Имя материала: Экономическая теория

Автор: Камаев Владимир Дорофеевич

§ 4. экономическое реформирование и цивилизационная специфика российского общества

Определяя национальную экономику в качестве большой целостной органической системы, вряд ли можно оспорить положение, что сама эта экономика есть лишь одна из подсистем социума2. Коль скоро это — так, то и на функционирование социума, распространяются те же общие правила (закономерности) как и на всякую подобную систему. В частности, социум

1          Питт-Младший У. Доклад парламенту о финансах 17 февраля 1792 г. Цит. По Жорес Ж. Социалистическая история французской революции. М.: Прогресс, 1981. Т. IV. С.342-343.

2          Имеется в виду национально-государственный масштаб.

не сможет устойчиво поддерживать свою целостность без наличия механизмов обратных связей, то есть без механизма саморегулирования. А это в свою очередь означает, что движение народного хозяйства подчинено действию этого механизма саморегулирования, в котором интегрируются «сигналы», поступающие от всех подсистем, составляющих целостность данного социума. Иначе говоря, реальное движение агентов экономической жизни общество определяется интегративным действием всей совокупности институтов, образующих целостность данного социума.

Закономерности движения общественного хозяйства испытывают сильнейшее влияние со стороны социокультурных, природных и т.п. факторов. Это обусловлено именно тем, что отличает одно общество, один народ от другого в процессе их исторического развития, порождает специфическую культуру, в том числе и культуру (традиции, обычаи и т.п.) экономической жизни. Именно поэтому в различных цивилизационных условиях взаимовлияние (взаимодействие) различных институциональных структур может происходить различным образом, отражая присущие каждой цивилизации ценностные ориентиры.

Соответственно рассматривать закономерности экономической жизни общества, абстрагируясь от этого факта, возможно лишь на первом этапе политико-экономического исследования. Однако, оставаясь только на этом в высшей степени абстрактном уровне исследования, невозможно выявить реальные закономерности движения экономической жизни данного социума.

Именно подобный подход к исследованию закономерностей экономической жизни составлял одну из характерных черт российской политико-экономической мысли не только теоретиков, но и практиков хозяйственной деятельности.

 

Еще Директор Департамента финансов, обер-прокурор Сената А.Н. Бутовский, ставший первым российским автором учебника политической экономии, написанном на русском языке, вышедшем в 1847 г., отмечал, что «законы экономические, в сущности везде одинаковые, проявляются различно и ведут к различным результатам» в соответствии с «временем, местом и народом». «Если применить теорию (политическую экономию —Д.С.)к объяснению различных сторон жизни Англии, то еще мало будет брошено света на те же вопросы относительно Франции или России, и еще менее относительно Египта или Китая. ...Деятельность народная, в каждом из этих государств, находится под влиянием обстоятельств совершенно несходных, климата, местоположения, государственного устройства, обычаев и вообще образованности. Неудивительно, что и в ее проявлениях, при всей одинаковости побуждений и средств, есть большое несходство, особенно в направлении и результатах».

Делая вывод из указанной теоретической предпосылки известнейший российский предприниматель, банкир и благотворитель В.А. Кокорев (1817-1889 гг.), писал, что «пора государственной мысли перестать блуждать вне своей земли, пора прекратить поиски экономических основ за пределами отечества и засорять насильственными пересадками их родную почву; пора, давно пора возвратиться домой и познать в своих людях свою силу, без искреннего родства с которой никогда не будет согласования экономических мероприятий с потребностями народной жизни; пора твердо убедиться в том, что только это спасительное согласование есть верный путь к спокойному и правильному движению от силы к силе, тогда как путь розни и разлада с жизнью (т.е. нынешний путь) тянет в обратную сторону от бессилия к бессилию, низводя прямо в бездну непоправимого экономического расстройства. И мы дошли, наконец, до той глубины этой бездны, где уже редеет дыхание, не освежаемое чистым воздухом».

Можно выделить в этой связи позицию такого яркого государственного и общественного деятеля России, как СЮ. Витте, считавшего, что «до тех пор, покуда русская жизнь не выработает своей национальной экономии, основанной на индивидуальных особенностях русского грунта, до тех пор мы будем находиться в процессе шатания между различными модными учениями, увлекаясь поочередно то одним, то другим; до тех пор мы будем слышать из одних и тех же уст и читать на столбцах одних и тех же органов логически несовместимые экономические суждения и проекты; до тех пор, что создано вчера, будет считаться дурным завтра, и будем создавать сегодня то, что уничтожено вчера; и понятно, что до тех пор мы не будем жить правильною экономической жизнью, а будем идти на буксире заграничных веяний и всяких спекуляций насчет народного благосостояния». В этой же связи он критиковал «космополитизм» классической политической экономии, которая — по его мнению — напрямую связывая индивидуума и человечество, «упускает из виду, что между отдельным человеком и человечеством существует еще особая экономическая единица — нация. Эта единица представляет собою нечто органически целое, связанное верою, отдельностью территории, кровью, языком, литературою и народным творчеством, нравами и обычаями, государственными началами и учреждениями, инстинктом самосохранения, стремлением к независимости и прогрессу и проч. Единства эти не выдуманы людскою фантазией или капризом, а сложены исторически, самою природой и законами общежития». Опираясь на такую методологическую позицию СЮ. Витте, в частности, считал, что формы проявления того же закона спроса и предложения неизбежно видоизменяются «сообразно различным особенностям общественной организации» и потому политическая экономия лишь тогда «реалистична» (научна), когда она признает относительность «организации народного хозяйства, которая должна сообразовываться со временем, местом и всеми социальными условиями данного общества».1

 

Там же. С. 138.

В.Н. Коковцев, бывший Министр финансов в период с 1904-1914 гг., также считал, что при проведении экономических реформ «должно соблюдать историческую преемственность и сообразовываться с особыми условиями русской жизни».

