Имя материала: Управление инвестиционной деятельностью в регионах Российской Федерации

Автор: Быстров О.Ф.

3.2. стратегии управления рисками

Риск в экономической деятельности, как следует из изложенного, можно рассматривать как вполне объективное явление, хотя основу его проявления составляет воля предпринимателя. Следовательно, объективно возникает потребность в специальной реакции предпринимателя на действие «механизма» риска, которая позволила бы анализировать и измерять риск, учитывать его особенности при принятии и реализации экономических решений. Для этого нужно управлять процессом выработки самих решений, сопряженных с риском.

Именно управление предпринимательскими рисками устанавливает, проверяет и перестраивает соотношения между необходимыми уровнями возможной прибыли и допустимыми уровнями убытков, между реакциями на те или иные риски и целями развития предприятия.

В частности, установлено, что потоки свободной наличности и размеры роста объемов создаваемой прибыли для предприятия явно ориентированы на соотношение «рост—риск—доход».

Уже не вызывает сомнений, что управление рисками как процесс выбора новых направлений деятельности, уровней рискованности и распределения ресурсов («откликов на риски») в экономической деятельности является неотъемлемой частью единого процесса повышения конкурентоспособности и прибыльности.

Типичная и достаточно распространенная на Западе модель управления рисками в корпорации предусматривает координированное руководство на всех уровнях организации. Это прежде всего совет директоров, исполнительный комитет (executive committee), ведущие менеджеры бизнес-единиц (business unit general managers), функциональные эксперты и специалисты (functional experts and specialists), а также линейные менеджеры, так называемые ключевые наблюдатели и офис (key supervisors and staff). При этом за оформление риск-политики и риск-стратегии в организации отвечает корпоративная группа управления рисками.

Ведущие менеджеры бизнес-единиц отвечают за управление рисками на своих предприятиях. Их главная задача — формирование в организации культуры понимания рисков; это означает, что каждый служащий будет отвечать за свой деловой риск. При этом должны быть определены обязанности по управлению рисками и критерии качества работы, чтобы сосредоточить среднее звено руководства и функциональных специалистов на целях и стратегиях управления рисками. Именно таким образом менеджмент отвечает за внедрение политики и стратегий группового управления рисками. Он же осуществляет и соответствующую отчетность. Корпоративная команда управления рисками призвана обеспечить консультирование, обучение, руководство, инструменты и методики, чтобы помочь менеджерам бизнес-единиц. При необходимости могут быть привлечены внешние эксперты.

Итак, стратегию управления рисками определяет руководство предприятия (фирмы, бизнес-единицы и т.п.). Делается это в рамках единой стратегии и направлено на решение двух основных задач: достаточно традиционной — сохранение базового капитала предприятия или имеющейся акционерной стоимости фирмы, и менее традиционной — создание дополнительного капитала или новой акционерной стоимости. Разумеется, на решение этих задач должна быть направлена некоторая доля общих ресурсов предприятия.

Концептуально процесс управления рисками в предпринимательстве мало чем отличается от классического процесса управления самим предприятием (бизнесом), т.е. обязательно включает формулирование целей и задач, сбор информации и прогнозирование рисков по номинациям («механизмам» проявления), измерение основных характеристик полезного эффекта, а также масштабов и возможностей проявления риска. На этой основе определяют отношение самого предпринимателя к риску, выясняя его личные предпочтения по критериям «выигрыши» — «возможности» — «потери», генерируют наборы реакций на возможные варианты развития рискованных процессов. Все это способствует решению главной задачи риск-менеджмента — реализации мероприятий по повышению эффективности предприятия при условии надлежащего предотвращения или снижения потерь.

Сам предприниматель — это одновременно и субъект, и объект риска. Как субъект риска он заинтересован в том, чтобы своевременно распознать рискованную ситуацию, в которой он может оказаться, если примет рискованное экономическое решение. Ему выгодно заранее выяснить, с какими неожиданностями ему придется столкнуться, подготовиться к негативным последствиям возможных внезапно возникающих ситуаций. Важно как можно скорее представить себе причины и источники риска, а затем быстрее и точнее выявить механизм проявления и последствия рисков. Это позволит определить, своевременно подготовить и предпринять антирисковые мероприятия с целью снижения опасных для бизнеса последствий.

Таким образом, риски нужно идентифицировать, после чего можно выбирать способ их снижения. Большинство предпринимателей пока предпочитают использовать традиционные способы, относящиеся к статической концепции снижения риска: все действия по предотвращению или снижению рисков, предпринятые в соответствии с этой концепцией, остаются неизменными в процессе реализации однократно принятого управленческого решения. Это своего рода неизменяемые одноразовые решения.

В настоящее время, когда требуются новые методы обеспечения и поддержания высоких уровней роста капитала, явно прогрессируют тенденции, основанные на динамической концепции управления рисками.

Управление рисками заключается в обеспечении гарантированного результата развитии предприятия за счет обязательного учета возможных рисков (управление по «пессимистическим оценкам» риска) при обязательном стремлении воспользоваться потенциальными выгодами, заложенными в природе рисков (управление по «оптимистическим оценкам» риска).

Исследования международной практики бизнеса, регулярно проводимые авторитетной аудиторской фирмой Pricewaterhouse Coopers (PWC), показывают, что менеджмент крупных и средних компаний вполне осознает важность рисков как особых компонентов стратегии руководства предприятиями. Особенность заключена в их направленности на увеличение капиталов или акционерной стоимости предприятий.

Рассмотрим некоторые классические методы снижения, например, финансового риска.

Избегание риска предполагает отказ от любого финансового действия, связанного с риском. При этом потерь, возможно, и не будет, но прибыли не будет точно. Предприниматель этим самым лишает себя возможности использовать активную составляющую риска, на которой строят все современные схемы увеличения выгодности работы предприятий, схемы роста акционерной стоимости. Другими словами, избегание риска является антиподом эффективности использования капитала предприятия.

Более мягкой формой избегания считают лимитирование финансовых рисков: установление границ свободы принятия решений по рискам в процессе предпринимательской деятельности. Известными примерами реализации способов лимитирования рисков на практике являются установление предельного размера кредита, предоставляемого клиенту, ограничение максимальной доли заемных средств в общем объеме активов предприятия, а также допустимого расхода какого-либо отдельного вида ресурса и др.

Передача (трансфер) риска пока не очень распространена в нашей стране. Исключение составляют некоторые транспортные компании, которые на определенных условиях принимают на себя риски, связанные с гибелью или порчей товаров во время их транспортировки и хранения, а также посреднические организации, которые принимают на себя кредитные риски предприятия при финансировании под уступку денежного требования (так называемые договоры факторинга). Технически передача риска при всех способах его снижения реализуется посредством заключения различных контрактов.

К трансферу риска можно отнести страхование. При этом риск принимает на себя страховая компания. Делает она это с выгодой для себя, полагая, что предприятие готово поделиться со страховой компанией частью своих доходов, чтобы избежать риска. Разумеется, цена страхования должна устанавливаться в зависимости от основных характеристик риска (величины выгоды, ущерба, вероятности событий и пр.). Подчас эта цена достаточно велика. Поэтому важно помнить, что страхование отвлекает из оборота ресурсы, а следовательно, эффективность использования капитала и эффективность предприятия в целом снижаются.

Хеджирование, т.е. «огораживание» или «ограждение» (в данном случае — от потерь), представляет собой использование особых ценных бумаг — форвардных и фьючерсных контрактов, опционов, свопов и др. В отличие от спекулянтов, которые покупают и продают фьючерсы только с целю получения выигрыша, хеджеры совершают фьючерсные сделки, чтобы исключить рискованную позицию на спотовом рынке. Поэтому хеджирование оказывается эффективным средством превентивного снижения инфляционных, валютных и процентных рисков.

Диверсификация — это способ снижения финансовых рисков, основанный на реализации системного принципа взаимной связи и взаимной обусловленности явлений в сложной системе. Этот принцип гласит, что все в системе взаимообусловлено и изменения в одном из элементов системы обязательно отражаются в виде изменений в другом или других элементах. Применительно к финансовой системе это означает, что выигрыш (проигрыш) в одном из направлений финансовой деятельности приведет к проигрышу (выигрышу) в каком-то другом (в каких-то других) направлении (направлениях). Поэтому за счет сознательного распределения активных средств между различными направлениями или способами финансовой деятельности можно в среднем обеспечить снижение риска во всей деятельности.

Однако, как считают некоторые авторы, диверсификация не может свести инвестиционный риск к нулю: на предпринимательскую и инвестиционную деятельность хозяйствующего субъекта оказывают влияние внешние факторы, которые не связаны с выбором конкретных объемов вложения капитала, и следовательно, на которые не влияет диверсификация. Иногда говорят о «вертикальной» и «горизонтальной» диверсификации; первая относится к различным видам финансовой деятельности, а вторая — к распределению активных средств между однородными видами деятельности. Обычно диверсификацию используют для снижения риска при формировании портфеля инвестиций (валютного, кредитного, депозитного и т.п.).

На диверсификацию и страхование ориентированы практически все методы управления биржевыми и валютными рисками. Страхование биржевых рисков в России затруднено самим характером контрактов, которые преобладают на биржах России, — их совершение предполагает немедленную и, как правило, 100\%-ную предоплату и поставку товаров. Это обусловлено высокой вероятностью форс-мажорных обстоятельств. Для целей страхования валютных рисков используют такие операции, как форвардные, фьючерсные и опционные валютные контракты. При этом валюта продается и покупается по схемам типа спот, своп или форвард. Технология реализации этих схем подробно излагается в специальной литературе. Мы лишь коротко рассмотрим их суть.

Наиболее распространенными способами страхования валютных рисков считаются хеджирование и валютный своп. Сущность основных методов хеджирования сводится к тому, чтобы осуществить валютные операции до неблагоприятного изменения курса валют либо компенсировать убытки от произошедшего изменения за счет параллельных сделок с валютой, курс которой изменяется в противоположном направлении. Другими словами, при хеджировании происходит компенсация одного валютного риска другим. Например, хеджирование предусматривает создание встречных требований и обязательств в иностранной валюте. Наиболее распространенный вид хеджирования — заключение срочных валютных сделок. При этом предполагают возникновение двух альтернативных ситуаций: падение курса национальной валюты или его рост.

Для каждой из этих ситуаций рекомендуют собственные приемы. Например, если ожидается падение курса национальной валюты, то банку следует сокращать наличности, продавать национальную валюту и выбирать другую валюту для сделки, а также сокращать операции с ценными бумагами в национальной валюте. В качестве более изощренных приемов используют накопление дебиторской задолженности в иностранной валюте и увеличение выдачи кредитов в национальной валюте, ускорение выплат вознаграждений иностранным акционерам, партнерам и кредиторам. Наконец, просто следует послать счета импортерам в национальной валюте и экспортерам в иностранной валюте. Если же прогнозируется рост курса национальной валюты, то следует производить действия, диаметрально противоположные.

Валютный своп напоминает оформление параллельных кредитов, когда две стороны в двух различных странах предоставляют разнонаправленные кредиты с одинаковыми сроками и способами погашения, но выраженные в различных валютах; однако в отличие от параллельных кредитов свопы не включают платеж процентов.

Форвардный валютный контракт как способ управления валютным риском заключается на покупку или продажу условленного количества конкретной иностранной валюты no курсу обмена. Этот курс фиксируется во время заключения контракта на будущую дату доставки валюты и ее оплаты. Такой контракт является нерасторжимым и обязательным для обеих сторон (например, для банка и его клиента). При этом, если валюта no форвардной сделке котируется дороже, чем при условиях спот, то к курсовой стоимости добавляется премия, а если дешевле, то дается скидка (дисконт). Информацию, необходимую для заключения контракта, берут из биржевых котировочных бюллетеней, в которых регулярно публикуются курс для сделок спот, а также размеры премий или скидок для формирования курса no сделкам форвард на разные сроки. Обычные сроки форвардного контракта — месяц, квартал или полугодие. Операция по схеме спот предполагает, что банк поставит клиенту валюту, купленную no курсу, зафиксированному в момент заключения сделки, на второй рабочий день после заключения договора.

Помимо валютного риска для банков опасны риски по депозитным операциям, инфляционные и процентные риски, риски кредитования. Инвестор может помещать средства на краткосрочные депозиты или депозиты с колеблющейся процентной ставкой и получать процентный доход. Если предполагается падение процентных ставок, то для инвестора более предпочтителен депозит с фиксированной процентной ставкой. Если же ожидается рост процентных ставок, то инвестору лучше предпочесть депозитную операцию с колеблющейся процентной ставкой. Не менее важно для инвестора определить срок депозита. Известно, что типичное изменение процентных ставок в зависимости от срока займа выражается возрастающей функцией. Другими словами, чем на больший срок размещается какая-то сумма денег, тем обычно выше процентный доход. Этим банк компенсирует инвесторам связанность их средств на более длительный срок и более высокий кредитный риск в случае долгосрочных займов.

Методы управления процентным риском в основном такие же, как и методы управления валютным риском, — опционы, фьючерсные операции и т.д. При этом риск для заемщика имеет двойственную природу: получая заем по фиксированной ставке, он подвергается риску из-за падения ставок, а в случае займа по свободно колеблющейся ставке — риску из-за их увеличения. Риск можно снизить, если предугадать, в каком направлении станут изменяться процентные ставки в течение срока займа, но это сделать достаточно сложно. Риск для кредитора — это зеркальное отображение риска для заемщика. Чтобы получить максимальную прибыль, банк должен предоставлять кредиты по фиксированной ставке, когда ожидается падение процентных ставок, и по плавающей ставке, когда ожидается их повышение.

По мере роста интереса населения страны к потребительским кредитам возрастает доля рисков неплатежей по такому кредиту.

Несколько слов об уменьшении риска банкротства, поскольку для России последних лет подобное событие далеко не редкость.

Диапазон способов, применяемых для уменьшения риска банкротства и смягчения его последствий практически полностью регламентируется федеральным законодательством. Уже давно установлен основной арсенал средств, смягчающих или частично устраняющих риск банкротства: интенсификация маркетинговой деятельности, повышение эффективности использования имеющихся у предприятия ресурсов, модернизация оборудования и технологических систем, диверсификация производства. В качестве крайнего средства предусматривается внешнее управление предприятием.

Но как избежать преднамеренного банкротства? Как противостоять весьма изощренному проявлению преднамеренного банкротства — недружественному поглощению одним предприятием другого? С подобными проявлениями риска банкротства, по-видимому, никогда не удастся бороться «техническими» методами. Здесь нужны не столько специфические экономические методы борьбы, сколько решимость и проявление власти, использование жестких законодательных санкций. Когда предприниматель поверит в решительность власти, он сам проявит свойственный ему «экономический» характер, и система борьбы с преднамеренным банкротством станет саморегулирующейся.

При планировании предпринимательской операции достаточно распространенным общим методом снижения рисков считают резервирование сил и средств: предприниматель создает обособленные фонды возмещения убытков за счет части собственных оборотных средств. Поэтому резервирование активных средств для демпфирования рисков часто рассматривают как самострахование. В ходе планирования операции по управления рисками определяют необходимый объем резерва. Оптимизацию объема резерва проводят методами «теории управления запасами», которая является стандартным фрагментом более общей теории — «исследования операций». Обычно резервирование предпочитают в том случае, когда согласно проведенным предварительным оценкам оптимальные затраты на резервирование оказываются меньше ожидаемых.

Известно, что все процессы в материальном мире, в том числе и имеющие финансовую природу, в основе своей инерционны. Финансовые процессы имеют повторяющиеся тенденции и циклическую динамику, на которые накладываются особенности конъюнктуры рынка. Разумеется, и при отсутствии каких-либо катастроф на фондовом рынке возможны некоторые кратковременные флуктуации в процессе изменения прибыльности операции. Однако мгновенные реакции на любые флуктуации неминуемо приведут только к излишнему перерасходу психологических (нервных) и материальных ресурсов предпринимателя, вызовут излишнее «раскачивание» ситуации. Основная сложность в реализации подхода — необходимость строить прогноз развития процесса и определять разумные границы области реагирования на возможные отклонения реалий от прогноза (так называемой области «свободы принятия решений»).

Что касается технологии осуществления адаптивного динамического управления рисками, то ее реализация возможна только в том случае, если риск-менеджер наметил требуемый уровень прибыли, предельный допустимый уровень потерь от проведения финансовой операции, а также границы свободы принятия решений — рамки «коридора реагирования» на складывающиеся ситуации. Технически границы свободы принятия решений задаются оптимистическим и пессимистическим прогнозами развития ситуации.

Однако сложности прогнозирования и установления границ свободы принятия решений не исчерпывают список трудностей в реализации динамической концепции управления рисками. Ведь и прогноз, и границы свободы принятия решений — это всего лишь важная априорная информация для принятия тактических решений в каждый момент проведения финансовой операции. Потребуется оперативно получать и текущую информацию, а затем, сопоставив реалии с прогнозом, в динамическом режиме оперативно генерировать возможные (в смысле свободы принятия решений) управленческие реакции. Наконец, потребуется принять тактическое адаптивное решение — выбирать из возможных реакций наилучшую в данный момент, реализовать ее и затем вновь наблюдать за ходом процесса, строить прогнозы и т.д.

Для того чтобы осуществить подобную адаптацию, нужно иметь хорошие «резервы»: резерв оптимизма и веры в то, что все под контролем, резерв времени на реагирование и резерв ресурсов на осуществление наилучшей для данного момента реакции на сложившуюся ситуацию. Только в комплексе это может обеспечить более адекватные, по сравнению со статическим управлением, критерии исполнения управленческих решений и расширить возможности контроля. Как видим, адаптивный динамический подход к управлению рисками есть не что иное, как непосредственное следование системным принципам адаптивного поведения сложной системы.

Разумеется, для осуществления практических мероприятий по переходу к концепции активного использования рисков обязательно нужно наладить процесс непрерывной генерации прогнозов. Построение сценариев — это достаточно сложная работа, требующая наличия подробной информации (данных, фактов, слухов), налаженного мониторинга экономических и социально-политических процессов в стране и за рубежом, подготовленных специалистов и мощного специального математического и программного обеспечения для ЭВМ. Все это может себе позволить далеко не каждый предприниматель. Кроме того, необходима большая «политическая воля», чтобы сменить концепцию и настроить персонал на работу по-новому.

Но выигрыш при этом будет немалый. Применение адаптивных технологий управления риска позволяет смело вторгаться в неизведанные сферы предпринимательства, поскольку появляются возможности, позволяющие своевременно выявлять и идентифицировать новые спектры деловых рисков, а также компоненты базового набора новых управленческих действий и новых реакций, которые будут наиболее эффективно воздействовать на факторы доходности и роста. После принятия динамической концепции и налаженности технологии адаптивного управления рисками задача риск-менеджеров будет сведена к творческому процессу, суть которого — формирование на основе базового набора реакций на риски конкретных управленческих реакций (действий) в каждый момент управляемого процесса. Для решения творческой задачи синтеза риск-решений на основе базового набора риск-менеджеру потребуется определить:

какие из учтенных при построении прогноза факторов доходности и роста являются наиболее действенными, какие из спрогнозированных рисков обусловлены действием этих факторов прибыльности;

как структурированы выявленные факторы и чем конкретно на каждый из них лучше всего воздействовать?

Однако еще раз подчеркнем: не следует забывать, что любая адаптация возможна только в том случае, когда система управления деятельностью организации (экономической деятельностью предприятия) обладает достаточно большим запасом устойчивости по отношению к негативным проявлениям риска и достаточным оперативным резервом активных ресурсов для соответству-

 

ющего реагирования на изменения обстановки. Иными словами, позволить себе применение более перспективной и выгодной концепции управления рисками может лишь достаточно сильное, т.е. финансово устойчивое, предприятие. Руководство такого предприятия, ориентирующееся на адаптивную динамическую концепцию управления рисками, обязано выделить для целей такого риск-менеджмента специальные операционные активы из общего капитала (общей акционерной стоимости) и распределять их в интерактивном режиме между двумя обозначенными задачами управления рисками.

Таким образом, текущее экономическое состояние предприятия, его наличные доходы, перспективный рост и обусловленные ими риски становятся сегодня основными движущими силами обеспечения сохранности и дополнительного роста капитала (акционерной стоимости). Только учет каждого из указанных обстоятельств дает возможность получить наиболее адекватную и точную экономическую оценку любого бизнеса.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |