастовка», «На митинге»). В цикле стихов «Звон кандальный» он пишет о переживаниях революционера, сосланного царским правительством.

В годы революции подъем массового литературного движения происходит не только в столицах, но и в других городах. Издаются сборники пролетарских поэтов в Киеве («Песни революции»), Ростове-на-Дону («Песни борьбы»), Армавире («Песни пролетариев»), Воронеже («Песни свободы», «Песни и стихи революции»). Широкое распространение получает революционная поэзия в Сибири, что было связано с пребыванием здесь политических ссыльных. В 1905 г. Читинский комитет РСДРП издал сборник революционных песен, кото-рый был приложен к программе РСДРП и разослан всем Забайкальским партийным комитетам.

Пролетарская поэзия была остротенденциозной, она открыто защищала идею общественного служения искусства.

После поражения революции наступил спад массового рабочего литературного движения. Книги многих поэтов были конфискованы, тиражи частично или полностью уничтожались. Начались массовые аресты. И только в 1910-е годы, в эпоху нового подъема общественного движения начался новый этап развития рабочей поэзии, этого оригинального поэтического течения в предреволюционной России.

История рабочей поэзии предреволюционного десятилетия была уже тесно связана с историей большевистской печати, прежде всего газет «Звезда» и «Правда».

В 1913и 1914 гг. выходят две книги стихов «Наши песни» (вторая книга была конфискована цензурой). Произведения рабочих писателей и поэтов, критические обзоры, посвященные их творчеству, публикуются в «Правде» наряду со статьями, посвященными общим проблемам культурного строительства и современной литературы.

В 1910-е годы пишут поэты, уже заявившие о себе в литературе, появляются новые имена, которые войдут затем в историю советской поэзии,–Демьян Бедный, В. Александровский, А. Поморский, И. Садофьев, А. Гастев, Д. Семеновский. В пролетарской поэзии этих лет возрождаются мотивы революционно-романтической «призывной» лирики 90-х годов. Поэты вновь обращаются к символико-романтическим образам, передающим ощущение грядущей зари, грозы, наступающей весны, будущей победы; аллегории наполняются новым содержанием. По-новому трактуются теперь образы сеятеля, кузнеца, кующего новую жизнь. Характерно для поэзии тех лет, для ее символики, например, стихотворение Ф. Шкулева «Мы кузнецы...», напечатанное в 1912 г. в газете «Невская звезда». Оно впоследствии не раз обрабатывалось автором и стало широко известной народной песней:

 

Мы кузнецы, и дух наш молод,

Куем мы к счастию ключи!

Вздымайся выше, тяжкий молот,

В стальную грудь сильней стучи! <...>

 

Рабочая поэзия, сочетая героические мотивы, романтический пафос и открытую политическую сатиру, становится поэзией политической борьбы. На этой основе заново оживают в рабочей поэзии фольклорные традиции, значение которых особенно отчетливо сказалось на формах и стиле творчества Д. Бедного. Появляются новые жанры: басня, сатирический фельетон, памфлет, пародия, эпиграмма, сатирический куплет. Происходит значительное расширение тематического диапазона. Большое место начинает занимать пейзажная и любовная лирика, в которой выразилось оптимистическое восприятие рабочим человеком мира, красоты природы, любви. Об этом, как о характерном признаке социальной психологии нового человека, не раз говорил М. Горький.

В 1914 г. с началом войны начались новые репрессии царского правительства против рабочей печати. Редакция «Правды» была разгромлена, введена военная цензура. Рабочие поэты печатаются теперь в нелегальных изданиях, пытаясь, однако, использовать и любые легальные возможности (вплоть до журналов для детей).

Несмотря на то что творчество рабочих поэтов разнообразно по тематике, жанрам, стилевым тенденциям, использованию литературных традиций, уровню социального сознания авторов и масштабам творческого дарования, об этой поэзии можно говорить как об определенном, сложившемся течении в литературе начала века. Социалистическая тенденциозность определила основные особенности ее: освоение свободолюбивых, героических мотивов русского народного творчества, ориентацию на гражданские традиции демократической литературы XIX в., реалистический характер отношения к конкретно-исторической действительности.

Романтические стилевые тенденции, проявившиеся в этой поэзии на разных этапах ее развития, принципиально не выводили ее за пределы реалистического художественного метода. Принципы отбора жизненных явлений, особенности художественного анализа их позволяют говорить о творчестве рабочих поэтов как о явлении реалистического искусства.