Продолжается эта линия и в работах современных российских исследователей. «Характер собственности, рыночные институты, мотивы поведения, отмечает Л.И. Абалкин, не могут при всей своей общности не различаться в англосаксонских и романских странах, в Юго-Восточной Азии и мусульманском мире, в Индии, Китае и России».

Современная институциональная теория также разделяет подобные подходы. Так, Г. Мюрдаль, считает методологически неоправданным абстрагирование от таких «неэкономических» факторов, как «взгляды, правовые и другие институты, обычаи, жизненный уровень и в широком смысле — культура».1

Выступая на семинаре « Новые пути развития »(12-13 сентября 2002 г., Рио-де Жанейро, Бразилия), организованном Национальным Банком социального и экономического развития (BNDES) в связи с 50-летием банка профессор Гарвардского Университета Дани Родрик (Dani Rodrik) отмечал: «Наиболее новые примеры успешного экономического развития — это страны Китай, Индия, Вьетнам, которые приняли самостоятельные пути развития экономики. Ни одна из указанных стран не позволила поддаться соблазну увлечь себя путями развития, рекомендуемыми МВФ. В противоположность этому страны, которые развивались, следуя рекомендациям МВФ, находятся сейчас или прошли недавно состояние экономического кризиса, экономической нестабильности. К таким странам можно отнести Турцию, Россию, Бразилию, Мексику, Аргентину. Невозможно применять единую модель развития для частных случаев. Рецепты МВФ не могут приниматься без учета своеобразия каждой страны. В противном случае вместо разрешения кризиса можно получить его углубление. «Вашингтонское соглашение» не является наилучшим инструментом для осуществления развития бедных стран. Мир сейчас должен развиваться не слепо следуя согласованным рекомендациям — необходим экспериментаторский подход».

Другой вопрос, что в реальной экономической политике этот важнейший аспект зачастую игнорируется. «Для того, чтобы сделать правильные выводы, — отмечал руководитель боннского Института экономики М. Мигель, — необходимо учитывать и множество внеэкономических факторов и прежде всего человека: его опыт, страхи и надежды, его культурные и религиозные устои, его национальные и региональные особенности. В теории эта необходимость не оспаривается. Специалисты постоянно указывали на значение внеэкономических факторов. Однако на практике они остаются вне поля зрения. И это не случайно. Ведь внеэкономические факторы трудно выразить в цифрах и от того нелегко представить».

Тем не менее, именно учет этих «неэкономических» факторов при выборе мероприятий по противодействию мировому валютно-финансо-вому кризису 1998 г. по мнению премьер министра Малайзии М. Моха-мада и позволил защитить национальные экономические интересы. В вы-

Мюрдаль Г. Современные проблемы «Третьего мира» (Драма Азии. Исследование нищеты народов). Сокр. пер. с англ. М.: «Прогресс». 1972. С. 95.

 

19.  Камаев. Учебн.

561

 

ступлении на Всемирном экономическом форуме (1999 г.) он отметил: «Когда я высказываю мнение, что у новых индустриальных стран Азии есть общие ценности, которые помогли им продвинуться на пути надежного экономического роста, это часто воспринимается как нахальство или даже как опасная новая форма азиатской культурной агрессии. Многие западники, похоже, считают, что лишь их ценности и этические принципы повсеместно принимаются — или должны приниматься — всеми цивилизованными мужчинами и женщинами мира... Почему многие европейцы понимают, что азиатская музыка может развиваться своим собственным путем, а не вслед за «Битлз», Азнавуром или Моцартом, но столь многие не воспринимают никакой азиатской формы управления государством, если она не скопирована с европейской?»

На необходимость преодоления подобного игнорирования указывает Д. Норт, отмечая, что «мы, живущие в современном западном мире, считаем, что жизнь и экономические процессы подчиняются писаным законам и правам собственности. Однако даже в самых развитых экономиках формальные правила составляют небольшую (хотя и очень важную) часть той совокупности ограничений, которые формируют стоящие перед нами ситуации выбора... Наше поведение в огромной степени определяется неписаными кодексами, нормами и условностями».

Косвенным признанием правомерности такой постановки является и тот факт, что в докладе Главного счетного управления США «Помощь зарубежным странам: международные усилия по оказанию содействия реформам в России принесли смешанные результаты» (ноябрь, 2000), подготовленном для Комитета по банкам и финансам Палаты представителей Конгресса США, делается вывод, что западная помощь будет эффективна, если она будет концентрироваться на направлениях, отражающих опыт и приоритеты самой России даже, если они отличаются от западных норм.

 

В силу целого ряда исторических причин, в западно-европейской цивилизации и, соответственно, в порожденной ею североамериканской экономическая сфера жизнедеятельности социума, порождаемые ею ценности стали превалирующими (определяющими) для всех остальных сторон его жизни. Кстати, видимо, подтверждением этого тезиса может служить то, что становление экономической науки, как особой отрасли научного знания, соответственно, представления о рыночном механизме саморегулирования, как самодостаточном, марксистское учение об определении всех сторон жизни общества способом организации его общественного воспроизводства связаны именно, с (западно-) европейской цивилизацией. Вместе с тем, даже в рамках этой цивилизации, более того внутри одного и того же государственно-организованного социума, входящего в эту цивилизацию, можно наблюдать существенные региональные различия в функционировании казалось бы единой экономической системы и соответственно различные экономические результаты этого функционирования: например Юг и Север Италии. Можно вспомнить об экономических проблемах интеграции бывшей ГДР в единую экономическую систему Германии, объясняемых не только разнотипностью этих систем, уровнями технологического и экономического развития, но и в значительной части социально-культурными, социально-психологическими факторами. Последние порождают то, что современный институционализм определяет как неформальные правила экономической жизни, являющиеся для ее агентов зачастую гораздо более важными, чем правила, формализованные в законодательстве и иных нормативных документах.

Тем не менее, как отмечает B.C. Степин, в России «реформы 90-х годов ориентировались на копирование западных моделей в экономике, политике и образе жизни. Они имели подражательный характер (игнорировались реальные исторические достижения страны и особенности национальных традиций) и исходили из экономико-центристского мышления, почти фаталистической веры в то, что рыночная экономика автоматически решит социокультурные и духовные проблемы».

