Имя материала: История Советской России

Автор: Илья Сергеевич Ратьковский

Начальный период военных действий

 

После начала 1 сентября 1939 г. Второй мировой войны советское руководство предприняло целый ряд внутриполитических мер, направленных на усиление военной и экономической мощи страны. Численность армии и флота после принятия ВС СССР на сентябрьской сессии 1939 г. «Закона о всеобщей воинской обязанности» увеличилась с 1,9 млн человек до 5,3 млн человек на 1 июня 1941 г. Улучшились экономические показатели, что было достигнуто за счет ужесточения трудовой дисциплины, использования методов соцсоревнования, а также в результате введения 26 июня 1940 г. семидневной рабочей недели с восьмичасовым рабочим днем вместо прежней шестидневки с семичасовым рабочим днем (каждый месяц давал 33 часа дополнительного времени: 208 против прежних 175). Этому способствовало и присоединение в период после 17 сентября 1939 г. новых территорий с их экономическими и людскими ресурсами. Вместе с тем следует отметить, что в Прибалтийском военном округе всеобщая воинская повинность в мае 1941 г. еще не была введена, а утверждение новых мобилизационных планов ВМФ предусматривалось к 1 июля 1941 г. Хотя в июне 1941 г. численность вооруженных сил СССР достигла 5,3 млн человек плюс 800 тыс. призванных на учебные сборы, это составляло только 61\% от мобилизационных планов РККА на случай начала военных действий. При этом войска первого стратегического эшелона РККА к июню 1941 г. были укомплектованы личным составом на 55\%.

По количественному производству оружия и техники СССР превзошел Германию уже в 1940 г.; качественные характеристики отечественного оружия еще уступали германским, но и здесь Советский Союз сокращал свое отставание, опережая противника по целому ряду новых технических разработок. Была продолжена дальнейшая специализация отраслевой промышленности и создана новая экономическая база военной, промышленности на Урале и в других восточных районах СССР. Завершение экономической и военной программы намечалось на 1942 г. — последний год третьего пятилетнего плана. Однако подобные расчеты были опровергнуты разгромом и капитуляцией Франции летом 1940 г., что неизбежно вело к сокращению отпущенных СССР сроков, но не было полностью осознанно советским руководством.

Несмотря на целый ряд свидетельств подготовки Германии к войне с СССР, адекватных мер не было принято, и известие о начавшихся 22 июня 1941 г. военных действиях стало шоком для И. В. Сталина и его окружения, особенно в свете известного заявления 14 июня 1941 г. ТАСС о беспочвенности слухов о возможной войне. Стремясь компенсировать допущенные ошибки и предотвратить панику и паралич власти, Сталин ваял на себя руководство отражением агрессии, работая по 14-16 часов в сутки в первую неделю войны. Уже к 9 часам утра Генштаб подготовил проект указа Президиума ВС СССР о всеобщей мобилизации и образовании Ставки. 22 июня была объявлена мобилизация военнослужащих, а 30 июня 1941 г. —принят мобилизационный народнохозяйственный план. 23 июня создана Ставка Главного командования, куда вошли нарком обороны маршал С. Г. Тимошенко (председатель), начальник Генштаба Г. К. Жуков, И. В. Сталин, В. М. Молотов, маршалы С. М. Буденный и К, Е. Ворошилов, нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов. Фактическое руководство Ставкой, не собиравшейся в полном составе ни разу, находилось в руках Сталина. 24 июня при СНК были созданы Совет по эвакуации (Л. М. Каганович) и Совинформбюро (А. С. Щербаков). 29 июня СЦК и ЦК ВКП(б) направили директиву партийным и советским органам власти, в которой было сформулировано главное требование к их работе: «Все для фронта, все для победы!»

Высшим чрезвычайным органом власти стал образованный 30 июня 1941 г. и просуществовавший до 5 сентября 1945 г. Государственный комитет обороны во главе с И. В. Сталиным. ГКО подчинялись Ставка Верховного Главного командования. Генштаб и Центральный штаб партизанского движения (создан 30.05.1942 г.), более 60 городских ГКО, уполномоченные ГКО. В состав ГКО первоначально входило 5 человек (И. В. Сталин, В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов, Г. М. Маленков, Л. П. Берия), потом их число увеличилось до 9 (с января 1942 г. — Л. М. Каганович, Н. А. Вознесенский, А. И. Микоян, с 1944 г. — Н. А. Булганин). Каждый из них отвечал за определенный участок работы: Молотов — за производство танков, Микоян — за снабжение фронта, Вознесенский — за пуск эвакуированной промышленности, Маленков — за производство самолетов, Ворошилов — за формирование новых частей и т. д. Всего за годы войны ГКО принял более 10 тысяч документов, которые регламентировали экономическую и политическую жизнь страны. Решением ГКО, в частности, осуществлялась депортация населения, в том числе отдельных национальностей, уже в 1941 г.: с августа 950 тыс. немцев (среди них 500 тыс. немцев Поволжья), нескольких десятков тысяч финского населения и т. д. Со временем при ГКО возникли специальные органы, наделенные большими полномочиями: в феврале 1942 г. — Транспортный комитет, в декабре 1942 г. — Оперативное бюро ГКО (контролировало выполнение военных заказов и текущую работу наркоматов), различные другие комитеты и комиссии, вплоть до образования 20 августа 1945 г. Атомного комитета во главе с Берией.