 

ДЕМЬЯН БЕДНЫЙ (1883–1945)

 

Творческий путь Демьяна Бедного (псевд., наст, имя – Ефим Алексеевич Придворов) был неразрывно связан с историей русского рабочего движения. Родился Придворов в бедной крестьянской семье. С Детства ему пришлось узнать тяжелую безрадостную жизнь: он ходил в пастушках, читал псалтырь по покойникам, составлял прошения и письма односельчанам. В 1896 г. отцу удалось определить сына в Киевскую военно-фельдшерскую школу. Здесь Придворов познакомился с произведениями Пушкина, Некрасова, Крылова, Лермонтова. К этому времени относятся первые его литературные опыты. В 1899 г. имя Ефима Придворова появляется в печати. В газете «Киевское слово» °н публикует свои первые стихотворения «Да будет!» и «Пылая ревностью», написанные в традициях гражданской поэзии 80-х годов. В 1904 г., отбыв после окончания школы военную службу, Придворов поступает на историко-филологический факультет Петербургского университет^ и попадает в среду революционно настроенного студенчества.

В литературу Придворов входит в период реакции. Он печатается в народническом журнале «Русское богатство», стихотворным отделощ которого руководил П.Ф. Якубович-Мелыпин. Поэт-народоволец ока-зал на Придворова огромное влияние. Придворов видел в Якубовиче человека «самоценного и удивительного» по чистоте и благородству нравственного облика.

В ранних стихотворениях Придворова, который вошел в большую литературу как поэт-лирик, зазвучали и социальные мотивы. Поэт писал о силах реакции, о горе и тяжелой судьбе народа. Это были риторические стихи в духе гражданской лирики восьмидесятников с , нотами скорбными и тревожными («С тревогой жуткою», «Под Новый год»). Те годы, вспоминал поэт, были годами «идейной сумятицы», творческих «перепутий». Но «дав уже раньше значительньюй уклон в сторону марксизма,– пишет он в автобиографии,– в 1911 г. я стал печататься в большевистской –славной памяти «Звезде». Мои перепутья сходились к одной дороге. Идейная сумятица кончалась. В начале 1912 г. я был уже Демьяном Бедным». С приходом в «Звезду» связан коренной перелом в творчестве Придворова. «Звезда» в 1911 г. публикует его стихотворение «О Демьяне Бедном, мужике вредном», в котором поэт звал народ к восстанию. Стихотворение получило широкую известность, имя героя становится псевдонимом поэта. Так в «Звезде» родился Демьян Бедный.

5мая 1912г. в первом же номере «Правды» появилось стихотворение Д. Бедного:

 

Полна страданий наших чаша,

Слились в одно и кровь и пот.        v

Но не угасла сила наша:

Она растет, она растет!

Кошмарный сон – былые беды,

В лучах заря – грядущий бой.

Бойцы в предчувствии победы

Кипят отвагой молодой.

(«Полна страданий наших чаша...»)

 

Работа в «Звезде» и «Правде» определила содержание, жанры творчества поэта, особенности его стиха. Пафосом творчества Бедного становится борьба за осуществление социалистических идеалов революции.

Темы стихов Д. Бедного в эти годы разнообразны. Он откликался на все значительные события общественной жизни: писал о Ленских событиях («Лена»), о соглашательской политике ликвидаторов, меньшевиков, либералов («Кашевары», «Рыболовы»); рассказывал о растущей силе революционного движения, о росте влияния большевиков в городе и деревне («Ерши и вьюны», «Голь»). Откликаясь на конкретные факты, Д. Бедный придавал им характер широких политических обобщений.

В поэзии 1910-х годов Демьян Бедный выступает прежде всего как сатирик. Основным поэтическим жанром его становится басня. Д. Бедный-баснописец осваивал и новаторски развивал фольклорные традиции, басенные традиции Крылова, традиции революционно-демократической сатиры, прежде всего Салтыкова-Щедрина. В ряде произведений он даже непосредственно использовал щедринские аллегорические образы («О карасе-идеалисте и пескаре-социалисте», «Вяленая вобла» и др.). Басня казалась ему наиболее социально активным и действенным жанром, ибо предоставляла широкие возможности для пропаганды политических идей. Особенность басни Д. Бедного состояла в том, что все «средства» ее – аллегорию, иронию, басенную мораль – он заставил служить политическим целям.

Наглядность и простота басенных образов, доходчивый и несложный сюжет, связь басенных мотивов с известными мотивами фольклора – все это облегчало читателю из народа восприятие идеи произведения. Д. Бедный всегда подчеркивал связь своей басни с устным народным творчеством:

 

С народным творчеством она в родстве не малом,

И это я имел в виду,

Когда в двенадцатом году,

Ища кратчайшего пути к народным массам,

Им в баснях ненависть внушал к враждебным классам.

(«В защиту басни»)

 

Сатирической народной поэзии следовал Д. Бедный и в стиле басен. Его вольный стих во многом опирался на прибауточную лексику и ритм народной сатиры, лубочного раешника. С традициями устной народной поэзии связан и разговорный характер басен Бедного. Поэт смотрел на басню как на произведение «разговорного» жанра, обращенное не столько к читателю, сколько к слушателю, подчас не владеющему даже грамотой. Поэтому так часто басни Демьяна строятся на диалогах, представляют собой короткие драматические сценки, которые могли разыгрываться и разыгрывались в народной аудитории. О народной основе поэзии Бедного М. Исаковский сказал: «Он по каждой своей фразе, по своему стиху, по образному мышлению – одним словом, по всему складу своей поэзии был так близок народу, Что народ понимал его с полуслова».