Исторический опыт, как России, так и других государств, неоднократно демонстрировал: надежды на то, что «овладение» рычагами государственной власти позволит проводить любую политику независимо от отношения к ней общества, как минимум, глубоко антинаучны. Экономические преобразования, пусть и лежащие в русле объективно необходимых перемен, но проводимые, в том числе без учета, например, категории нравственности в ее специфическом для данном обществе понимании, лишь усиливают неизбежные при внедрении всего нового реакции отторжения.

В частности, отмечаемая многими исследователями неадекватность реакции российских хозяйствующих субъектов и населения в целом на те или иные рыночные сигналы, видимо порождена не только квазирыночным характером сложившейся экономической системы, но и тем обстоятельством, что политико-экономическая природа российского общества, «не вписывается» в стандарты теорий, построенных на опыте функционирования систем, имеющих иную цивилизационную основу и потому подчиняющихся иным политико-экономическим закономерностям .

Можно в этой связи вспомнить известное, наверное, с петровских времен российское отношение к важнейшей категории

 

19*

563

 

рыночной системы — сбережению, произносимое с абсолютной уверенностью в своем — российском — превосходстве: «Да, что мы — немцы — беречь каждую копейку?» (при этом «немцы» были собирательным названием именно западноевропейцев).1 Не случайно в России в ответ на призывы освоить немецкий, шведский, китайский и т.д. опыт экономического строительства прижилось возражение: «Где мы возьмем столько немцев, шведов, китайцев и т.д.?».

В свою очередь это означает методологическую неоправданность «прямого» использования экономических теорий, описывающих закономерности функционирования экономических систем, имеющих иное цивилизационное основание.

 

«Тот факт, — отмечает В. А. Ядов, — что анализ социально-трансформационных процессов в разных регионах мира указывает на существенные цивилизационные различия, подтверждает убедительность аргументов в пользу своеобразия российских трансформаций и в историческом прошлом и в предстоящем будущем. ...Наиболее убедительный исторический аргумент в пользу национально-культурного своеобразия трансформаций демонстрируют Япония, тихоокеанские «тигры» и Китай. Япония сделала опорой своего экономического чуда традиционный корпоративизм. Китай осуществляет свои реформы при сохранении мощной «пирамидальной» основы общественного устройства... Мы разом отбросили и то и другое.. , т.е. резко копировали западную модель цивилизации, основой которой выступало гражданское общество и самодостаточная личность. Именно этих предпосылок лишена Россия».

 

При этом, как представляется, не следует излишне идеализировать экономический менталитет и соответственно экономическое поведение россиян.

Если одни авторы подчеркивали их общинность, спонтанность (В. Ключевский), иррациональность, коммунитарность (Н. Бердяев), превалирование этических, религиозных начал (П. Флоренский), то можно найти и другие характеристики.

Так, Е. Н. Трубецкой, считал, что в народной сказке «мы... узнаем народную душу со всеми ее качествами и недостатками», анализируя русскую сказку, делает вывод, что в ней «человек... интенсивно воспринимает то действие сверху той чудесной силы, которая залетает из запредельной дали в низины здешнего, чтобы унести и поднять его оттуда в заоблачную высь. Но рядом с этим в русской сказке необыкновенно слабо выражено действие снизу. В ней сказывается настроение человека, , который ждет всех благ от жизни свыше и при этом совершенно забыва-

 

1 Можно упомянуть и сохранившуюся до наших времен поговорку: «Что русскому — здорово, то немцу — смерть».

ет о своей, личной ответственности. Это тот же недостаток, который сказывается и в русской религиозности, в привычке русского человека перелагать с себя всю ответственность на широкие плечи «Николы-угодника». Превознесение дурака над богатырем, замена личного подвига на чудесную помощь, вообще слабость волевого героического элемента, таковы черты, которые болезненно поражают в русской сказке. Эта прелестная поэтическая греза, в которой русский человек ищет по преимуществу успокоения и отдохновения; сказка окрыляет его мечту, но в то же время усыпляет его энергию. Имеем ли мы здесь общую всем народам черту? По-видимому, нет. ...Мифология и сказка других народов знает случаи сопротивления человека чудесному, богоборчества или, наоборот, содействия человека сверхъестественной силе. В германской саге человек то борется со своими богами, то спасает их самих из трудного положения. Ничего подобного мы не находим в мифологии или сказке русской. Тот при встрече с чудесным человек как-то сразу опускает руки. Он... ждет неизреченного богатства жизни как дара свыше — от «щучьего веленья», от серого волка, от вещего коня, от мудрой жены или от Божьей благодати. ...<Эта мистика, не воплощающаяся в дело.., легко вырождается в вульгарную мечту о даровом богатстве, о «хитрой науке, чтобы было можно ничего не делать, сладко есть и пить и чисто ходить» .> Мечта эта оказалась сильною в жизни именно оттого, что у нее есть глубокий мистический корень в русской душе. <Связъ между усыплением нашего народного духа и торжеством воровской утопии совершенно очевидна. ...Иоттого-то современная Россия оказалась в положении человека, которого разворовали в глубоком сне>»1

Причины такого состояния российского менталитета могут, в частности, крыться в том природном изобилии, которым характеризуется Россия. В свое время Т. Манн писал об англичанах: «Но то огромное изобилие, которое мы имеем, делает нас народом не только порочным и невоздержанным, расточающим средства, которые у нас есть, но также непредусмотрительным и небрежным в отношении многих других богатств, которые мы постыдно теряем... И в то же самое время (из-за бесстыдной праздности) огромное число людей обманывает, ворует, грабит, блюдо-лизничает, нищенствует, чахнет и прежде временно погибает... мы покидаем наши обычные честные занятия и науки, предаваясь удовольствиям и... одуряя себя трубкой и бутылкой, уподобляемся животным, посасывая дым и выпивая за здоровье друг друга... В результате распространенная среди нас проказа нашего курения, пьянства, празднеств, мод и дурного времяпрепровождения в праздности и развлечениях... сделала нас изнеженными телом, слабыми в знаниях, бедными сокровищами, опустившимися в доблести, несчастливыми и презираемыми нашими врагами... наше богатство могло бы быть необычным для восхищения и страха всего христианского мира, если бы мы только прибавили искусство к природе, наш труд к нашим естественным средствам».