Несмотря на определенные успехи, достигнутые в процессе реорганизации системы управления, в первые недели войны эффективность этих мероприятий была относительной. «Трудно было разобрать, где кончается Государственный комитет обороны и где начинается Ставка, и наоборот, — вспоминал позднее Жуков. — На практике получалось так: Сталин — это Ставка и Государственный комитет обороны — тоже Сталин. Он командовал всем, он дирижировал, его слово было окончательным и обжалованию не подлежало». Лишь на 48 день войны, 8 августа 1941 г.. Ставка Верховного Главного командования приобрела свой окончательный вид после многих спешных реорганизаций. Во главе Ставки стоял теперь Сталин (нарком обороны с 19 июля 1941 г.), осуществлявший непосредственное командование частями РККА и ВМФ. Ему подчинялись представители ВКГ на фронтах. Неудачной оказалась проведенная ускоренная мобилизация: к 10 июля из 210 дивизий и 3 стрелковых бригад в составе действующей армии полностью укомплектованы были лишь 90. Более успешными стали июльско-августовские мобилизации военнослужащих. Однако затянувшаяся реорганизация государственного управления не позволила сразу дать отпор наступавшему противнику.

«Неожиданность нападения» усугублялась стратегическим просчетом в определении главного удара войск вермахта на юго-западном направлении, а не центральном, как это было в действительности. В результате 11 дивизий Западного фронта были окружены между Белостоком и Минском. Первой реакцией режима стало усиление репрессий против представителей командования, в том числе 4 июля 1941 г. произошла смена руководства Западного фронта, командующий генерал армии Д. Г. Павлов и начальник штаба генерал-майор В. Е. Климовских были арестованы и позже расстреляны. Всего в 1941 г. было казнено около 20 представителей высшего комсостава, не менее 35 генералов попало в плен или пропало без вести, десятки были сняты с должностей. Многочисленные смещения высшего командования были вызваны проявившейся в военных условиях некомпетентностью руководителей — выдвиженцев 30-х гг.

Частям вермахта противостояли разобщенные, силы РККА, значительно ослабленные в результате неподготовленных и неоправданных контрнаступлений в конце июня — начале июля 1941 г. Лишь в июле 1941 г. Красная Армия перешла к. стратегической обороне по всей линии, фронта, что позволило снизить темпы наступления Германии (в первую очередь на центральном направлении). С 10 июля советские войска успешно сдерживали вермахт в ходе Смоленского сражения, вынудив группу армий «Центр» (генерал-фельдмаршал Ф. Бок) с 30 июля перейти к обороне. Здесь же впервые в ходе войны 30 августа — 8 сентября 1941 г. под руководством Жукова была проведена успешная наступательная Ельнинская операция, в ходе которой потери немцев достигли 45 тыс. человек.

Менее удачно, несмотря на героическое сопротивление советских войск, разворачивались сражения на Юго-Восточном и Южном фронтах, где действовала немецкая группа армий «Юг» (генерал-фельдмаршал Г. Рундштедт). Усиленные переброшенными с центрального направления танковыми частями генерала Гудериана, войска группы армий «Центр» прорвали фронт севернее Киева, создавая фланговую угрозу советским частям. Из-за запрета Сталина сдать Киев (который пришлось оставить 19 сентября) до 500, тыс. советских войск попало в окружение, и лишь часть из них во главе с А. А. Власовым пробилась в расположение Красной Армии. Командующий фронтом генерал М. П. Кирпонос погиб в ходе сражения.

На северо-восточном участке советско-германского фронта немецкая группа армий «Север» (генерал-фельдмаршал В. Лееб), усиленная переброшенной с центрального направления 3 танковой группой Гота, перешла в августе 1941 г. к форсированному наступлению на Ленинград. Падение 28 августа Таллина позволило сосредоточить все имеющиеся средства на выполнение этой главной задачи. Немецкие войска сумели выйти к южным окраинам Ленинграда и после взятия 8 сентября Шлиссельбурга блокировали город. Г. К. Жуков, сменивший 12 сентября 1941 г. К. Е. Ворошилова на посту командующего Ленинградским фронтом, организовал глубокоэшелонированную оборону и, введя суровые меры наказания, вплоть до заградотрядов и расстрела отступавших (приказ 17 сентября), сумел переломить ход событий и стабилизировать фронт ко времени своего отзыва в Москву в начале октября. Оборона Ленинграда имела большое значение. 23 февраля 1942 г. второй секретарь ленинградского обкома и горкома ВКП(б) А. А. Кузнецов подчеркивал: «Значение обороны нашего города велико.

Во-первых, горожане нашего города, войска Ленинградского фронта первыми доказали, что мы можем и обязаны были не только задержать наступление фашистских полчищ, но и нанести им серьезный, сокрушительный урон. По существу, если разобрать историю, ведь до Ленинграда, до нашей Отечественной войны, немецкие войска никто не останавливал!»

К сентябрю-октябрю 1941 г. стал очевиден срыв блицкрига германских войск. Это было не только политическое, военное, но и экономическое поражение замыслов Германии. Вся ее промышленность была рассчитана на молниеносную войну, и новые обстоятельства теперь диктовали ее реорганизацию, затруднительную в условиях войны. Не менее важными были военные потери Германии в летне-осеннюю кампанию. Только за первые пять недель вермахт потерял около 200 тыс. человек, свыше 1,5 тыс. танков и 1 тыс. самолетов, т. е. вдвое больше, чем за два года войны в Европе. Многократно возросли потери немецких войск в августе 1941 г. 11 августа 1941 г. начальник генштаба сухопутных войск Ф. Гальдер записал в своем дневнике: «Общая обстановка все очевиднее и яснее показывает, что колосс — Россия... был нами недооценен. Это утверждение можно распространить на все хозяйственные и организационные стороны, на средства сообщения и, в особенности, на чисто военные возможности русских». Характерным признанием допущенных просчетов стал расстрел в августе 1941 г. по приказу Гитлера бывшего германского военного атташе генерала Кестринга за непроверенную информацию о состоянии и численности советских войск в предвоенный период. Германский план блицкрига летом 1941 г. был сорван.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 |