Отличие басни Д. Бедного от произведений этого жанра его предшественников и учителей состояло в том, что его басня – прежде всего политическая, публицистическая, вобравшая в себя черты фельетона памфлета, революционной прокламации. Поэтому традиционные басенные приемы в ней приобрели новый смысл и новое назначение. Басенная дидактическая концовка превращалась в революционный лозунг, политический призыв. Часто басня предварялась эпиграфом, взятым из газетных статей, политических документов, хроники рабочего движения. Эпиграфы сообщали ей четкий политический адрес.

Работа в большевистской печати определила общественно-политические и творческие позиции Д. Бедного в период войны. В стихах военных лет он разоблачает военный азарт буржуазных литераторов. В 1916 г. он пишет об этом известное стихотворение «Баталисты»:

 

Победно-радостны, нахмурив грозно брови,

За сценкой боевой спешат состряпать сценку:

 С еще дымящейся, горячей братской крови

Снимают пенку!

(«Баталисты»)

 

В условиях военной цензуры очень немногое из написанного Д. Бедным могло проникнуть в легальную печать. Однако ему удалось выпустить несколько маленьких сборников басен и стихов в издательстве «Жизнь и знание». Поэт печатался также в провинциальных изданиях и в детских журналах.

В эти годы Д. Бедный много занимался переводами. Он переводил с древнегреческого басни Эзопа, выбирая такие, которые при незначительных изменениях басенной морали приобретали политически злободневное звучание («Брак богов», «Лев, лиса и олень», «Плакальщицы» и др.). При всем разнообразии тематики мысль о том, что война, затеянная империалистами,– это начало близкого конца буржуазного миропорядка, пронизывала все произведения Д. Бедного военных лет. Как сатирик теперь он не ограничивался басней, сказкой, легендой, но писал памфлеты, фельетоны, песни, частушки, эпиграммы. Шире, чем прежде, использовал образы и мотивы устного народного творчества.

Д. Бедный обращается и к большой повествовательной форме. В дни Октябрьской революции он заканчивает задуманную еще в годы мировой войны повесть в стихах «Про землю, про волю, про рабочую долю», которая как бы подводила итог дооктябрьскому творчеству поэта. На широком фоне истории даны в ней события русской жизни от начала империалистической войны до дней Октябрьской революции. Изображая этапы развития революции, Д. Бедный показывал, как воспринимались массами идеи большевиков. Содержание повести обусловило ее композиционное строение. Д. Бедный включил в повесть басни, сказки, бывальщины, песни, которые, являясь как бы самостоятельными произведениями, раскрывали тот или другой этап политической борьбы. При внешней мозаичности повесть композиционно жестко связана одной идеей –стремлением автора показать читателю йз народа причины войны, разъяснить, кто его враг и кто друг. На широком фоне эпического повествования поэт рассказал о судьбах деревенского паренька Вани и его подруги; они стали у Д. Бедного образами собирательными, синонимами трудящейся массы страны. Все сюжетные линии повести завершались картиной Октябрьской революции. Агитационный характер произведения обусловил ее жанровое своеобразие, соотношение в ней эпоса и лирики. Эпическое повествование о событиях эпохи сочеталось с сатирой, документированным политическим памфлетом, каждый эпизод и каждая глава повести подводили читателя к определенному политическому выводу.

Стремясь сделать повесть максимально доступной для народа, Д. Бедный обращается к традициям народного творчества и поэзии Н. Некрасова. Некрасовская традиция ощутима и в жанре произведения, и в непосредственном использовании образов поэмы «Кому на Руси жить хорошо», и в самом поэтическом стиле повести. Стихия устной народной поэзии чувствовалась в песнях, бывалыцинах, частушках, поговорках, прибаутках, в композиционной структуре повести и отдельных частей ее (традиционные зачины, повторы, концовки). Поэт использует форму русской былины («Барские слезы»), народной песни (рекрутской, солдатской, городской), частушки, традиционные сказочные мотивы (о разрыв-траве, колобке и др.). Но все эти знакомые народу образы, жанры наполнены новым, современным содержанием.

Повесть Д. Бедный адресовал народу. Он как бы вел задушевную беседу с читателем-другом, разъясняя ему, в чем зло жизни. Поэтому в значительной своей части повесть написана в форме диалога – разговора автора с читателем. Она была рассчитана на устное распространение в народной крестьянской и солдатской среде. Недаром отдельные части ее заучивались в народе наизусть, передавались из уст в уста.

После Октябрьской революции начинается новый этап творчества Д. Бедного. Оно все более приобретало открыто-агитационный характер.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 |