 

1 Трубецкой Е.Н. «Иное царство» и его искатели в русской народной сказ-ке//Трубецкой Е. Н. Избранное. М.1995. С. 426-429. По сути соглашаются с такой постановкой и некоторые современные политико-экономы (см., в частности, Нуреев Р., Рунов А. Россиия: неизбежна ли деприватизация?//Ж. «Вопросы экономики». 2002. № 6. С. 14.

Вопреки бытующим рассуждениям об ориентированности россиян на сильное государство ряд исследователей считают, что для российского общества наоборот характерна низкая ценность государства, связанная «с мощным влиянием догосударственной вечевой культуры», ссылаясь на исторические источники, согласно которым «крестьяне в России издавна считали, что «никаких налогов никакого начальства не полагается. ...Не нужны им не суд, ни земство, ни школы, никакая культура, ничего «господское», «барское» ...Дайте им жить «по-своему» и не мешайте образовывать мужицкое земство», т.е. возвращение назад, «домой», к временам скифов и сарматов. К такому антигосударственному и антикультурному выводу приходит народ».

В противовес многочисленным авторам, трактующим привлекательный исторический образ российского предпринимателя, можно привести мнение И.Т. Посошкова считавшего, что «купечество у нас в России чиниться весьма неправо: друг друга обманывают и друг друга обижают, товары худые закрашивают добрыми и вместо добрых продают худые, а цену берут нечестную, и между собою союза немалого не имеют, друг друга едят и так погибают, а в зарубежных торгах компанства между собою не имеют». Он же отмечал, что «разбойников у нас в России, паче иных государств, множество».

 

Нельзя забывать о воздействии на национальный менталитет таких фактов, как предпринятую в начале XX в. и продолжавшуюся на протяжении жизни трех поколений попытку физически разорвать историческую преемственность в развитии нации, осуществляемого в период жизни нескольких поколений тотального огосударствления экономической, да и всей общественной и индивидуальной жизни, отсутствие вследствие этого сколь-нибудь развитых демократических традиций, породившие низкий уровень правовой культуры, подавления рыночного оборота, события конца прошлого — начала нынешнего веков, внесших свой «вклад» в маргинализацию российского общества.

Вместе с тем, если цивилизационная специфика общества определяет своеобразие экономического менталитета и поведения его человеческого капитала, то не меньшее влияние на хозяйственный механизм общества оказывают «физические» параметры, в которых осуществляется процесс общественного воспроизводства.

Для России это, в частности, означает не только необходимость учета своеобразия ее природных и географических условий, геополитического положения, но и высокого уровня концентрации и специализации производства, вытекающего из них уровня монополизации, наличия естественных монополий на транспорте и энергетике, сохранения на обозримое будущее высокой доли добывающих отраслей и т.д. Понятно, что механизмы перелива капитала, ценообразования, развития социальной сферы и т.п. не могут и не должны здесь воспроизводить схемы, создаваемые для регулирования общественного воспроизводства, находящегося в иных условиях. Так, представляется совершенно справедливым вывод А.Д. Некипелова, что при свободном действии «рыночного механизма, исходя из текущих сравнительных преимуществ, Россия практически обречена на сугубо топливно-сырьевую специализацию, на потерю оказавшихся невостребованными человеческого капитала и научно-технического потенциала».

Наконец, ни в коем случае нельзя забывать о своеобразии регионального устройства России, в рамках которого на территории одного государства сосуществуют зачастую принципиально различные природно-географические и геополитические условия хозяйствования, взаимодействуют различные национальные культуры и соответственно осуществляются региональные воспроизводственные процессы. В этой связи было бы принципиальной ошибкой попытаться навязать единообразные отношения и формы хозяйствования на всей территории страны.

Учет всех вышеуказанных обстоятельств является обязательным условием создания в России эффективной институциональной системы рыночного типа.

 

Примерный план лекции

Содержание категории «переходная экономика».

Характеристика современной экономической системы Российской Федерации.

Направления институциональных преобразований российской экономики.

Движущие силы формирования современной экономической системы России.

 

Вопросы для обсуждения на семинарском занятии

Можно ли характеризовать российскую экономику, как переходную?

В чем незавершенность рыночных преобразований российской экономики?

Каковы главные задачи и направления институционального реформирования российской экономики?

Каково содержание мероприятий по формированию эффективных механизмов российской экономики?

Функции государства и гражданского общества в создании эффективной экономической системы.

 

Литература

АбалкинЛ.И. Россия: поиск самоопределения. — М., 2002.

АхиезерА.С. Россия: критика исторического опыта. (Социокультурная динамика России). Т. I. От прошлого к будущему. 2-е изд., перераб. и доп. — 1997. С. 752.

Витте СЮ. Национальная экономика и Фридрих Лист. — М., 1889.

Кирдина СТ. Институциональные матрицы и развитие России. Изд-е второе, перер. и доп. — Новосибирск, 2001.

Кокорев ВА. Экономические провалы. По воспоминаниям с 1837 года. — М., 2002.

Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Пер. с англ. — М., 1997.

Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве. — М., 2001.

Россия: трансформирующееся общество. Под ред. Ядова В.А. — М.,

2001.

Управление социально-экономическим развитием России: концепции, цели, механизмы/Рук. авт. колл.: Д. С. Львов, А. Г. Поршнев. — М, 2002.

Эволюционная экономика и «мейнстрим». — М., 2000.

ЛАУРЕАТЫ ПРЕМИИ «В ПАМЯТЬ АЛЬФРЕДА НОБЕЛЯ»1

г.: ЯН ТИНБЕРГЕН (Голландия), РАГНАР ФРИШ (Норвегия) -за разработку математических методов анализа экономических процессов.

г.: ПОЛ САМУЭЛЬСОН (США) - за вклад в повышение уровня научного анализа в экономических науках.

г.: САЙМОН КУЗНЕЦ (США) - за эмпирические исследования экономического роста.

г.: КЕННЕТ ЭРРОУ (США), ДЖОН ХИКС (Великобритания) -за работы по теории общего экономического равновесия и теории благосостояния.

г.: ВАСИЛИЙ ЛЕОНТЬЕВ (США) - за разработку метода «зат-

и его применение в анализе экономических проблем.

г.: ФРИДРИХ ФОН ХАЙЕК (Австрия, США), ГУННАР МЮР-ДАЛЬ (Швеция) - за работы в области теории денег, конъюнктурных колебаний и анализ взаимозависимости экономических, социальных и структурных явлений.

г.: ЛЕОНИД КАНТОРОВИЧ (СССР), ТЬЯЛЛИНГ КУПМАНС (США)    за разработку теории оптимального использования ресурсов.

г.: МИЛТОН ФРИДМЕН (США) - за исследования в области потребления, разработку монетарной теории и истории денежного обращения.

г.: ДЖЕЙМС МИД (Великобритания), БЕРТИН УЛИН (Швеция) - за работы в области теории международной торговли и движения капиталов.

г.: ГЕРБЕРТ САЙМОН (США) - за исследование структур и

процессов принятия решений в экономических организациях.

 

По завещанию Альфреда Нобеля, в список наук, по которым присуждаются премии, экономика не входила. Но в 1968 г. Шведским банком была учреждена специальная Мемориальная премия «В память Альфреда Нобеля» в области экономики.

 

 

г.: АРТУР ЛЬЮИС (США), ТЕОДОР ШУЛЬЦ (США) - за работы по исследованию проблем экономики развивающихся стран.

г.: ЛОУРЕНС КЛЕЙН (США) - за работы по созданию экономических моделей и их применение к анализу экономической политики и циклических колебаний.

г.: ДЖЕЙМС ТОБИН (США) - за исследование связей финансовых рынков с потреблением, производством, занятостью и ценами.

г.: ДЖОРЖ СТИГЛЕР (США) - за изучение промышленных структур, анализ функционирования рынков, роли государственного регулирования экономики.

г.:         ДЕБРЕ (США) - за работы по теории общего эко-

номического равновесия.

г.: РИЧАРД СТОУН (Великобритания) - за создание системы национальных счетов, статистические измерения.

г.: ФРАНКО МОДИЛЬЯНИ (США) - за работы по исследованию проблем финансовой политики.

г.: ДЖЕЙМС (США) - за работы по анализу до-

говорных и конституционных основ теории принятия решений.

г.: РОБЕРТ   (США) - за фундаментальные исследова-

ния в области теории экономического роста.

г.: МОРИС     (Франция) - за разработку теории экономи-

ческого равновесия, взаимосвязи экономического роста, инвестиций и

процентных ставок.

г: ТРЮГВЕ ХААВЕЛЬМО (Норвегия) - за вклад в теорию экономического анализа.

г.: ГАРРИ МАРКОВИЦ, МЕРТОН МИЛЛЕР, УИЛЬЯМ ШАРП (все - США) - за разработку теории современных финансовых рынков, играющих решающую роль в распределении ресурсов.

г.: РОНАЛЬД КОУЗ (США) - за открытие и прояснение точного смысла трансакционных издержек и прав собственности в институциональной структуре и функционировании экономики.

г.: ГАРИ БЕККЕР (США) - за расширение сферы применения микроэкономического анализа, разработку теории человеческого капитала.

г.: ДУГЛАС НОРТ, РОБЕРТ ФОГЕЛЬ (оба - США) - за использование экономической статистики как нового направления в области истории

г.: ДЖОН ХАРСАНИ, ДЖОН НЭШ (оба - США), РЕЙНХАРД ЗЕЛЬТЕН (ФРГ) - за применение теории игр к экономическим процессам.

г.: РОБЕРТ ЛУКАС (США) - за разработку и применение теории рациональных ожиданий, ее использование в разработке экономической

г.: УИЛЬЯМ ВИКРИ (США), ДЖЕЙМС МИРРЛИС (Великобритания) - за разработку теории стимулов в экономике в условиях недостаточной и противоречивой информации.

г.: РОБЕРТ МЕРТОН и МАЙРОН СКОУЛЗ (США) - за разработку формулы оценки стоимости производных ценных бумаг, на основе которой впоследствии строилась деятельность всех финансовых рынков (фьючерсы, опционы, варранты, своны и т.д.).

г.: АМАРТИА СЕН - за вклад в экономический анализ благосостояния населения.

г.: РОБЕРТ МАНДЕЛЛ - за исследования в сфере денежной и финансовой политики в странах с открытой рыночной экономикой.

г.: МАКСЕДЕН ДЭВИД - за эконометрический анализ потребительских решений домашних хозяйств.

г.: СПОНС МАЙКЛ - за вклад в анализ рынков с ассиметричной информации.

г.: СМИТ        - за применение лабораторных эксперимен-

тов при проведении экономичеких анализов.

ДАНИЕЛ КАНЕМАН - за работы, посвященные использованию методов, применяемых в психологии, в экономических исследованиях.

 

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

 

Камаев Владимир Дорофеевич - д.э.н., проф., заслуженный деятель науки РСФСР, академик, окончил Московский энергетический институт, руководитель сектора в Институте международного права и экономики им. Грибоедова. Автор более 200 публикаций по проблемам научно-технической революции, экономического роста, теоретической экономики.

Автор и соавтор работ: «Экономика и бизнес (теория и практика предпринимательства)», «Современная научно-техническая революция. Экономические формы и закономерности», «Экономическая теория».

