Имя материала: История социальной работы в России

Автор: М.В.Фирсов

1. формирование основ системы социального обеспечения населения

 

Формирование нового геополитического пространства СССР в период 1917-1991 гг. связано с изменением политической и идеологической систем, структуры управления и хозяйствования, с формированием новых общественных отношений. Эти широкомасштабные перемены не могли не затронуть и систему общественного призрения, которая на предшествующем этапе имела тенденцию к объединению, централизации общественных и государственных структур.

Новая структура, сначала Министерство, а затем Народный комиссариат государственного призрения (НКГП) проводит политику упразднения существующих органов помощи с перераспределением средств и имущества на нужды, определяемые новыми государственными потребностями.

Так, 19 ноября 1917 г. упразднены благотворительные учреждения и общества помощи инвалидам, 1 декабря 1917 г. — Совет детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии, 12 января 1918 г. — Всероссийское попечительство по охране материнства и младенчества, 22 января 1918 г. упразднен Алексеевский Комитет, а 24 января 1918 г. — Александровский Комитет о раненых и т. д. Вместо упраздненных ведомств в НКГП учреждались отделы, которые курировали в той или иной степени проблемы социальной помощи данной категории нуждающихся. Например, 25 января 1918 г. создается отдел призрения несовершеннолетних, еще раньше открывается отдел по охране материнства и детства и т. д. Решениями НКГП отделы социальной поддержки создаются не только в его ведомстве, но и в других государственных институтах (в связи с упразднением на местах губернских и уездных воинских присутствий учреждаются пенсионные отделы военно-увечным при местных, Советах).

Помимо отделов при НКГП, других исполнительных и административных организациях учреждаются самостоятельные исполнительные комитеты, функция которых — помощь и поддержка определенной категории нуждающихся. В ноябре 1917 г. образован комитет «Союза увечных воинов», ему передано имущество и капитал в сумме более 100 000 000 р., а также средства от лотереи Скобелевского Комитета на сумму 5000 000 р., в январе данной организации разрешено проведение Всероссийской лотереи на сумму 14 500 000 р. Таким образом, Комитет имел самостоятельное финансирование, институты помощи, но контролировался со стороны НКГП.

К марту 1918 г. постепенно оформляются основные направления деятельности в области государственного социального обеспечения: выдача пайков семьям, в которых основной кормилец призван на фронт; предоставление убежища для военно-увечных и назначение им пенсий; курирование учебных заведений государственного призрения.

В связи с большим объемом мероприятий особо остро стояла проблема их финансового и материального обеспечения. Можно выделить достаточно большой спектр действий НКГП в данном направлении. Им использованы различные меры — от целевого перераспределения материальных средств, организации благотворительных лотерей до введения определенных налогов. Так, в январе 1918г. введен налог на публичные зрелища и увеселения, где на каждый проданный билет устанавливался благотворительный сбор, средства же шли на поддержку нуждающихся.

Однако целенаправленная государственная поддержка нуждающихся как средство проведения государственной социальной политики активно начинает осуществляться с апреля 1918 г., когда образуется наркомат социального обеспечения (НКСО). Государственный орган определил новую стратегию социальной помощи, исходя из задач строительства социалистического общества.

С введением новой государственной политики в области социальной помощи начинает оформляться классовый подход в предоставлении различных видов помощи. Согласно положению о социальном обеспечении трудящихся, право на получение помощи со стороны государства имели лица, «источниками существования которых является собственный труд, без эксплуатации чужого». Новое законодательство устанавливало основные виды социального обеспечения, на которые могло рассчитывать трудовое население: врачебная помощь, выдача пособий и пенсий (по старости, в связи с потерей трудоспособности, беременным и роженицам).

Постепенно оформляется и административная система социального обеспечения. Немалую роль в этом сыграл I съезд комиссаров социального обеспечения, проходивший в Москве 25 июня 1918 г. Съезд определил организационную структуру управления социальным обеспечением, его центральных, губернских и уездных органов. Немало вопросов было посвящено разграничению полномочий взаимоотношений НКСО с другими комиссариатами. К концу июня 1918 г. НКСО развивает свою деятельность в области социального обеспечения в следующих направлениях: охрана материнства и младенчества; работа в детских домах; деятельность по обеспечению несовершеннолетних, обвиняемых в противоправных действиях; выдача продовольственных пайков; обеспечение увечных воинов; медицинская помощь.

