Имя материала: История социальной работы в России

Автор: М.В.Фирсов

Введение

 

История социальной работы в России - новая тема в российском историческом познании. Актуальность исторического познания социальной работы как составной части социальной политики связана с прагматическими задачами. Споры о самостоятельном пути развития России как особой цивилизации заставляют более пристально изучать ее прошлое, в нем искать ответы на современные вопросы. Историческое прошлое социальной работы — не только многовековая коллективная память законодательных и политических доктрин, но и формы, методы, принципы работы с общностями и индивидами в социокультурной среде с учетом российской ментальности.

Специальное и целенаправленное изучение социальной работы в России началось в начале XIX в. Примечательно, что процесс помощи и поддержки не был терминологически определен, его описание происходило в двух культурно-исторических парадигмах: общественном призрении и христианской благотворительности (позднее, в конце XIX в., осмысленным как благотворительность). Разнополярность подходов к интерпретации процесса помощи и взаимопомощи связана со многими причинами. Важнейшие среди них: идеологические установки того времени, добровольное, избирательное отношение государства к проблемам социальной поддержки, разработанность проблемы христианского милосердия и нищелюбия в церковной литературе и неразработанность ее в светской историографии. Такие историки, как Н. Карамзин, В. Ключевский, С. Соловьев используют применительно к раннему периоду княжеской помощи христианские понятия «нищелюбие», «милосердие» и более позднему — светское понятие «благотворительность». Все это привело к тому, что и в светских и в конфессиональных подходах к концу XIX в. не наблюдалось единой идентификации процесса помощи.

В XIX в. общественное призрение и христианская благотворительность существовали как две самостоятельные парадигмы. К началу XX в. они рассматриваются уже в единстве как общественная помощь, а государственное призрение и частная благотворительность, представленная светской и конфессиональной исторической практикой, — как составные части единого социально-исторического процесса.

Один из первых светских подходов к истории российского опыта социальной помощи в России дан в работе А. Стога «О общественном призрении» (СПб., 1818). На протяжении первой половины XIX столетия она явилась, по сути, единственным историческим исследованием, посвященным данному вопросу. Подчеркивая важность государственного подхода в деле общественной помощи, общественного призрения, А. Стог впервые в российской историографии попытался показать эволюцию государственного подхода к проблемам помощи и поддержки нуждающихся, начиная с ранних страниц российской истории — X-XI вв. И только через пятьдесят с лишним лет данная проблема найдет свое отражение в работах других ученых.

Интерес к ранним страницам российской практики помощи и защиты в 70-80-х гг. XIX в. связан с ростом общественного движения поддержки нуждающихся, а также с рядом государственных мер в области социальной политики. В исследованиях этих лет рассматривается история процесса помощи и поддержки в России, эволюция общественного призрения анализируется с различных точек зрения: мероприятий правительства, законодательства, с позиций историко-статистического подхода.

Параллельно с данным подходом развивается и другой — с точки зрения христианской благотворительности. В связи с тем, что практика христианского милосердия имеет более раннюю общественную традицию, чем государственная, историография христианской благотворительности развивается в этот период по нескольким направлениям: осмысляется практика милосердия в христианской истории цивилизации, отдельно рассматриваются этапы благотворительности в России, обозначаются исторические тенденции частной христианской благотворительности .

На рубеже XIX-XX вв. складываются определенные области исторического познания общественной и частной помощи — история отдельных этапов социальной помощи в России, история направлений социальной помощи (приходской, земской, городской и т. д.), история благотворительных учреждений и, обществ, зарубежный опыт общественного призрения в контексте российской практики, исторические подходы к явлениям .социальной патологии.

При изучении прошлого общественной помощи нуждающимся исследователи рассматривают два больших периода: период ее оформления в Древней Руси и XVIII в., когда определяются государственно-административные подходы к социальной поддержке. Ученые связывают развитие практики социальной помощи не с объективными противоречиями общественной жизни и необходимостью их разрешения, а с личностными мотивами тех или иных исторических деятелей. В изучении отдельных направлений социальной помощи можно выделить работы конца XIX — начала XX в., посвященные церковно-приходскому, земскому и городскому призрению, общественной помощи, частной благотворительности. Исследование церковно-приходского призрения содержат крупные труды В. Бензина, А. Папкова, С. Рункевича, С. Юшкова. Характерно, что ими изучается как само направление в контексте истории России, так и история приходского призрения отдельных местностей и городов. В церковно-приходском призрении ученые видят первооснову современных форм общественной благотворительности, отмечают преемственность идеологии помощи, ее влияние на становление гуманистических общественных отношений.

После отмены приказов общественного призрения и перехода к земским принципам помощи и поддержки в 80-90-х гг. начинают проводиться исследования, посвященные истории земского, волостного и крестьянского призрения. В них находят отражение традиционные народные формы помощи и поддержки, история общественной помощи, оказываемой земствами и их различными учреждениями.