Область научных интересов - технический прогресс, теоретическая экономика.

Борисовская Татьяна Александровна - кандидат экономических наук, доцент. Окончила Хабаровский институт народного хозяйства. Работала в Московском государственном текстильном университете им. А.Н. Косыгина.Зав. кафедрой экономики института международного права и экономики им. А.С. Грибоедова. Автор около 30 публикаций по проблемам экономической теории и совершенствования деятельности научных организаций. Область научных интересов - проблемы занятости, динамика уровня жизни населения России.

 

Ильчиков Михаил Захарович - д.э.н., президент Института международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, профессор кафедры предпринимательства, окончил МВТУ им. Баумана, автор более 20 публикаций по вопросам экономики высшего образования и предпринимательства.

Автор и соавтор работ: «Предпринимательство как сфера и способ деятельности», «Рыночное предпринимательство: теоретические основы и практики регулирования» и других.

Область научных интересов - теоретические проблемы предпринимательства, теоретическая экономика, экономика высшего образования.

 

Мелкумов Ян Сергеевич - кандидат экономических наук. Окончил Всесоюзный заочный финансово-экономический институт. Длительное время служил в военно-морском флоте, в министерстве речного флота. Преподает статистику и финансы в государственном университете управления. Автор более 30 публикаций по вопросам статистики.

 

Пилипенко Павел Павлович - к.т.н., доцент, окончил Киевский институт гражданской авиации. Проректор Института международного права и экономики им. А.С. Грибоедова.

Автор более 20 публикаций по проблемам внутрифирменного управления.

Автор и соавтор работ: «Экономические аспекты и пути интенсификации производства», «Управление интенсивностью производства с применением ЭВМ», «Организация и планирование производства».

Область научных интересов - экономический анализ инвестиций и оценка венчурного капитала.

Родионова Валентина Георгиевна - к.э.н., доцент, окончила Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, преподает в МГТУ им. Баумана. Автор 15 публикаций по проблемам рынка и рыночного ценообразования.

Соавтор работ: «Учебника по основам экономической теории».

Область научных интересов - особенности хозяйственного механизма рыночной системы.

 

Сорокин Дмитрий Евгеньевич - д.э.н., профессор, закончил Московский экономико-статистический институт. Работал в Московском государственном университете им. Ломоносова, МГТУ им. Н. Э. Баумана. Участвовал в предпринимательской деятельности. Автор около 100 публикаций по вопросам экономической теории и экономической политики и управления народным хозяйством. Зам. директора института экономики РАН.

 

Стерликов Федор Федорович - д.э.н., профессор, академик, окончил Академию общественных наук, преподает в Московском государственном институте электроники и математики (технический университет). Автор более ЮОггублика-ций по проблемам стоимости, качества и ценообразования.

Автор и соавтор работ: «Экономическая теория», «Основы экономической теории», «Общая экономическая теория», « Экономика и бизнес (теория и практика предпринимательства)».

Область научных интересов - экономика образования.

 

Тарасенко Светлана Васильевна - к.э.н., доцент, окончила Ростовский институт народного хозяйства, преподает в Финансовой Академии при Правительстве РФ. Автор 26 публикаций по проблемам государственного регулирования экономики, международных экономических отношений.

Автор и соавтор работ: «Экономическая теория», «Экономика и бизнес (теория и практика предпринимательства)».

Область научных интересов - международные экономические отношения.

 

Шуркалин Александр Константинович - д.э.н., профессор. Окончил экономический факультет МГУ им. Ломоносова. Длительное время работал в научно-исследовательском институте Госплана СССР. Зав. кафедрой экономической теории Российского университета нефти и газа им. И.М. Губкина. Автор более 250 научных публикаций. Область научных интересов -международные экономические отношения и финансы.

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

 

Специальность - 060400. Финансы и кредит.

Квалификация: экономист. ГСЭ.Ф.11. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ.

 

Общая экономическая теория. Экономические агенты (рыночные и нерыночные), собственность и хозяйствование: структура прав, передача прав, согласование обязанностей, экономические интересы, цели и средства, проблема выбора оптимального решения, экономическая стратегия и экономическая политика, конкуренция и ее виды; экономические блага и их классификации, полные и частичные взаимодополняемость и взаимозамещение благ, фактор времени и дисконтирование, потоки и запасы, номинальные и реальные величины, кругообороты благ и доходов, затраты и результаты: общие, предельные и средние величины; альтернативные издержки (издержки отвергнутых возможностей); экономические ограничения: граница производственных возможностей, компромисс общества между эффективностью и равенством, компромисс индивида между потреблением и досугом; экономические риски и неопределенность; внешние эффекты (экстер-налии); краткосрочный и долгосрочный периоды в экономическом анализе; метод сравнительной статики, показатели эластичности. Микроэкономика. Закон предложения, закон спроса, равновесие, рынок, равновесная цена; излишки потребителя и производителя, теории поведения потребителя и производителя (предприятия); монополия, естественная монополия, ценовая дискриминация, олигополия, монополистическая конкуренция, барьеры входа и выхода (в отрасли); сравнительное преимущество; производственная функция, факторы производства, рабочая сила, физический капитал; инфляция и безработица, рынки факторов производства, рента, заработная плата, бюджетное ограничение, «кривые безразличия», эффект дохода и эффект замещения. Понятие «предприятия», классификация «внешняя и внутренняя среда», диверсификация, концентрация и централизация производства; открытие и закрытие предприятий, санация и банкротство; валовые выручка и издержки; прибыль бухгалтерская и экономическая, чистый денежный поток, приведенная (дисконтированная) стоимость, внутренняя норма доходности; переменные и постоянные издержки; общие, средние и предельные величины выручки и издержек, эффективности; отдача от масштаба производства (снижающаяся, повышающаяся, неизменная); неопределенность технологическая, внутренней и внешней среды, риски, страхование, экономическая безопасность. Макроэкономика. Общественное воспроизводство, резидентные и нерезидентные институциональные единицы; макроэкономические показатели: валовой внутренний продукт (производство, распределение и потребление), личный располагаемый доход, конечное потребление, модели потребления, сбережения, инвестиции (валовые и чистые); национальное богатство, отраслевая и секторальная структуры национальной экономики, межотраслевой баланс; теневая экономика; равновесие совокупного спроса и совокупного предложения (модель AD-AS), мультипликатор автономных расходов; адаптивные и рациональные ожидания, гистерезис, денежное обращение (М. Фридман), сеньораж, количественная теория денег, классическая дихотомия; государственный бюджет, его дефицит и профицит, пропорциональный налог, прямые и косвенные налоги, чистые налоги; закрытая и открытая экономика, фиксированный и плавающий курсы валюты, паритет покупательной способности; макроэкономическое равновесие и реальная процентная ставка (модель IS-LM): сравнительный анализ эффективности инструментов макроэкономической политики государства; стабилизационная политика; технологические уклады и «длинные волны»; теории экономического роста и экономического цикла; «золотое правило накопления». Переходная экономика. Либерализация цен, приватизация собственности, инфраструктура хозяйствования, структурная перестройка экономики, влияние глобализации на выбор стратегии национальной экономики. История экономических учений. Особенности экономических воззрений в традиционных обществах (отношение к собственности, труду, богатству, деньгам, ссудному проценту), систематизация экономических знаний, первые теоретические системы (меркантилизм, физиократы, классическая политическая экономия, марксизм). Формирование и эволюция современной экономической мысли: маржиналистская революция, австрийская школа, неоклассическое направление, кейнсианство, монетаризм, институционализм. Вклад российских ученых в развитие мировой экономической мысли: особенности развития экономической науки в России, научный вклад М.И. Туган-Барановского в понимание экономических циклов, А.В. Чаянова в изучение крестьянского хозяйства и Н.Д. Кондратьева в понимание экономической динамики; традиции экономико-математической школы в России и СССР (В.К. Дмитриев, Е.Е. Слуцкий, Г.А. Фельдман, В.В. Новожилов, Л.В. Канторович).

 

Региональный (вузовский) компонент

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ     4

РАЗДЕЛ I. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ      7

Глава 1. ЧТО И КАК ИЗУЧАЕТ СОВРЕМЕННАЯ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА          7

§ 1.  «Экономикс» и традиционная политическая

экономия       7

Современная экономическая теория

и экономическая теория Маркса 7

Новый подход          8

Выбор пути   10

§ 2. Экономическое развитие России в период реформ       12

Условия формирования рыночной экономики

в России        12

§ 3. «Экономикс » и реальности выхода из кризиса    15

Вопросы для повторения  22

Примерный план лекции    22

Глава 2. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО

РАЗВИТИЯ  23

§ 1. Объективные условия и противоречия

экономического развития  23

Безграничные потребности общества    24

Виды потребностей            24

Экономические ресурсы, их ограниченность.   25

Выбор альтернатив использования ресурсов.            26

§ 2. Эффективность использования ограниченных

ресурсов       27

Проблема занятости ресурсов.   27

Кривая производственных возможностей

национального хозяйства  28

Вмененные издержки: экономический

бухгалтерский учет  30

Закон возрастания вмененных издержек          31

§ 3. Основные экономические проблемы, стоящие

перед обществом    32

Что производить?   32

Как должны быть произведены товары

и услуги?        33

Для кого произведен продукт?     33

§ 4. Экономический рост   33

Незанятость и неполное использование

ресурсов.      34

578

Изменение количества и качества ресурсов.   34

Современные производственные альтернативы

и будущий рост.        35

§ 5. Возможные модели экономических систем           37

Традиционные системы     37

Командная экономика        37

Рыночная экономика          37

Смешанная экономика       38

Вопросы для повторения  40

Примерный план лекции    42

Глава 3. РЫНОЧНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ХОЗЯЙСТВА

КАК ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА      43

§ 1. Объективные причины возникновения

рыночной организации хозяйства            43

Разделение труда и специализация трудовых

функций         44

Обмен экономических благ. А. Смит;

принцип «невидимой руки»            45

Частная собственность и рыночная организация

хозяйства      47

§ 2. Альтернативные издержки и проблема

общественного выбора     49

Ограниченность ресурсов и проблема

экономического выбора    50

Идея альтернативных издержек Ф. Визера       51

Альтернативные издержки

и командно-административная система            52

Рыночная организация и ее механизмы.

Частное предпринимательство    52

§ 3. Кругооборот благ и доходов 54

§ 4. Рыночные механизмы: цены и конкуренция          56

Рынок и цены           57

Рыночная конкуренция      58

Парадокс конкуренции. Неконкурентный рынок.

Монополия    59

§ 5. Несовершенства рыночной организации

и функции государства       60

§ 6. Выбор экономической организации:

критерий эффективности  61

Критерий выбора — уровень трансакционных

издержек       62

Вопросы для повторения  ,           65

Примерный план лекции    66

Глава 4. ТЕОРИЯ ПРЕДЕЛЬНОЙ ПОЛЕЗНОСТИ     67

Революция в теории стоимости   67

579

§ 1. Стоимость - фундаментальная проблема

экономической науки          67

Английская классическая политэкономия          68

Теории факторов производства  69

Теория трудовой стоимости         69

Теория предельной полезности   70

§ 2. Основоположники и предшественники

маржиналистской революции       70

Революция в теории стоимости   70

§ 3. Предельная полезность как революционная идея

в теории стоимости 72

Стоимость и маржинализм            72

Робинзон и экономика        73

Ценность и предельная полезность       74

Стоимость (ценность) - общественное явление          75

§ 4. Закон убывающей предельной полезности.

Измерение величины полезности            75

Первый закон Госсена       75

Измерение величины полезности            77

«Кривые безразличия»      79

§5. Максимизация общей полезности     79

Правило максимизации полезности        79

Максимизация полезности и благосостояние   81

Принцип равенства предельной нормы замещения.... 82

§ 6. Эволюция теории предельной полезности            82

Теория неоклассического синтеза          82

§ 7. Маржинализм: что нового?    84

Вопросы для повторения  87

Примерный план лекции    88

РАЗДЕЛ II. МИКРОЭКОНОМИКА            90

Глава 5. СПРОС И ПРЕДЛОЖЕНИЕ. РАВНОВЕСНАЯ ЦЕНА.

НАРУШЕНИЯ РАВНОВЕСИЯ     90

§ 1. Экономика спроса. Цена и неценовые факторы

изменения покупательского спроса        90

Кривая спроса.        91

Факторы изменения спроса          93

§ 2. Экономика предложения товаров.

Цена и неценовые факторы предложения        95

График и кривая предложения товаров            95

Неценовые факторы изменения предложения            97

§ 3. Рыночное равновесие спроса и предложения.

Равновесная цена  99

Уравновешивающая функция цены        101

Пример расчета равновесной цены       102

§ 4. Эластичность спроса и предложения.

Торговая выручка   102

Варианты эластичности спроса   •           103

Эластичность предложения          104

§ 5. Нарушения рыночного равновесия цен      105

Налогообложение продаж 105

Контроль над ценами         106

Вопросы для повторения  109

Примерный план лекции    110

Глава 6. ТЕОРИЯ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ    111

§ 1. Теория предельной полезности        111

Понятие полезности и предельной полезности 111

Закон убывающей предельной полезности       114

Правило максимизации полезности,

или равновесное положение потребителя         117

Дополнительная выгода для потребителя,

или потребительский излишек       121

Предельная полезность и парадокс стоимости

воды и бриллиантов           123

Временной аспект в теории потребительского

поведения     124

§2. Теория потребительского выбора   125

Сущность экономической модели потребительского выбора и основные

предпосылки анализа         125

Бюджетное ограничение потребителя   126

Карта кривых безразличия и предельная норма

замены          127

Равновесное положение потребителя, или

максимизация полезности 131

Вопросы для повторения  133

Примерный план лекции    134

Глава 7. ИЗДЕРЖКИ ПРОИЗВОДСТВА           135

§ 1. Производство.  135

§2. Сущность и структура издержек        138

Характеристика издержек 139

Виды издержек        140

§ 3. Поведение фирмы в краткосрочном

и долговременном периодах        142

Краткосрочный период      142

Долговременный период   144

§ 4. Минимизация издержек: выбор факторов

производства           146

§ 5. Динамика издержек производства

в среднесрочном периоде            148

581

§ 6. Инвестиционная деятельность фирмы

в долгосрочном периоде   149

Вопросы для повторения  151

Примерный план лекции    153

Глава 8. ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ НА ФАКТОРЫ ПРОИЗВОДСТВА ПРИ СОВЕРШЕННОЙ КОНКУРЕНЦИИ. 155

§ 1. Теоретическая постановка проблемы

ценообразования на факторы производства   155

Ценообразование на факторы производства

по А. Смиту   155

Теория распределения доходов по собственности

на факторы производства            158

§ 2. Особенности спроса и предложения

основных факторов производства         161

Спрос на факторы производства            161

Предложение факторов производства  162

§ 3. Производственная функция и спрос на ресурсы  164

Предельная доходность ресурсов и фирма     164

§ 4. Закон взаимозамещения и ценообразование

на факторы производства            166

Условие равновесия фирмы        166

Минимизация издержек      167

Максимизация прибыли     168

§5. Рынок земли и рентные отношения  171

Рентные отношения            171

Дифференциальная рента           172

§6. Рынок труда. Заработная плата       174

Особенности рынка труда 174

Цена труда или заработная плата           175

Различия в заработной плате       176

Отклонение от равновесия на рынке труда и

безработица 176

§7. Рынок капитальных активов. Дисконтирование     177

Особенности рынка капитала и капитальных

активов          177

Процент         178

Дисконтирование    179

Вопросы для повторения  180

Примерный план лекции    180

Глава 9. РЫНОЧНАЯ СТРУКТУРА

ПРИ НЕСОВЕРШЕННОЙ КОНКУРЕНЦИИ      182

§ 1. Монополия и монопсония       182

Понятие монополии и монопсонии.

Виды монополий      182

Цена и предельный доход при монополии         184

Определение монополистом объема производства, максимизирующего прибыль, в краткосрочном

и долгосрочном периодах времени         186

Эластичность спроса при монополии. Правило

«большого пальца» при ценообразовании        190

Монопольная власть и ее источники.

Коэффициент Лернера      192

§2. Монополистическая конкуренция и олигополия     195

Монополистическая конкуренция

и ее характерные признаки           195

Максимизация прибыли и определение оптимального объема производства монополистически конкурентной фирмой в краткосрочном и долгосрочном периодах

времени        196

Монополистическая конкуренция

и экономическая эффективность            199

Понятие олигополии и ее основные черты. Показатели измерения концентрации

рынка 200

Основные модели олигополии      201

Антимонопольное регулирование

в Российской Федерации   205

Вопросы для повторения  208

Примерный план лекции    209

Глава 10. ДОХОДЫ И ИХ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ.           210

§1. Экономическая природа прибыли    210

Трактовка прибыли в «Капитале»           211

Прибыль - доход, плата     212

Величина прибыли  213

§ 2. Процент на капитал: сущность, динамика,

факторы        214

Ставки процента бывают номинальные

и реальные   216

§3. Капитал   217

Главное в «Капитале» К. Маркса            217

Современные определения капитала    218

§ 4.  Определение текущей ценности ресурсов -

дисконтирование     219

§ 5. Динамика процента и его факторы 220

§ 6. Процентные ставки в финансовой политике

государства в России        222

Вопросы для повторения  224

Примерный план лекции    225

Глава 11. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО. ПРЕДПРИЯТИЕ.

ТИПЫ ПРЕДПРИЯТИЙ  &

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 |