Однако деятельность по социальному обеспечению трудящихся и, в частности, выдача различных пособий осуществляется на данном этапе различными ведомствами, такими, как Комиссариат труда (выдавал пособие безработным). Биржа труда, Комиссариат здравоохранения. Комиссариат земледелия и т. д. В связи с этим появляется необходимость четкого разграничения функций и полномочий различных ведомств, что и осуществляется в 1920 г. В ведении Народного комиссариата труда находится нормирование заработной платы, учет и распределение рабочей силы, «установление общих норм пенсий и пособий. К Комиссариату здравоохранения относились все лечебные учреждения, находящиеся ранее в НКСО.

Новая экономическая политика, которая начинает активно проводиться в начале 20-х гг., существенно меняет стратегию социального обеспечения. Основными направлениями деятельности НКСО на данный период являлись: обеспечение крестьянства и лиц «самостоятельного труда» в порядке обязательной взаимопомощи; кооперация инвалидов; социальное страхование рабочих; государственное обеспечение в городах семей красноармейцев. Наряду с данными видами помощи органам НКСО вменялись другие виды деятельности: оказание «помощи жертвам контрреволюции», борьба с нищенством и проституцией, помощь при стихийных бедствиях, опека и попечительство. Помощь жертвам контрреволюции начинает осуществляться НКСО еще с 1918 г., когда при губернских и уездных отделах НКСО организуются отделы, оказывающие помощь пострадавшим. К этой категории нуждающихся были причислены советские работники, политические амнистированные, политические эмигранты, политические беженцы, семьи вышеобозначенных лиц. Согласно постановлению, им оказывалась помощь в виде предоставления работы, одежды, жилья, определения детей в приюты, медицинской помощи больным, временной денежной помощи, пенсий.

В 1920 г. помощь жертвам контрреволюции в натуральных продуктах составила: 4 800 000 аршин материала, 800 пудов ваты, 3000 гросс ниток, 270 трикотажных изделий, 10000 пар обуви, 3500 пудов мыла. Помимо этого выплачено пособий на 9 млрд. р. Несмотря на то, что установлены различные виды пособий, доля их была непропорциональна. Так, Московское отделение социального обеспечения 67\% средств использовало на пособия по случаю болезни, 4,5\% — пособия по беременности и родам, 2,8\% — на кормление,, а на остальные виды пособий пришлось 25\% от всех средств. В среднем пособие составляло 1000 р.

Целенаправленная работа по ликвидации различных аспектов социальной патологии — нищенства, проституции — НКСО осуществляет совместно с Наркомздравом. Такой деятельностный союз был необходим, поскольку проституция, вызванная массовой безработицей, несла и другую проблему — вспышку инфекционных заболеваний. Рассматривая проституцию и бродяжничество как наследие прошлого, НКСО использует методы общественного призрения, когда трудовая помощь переосмысливается и направляется на данную категорию. Подобная помощь разворачивается в лечебно-воспитательных и трудовых учреждениях.

Трудовая помощь как средство борьбы против профессионального нищенства оказывается с 1919 г. Организуются распределители для нищих, в зависимости от трудоспособности они направлялись в различные типы учреждений. Так, старики и увечные распределялись в убежища, дети — в детские дома, безработные — в отделы распределения рабочей силы, а «тунеядцы — в специальные трудовые коммуны». Однако рост нищих не уменьшался, и это связано не только с тем, что многие из них были «сформированы» в предыдущий период. Просто с таким количеством нуждающихся в поддержке и защите не могли справиться формирующиеся органы социальной помощи. Кроме того, недостаточный размер социального пособия вынуждал людей «заниматься» нищенством. В сводной диаграмме 5 этот процесс достаточно ясно отражен на примере Москвы.

По научным данным, нуждающиеся в пенсионном обеспечении к 1926 г. распределялись следующим образом: инвалиды войны — 345 тыс. человек, семьи погибших на войне — 130 тыс., прочих — 25 тыс. человек. На город приходилось 150 тыс. человек, деревню — 350 тыс. Отметим, что 225 тыс. человек пострадало во время первой мировой войны, 250 тыс. — во время гражданской. Итого, в пенсионном обеспечении нуждалось 1 375 250 человек. Создавшееся положение усложнялось еще и количеством безработных (в 1924 г. насчитывалось 1 млн. 200 тыс. безработных, большая часть которых приходилась на деревню. Большой удельный вес среди безработных составляли инвалиды). Помимо этого сокращались и государственные субсидии на борьбу с различными проявлениями социальной патологии. В 1924-1925 гг. НКСО на борьбу с нищенством и проституцией выделило 8 500 р., в 1927-1928 гг. эта цифра составила 1112 500 р., в 1928-1929 гг. — 872 700 р., что существенно ниже, чем в предыдущий период.

 

Диаграмма 5

 

Динамика роста профессиональных нищих в г. Москве (1897-1926 гг.)

 

 

На фоне этих проблем существовала к тому же устойчивая тенденция роста детской беспризорности. По данным комиссии по улучшению жизни детей, в Москве и Московской губернии зарегистрировано такое количество беспризорных: 1924-1925 гг.— 6790,1925-1926 гг. — 6984,1926-1927 гг. — 7332, 1927-1928 гг. — 7477 детей.

К середине 20-х гг. основным объектом деятельности НКСО по социальному обеспечению становится крестьянство, поскольку, согласно переписи, в 1926 г. сельское население страны составляло 82\%, а городское — 18\%. Но не только большое количество нуждающихся из крестьянских масс требовало к себе более пристального внимания и специальной работы с ними. Проведение политики социального обеспечения в деревне связано с массовым голодом (лето 1921 г.). Тогда голодали около 30 млн. человек (умерли около 5 млн.). Поэтому приоритетным направлением в деятельности НКСО становится работа по социальному обеспечению крестьянства, организация крестьянской общественной взаимопомощи. Надо заметить, что крестьянская общественная взаимопомощь (КОВ) была узаконена еще в мае 1921 г. Однако ее активная работа началась с 1922 г., когда в деревнях стали создаваться крестьянские комитеты общественной взаимопомощи, на которые возлагались функции самообеспечения и патронажа нуждающихся.

Основными формами деятельности комитетов крестьянской взаимопомощи являлись: оказание индивидуальной помощи красноармейцам, инвалидам (пособия, ссуды, трудовая помощь); социальная взаимопомощь (общественные запашки, запасные магазины, поддержка школ и больниц, изб-читален, домов для инвалидов); правовая помощь (защита интересов малоимущего слоя при взимании налогов, отпуске леса, наделении лугами).

Комитеты осуществляли контроль за тем, чтобы земли красноармейцев, инвалидов, сирот и бедноты были обработаны, на них лежала ответственность за организацию «воскресников», а также «удовлетворение прочих хозяйственных нужд сирот, инвалидов, бедноты... за недопущение эксплуатации их кулачьем».

Принцип добровольных крестьянских «помочей» переосмысливается, исходя из идеологии социального обеспечения, «целесообразного распределения продуктов потребления». Они становятся обязательной повинностью, и если в XIX — начале XX в. это была внесословная деятельность, то в 20-е гг. традиционные крестьянские «помочи» приобретают классовую направленность и носят обязательный, организационный характер. Дело организации крестьянских комитетов взаимопомощи приобретает всероссийский масштаб, чему способствовали директивы СНК, а также партийные съезды, которые состоялись в 1922, 1924, 1925 гг.

Общее число КОВ установить очень сложно, так как официальные данные слишком противоречивы. По одним сведениям, к январю-марту 1925 г. их насчитывалось 36 619, по другим — 78000, по третьим (к концу 1924 г.) — 51000. Довольно трудно определить и финансовое состояние КОВ. Так, суммы, направленные и собранные для поддержки сельских нуждающихся в 1923-1924 гг., колеблются в пределах от 5 млн. 783 тыс. р. до 7 млн.867 тыс. р.

Однако несмотря на то, что «помочи» — традиционный вид поддержки, в новых условиях он встречает определенные трудности, которые «провоцировали» как сами комитеты, так и новая структура управления и хозяйствования на местах. К ним относятся: отсутствие необходимых средств; «связь с частным капиталом и стремление заняться коммерцией»; слабая связь с массами.

