Имя материала: История Советской России

Автор: Илья Сергеевич Ратьковский

Выбор пути

 

Новая экономическая политика имела свой прообраз в виде программных документов партий меньшевиков и эсеров 1918-1920 гг., в которых идеи «смешанной» (государственно-рыночной) экономики сочетались с идеями политической демократии. Так, в апреле 1919 г. ЦК партии эсеров обратился к партийным организациям с декларацией о проблемах и перспективах мировой социалистической революции. Основное содержание этой декларации — плодотворная идея синтеза старых капиталистических и новых социалистических форм отношений, которые не исключали, а взаимно дополняли друг друга. В документе подчеркивалось, что «существование нового социального строя возможно лишь в той мере и последовательности, в какой отдельные составляющие его мероприятия предварительно пройдут через сознание и волю большинства, найдя почву в реальных условиях его быта и психологии».

В июле 1919 г. появился манифест ЦК партии меньшевиков «Что делать?» с изложением социально-экономической и политической платформы. В нем предполагалось при сохранении в руках государства крупных промышленных предприятий допустить везде, «где это обещает улучшение, расширение или удешевление производства», применение частного капитала. Манифест содержал статьи об отказе от национализации мелкой промышленности, системы продовольственной диктатуры. На смену им должны были прийти: закупка государством хлеба по договорным ценам, предоставление свободы кооперации и частным лицам при сохранении государственного регулирования важнейших предметов массового потребления.

Через несколько лет большевики принялись за осуществление экономической программы оппозиционных социалистических партий, из которой родился нэп. Однако уже в первой половине 1920-х гг. на свет появляются теоретические системы, вроде той, которую сформулировал Е. А. Преображенский. Его концепция «первоначального социалистического накопления» свидетельствовала о том, что социализм и нэп якобы несовместимы. Отрицая нэп, Преображенский все же полагал, что его нельзя смахнуть одним ударом и уничтожить сразу. Необходимо вести систематическое сознательное «пожирание» частного хозяйства ускоренным мощным развитием социалистической системы, укрепляющей свою базу процессом усиленного «накопления». Причем, основу «первоначального социалистического накопления», как считал Преображенский, должно составить изъятие средств из деревни и из хозяйств мелких производителей. Первоначально Преображенский даже не стеснялся прямо говорить о том, что социалистическая система должна «эксплуатировать» деревню и мелких производителей в городе. Позднее он заменил «эксплуатацию» более мягкими терминами. Вскоре рецептами Преображенского, несколько видоизменив их, начнет активно пользоваться Сталин, осуществляя свою идею построения социализма в СССР.

На бытовом уровне идея свертывания нэпа начинает нарастать во второй половине 20-х гг. ЦК ВКП(б) получает немало писем от рядовых граждан, в, которых содержатся призывы «приостановить рост нэпа», «пропеть ему отходную» и т. д. Часть партийно-государственного руководства тем не менее придерживалась иного мнения. Так, Бухарин в 1925 г. выдвинул лозунг, от которого его вынудили отказаться на XIV съезде партии: «Всему крестьянству, всем его слоям надо сказать: обогащайтесь, накапливайте, развивайте свое хозяйство». Изменение Бухариным своих взглядов позволило Троцкому едко заметить, что тот «поворачивает „теоретическую кобылу" то хвостом, то мордою, в зависимости от настроения». В свою очередь Бухарин заявлял: «Троцкисты — это „садовники", дергающие растение за верхушку, чтобы оно быстрее росло».

С 1926 г. в СССР начинают разрабатываться варианты первого пятилетнего плана. Г. Я. Сокольников и другие специалисты Наркомфина (с которыми сходились во мнении экономисты Н. Д. Кондратьев и Н. П. Макаров) считали, что главнейшей задачей является развитие сельского хозяйства до самого высокого уровня. По их мнению, только на базе окрепшего и поднявшегося до «зажиточности» сельского хозяйства, способного вдоволь накормить население, могут появиться условия для расширения советской индустрии.

Один из вариантов поступательного движения, разработанный специалистами Госплана (В. А. Базаровым и др.), предусматривал развитие всех отраслей, производящих предметы широкого потребления, и тех видов средств производства, потребность в которых носила массовый характер. Экономисты этого направления доказывали, что всюду в мире интенсивное промышленное развитие начиналось с поддержки именно этих отраслей.

Бухарин и его группа предлагали планомерно развивать тяжелую и легкую промышленности. Получаемые при этом средства они рассчитывали направлять на ускорение темпов индустриализации, но так, чтобы при этом происходило и расширение производства предметов потребления. В противном случае, по их мнению, ускоренная индустриализация приведет к снижению уровня жизни трудящихся масс.

Во главе одного из ключевых ведомств, разрабатывавших планы развития промышленности, с начала 1924 г. находился Ф. Э. Дзержинский. Из всех руководителей ВСНХ, по свидетельству Н. В. Вольского (Валентинова), лично знавшего многих большевистских лидеров, Дзержинский был лучшим. Его ценили даже беспартийные спецы, говорившие после внезапной кончины своего начальника: «Жаль, умер Дзержинский. С ним было хорошо работать. Нас, специалистов, он ценил и защищал. При нем мы могли спокойно спать. Не боялись, что приедет „черный ворон"». Совсем иным было отношение к «бывшим» со стороны Сталина, который говорил, что они «воняют, как хорьки» и нужно держать их от себя на расстоянии.

Дзержинский, находясь на посту председателя ВСНХ, в категорической форме высказывался против решения экономических проблем волевыми методами. Он был убежден в том, что темпы роста промышленности должны быть согласованы с ростом и нуждами сельского хозяйства. «В наших отношениях с деревней, — подчеркивал Дзержинский, — не должно быть места эксплуатации с расчетом на то, что сельское хозяйство принесет нужные капиталы для развития индустрии».

Однако даже в ВСНХ не все поддерживали своего председателя. Заместитель Дзержинского Г. Л. Пятаков, которого «железный Феликс» называл «самым крупным дезорганизатором промышленности», был сторонником ускоренного развития индустрии, выступая при этом за повышение оптовых цен промышленности. Последнее, как считал Дзержинский, лишь усугубило бы разрыв между городом и деревней.

Смерть Дзержинского (20 июля 1926 г.) серьезно подорвала позиций того крыла в руководстве, которое стремилось сохранить нэп. Началось наступление на частный капитал, изъятие «излишков» у крестьян. Выбор пути форсированной индустриализации означал конец нэпа. В августе 1926 г. председателем ВСНХ стал верный Сталину В. В. Куйбышев. Он постарался как можно скорее удалить из практики ВСНХ лозунги Дзержинского и заменить их новыми — сталинскими.

К XV съезду ВКП(б) в руководящих кругах партии утвердилась не только идея индустриализации, но и мысль о необходимости высокого темпа ее проведения. Одновременно совершался переход к жесткой централизации и концентрации всех ресурсов, регулированию народного хозяйства с помощью государственных планов. Некогда влиятельная группа Бухарина в 1928 г. потерпела поражение.

К началу работы XVI партконференции (апрель 1929 г.) специалистами Госплана были подготовлены два варианта плана: минимальный («отправной») и максимальный («оптимальный»). Показатели последнего были выше в среднем на 20\% . Попытки внести в план некоторые коррективы, предпринимавшиеся А. И. Рыковым, успехом не увенчались. Партконференция, а за ней V Всесоюзный съезд Советов в мае 1929 г. приняли к выполнению «оптимальный» вариант пятилетнего плана развития народного хозяйства на 1928/1929-1932/1933 гг.* В момент утверждения плана его реализация уже началась. За пять лет намечалось увеличить выпуск промышленной продукции на 180\%, средств производства — на 230\%, рост сельского хозяйства должен был составить 55\%, а национального дохода 103\%. За те же годы реальная заработная плата должна была вырасти на 71\%, доходы крестьян — на 67\%, производительность промышленного труда— на 110\%. Принятый план был исключительно напряженным, он предусматривал преодоление множества трудностей. Тем не менее при благоприятном стечении обстоятельств он был реальным для выполнения. Однако вскоре плановые показатели начнут искусственно завышаться, что приведет к колоссальным деформациям не только в социально-экономической сфере, но и в политической.

Таким образом, 1929 г. стал годом «великого перелома». К этому времени нэп оказался фактически свернут, а в руководстве страны в отношении дальнейших путей развития государства возобладала точка зрения Сталина, сложилась система централизованного государственного управления всеми сторонами жизни общества.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 |