Новое административное уложение затронуло и городское управление, поставило перед ним ряд задач по призрению разных категорий нуждающихся: бездомных, нищих, безработных. Административно-законодательные меры потребовали более тщательного изучения явлений социального реформирования, отдельных видов поддержки (например, общественной помощи), в результате которого удалось выявить особенности процесса, а также наметить определенные меры в деле практической реализации идей помощи и поддержки. Изучение данного исторического материала имело практическую направленность применительно к определенным административно-законодательным задачам общественного призрения.

Особое направление в изучении исторического опыта помощи и поддержки связано с осмыслением исторической практики благотворительной деятельности отдельных обществ, учреждений и частных благотворителей. В 70-х гг. начинает изучаться опыт Императорского Человеколюбивого Общества, Ведомства учреждений Императрицы Марии (основаны царской семьей). Появилась целая серия работ историков, раскрывающих сущность данных организаций. В этих исследованиях ученые затрагивают различные области помощи, виды деятельности, складывающиеся в отношении тех или иных групп нуждающихся традиции в культурно-исторической перспективе. Надо заметить, что помимо освещения филантропической практики этих обществ в поле зрения исследователей находятся общества Красного Креста, иные благотворительные организации, которые осуществляли свою деятельность по разным направлениям в городах России на протяжении нескольких десятилетий.

В начале XX в. появляются фундаментальные работы, посвященные вопросам частной и общественной благотворительности, а также возникает новый научный жанр — исторический очерк.

Издано большое количество работ, рассказывающих о филантропической деятельности представителей различных сословий в XVII-XIX вв.

Оформляется предмет исторического познания, в котором находят отражение конкретные социальные явления: история обществ, благотворительных заведений, деятельность отдельных людей. Можно наблюдать историческую реконструкцию прошлого через осмысление тех или иных направлений деятельности общественного призрения и одновременно осмысление социальных процессов через исторический опыт зарубежных стран. Тем самым происходит национальное самоопределение путей развития общественного и частного призрения на рубеже XIX-XX вв. Именно в этом ключе, а не только в чисто прагматическом аспекте применительно к практике общественного призрения осмысляется зарубежный опыт и намечается еще одна историческая сфера познания социальной помощи.

Особое направление в изучении социальной помощи рассматриваемого периода — исследование определенных социальных групп, которые отражали происходящие в стране различные социально-исторические процессы, исторические трансформации (миграция, урбанизация, разрушение геополитического пространства и т. п.). Формировалась та специфика исторического видения, которая отличалась от объектного подхода, где эта же тема имела иную интерпретацию. История нравов, поведения, ценностных ориентации мотивов девиантных групп становится особым социальным полем и предметом научной рефлексии в контексте проблем социальной помощи. Можно сказать, что задолго до оформления в западноевропейской исторической науке как самостоятельного раздела социальной истории, тенденции к изучению «условий жизни» отдельных социальных групп наблюдались в России на рубеже XIX-XX вв.

Дальнейшее изучение исторического опыта социальной помощи и защиты происходит уже в первые годы советской власти в основном с марксистских позиций, историческое прошлое интерпретируется в контексте идей классовой борьбы. Правда, в первое десятилетие еще обращаются к анализу предшествующей практики защиты и поддержки, хотя и критически. В то же время формируются новые традиции в освещении не исторического прошлого, а исторического настоящего, когда «история повседневности» является основным модусом осмысления существующей практики социальной помощи. В дальнейшем исторический опыт общественной помощи и поддержки не выделяется в историческом познании, однако отдельные вопросы в контексте самостоятельных проблем истории России находят свое отражение в работах М. Тихомирова, Б. Рыбакова, Б. Грекова, Л. Черепнина, В. Пашуто, Я. Щапова, С. Шмидта, А. Рогова, Н. Синицыной и других историков. Системные исследования российского опыта помощи и поддержки начинаются лишь в конце 80-х — начале 90-х гг. Первые шаги в осмыслении исторического прошлого социальной помощи были сделаны в работах, посвященных феномену российского меценатства и благотворительности, П. Власова, Н. Думовой, Л. Бади, П. Нещеретнего и др.

В конце XX в. в России в связи с введением новой общественной профессии — социальная работа — появляется потребность в изучении ее истории, что неизбежно приводит к выявлению ее периодизации в российской историографии. Современные подходы к истории социальной работы при всем многообразии видения ее проблематики сводятся к единой позиции: история социальной работы — целостный культурно-исторический процесс, имеющий определенные этапы своего самостоятельного развития.

Основные проблемы периодизации истории социальной работы, связаны с точкой отсчета практики общественной помощи, динамикой изменения понятий, спецификой исторического пространства, процессом, лежащим в основе данной исторической матрицы, определяя предметную специфику исторического познания.

Процесс, лежащий в основе различных моделей поддержки и защиты одних слоев общества другим, как нам представляется, — это процесс помощи и взаимопомощи в культурно-исторической общности.

Во-первых, этот феномен имеет социогенетическую обусловленность, которая представлена своей историей и генезисом индивидуального развития в социально-исторической перспективе.

Во-вторых, в процессе своего развития данный феномен находит интерпретацию в структурных сценариях и закреплен в массовом сознании в языковых формах и структурах.

В-третьих, он имеет исторические, вещные и деятельностные формы существования со своими субъектами помощи, объектами помощи, идеологией помощи, что в конечном итоге определяет его социально-генетическую типологию как явления, процесса и феномена культуры.

При рассмотрении способов помощи и взаимопомощи в их культурно-исторической перспективе, можно отметить то особое «социальное поле», где намечаются различные типы взаимодействий между субъектами со своими социальными, этическими, экономическими принципами и законами. Призрение нищих и юродство, инфатицид и организация детских приютов, обучение глухонемых и трудовая помощь, благотворительность и социальное страхование — явления, имеющие свою логику исторического развития, свою систему существования, свое место в историческом процессе. Такой подход позволяет нам рассматривать не только ранние формы поддержки, которые, как правило, связываются с принятием христианства на Руси, но и архаические, родовые, которые являются архетипическими формами всех последующих систем помощи и защиты.

Предлагаемая нами периодизация, с одной стороны, следует традициям русской дореволюционной историографии в области общественного призрения, с другой — мы выделяем новую логику развития процесса, исходя из идеи социогенетического оформления и развития способов помощи и взаимопомощи у этнических групп в их культурно-исторической перспективе.

Каждый этап изменения парадигмы помощи и взаимопомощи связан с изменением субъекта и объекта (который может либо расширяться, либо сужаться), институтов поддержки, идеологии помощи, изменением понятийного языка (семантического плана), номинации процесса. Он связан и с пандемическими процессами, такими, как смена идеологии, с разрушением геополитического или социокультурного пространства, наличием глобальных эпидемий, региональных, этнических, социально-экономических войн и конфликтов, массового голода.

Таким образом, на наш взгляд, основными этапами помощи и взаимопомощи в России будут являться:

I. Архаический период. Родоплеменные и общинные формы помощи и взаимопомощи у славян до Х в.

II. Период княжеской и церковно-монастырской поддержки с Х по XIII вв.

III. Период церковно-государственной помощи с XIV в. по вторую половину XVII в.

IV. Период государственного призрения со второй половины XVII в. по вторую половину XIX в.

V. Период общественного и частного призрения с конца XIX в. до начала XX в.

VI.  Период государственного обеспечения c l917г. по 1991г.

VII. Период социальной работы с начала 90-х гг. по настоящее время.

Данная периодизация позволяет наметить концептуальную схему исторического процесса помощи и взаимопомощи, не только выделить специфическую «социальную историю» процесса в ее единичности, но в то же время «увидеть» ее в контексте глобальных исторических факторов.

Таким образом, процесс становления социальной работы в России, во-первых, имеет социогенетическую обусловленность, представлен своей историей и генезисом развития в социально-историческом процессе; во-вторых, характеризуется тем, что наряду с оформлением практики помощи осуществляется складывание в единую парадигму специфического познания; в-третьих, можно отметить, что с изменением субъекта помощи, со сменой идеологии в обществе остаются механизмы помощи и поддержки, которые закрепляются в новой исторической реальности; в-четвертых, находит интерпретацию в структурных сценариях, закреплен в массовом сознании, языковых формах и понятийных конструкциях.

 

Вопросы для самоконтроля и семинарских занятий

 

1. Какие объективные культурно - исторические процессы лежат в основе динамики становления общественной практики помощи и взаимопомощи?

2. Каковы основные проблемы периодизации истории социальной работы в России?

3. Что общего, а что различно в подходах к периодизации общественной помощи ученых XIX и XX веков?

4. Как изменяется смысловое значения процесса помощи и поддержки в социально-историческом процессе?

5. Какие древнейшие процессы, отражающие общинные формы защиты и поддержки, «сохранены» в современных языковых конструкциях?

6. Как развивалось изучение истории социальной помощи в прошлом веке?

7. Какие важнейшие темы рассмотрены в современных работах отечественных исследователей, посвященных проблемам истории социальной работы в России?

 

Темы для докладов и рефератов

 

1. Проблемы периодизации общественного призрения в отечественной историографии XIX века.

2. Западноевропейская и отечественная периодизация социальной работы.

3. Парадигма социальной работы Западной Европы и России: сущность и различие.

4. Отечественная историография социальной работы: традиции и инновации.

5. Методы научного познания исторических процессов социальной работы.

 

Основные понятия

 

Благотворительность, взаимопомощь, историография, метод, общественное призрение, парадигма социальной работы, периодизация, помощь, редистрибуция, реципрокация.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |