Имя материала: Управление финансовыми рисками банка

Автор: В.Ю. Резниченко

1.2. история проблемы.

 

Некоторые авторы утверждают, что систематические исследования риска начались с выходом статьи Чаунси Старра о риске и принципах добровольности в 1968 году. Другие считают, что начало исследований определялось практическими нуждами.

На наш взгляд, начало серьезным работам по рискологии было положено в конце сороковых, в ходе разработки концепции безопасности для реализации проекта создания атомного оружия в СССР. Создание атомной бомбы требовало не только быстроты, но и скрытности. Для этого было необходимо решить задачу изоляции атомной программы и именно тогда был, по существу, сформирован принцип ALARA.

Дальнейшее развитие рискологии связано с пятидесятыми годами ХХ века, когда были созданы космические программы исследования и разработаны вероятностные количественные методы анализа безопасности космических полетов. Начало исследования риска связывают и с первыми работами по оценке риска химических или атомных электростанций. Здесь следует особенно отметить работы школы Валерия Легасова, которые позволили перейти от принципа ALARA к концепции оптимального уровня риска по критерию стоимости затрат на безопасность и их эффекта.

Трудности определения начала рискологии связаны с тем, что при обсуждении рисков немедленно выясняется, что каждый говорит о чем-то своем, отличном от других. Нет общепринятого определения для термина "риск" — ни в научном, ни в общественном понимании. «Тем не менее все концепции риска имеют один общий элемент: разделение реальной действительности и возможности. Если будущее было бы предопределено или независимо от человеческой деятельности в настоящем, термин "риск" не имел бы смысла. Это достаточно очевидно, но только в контексте последних лет развития нашей собственной культуры и резко контрастирует с более фаталистическими взглядами на природу и общество. Например, крушение туннеля в Саудовской Аравии в 1990 г. считалось неизбежным, и предполагалось, что жертвы этого несчастного случая все равно умерли бы другим образом, если даже несчастный случай был бы предотвращен действиями людей. Если чья-либо судьба предопределена и негативных последствий нельзя избежать, нет необходимости в предсказании будущих событий, разве только для того, чтобы удовлетворить свое любопытство.

Если же признается различие между действительностью и возможностью, то понятие "риск" имеет смысл и его часто связывают с возможностью того, что в результате природных событий или человеческих действий может возникнуть В частности, если использовать термин "риск" в его общепринятом понимании в рамках экономической теории, тогда и доходы, и издержки должны быть интерпретированы «в условиях «риска». Кроме того, существуют явления типа «желательного риска» (например, в спорте), когда люди стремятся достичь острых ощущений. Поэтому Роза6 рекомендовал использовать термин "риск" для описания неопределенных последствий, независимо от того, являются ли они положительными или отрицательными»7.

О. Ренн определяет риск следующим образом: риск - это возможность того, что человеческие действия или результаты его деятельности приведут к последствиям, которые воздействуют на человеческие ценности.

Это определение подразумевает, что люди могут, желают и будут устанавливать причинные связи между действиями (или результатами деятельности). Последствия не воспринимаются с фаталистической точки зрения. Они могут быть изменены как путем преобразования первоначальной деятельности или ее результата, так и путем смягчения последствия. Поэтому риск одновременно является как дескриптивным, так и нормативным понятием и включает в себя анализ причинно-следственных связей, которые могут быть научными, почерпнутыми из личного опыта, религиозными или магическими но это понятие несет в себе также скрытую посылку снизить нежелательные эффекты путем соответствующего изменения причин или, что менее желательно, смягчения последствий" .

Риск в математике и логике. Как объект научного исследования, риск достаточно давно стал предметом исследований в различных науках, прежде всего в математике и логике. Затем происходит развитие теоретических представлений о вероятностном характере технических и общественных процессов и понятие «риск» начинает изучаться как центральное статистикой и некоторыми новыми, в значительной степени созданными для изучения риска, разделами математики9 (теорией вероятностей, теорией игр, исследованием операций, теорией катастроф, теорией принятия решений, вероятностной и многозначной логикой).

6          Rosa, E.A. (1998) Metatheoretical foundations for post-normal risk. Journal of Risk Research 1, р.19

7          Ренн О. Три десятилетия исследования риска: достижения и новые горизонты. «Вопросы анализа риска», т.1, №1.

8Ренн О. Три десятилетия исследования риска: достижения и новые горизонты. «Вопросы анализа риска», т.1, №1.

9 Теория вероятности начала преподаваться в России в 1830 году магистром философии Сигизмундом Ревковским, который определял эту дисциплину как «науку, дающую способы точного вычисления величины надежды».

«В 1654 году, когда Ренессанс был в полном расцвете, шевалье де Мере, французский аристократ, в равной степени увлекавшийся азартной игрой и математикой, предложил знаменитому французскому математику Блезу Паскалю решить головоломную задачу. Он поставил вопрос, как разделить между двумя игроками банк в неоконченной азартной игре, если один из игроков в этот момент выигрывает. Математикам была уже известна эта задача, которую сформулировал лет за двести до этого монах Лука Пацциоли, знаменитый тем, что привлек внимание тогдашних дельцов к двойной бухгалтерии и обучил таблице умножения Леонардо да Винчи. Паскаль обратился за помощью к Пьеру де Ферма, адвокату и блестящему математику. Результат их сотрудничества произвел в интеллектуальном мире эффект разорвавшейся бомбы. Случилось так, что анализ распространенной в XVII веке игры (Trivial Pursuit) привел к открытию теории вероятностей, ставшей математической основой теории риска.

Полученное решение головоломки Пацциоли означало, что человек впервые смог в ситуации с неоднозначно определенным исходом принимать решения и предвидеть будущее с помощью чисел. В Средневековье и Древнем мире, так же как в первобытных и земледельческих обществах, люди, сталкиваясь с проблемой выбора, принимали решения без четкого понимания риска, или природы принятия решения. Сегодня мы меньше, чем люди прошлого, полагаемся на суеверия и традиции не потому, что стали умнее, а потому, что наше понимание риска позволяет принимать решения, используя рациональные методы.

Когда Паскаль и Ферма осуществили свой прорыв в таинственный мир вероятности, общество переживало могучую волну нововведений и исследований. К 1654 году шарообразность Земли стала установленным фактом, было открыто множество новых земель, порох обращал в пыль средневековые замки, книгопечатание с использованием наборного шрифта перестало быть новшеством, художники научились пользоваться перспективой, Европа богатела и Амстердамская фондовая биржа процветала. Несколькими годами раньше, в 1630 году, знаменитая дутая Голландская тюльпанная компания прогорела в результате выпуска опционов, очень напоминающих современные финансовые инструменты.

Следствием такого развития событий было изгнание мистицизма. К этому времени Мартин Лютер обнародовал свои тезисы и в изображениях Святой Троицы и святых перестали писать нимбы. Уильям Гарвей открыл систему кровообращения, что опровергло медицинские воззрения древних, а Рембрандт создал картину «Урок анатомии», поражающую безнадежным холодом белого обнаженного человеческого тела. В этих условиях кто-нибудь должен был разработать теорию вероятностей, даже если бы шевалье де Мере не озадачил Паскаля своей головоломкой.

Шли годы, математики превратили теорию вероятностей из забавы игроков в могучий инструмент обработки, интерпретации и использования информации. В условиях, когда остроумные идеи громоздились одна на другую, развитие количественных методов анализа риска, подтолкнувших наступление Нового времени, стало неудержимым.

К 1725 году математики уже соревновались друг с другом в составлении таблиц ожидаемой продолжительности жизни, а британское правительство для пополнения бюджета продавало права на пожизненную ренту. К середине XVIII века в Лондоне уже вовсю велись операции по страхованию мореплавания.

В 1703 году Готфрид фон Лейбниц в письме к швейцарскому математику Якобу Бернулли заметил, что «природа установила шаблоны, имеющие причиной повторяемость событий, но только в большинстве случаев». Это замечание подтолкнуло Бернулли к открытию закона больших чисел и разработке методов статистической выборки, получивших широкое применение в столь разных областях, как опросы общественного мнения, дегустация вин, управление складскими запасами и тестирование новых лекарств 10. Замечание Лейбница — «но только в большинстве случаев» — оказалось более глубоким, нежели он мог предполагать, потому что указывало на огромную роль риска: не будь риска, все было бы предопределено и в мире, где каждое событие идентично предшествующему, даже изменения были бы невозможны.

В 1730 году Абрахам де Муавр установил форму нормального распределения, известного как колоколообразная кривая, и ввел понятие среднего квадратичного отклонения. Оба эти понятия привели к широкоизвестному закону о среднем и являются важнейшими ингредиентами современной техники исчисления риска. Восемь лет спустя Даниил Бернулли, племянник Якоба и тоже выдающийся математик, впервые описал процесс выбора и принятия решений. И что еще важнее, он высказал мысль, что удовлетворение от любого малого приращения богатства «будет обратно пропорционально количеству уже имеющегося добра». Это внешне простодушное утверждение Бернулли объяснило, почему царь Мидас был несчастлив, почему люди неохотно идут на риск и почему нужно снизить цены, чтобы убедить людей покупать большее количество товара. С тех пор закон Бернулли остается главной парадигмой рационального поведения и стал основой современных принципов управления инвестициями.

10 Закон больших чисел, по существу, утверждает, что различие между средними значениями величин, наблюдаемыми в выборке, и истинным средним значением по всей совокупности будет уменьшаться при увеличении объема выборки.

Почти через сто лет после сотрудничества Паскаля и Ферма диссидентствующий английский священник по имени Томас Байес осуществил впечатляющий прорыв в статистике, продемонстрировав, как можно повысить качество решений на основе математической обработки сочетания новой и старой информации. Теорема Байеса рассматривает часто встречающуюся ситуацию, когда мы имеем интуитивное суждение о вероятности некоторого события и хотим понять, как это суждение должно измениться после того, как событие произошло.

Между 1654-м и 1760 годами были разработаны все средства, используемые нами сегодня в управлении риском при анализе решений и выборе системы поведения, от строго рационального подхода теории игр до хитросплетений теории хаоса. За пределами этого периода оказались только два важных открытия.

В 1875 году Фрэнсис Гальтон, двоюродный брат Чарлза Дарвина и математик-дилетант, открыл регрессию, или возврат к среднему, объяснившую, почему взлет предшествует падению, а контуры туч подбиты серебристым сиянием. Принимая любое решение, базирующееся на предположении, что все вернется к «норме», мы используем понятие регрессии к среднему значению.

В 1952 году нобелевский лауреат Гарри Маркович (Markowitz), тогда еще молодой аспирант, изучавший исследование операций в Чикагском университете, используя математические методы, объяснил, почему неразумно помещать все яйца в одну корзину и почему инвестор, вкладывающий деньги в разные предприятия, может спать сравнительно спокойно. Это открытие положило начало интеллектуальному направлению, которое революционизировало Уолл-Стрит, финансовое управление в корпорациях и процессы принятия деловых решений по всему миру. Последствия этого открытия ощутимы и сегодня»11.

Дальнейшее развитие рискологии. С другой стороны, развитие экономических отношений привело к необходимости выработки юридических норм и правил, регулирующих практику страхования, биржевых сделок и т.п. В связи с этим понятие «риск» стало изучаться юридическими и экономическими дисциплинами. Создаются классическая и неоклассическая теории предпринимательского риска. Классическая теория риска (Милль, Сениор) различали в структуре предпринимательского дохода процент (как долю на вложенный банковский капитал), «заработную плату капиталиста» и «плату за риск», как возмещение возможного риска, связанного с предпринимательской деятельностью. Таким образом, риск в классической теории рассматривается как «ущерб, возможные потери».

11 Бернстайн П.Л. Против богов. Укрощение риска. М.: Олимп-Бизнес. 2000 г. Стр. 21-24.

В 20-30 годы А.Маршалл и А.Пигу закладывают основы неоклассической теории предпринимательского риска, в которой экономический риск рассматривался следующим образом: любое экономическое предприятие работает в условиях неопределенности, а прибыль, является величиной случайно-переменной. Следовательно, предприятие должно руководствоваться в своей деятельности следующими критериями: размерами ожидаемой прибыли и величиной возможных колебаний (то есть степенью риска). Поведение предпринимателя обусловливается концепцией предельной полезности. Это означает, что если нужно выбрать один из двух вариантов капиталовложений, дающих одинаковую предполагаемую прибыль, то надо выбирать такой вариант, в котором колебание этой прибыли меньше. Отсюда А. Маршалл делает вывод о том, что изначально невыгодно держать пари, играть в лотереях и вообще участвовать в азартных играх.

Однако нашлись и противники такой точки зрения, считавшие, что должно учитываться удовольствие, которое получают люди, участвующие в азартных играх. В частности на роль «склонности к азарту» в деятельности экономических предприятий обращает внимание Кейнс. Дополнение неоклассической теории понятием «удовольствия от риска» привело к заключению, что ради большой ожидаемой прибыли предприниматель может пойти на больший риск. Говоря о предпринимательстве, надо отметить, что риск - это одна из главнейших переменных «ситуационного сценария», воздействующих на человеческое поведение. Для предпринимателя или предпринимательской фирмы часто чем легче задача, тем менее она ценна. Однако если степень риска переходит определенную пороговую величину, то она не притягивает, а отталкивает.

В середине двадцатого века риск становится предметом многих междисциплинарных исследований, приобретает статус общенаучного понятия, которое выходит за пределы той или иной частной науки. Развитие маркетингового подхода сделало актуальной теорию рыночного риска, которая развивалась далее теорией управления научно-техническим развитием фирм, а затем теорией венчурного (инновационного) предпринимательства. В 70-е годы в Лондоне была создана школа бизнеса, изучающая и обобщающая принципы управления риском. В рамках этой школы проводились международные опросы руководителей крупнейших корпораций мира, посвященные проблемам риск-менеджмента.12

12 Beard R.E, Penticainen Т., Personen E. «Risk Theory» - Methuen, London, 1969; Borch K. «The economics of Uncertainity» - Prinston, Prinston University Press, 1968.

В каждой из наук формализованное изучение риска основывается на предмете исследования науки и, естественно, опирается на собственные подходы и методы. Такое разнообразие предметов исследования указывает на многоаспектность понятия «риск» и на необходимость междисциплинарного характера его изучения.

Обобщая имеющиеся на данные момент основные теоретические направления исследования рисков, можно отметить, что существует два основных направления исследования рисков: нормативное направление, использующее математические, формализованные методы анализа количественных данных (и тесно связанные с ним экономико-математические подходы) и дескриптивное направление, а рамках которого проблема риска описывается с социологической и психологической точек зрения, основанных на качественных данных.

Представителями нормативного направления исследования рисков являются Дж. фон Нейман и Моргенштерн, их работы в этом направлении продолжены Льюисом и Райфой и другими исследователями.

Представители дескриптивного подхода - в основном американские и английские теоретики бизнеса и управления. У истоков развития теории риск-менеджмента при внедрении инноваций на Западе стояли такие исследователи, как А. Буз, Е. Пеземир, С. Буис и др.

Было бы не совсем верно утверждать, что проблема риска является новой для отечественных управленцев, экономистов и теоретиков в области управления, особенно имея в виду работы по волновой динамике Н. Кондратьева, теорию перманентной революции Л.Д. Троцкого и теорию обострения классовых противоречий И.В. Сталина. В 20-х годах в России был принят ряд законодательных актов, содержащих понятие производственно-хозяйственного риска. В выступлениях хозяйственных руководителей того времени звучали суждения о том, что от разрешения вопроса о риске будут зависеть темпы развития экономики страны.

Однако в 30-х годах категория «риск» была объявлена буржуазным понятием, присущим лишь капиталистической экономике. В частности, в статье «Риск» «Энциклопедического словаря Гранат» отмечалось, что в силу планового характера социалистической системы хозяйственные риски имеют тенденцию к отмиранию. Понятие «риск» игнорировалось долгие годы советскими экономистами и поэтому в отечественной экономической науке по существу отсутствуют общепризнанные теоретические положения о риске, фактически не разработаны методы оценки риска применительно к тем или иным производственным ситуациям и видам управленческой деятельности. В последние годы появились работы, посвященные вопросам риска в управлении и бизнесе. Это исследования А. Абчука, А. Альгина, Б.Г. Райзберга, С.В. Валдайцева и др.

Следует особенно отметить вклад космонавтики в рискологию. Ученый, сконструировавший ракету «Сатурн-5», которая доставила первый корабль «Аполлон» на Луну, так сформулировал одну из основных идей нормативной стратегии управления риском: «Вам нужны клапаны, не допускающие утечки, и вы всячески пытаетесь создать такой клапан. Но в реальном мире все клапаны подтекают. Приходится определять, какая утечка будет не смертельной»13. Будучи высоко рискованными по своей сути, космические проекты потребовали разработки принципов контроля не только технических, но и экономических, политических и военно-стратегических рисков. Причем принципы должны были работать не «в теории, а в кожухе». Было предложено много оригинальных и, главное, реально реализованных политик риска как в космонавтике в целом, так и при решении отдельных ее проблем, например, проблемы радиационного риска для экипажа.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 |