В стране ощущалась острая нехватка продуктов питания, одежды, промышленных товаров. Решение проблемы обеспечения населения страны продовольствием в этот период было значительно усложнено засухой. Она охватила прежде всего обширные районы Поволжья и некоторые другие регионы. Для координации действий по спасению голодающих при ВЦИКе декретом от 18 июля 1921 г. создана Центральная комиссия помощи голодающим — Помгол, наделенная чрезвычайными полномочиями. Основные задачи комиссии: выяснение размеров голода, рассмотрение ходатайств о признании голодающими отдельных губерний и уездов, изыскивание средств для борьбы с голодом и др. По официальным сведениям, количество голодающих за май-июнь 1922 г. в 18 субъектах Российской Федерации и Украины составило — 21 977 923 человек. В 1922 г. число детей, «подлежащих питанию» со стороны государства, приблизилось к 2 150 000, а пайков не хватало. Реально выделялось лишь 172710 госпайков. Поэтомунарядусгосударствен-ными мерами разворачивается мирская помощь в среде красноармейцев, служащих, рабочих, крестьян. На 1 сентября 1922 г. собрано пожертвований — 7 244 700 пудов хлеба, 3 100 229 пудов продовольствия, 7 трлн. 62 млн. р. денежными знаками.

После ликвидации Помгола (октябрь 1922 г.) была организована Центральная комиссия по борьбе с последствиями голода — Послед гол, выдвигаются новые цели и задачи государственной помощи. Среди них кроме оказания помощи детям призрение и их эвакуация из голодных районов, осуществляется также организация помощи инвалидам, где основная стратегия связана с расширением «взаимопомощи, самопомощи, трудовой и профессиональной помощи».

Спасение детей, преодоление детской беспризорности, преступности остается одной из самых острых проблем. В первые годы советской власти эти задачи возлагались на Совет защиты детей, а чуть позже — на Комиссию по улучшению жизни детей при ВЦИКе, созданную декретом ВЦИК от 10 февраля 1921 г. Организовывались детские трудовые коммуны, давшие «путевку в жизнь» тысячам бывших беспризорников. Большое значении для развития работы по спасению детей и повышению ее эффективности имело создание детской социальной инспекции при отделе Правовой защиты детей Наркомпроса. Комиссия проводила работу по борьбе с нищенством, детской беспризорностью, проституцией, спекуляцией, правонарушениями, с эксплуатацией детей, жестоким обращением в семье. Представляет интерес опыт работы самих инспекторов — братьев и сестер социальной помощи. Это — люди не моложе 21 года, они посещали мастерские, семьи, учреждения, задерживали малолетних правонарушителей и направляли их в детские приемники-распределители. Принимались меры по устройству беспри-зорны детей-сирот и находящихся в детских учреждениях в другие семьи. 6 февраля 1928 г. ВЦИК и СНК РСФСР приняли постановление «О передаче воспитанников детских домов в крестьянские семьи», а 28 мая 1928 г. — «О порядке и условиях передачи воспитанников детских домов и других несовершеннолетних трудящихся в городах и рабочих поселках ». Передача детей осуществлялась на основе письменного обращения тем лицом, которое намеревалось принять несовершеннолетнего в свою семью для дальнейшего воспитания. Уделялось внимание обеспечению подростков и молодежи работой в условиях роста безработицы. В феврале 1927 г. СНК РСФСР издал постановление «О мероприятиях, обеспечивающих доступность получения работы молодежью и подростками», согласно которому все государственные, кооперативные, общественные, частные учреждения и предприятия были обязаны не позднее 1 мая 1927 г. заполнить предусмотренное коллективным договором определенное количество рабочих мест подростками.

Большое значение имело принятие ЦИК и СНК СССР в августе 1925 г. «Положения об обеспечении в порядке социального страхования инвалидов труда и членов семейств, умерших или безвестно отсутствующих инвалидов труда» Право на пенсионное обеспечение в случае потери трудоспособности вследствие старости получали нетрудоспособные рабочие и служащие при условии достижения возраста не менее 50 лет и наличия трудового стажа 8 лет.

Проблемами инвалидов в советской России занимались общественные организации, которые пришли на смену Ведомству Учреждений Императрицы Марии, Попечительству Государыни Императрицы Марии о глухонемых и Попечительству Императрицы Марии Александровны о слепых. Вместо них появились Всероссийский союз кооперации инвалидов (Всекоопинсоюз), Всероссийское общество слепых (ВОС), Всероссийское объединение глухонемых (ВОГ). Их основной задачей было социальное обеспечение инвалидов. Таким образом, расширялись возможности вовлечения инвалидов в посильный общественно-полезный труд. Осуществлялось трудоустройство инвалидов путем организации артелей и кооперативов. Можно отметить, что постепенно намечается рост не только кооперативов, но и числа трудовых участников, число кооперированных инвалидов в 1928 г. снижается (с 52000 человек в 1926 г. до 36000 человек), что связано с закрытием ряда артелей, где работали инвалиды.

Особые условия труда и организации быта инвалидов вызвали необходимость создания касс взаимопомощи. Их назначение заключалось в выполнении социально-бытовых функций по обслуживанию инвалидов: организации санаторно-курортной помощи, сети детских учреждений, предоставлении ссуды. Активно развивается протезирование инвалидов. Налажено отечественное производство различных протезов. Если в 1919 г. выпускалось 3000 протезов, то в 1926 г. — уже 18000.

И хотя трудоустройство инвалидов считалось важнейшей сферой деятельности собесов, но здесь все более четко проявлялся классовый подход к организации данного вида социальной помощи. «При проведении всей этой работы необходим твердый классовый подход. Нельзя трудоустраивать и обучать инвалидов, принадлежащих к социально чуждым элементам. К числу таких относятся инвалиды белых армий, кулаки, бывшие фабриканты, помещики, жандармы и т. д.».

В 1931 г. происходит изменение классификации инвалидности, которая отличается от классификации 1921 г. Новая классификация инвалидности не столь громоздка и определяла степень инвалидности по «возможности-невозможности» индивида выполнять трудовые, профессиональные обязанности, кроме того, учитывалась возможность нуждающегося к самообеспечению. На основе этой классификации можно определять степень инвалидности субъекта и предоставлять ему те или иные трудовые места.

16 марта 1931 г. при НКСО РСФСР учрежден Совет по трудовому устройству инвалидов, где решением правительства за инвалидами должно было быть забронировано на промышленных предприятиях до 2\% от общего числа рабочих мест. Такие же Советы были созданы повсеместно в областях, районах, городах. Существовали плановые показатели распределения инвалидов по предприятиям. Если в 1929 г. они составляли 65 000 человек, то к 1932 г. предполагалось распределить 332 000 человек. Так, в Москве в 1930 г. трудоустроено на предприятиях города 7 156 человек, а в Московской области — 1 880 человек. Новой формой трудоустройства в середине 30-х гг. явилась организация рабочих, больных туберкулезом легких. Для них создавались специальные цехи на предприятиях, в кооперации инвалидов.

К началу 30-х гг. намечается некоторая стабилизация норм выплат. В 20-е годы по постановлению СНК нормы пенсий должны устанавливаться по поясам, но исходить следовало из 40\% средней заработной платы в данной местности. Появляются специальные пенсии — персональные, к 1928 г. их насчитывалось 7000, средняя норма персональных пенсий 55 р. в месяц (они предназначались для деятелей партии, революции, науки). К 1926 г. пенсионеров, поданным НКСО, насчитывалось 99730 человек.

Разработка законодательства о пенсионном обеспечении по старости как самостоятельном виде социального обеспечения стала проводиться в 1928-1932 гг. Первые пенсии по старости были установлены для рабочих текстильной промышленности постановлением Наркомтруда СССР от 5 января 1928 г. «О предоставлении пенсионного обеспечения престарелым рабочим предприятий текстильной промышленности». Определялся возраст для получения пенсии по старости: для мужчин — 60 лет, для женщин — 55 лет; необходимый для назначения пенсий трудовой стаж устанавливался одинаковый для мужчин и женщин — не менее 25 лет. 15 мая 1929 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление «Об обеспечении в порядке социального страхования по случаю старости», в соответствии с которым пенсионное обеспечение было введено и для рабочих таких ведущих отраслей промышленности, как горная, металлургическая, электропромышленность, железнодорожный и водный транспорт. Сложившееся в 1928-1932 гг. законодательство о пенсиях рабочим и служащим было положено в основу развиваемого в последующие годы законодательства о пенсионном обеспечении по старости. К началу 30-х гг. существенно возрастают расходы на социальное обеспечение. Если в 1924-1925 гг. они составляли 4 млн. р., то к 1928 г. на социальное обеспечение уже выделялось 36 721 тыс. р., что составило 45 к. на душу населения.

Однако в 30-е гг. происходит переориентация в деятельности социального обеспечения, где наряду с декларированием полного государственного обеспечения трудящихся, выдвигается тезис о «борьбе со всякого рода паразитизмом и тунеядством» . Основная задача социального обеспечения в эти годы — работа по трудоустройству и обучению инвалидов.

Среди других задач важнейшими являются обеспечение семей призванных в Красную Армию и на флот; обеспечение пенсиями инвалидов войны, семей лиц, погибших на войне, нетрудоспособных; организация касс взаимопомощи в колхозах; оказание помощи слепым и глухим; содействие кооперативам инвалидов.

После организации колхозов к крестьянским обществам взаимопомощи как одна из форм работы отнесены кассы взаимопомощи колхозников. Такая переориентация связана с тем, что стал намечаться переход от индивидуальных методов помощи к коллективным, контроль возлагался на народные комиссариаты социального обеспечения.

В 1937 г. выходит новое положение о Народном комиссариате социального обеспечения РСФСР. Согласно ему, круг основных задач НКСО расширяется и охватывает такие сферы, как государственное обеспечение инвалидов труда и других категорий; организация материально-бытового, культурного, лечебно-оздоровительного и санитарно-курортного обслуживания;

руководство деятельностью учреждений социального обеспечения, «делом трудового производства инвалидов»; работа врачебно-трудовой экспертизы (ВТЭК); руководство работой протезных учреждений, сетью касс общественной взаимопомощи;

подготовка кадров работников по социальному обеспечению, составление планов развития социального обеспечения в РСФСР;

утверждение законов по социальному обеспечению. Под контролем НКСО в этот период находятся Всероссийский совет кооперации инвалидов. Всероссийский союз касс взаимного страхования и взаимопомощи кооперации инвалидов. Всероссийское общество слепых. Всероссийское общество глухонемых. Такая организационная структура сохраняется до начала Великой Отечественной войны. Социальная помощь и защита в период Великой Отечественной войны связана с проблемами помощи семьям фронтовиков, больным и раненым, с трудоустройством инвалидов, с вопросами попечения детей-сирот и другими проблемами военного времени.

С конца июня 1941 г. выпускается целый ряд указов, послуживших основой для социального обеспечения семей фронтовиков. Указом от 26 июня 1941 г. регламентируется порядок выплат пособий семьям, в 1942 г. в указ вносятся уточнения сообразно новым условиям. Вопросы о пособиях и льготах семьям фронтовиков в период Великой Отечественной войны поднимаются и в последующие военные годы. Так, 4 июня 1943 г. принято постановление СНК СССР «О льготах для семей военнослужащих, погибших и без вести пропавших на фронтах Отечественной войны». За годы войны семьям военнослужащих было выплачено 25 млрд. р., и за счет фондов общественной помощи — 500 млрд. р.

Социальная помощь и социальная реабилитация раненых — следующий комплекс проблем в данный период. Большой поток раненых требовал экстренных мер не только по их эвакуации, но и по реабилитации. 8 октября 1941 г. создаются комитеты помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов Красной Армии. В декабре 1942 г. Государственным комитетом обороны организованы дома для инвалидов Великой Отечественной войны, (впоследствии преобразованные в трудовые интернаты). В них увечные воины не только подготавливались к трудовой деятельности, но и получали новые профессии, проходили переквалификацию.

Проблемы охраны детства и попечения сирот в условиях военного времени принимают новые черты. Задача теперь состоит не только в том, чтобы открыть новые учреждения, но и в том, чтобы эвакуировать в глубь страны воспитанников детских домов. К 14 декабря 1941 г. было эвакуировано 664 детских дома с 7887 воспитанниками. В постановлении СНК СССР «Об устройстве детей, оставшихся без родителей» предусматривались создание дополнительной сети детских домов, а также участие граждан в воспитании детей в форме опеки и патронажа.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |