Имя материала: История Советской России

Автор: Илья Сергеевич Ратьковский

Политические кризисы

 

27 марта 1917 г. Временное правительство выступило с декларацией об отсутствии захватнических целей в продолжавшейся войне и о верности союзническим обязательствам: «Предоставляя воле народа в тесном единении с нашими союзниками окончательно разрешить все вопросы, связанные с мировой войной и ее окончанием, Временное правительство считает своим правом и долгом теперь же заявить, что цель свободной России — не господство над другими народами, не отнятие у них национального достояния, не насильственный захват чужих территорий, но" утверждение прочного мира на основе самоопределения народов. Русский народ не добивается усиления внешней мощи своей за счет других народов». Однако Антанта требовала от нового российского правительства более определенных заявлений о его внешнеполитическом курсе. 17 апреля на квартире заболевшего А. И. Гучкова (Мойка, 67) состоялось заседание Временного правительства, на котором весь состав кабинета без исключения одобрил текст ноты министра иностранных дел П. Н. Милюкова. 18 апреля нота была направлена правительствам стран Антанты. В ней шла речь о «всенародном стремлении довести мировую войну до решительной победы». 22 апреля Временное правительство сообщило послам союзных держав, что этот документ был принят единогласно. Известие о ноте Милюкова послужило поводом к антиправительственным выступлениям 20-21 апреля и привело к кризису Временного правительства.

Апрельский кризис вылился в первую вооруженную демонстрацию против правительства. В ходе имевших место столкновений появились убитые и раненые. Вскоре Милюкову стало известно, что в его отсутствие члены Временного правительства решили оставить за ним пост министра народного просвещения, выдвинув на должность руководителя МИД человека, способного «более гибко проводить внешнюю политику государства». Кризис в кабинете достиг апогея 25 апреля, когда Милюков отказался принять портфель министра просвещения, заявив позже, что «не я ушел, а меня ушли» с поста министра иностранных дел.

Перед роспуском первый состав Временного правительства обратился к населению с политическим воззванием (его текст был опубликован в газетах 26 апреля 1917 г.), в котором звучал призыв отказаться от удовлетворения «частных стремлений и интересов в ущерб общим», дабы удержать страну от распада, поражения на фронте, а также «междоусобной войны и анархии, несущей гибель свободы».

Одновременно глава правительства князь Г. Львов направил официальное письмо Н. С. Чхеидзе, предлагая ему инициировать процесс вхождения в новый состав кабинета социалистов и социал-демократов. В ночь с 1 на 2 мая 1917 г. исполком Петросовета принял окончательное решение об участии в формировании правительства.

Таким образом, апрельские демонстрации солдат и рабочих Петрограда, в которых участвовало около 100 тыс. человек (позже А. Ф. Керенский в их организации обвинит В. И. Ленина и большевиков), положили начало правительственному кризису и привели к образованию первого коалиционного правительства, которое существовало с 5 мая по 2 июля 1917 г.

В новом составе кабинета князь Львов остался министром-председателем, а вот Гучкову и Милюкову места в кем не нашлось. Военным и морским министром стал А. Ф. Керенский, МИД возглавил М. И. Терещенко, считавшийся союзниками более «удобным» главой внешнеполитического ведомства. Министерство земледелия возглавил эсер В. М. Чернов, министерство труда меньшевик М. И. Скобелев, министерство почт и телеграфа меньшевик И. Г. Церетели. Кадет А. И. Шингарев «переместился» на пост министра финансов.

5 мая новый состав Временного правительства, в который теперь вошли эсеры и меньшевики, опубликовал Декларацию. В ней правительство ставило своей целью скорейшее достижение всеобщего мира... без аннексий и контрибуций на началах самоопределения народов». Вместе с тем, министры заявляли, что Россия не допустит разгрома немцами наших союзников на Западе и будет стремиться к укреплению боеспособности страны «как в оборонительных, так и наступательных действиях». Последняя фраза провозглашалась «важнейшей задачей Временного правительства».

Весенние месяцы 1917 г. стали временем наивысшего влияния двух партий революционной демократии. Преобладающим было их влияние на состоявшемся с 3 по 24 июня I Всероссийском съезде Советов. Во время его работы шла подготовка большевиков к демонстрации, инициаторами которой стала часть солдат Петроградского гарнизона, не желавшая отправки на фронт. Съезд Советов, однако, эту демонстрацию запретил, но был вынужден назначить новую — на 18 июня. Большевики приняли в ней непосредственное участие. Свыше 500 тыс. человек вышли тогда на улицы города, который впервые безраздельно принадлежал большевикам. Огромную популярность приобрел лозунг «Вся власть Советам!».

В июне российское правительство, верное принятым на себя союзническим обязательствам, после шестимесячной подготовки начало наступление на фронте. Создав крупную группировку войск на Юго-Западном направлении, Ставка стремилась как можно быстрее начать активные боевые действия. А. Ф. Керенский решил объехать войска и поднять наступательный дух армии. Л. Д. Троцкий по этому поводу позже' иронично заметил: «Керенский разъезжал по фронту, заклинал, угрожал, становился на колени, целовал землю, словом, паясничал на все лады, не давая солдатам ответа ни на один мучавший их вопрос». Да и сам военный и морской министр признавал, что среди части русского офицерства за ним укрепилось шутливое прозвище «главноуговаривающий».

Наступление на фронте началось 18 июня и первоначально развивалось очень успешно. Было взято в плен несколько тысяч неприятельских солдат, захвачены десятки полевых орудий. Однако развить победное шествие не удалось. В донесении командующего 11-й армией генерал-лейтенанта И. Г. Эрдели говорилось: «Несмотря на наши успехи, достигнутые 18 и 19 июня, которые могли бы поднять боевой дух солдат и вдохновить их на дальнейшее наступление, в действительности в большинстве полков никакого воодушевления не наблюдается, а в некоторых возобладало убеждение, что задачу свою они уже выполнили и нет смысла продолжать долее наступление».

Попыткой поднять боевой дух солдат стало создание в мае—июне 1917 г. женских батальонов смерти. Инициатором этого начинания выступила М. Л. Бочкарева, подучившая за боевое отличие на войне полный бант Георгиевских крестов (все 4 степени) и ряд медалей. Генерал Л. Г. Корнилов от командования Юго-Западного фронта преподнес Бочкаревой револьвер и саблю с золотым эфесом. Керенский произвел ее в прапорщики. К концу Первой мировой войны по всей России существовало до 15 женских батальонов. Однако реально повлиять на ситуацию они не могли. Понеся серьезные потери в боях, батальоны были отведены в тыл. В конечном счете нежелание воевать стало в них обычным явлением.

Провал июньского наступления вызвал бурный протест солдатских масс, не желавших отправки на фронт. Уже 2 июля в Петрограде начались многотысячные митинги. К тому времени в столицу из Киева возвратилась группа министров: Керенский, Терещенко и Церетели. Там они пытались урегулировать проблему Украинской армии: в Киевском и Одесском военных округах, а также на Юго-Западном фронте шел процесс формирования националистических частей. Помимо этого, в июне 1917 г. Центральная Рада, возглавившая украинское национально-освободительное движение, вопреки желанию Временного правительства, провозгласила автономию Украины, отложив ее осуществление до созыва Всероссийского Учредительного собрания. Известие о том, что в ночь на 8 июля министры-кадеты из-за разногласий по вопросу об отношении к Украинской Центральной Раде вышли из состава правительства, сделало обстановку в Петрограде 'еще более взрывоопасной. После длительных неофициальных переговоров в кабинете Г. Львова было принято решение на некоторое время отложить вопрос о новых "назначениях в правительстве. Керенский вновь отбыл на Фронт, стремясь сохранить боеспособность армии.

В Петрограде, между тем, ситуация обострялась. Ширилось выступление солдат 1-го пулеметного полка, находившихся под сильным влиянием анархистов, которые призывали рабочих, а также гарнизон к антиправительственной вооруженной демонстрации. Один из руководителей кронштадтских моряков в 1917 г. большевик Ф. Ф. Раскольников, постоянно поддерживавший телефонную связь с Лениным, Зиновьевым, Каменевым и другими лидерами РСДРП(б), отмечал, что группа анархистов, прибыв 3 июля в Кронштадт, предложила немедленно отправиться в казармы, захватить оружие, овладеть всеми наличными пароходами и двинуться в Питер для оказания помощи «кровным братьям — рабочим и солдатам». Идти «против течения» в такой ситуации, по словам Раскольникоза, было чрезвычайно трудно. ЦК большевиков в конечном счете принял решение об участии в движении, стремясь придать ему организованный характер.

Уже вечером 3 июля Московский Гренадерский, Павловский, 180-й, 1-й запасный полки и 6-й саперный батальон вышли на улицы с призывами свергнуть Временное правительство. 4 июля в Петроград прибыл большой отряд кронштадтских матросов. 5 июля комендантом дворца Кшесинской в Петрограде, где помещались ЦК и ПК большевиков, стал Ф. Ф. Раскольников. Временное правительство объявило столицу на военном положении. С фронта были вызваны верные правительству войска, отдан приказ об аресте «зачинщиков» июльской демонстрации. Результатом событий 3—5 июля, положивших конец двоевластию, стали десятки убитых и сотни раненых. Правительственный кризис усугубился отставкой 7 июля премьер-министра Г. Е. Львова. 8 июля во главе кабинета встал Керенский, сохранив за собой пост военного и морского министра. В приказе по армии и флоту, изданному в тот же день, Керенский отмечал: «Приказываю восстановить в войсках дисциплину, проявляя революционную власть в полной мере, не останавливаясь при спасении армии перед применением вооруженной силы; разложение армии недопустимо. Необходимо теперь же изъять из войсковых частей все преступные элементы, ведущие путем печати и агитации проповедь неповиновения власти и неисполнения боевых приказов». ЦИК Советов признал за Временным правительством «неограниченные полномочия и неограниченную власть».

Оценка событий 3-5 июля была различной уже в 1917 г. Так, Керенский, называя их «ленинским восстанием», был уверен в том, что контрнаступление немцев на фронте и действия большевиков — две стороны одной медали. По его словам, в те дни «готовилось двойное контрнаступление» — удар Ленина «ножом в спину революции я ...фронтальное наступление со стороны Людендорфа». Лидеры же большевиков всячески подчеркивали мирный характер вспыхнувших демонстраций. При этом, однако, многие из них считали, что в сложившейся ситуации партия проводит пробу сил, боевой смотр революционному авангарду, спасая стихийное массовое движение от преждевременного, бессмысленного кровопускания». ДГ. Е. Зиновьев вспоминал, что В. И. Ленин в тот момент был против захвата власти: «Фронтовики еще не все .ваши... фронтовик придет и перережет питерских рабочих». Но, смеясь, тот же Ленин 4 июля говорил Троцкому и Зиновьеву: «А не попробовать ли нам сейчас?»

Военные руководители большевиков, такие как Ф. Раскольников, полагали, что в случае успеха выступления и сочувственной поддержки его фронтом у партии всегда оставалась возможность превратить хотя и вооруженную, но мирную демонстрацию в вооруженное восстание: «Стремясь к свержению Временного правительства, мы были бы плохими революционерами, если бы упустили из виду эту возможность».

После июльских событий Временное правительство начало репрессии против большевиков, революционных рабочих и солдат. Были арестованы и направлены в петроградскую тюрьму «Кресты» Л. Б. Каменев, Л. Д. Троцкий, А. В. Луначарский, Ф. Ф. Раскольников и др. В, И. Ленина обвинили в организации восстания против правительства и шпионаже в пользу Германии, был выдан ордер на его арест с последующим преданием суду. Мирное развитие революции стало невозможным. Лидер большевиков напишет по этому поводу: «Контрреволюция организовалась, укрепилась и фактически взяла власть в государстве в свои руки». К руководству страной пришло второе коалиционное правительство (24 июля — 26 августа).

Многотысячные антиправительственные демонстрации тех дней в Петрограде, Москве, Киеве, Риге, Орехово-Зуеве, Нижнем Новгороде, Красноярске и других городах показали, что страна находится на пороге общенационального кризиса.

Корниловский мятеж

 

После событий, положивших конец двоевластию, правые все настойчивее стали искать сильную личность, способную покончить с «анархией». Ставка была сделана на генерала Корнилова. Попытка переворота первоначально связывалась со временем работы Государственного совещания, которое проходило в Москве 12–15 августа.

Уже в начале августа газеты запестрели сообщениями о готовящемся грандиозном заседании. Было объявлено, что собирается оно «ввиду исключительности переживаемых событий и в целях единения государственной власти со всеми организованными силами страны». Большевики расценили Государственное московское совещание как заговор против революции и начали кампанию протеста против него. Результатом этого стало исключение их из делегации ВЦИК. Общее количество собравшихся в Большом театре представителей профсоюзов, кооперативов, союзов промышленников и т. д. составило около 2,5 тыс. человек.

Председатель совещания Керенский в своей полуторачасовой речи в первый день работы не выдвинул никакой конструктивной программы. Премьер лишь сыпал угрозы направо и налево всем врагам революции, уверяя, что «железом и кровью» раздавит попытки сопротивления правительству.

В выступлениях Корнилова, Каледина, Милюкова, Шульгина говорилось о необходимости ликвидации Советов, упразднения общественных организаций в армии, войне до победного конца, введения смертной казни и полевых судов в тылу.

Государственное московское совещание по сути превратилось во всенародный смотр буржуазии и мелкобуржуазных групп, оторванных от народа. Недаром член исполкома Петросовета меньшевик Н. Н. Суханов; побывав на совещании, назвал его «Московским позорищем».

Имя Л. Г. Корнилова стало широко известно в России после того, как он в июле 1916 г. бежал из австрийского плена, куда попал в апреле 1915 г. в результате разгрома руководимой им дивизии. 2 марта 1917 г. по просьбе Родзянко Николай II одновременно с отречением от престола назначил Корнилова командующим Петроградским военным округом. После провала летнего наступления русских армий Корнилов заменил на посту Главковерха генерала Брусилова. Занимая с 19 июля этот высокий пост, Корнилов разработал программу стабилизации положения в стране, в основу которой была положена идея железной дисциплины. Вариант программы, представленный Керенскому, был сочтен им чрезмерно резким по форме.

Прибывшему 13 августа в Москву Корнилову была . устроена восторженная встреча на вокзале. На следующий день он выступил на Государственном московском совещании, назвав основной причиной развала армии законодательные меры, принятые после свержения монархии.

В ближайшем окружении Корнилова и с его участием разрабатывались планы установления в России новой .формы правления. После поражения русских войск в Рижской операции и падения Риги (21 августа) Корнилов начал переговоры с Керенским. Ведя их через посредников, Корнилов стремился добиться мирной передачи ему всей полноты власти. При этом генерал не исключал возможности установления «единоличной или коллективной» диктатуры.

Во. главе страны предполагалось поставить Совет народной обороны. Его председателем должен был стать Л. Г. Корнилов, заместителем — А. Ф. Керенский, а членами генерал М. В. Алексеев, адмирал А. В. Колчак, Б. В. Савинков, М. М. Филоненко. При Совете планировалось, сформировать правительство с широким представительством политических сил: от царского министра Н. Н. Покровского до Г. В. Плеханова.

25 августа Корнилов двинул войска на Петроград. Одна , часть населения ждала его прихода с надеждой, другая — с ужасом. Рождали панику слухи о предстоящем вступлении в столицу какой-то «Дикой дивизии», состоящей из «горских головорезов». Требования Корнилова заключались в том, чтобы объявить Петроград на военном положении, а всю власть — военную и гражданскую — передать Верховному главнокомандующему, который и составит кабинет министров. Главной боевой силой Корнилова был 3-й конный корпус генерала А. М. Крымова, который намечалось ввести в столицу.

Керенский отказался от переговоров с Корниловым и отправил ему телеграмму, предписывая сдать должность Главковерха и прибыть в Петроград. Корнилов приказу не подчинился и был объявлен мятежником. Однако план захвата Петрограда войсками Крымова провалился. Действиями Советов Белоруссии Ставка была отрезана от фронтов. 29 августа исполком Юго-Западного фронта арестовал своего главнокомандующего А. И. Деникина, одновременно армейские комитеты всех армий этого фронта арестовали своих командармов. Были изолированы и другие сторонники Корнилова на фронте, в ряде городов страны. Попытки Корнилова получить поддержку не увенчались успехом, и 2 сентября 1917 г. он был арестован. Генерал Крымов, убедившись в провале мятежа, застрелился еще 31 августа. Именно в этот день официально было объявлено о ликвидации движения. Корнилов и его сторонники оказались в заключении в г. Быхове.

Правительство, стремясь дать удовлетворение общественному мнению, 1 сентября провозгласило Россию республикой.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 |