Имя материала: История социальной педагогики

Автор: М.А. Галагузовой

Высказывания о воспитании и образовании

 

ОУЭН РОБЕРТ (1771-1858), философ, педагог, социалист. Англия. Из бедной семьи. Обладал большими способностями, много занимался самообразованием, преуспел в предпринимательстве, стал богатым владельцем бумагопрядильной фабрики в Нью-Лэнакре (Шотландия), где в ужасных условиях трудились и жили 2 500 рабочих и их семьи. Разделял взгляды Гельвеция и Дидро о зависимости характера людей от среды и полагал, что, изменив неразумные условия и правильно организовав воспитание, можно создать «рациональный характер» и искоренить нищету и общественные беды. Такой была основная и исходная посылка О.

В его социально-педагогических экспериментах, которые он начал как филантроп. О. значительно улучшил условия труда и жизни своих рабочих, сократил рабочий день с 14-16 до 10,5 часов, повысил заработную плату, выстроил хорошие жилища, открыл культурно-просветительные, учреждения и организовал рациональное воспитание, создав «школу» для малышей с яслями и площадкой для игр. С 6 до 10 лет дети рабочих учились в начальной школе, а после 10 лет, трудясь на фабрике, посещали вечернюю школу. Всю эту систему воспитательных учреждений О. назвал « Новым институтом для образования человеческого характера». Здесь же читались лекции для взрослых, проводились различные культурные мероприятия.

Необычными для того времени были в «Институте» и методы воспитания. С малышами занимались не обычные учителя, а молодые ткач и работница, к которым, как заметил О., тянулись дети, а те, в свою очередь, относились к ним с лаской и терпением. В детях воспитывали честность, уважение к товарищам, приветливость, доброту. Обучение стало светским, ученики овладевали доступными для них научными знаниями, их учили самостоятельно мыслить. Осуществлялось трудовое воспитание. До 10 лет дети приучались к труду по домоводству, а с 10-летнего возраста их обучение сочеталось с производительным индустриальным трудом.

Нью-Лэнарк преобразился, стал местом, где пьянство, преступления, полиция, уголовный суд, даже благотворительность, стали редкими явлениями. Знаменитым сделался и «Новый институт». Однако к 1817 г. О. осознает, что филантропия не улучшает общество в целом, и меняет свои взгляды, становится социалистом. Считает, что к совершенному обществу, коммунизму, можно прийти мирным путем, создавая повсеместно коммунистические колонии, кооперативы и обращаясь к правильному воспитанию.

Первую такую колонию О. решил создать сам, что и делает в 1825 г. в Америке. В колонии «Новая гармония» - общественная собственность, коллективный труд, равное распределение, школы, в которых О. использовал многое из своего прежнего опыта и где развивали умственные способности детей, стремились дать нужное физическое, трудовое, нравственное воспитание в духе идеалов социализма. Колония продержалась 3 года. Опыт О. не удался. В 1828 г. он возвращается в Англию, связывает свою судьбу с рабочим движением. Со своими сторонниками пропагандирует идеи социализма в рабочей среде, создает просветительные учреждения, издает научно-популярную литературу, выступает против религии. Деятельность О. содействовала развитию в Англии рабочего движения (чартизм), выдвигавшего требования в области образования и школьной политики.             

Как и многие другие педагоги-мыслители, О. переоценивал роль воспитания, допускал другие ошибки социально-педагогического характера. И все же его эксперименты интересны и поучительны. Он впервые в мире создал учреждения по дошкольному воспитанию, где педагоги широко применяли игры, заботились о физическом и эстетическом здоровье детей. Его заслуга и в том, что в теории и на практике он обращался к проблеме коллективизма в воспитании.

 

Высказывания Оуэна о воспитании и образовании и отзывы современников о нью-лэнаркских школах

 1. Принципы, на которых базируются учения, развивавшиеся в «Новом институте»1, или факторы образования характера

 

Человек рождается с желанием достичь счастья. Это желание, являющееся первопричиной всех его действий в продолжение всей его жизни, на обычном языке называется личным интересом.

Он также рождается с зачатками животных склонностей или с желанием поддерживать свою жизнь, наслаждаться ею и продолжать 6 своем потомстве. Эти желания, крепнущие и развивающиеся с течением времени, называются его естественными склонностями.

Он рождается также со способностями получать, выражать и сравнивать идеи и делать это потом сознательно.

Идеи, которые человек таким образом получает, выражает, сравнивает и усваивает, образуют его знания или ум, который приобретает силу и зрелость по мере развития индивида.

Стремление человека к счастью, зачатки его естественных склонностей и способности, посредством которых он приобретает знания, образуются бессознательно для него еще в утробе матери, и, будут ли они совершенными или несовершенными, они являются делом одного только творца; ребенок и будущий человек не имеют над их возникновением никакого влияния.

Эти наклонности и способности не образованы совершенно одинаково в двух различных индивидах; отсюда различие талантов и различие впечатлений, производимых одинаковыми предметами на различных людей, что мы выражаем словами «нравится», «не нравится», и другие, менее заметные, различия между людьми, характеры которых образовались, по-видимому, под влиянием одинаковых обстоятельств.

Знания, получаемые человеком, происходят от предметов, его окружающих, и главным образом от примера и наставлений его непосредственных предков.

Эти знания могут быть ограниченными или широкими, ошибочными или истинными, - ограниченными, если индивид получает мало идей, - широкими, если он их получает много, - ошибочными, если эти идеи противоречат фактам окружающего мира, - истинными, если они находятся в полном согласии с ними.

Бедствия, испытываемые человеком, и счастье, которым он наслаждается, зависят от рода и степени знаний, которые он получает, и от знаний, которыми обладают люди, его окружающие.

Когда знания, получаемые человеком, истинны, хотя и ограничены, но не смешаны с ошибками, и если община, в которой он живет, обладает такими же знаниями, он будет наслаждаться счастьем соразмерно этому знанию. Наоборот, если взгляды, которые он усваивает, и взгляды людей, его окружающих, ошибочны, испытываемые им бедствия будут соразмерны этим ошибочным взглядам.

Если знания, усваиваемые человеком, будут очень обширны и без всякой примеси ошибок, он будет наслаждаться всем счастьем, которое ему доступно по его природе.

Ясно отсюда, что делом первой и величайшей важности является научить человека отличать истину от заблуждения.

Человек не обладает другим средством отличить истину от лжи, кроме разума или способности сравнивать получаемые им идеи.

Если эта способность надлежащим образом воспитана и развита в человеке с детства и если, благодаря рациональному образованию, он не удерживает в своем уме впечатлений и идей, которые он, вследствие своей способности к сравнению, считает неправильными, тогда индивид будет приобретать действительные знания или такие только идеи, которые будут оставлять впечатление сообразности (consistency) или истинности во всех умах, не ставших иррациональными вследствие противоположного воспитания.

Умственные способности человека могут быть повреждены во время их развития, благодаря многократному влиянию на них взглядов, не происходящих от реальных предметов, которые он поэтому не может сравнивать с идеями, предварительно полученными от предметов, его окружающих. И если человек получает представления, для него непонятные, вместе с такими идеями, которые он считает правильными и которые несовместимы с указанными представлениями, тогда наступает расстройство его мыслительных способностей, он научен или принужден верить, а не мыслить или рассуждать, последствием чего является частичное умопомешательство или ослабление рассудка.

Все люди в настоящее время воспитываются таким именно ошибочным образом, и отсюда происходят нелепости (inconsistencies) и бедствия всего мира.

Основное заблуждение, внедряемое в настоящее время в человеческий ум с самого детства, заблуждение, от которого происходят все другие ошибки и неправильности, заключается в веровании, что человек сам образует свой характер и заслуживает одобрения или неодобрения за особенные понятия, внедренные в его ум в период его раннего развития, до того как его мыслительные способности достаточно окрепли, чтобы правильно судить о вещах или сопротивляться усвоению таких понятий или мнений, которые при ближайшем рассмотрении оказываются в противоречии с фактами окружающего нас мира и, следовательно, ложными.

Эти ложные взгляды всегда являлись причиной зла и бедствий во всем мире и теперь еще распространяют их во всех направлениях.

Единственной причиной существования до сих пор этих ложных взглядов является наше невежество в понимании сущности человеческой природы; следствием этого невежества является все зло и бедствия, угнетающие человечество, за исключением разве несчастных случаев, болезни и смерти, да и бедствия, происходящие от этих обстоятельств, более распространены и усилены вследствие невежества человека в вопросах его собственной природы.              

Поскольку стремление человека к счастью или его любовь к самому себе будет направляться истинным знанием, постольку среди его поступков будут преобладать поступки добродетельные и полезные для всех людей; если же он будет находиться под влиянием ложных взглядов или отсутствия истинного знания, то соразмерно в его поступках будут преобладать такие, которые порождают преступления и от которых происходит бесконечное множество бедствий. Отсюда следует, что нужно применять все рациональные средства для изобличения заблуждения и для распространения истинного знания среди людей.

Когда эти истины будут сделаны очевидными, каждый индивид будет максимально стараться увеличивать счастье других людей в сфере своих действий, потому что он будет ясно, не испытывая никакого сомнения, понимать, что такой образ действий составляет основу его личного интереса и истинную причину его собственного счастья.

2. Основной принцип, развиваемый в «Опытах об образовании человеческого характера»

...«Общий характер, самый лучший и самый худший, самый невежественный и самый просвещенный, может быть сформирован в населении целой общины и даже всего мира при помощи соответствующих средств, которые в широких размерах находятся в распоряжении и под контролем людей, имеющих влияние на человеческие дела»...(...)

Чтобы подготовить почву для введения в действие этого принципа, нет нужды входить в подробное доказательство того факта, что детей можно так воспитать, чтобы они приобрели: «любой язык, любые чувства, веру, привычки и манеры., не противоречащие человеческой природе». Что это именно так, мы можем привести многочисленные подтверждения из истории всех наций, о которых до нас дошли сведения. И что это сейчас происходит и может быть в дальнейшем повторено, об этом говорят факты из жизни нашей страны и всех стран мира. (...)

Познание этих принципов потребует, чтобы правительства всех стран выдвинули рациональные планы воспитания и образования характеров их подданных. Эти планы должны, быть составлены так, чтобы развить в детях с самых ранних дней их жизни разного рода хорошие привычки (что само собой будет препятствовать приобретению ими привычек к лжи и обману). Им затем нужно дать рациональное воспитание и позаботиться о том, чтобы их труд был направлен на пользу общества. Такие привычки и воспитание внедрят в них сильное и пылкое стремление содействовать счастью всякого человека без малейшего исключения для лиц какой-либо секты, партии, страны, или части света. Они также обеспечат своим воспитанникам, за 'самыми ничтожными исключениями, хорошее состояние здоровья, силу и крепость тела, ибо действительное счастье человека может быть воздвигнуто только на основе телесного здоровья и спокойствия духа...(...)

Настоящие очерки поэтому написаны не ради чисто теоретического размышления, не для развлечения пассивного мечтателя, который только думает, сидя в своем кабинете, и никогда не действует на общественной арене, но для того, чтобы вызвать самую широкую активность, распространить в обществе знание его истинных интересов и направить общественную мысль на самый важный предмет, на какой только она может быть направлена - на общенародное дело, имеющее целью рациональное формирование характера громадной массы населения, которому в настоящее время позволяют так формироваться, чтобы наполнять мир преступниками. ,

3. Пять основных факторов, на которых базируется рациональная система, или факторы образования характера

I.

1. Человек - сложное (compound) существо, характер которого образуется из его конституции, или организации, полученной им при рождении, и из влияния на него внешних обстоятельств от рождения до смерти, - причем как эта организация, так и внешние обстоятельства, действуя друг на друга, непрерывно претерпевают друг от друга обратные на себя воздействия.

2. Человек в силу своей естественной организации принужден получать свои чувства и убеждения (извне и) независимо от своей воли.

3. Эти чувства и убеждения или те и другие вместе являются стимулом его действий, называемым волей, заставляющей его принимать определенные решения и побуждающей его к действию.

4. Нет двух существ, организация которых при рождении были бы совершенно сходны, и в дальнейшем нельзя искусственно достичь, чтобы два индивида от детства до зрелости были совершенно сходны.

5. Тем не менее каждый ребенок, исключая случаи органических заболеваний, может быть сформирован в самое низшее и в самое высшее существо в зависимости от особенностей внешних обстоятельств, под влияние которых он будет поставлен от рождения (дословно: которым будет позволено влиять на его конструкцию от рождения).

4. Важные последствия обрисованного взгляда на образование

Самым важным благодетельным последствием от введения этих принципов на практике будет то, что они явятся самым неоспоримым доводом, чтобы вызвать в каждом человеке милосердие по отношению ко всем людям. И в самом деле, только такое чувство может возникнуть у человека, которого научили ясному пониманию того, что дети любой страны всегда заимствовали, заимствуют и будут заимствовать чувства и привычки, сходные с теми, какими обладают их родители и воспитатели, хотя в известной степени и измененные под влиянием обстоятельств, их окружавших, или вследствие особенностей организации каждого из них. Ясно, что ни одна из этих причин образования характера не находится в распоряжении или под контролем ребенка, который (вопреки абсурдным мнениям наших противников) не может быть ответственным за привитые ему чувства и привычки...             

При таком взгляде на образование характера нет никакого разумного основания для неудовольствий между отдельными лицами или для общественной вражды. Скажите, возможно ли, чтобы дети, так воспитанные, могли питать чувство вражды хотя бы к одному из человеческих существ? Ребенок, с детства воспитанный в этих принципах, легко откроет и поймет, откуда возникли мнения и привычки его товарищей и почему они ими обладают; такой ребенок уже в детском возрасте приобретает достаточно понимания, чтобы для него было совершенно ясно, насколько неразумно сердиться на кого-либо за то, что он обладает теми или иными особенностями характера, так как, будучи пассивным объектом в период образования этих особенностей, он не имел никаких средств помешать их образованию. Таково влияние, которое эти принципы должны произвести на ум каждого ребенка, их усвоившего. Вместо того, чтобы рождать гнев или неудовольствие, они будут вызывать в нем сочувствие и жалость к тем, которые обладают привычками и чувствами, вредными для их собственного благополучия и счастья, и желание содействовать уничтожению причин страдания этих людей, чтобы самому избавиться от тягостных чувств сострадания и жалости. Удовольствие, которое он при этом, без сомнения, будет испытывать от такого образа действия, побудит его к дальнейшим и самым энергичным стараниям устранить обстоятельства, ведущие к бедствиям для какой-либо части человечества, и содействовать созданию обстоятельств, способствующих увеличению ее счастья. Все это приведет к тому, что в нем возникнет желание делать добро всем людям, даже таким, которых он считает своими врагами.

5. Об особенностях ребенка и о формировании , человеческого характера

I. Ребенок - смесь различных качеств, из которых можем быть образован любой характер. Все дети без исключения представляются пассивной и удивительно составленной смесью, из которой посредством внимательного ухода, основанного на полном знании дела, можно образовать личность с каким угодно характером. И хотя эти смеси, подобно остальным произведениям природы, обладают бесконечно разнообразными свойствами, все они отличаются такой пластичностью, что терпеливо и разумно направленные усилия могут образовать из них личности, вполне соответствующие рациональным желаниям и ожиданиям. По этим же соображениям люди должны снисходительно относиться не только к друзьям и соотечественникам, но и к жителям всякой страны земного шара, даже к врагам, расходящимся с ними во взглядах, чувствах и поступках.

6. О воспитании и образовании в новом обществе от рождения до зрелости

(Из «Лекции о рациональной системе устройства общества» - «Lectures on the Rational System of Society», - Лондон, 1841, - С. 122-162.)

I.

Что такое воспитание

Благодаря воспитанию, в отдаленном будущем несовершенное человечество превратится в новую расу людей, - таково могущество воспитания. (...)

II.

При новой системе воспитания дети будут находиться под надзором самых возвышенных лиц. Правдивость и изучение предметов, близких и понятных детям, будет лежать в основе самого первоначального обучения. До настоящего времени дети находились на попечении невежественных людей; фактически каждый рассматривался, как достаточно компетентный для ухода за детьми в первый, второй и третий год жизни. Не может быть более вредного понимания дела.

При новой системе, наоборот, маленькие дети будут отдаваться под надзор индивидуумов, обладающих возвышенными качествами, лучше всех понимающих человеческую природу и чьи способности понимания и суждения явятся наилучшими. Будет оказываться величайшая забота тому, чтобы удалять от детей всякое низкое обстоятельство. Правдивость будет заботливо внедряться в их умы. Правдивость наиболее естественна для детей; и если бы их никогда не учили неправде, они никогда бы не помышляли выражать ее в мыслях, в словах или в поступках. Но при обучении, которое они получают теперь, лживость внедряется в них раньше, чем они достигли двух месяцев; ибо никто, кажется, не представляет себе, какое раннее влияние на детский ум оказывает неправильное обхождение. Знания, которые им будут давать, должны быть теми знаниями, которые представляют для них наибольшую ценность и которые они могут ясно и точно понять. Им никогда не будут говорить о таинственном или о чем-нибудь, чего их ум понять не может. Им не будут говорить даже об обыкновенных предметах, пока они не прошли через их опыт; ибо пустые звуки или названия никогда не могут вызвать в уме ребенка верных идей.

Их будут обучать при помощи безыскусственных бесед и изучения предметов, для того чтобы они могли понять их качества и их употребление; или, если нельзя получить самые предметы, будут применять лучшие, какие только можно найти, модели, рисунки или картины. Наглядное изучение природы должно быть нашей системой.

Детям будет разрешаться и их будут поощрять задавать вопросы и им никогда не будет отказано в таком ответе, который может быть понятен их молодым умам; или, если они не могут понять нужное объяснение, им будут говорить, что их умы еще слишком нежны и неопытны, чтобы понять этот вопрос; но никогда каким бы то ни было образом не должно применять к ним какой бы то ни было вид обмана.

Страх никогда не будет применяться при воспитании. Страх умаляет, а не стимулирует способности ума и уничтожает многие из высших и тончайших дарований; и только тогда, когда ум совершенно освобожден от всякого рода страха, его способности могут находиться в наилучшем состоянии для того, чтобы получать знания и усовершенствоваться...

Дети, обученные так, как я объяснил, всегда поражали меня широтой полученных ими знаний и быстротой продвижения в приобретении их.

Пусть хорошая система воспитания утвердится в какой-нибудь стране, и тогда впоследствии никогда не будет ни малейшего затруднения в управлении населением; все будут ясно видеть и понимать, что лучше всего ведет к счастью человечества, и будут во всякое время действовать в согласии с истинными интересами общества.

III.

Только право на всеобщее воспитание и труд может создать человечеству счастливое и разумное существование. Разумное воспитание и благотворный труд нужны для того, чтобы освободить человечество от современных трудностей, возникающих из системы, которая, как это кажется в настоящее время, остановилась в своем развитии; остановилась потому, что она производит слишком много людей и слишком много продуктов для них; и потому многие, кто при другой системе могли бы много прибавить к общественным богатствам, обречены при старой системе терять свои производящие силы в бездействии...

Разумное воспитание, начиная от рождений, и постоянный благотворный труд абсолютно необходимы в настоящее время для того, чтобы исправить все то, что было и остается злом, в высшей степени вредным для общества; для того, чтобы в первый раз в истории человечества воздвигнуть общество на фундаменте, который дает ему новые силы, навсегда обеспечивающие счастье человеческому роду.

Чтобы добиться эффективной, существенной и постоянной благотворной перемены в обществе и положить конец классовому управлению и законодательству, которые наносят вред каждому классу, должен быть установлен дружественный союз лучших и наиболее передовых мужчин и женщин каждого класса, который потребовал бы в разумной форме от всех правительств право на всеобщее воспитание и труд, - право, которое при правильном применении его на практике, навсегда прекратило бы настоящие бедствия человеческого существования и быстро создало бы условия к тому, чтобы земной шар превратился в рай...           

IV.

Только раннее общее образование сделает ребенка понимающим цели общества, полезном его членом и создаст из него «нового человека».

(Из книги «Новое существование человека на земле», ч. III, стр. XXX-XXXI.)

Общее мнение считает правильным мелкое разделение труда и сообразно ему - разделение барышей. Но такой порядок - не что иное, как синоним бедности, невежества, потерь всякого рода, всеобщей оппозиции существующим порядкам, преступлений, нищеты и физического и духовного отупения.

Чтобы избежать этого зла, которое... будет держать человечество на чрезвычайно низком уровне развития, все дети должны получать общее образование с ранней молодости, что сделает их понимающими цели общества, в высшей степени полезными для общества и способными принести ему много счастья.

Каждый ребенок в возрасте до 12 лет может легко усвоить правильные общие основы всех знаний, какие человечество приобрело до сих пор...

Таким образом, он рано научится познавать себя в связи с прошлым и с настоящим временем, в которое он живет, в связи с обстоятельствами, в которые он помещен, с личностями, окружающими его, и в связи с грядущими событиями. Тогда только он будет иметь право называться разумным существом.

По мере увеличения его сил, он войдет во все главные дела своей общины, работая для которой... он принесет большую пользу этой общине, покрывающей расходы по его содержанию, между тем как он сам будет в то же время обладать всеми существенными удобствами и радостями. (...)

9.О возможности предупреждения преступлений и воспитания разумных привычек

Неправильно было бы думать, что нельзя предупредить вредные и преступные действия или что нельзя привить в самых широких размерах разумные привычки подрастающему поколению. Вина за преступный характер лежит не на индивиде, а на системе, среди которой он воспитался. Уничтожьте обстоятельства, содействующие созданию преступных характеров,  и преступлений больше не будет; замените их обстоятельствами, рассчитанными на создание привычек к порядку, регулярности, воздержанности, труду, и человек будет обладать этими качествами. Держитесь в своих мероприятиях - справедливости, и вы вскоре приобретете полное и безграничное доверие низших сословий. Применяйте в своем обхождении с ними постоянно и систематически принципы доброты, - и преступления, даже те, которыми заражено старшее поколение, постепенно исчезнут, потому что даже самые худшие наклонности, - за исключением разве случаев неизлечимого помешательства, - не устоят долго против доброты, проявляемой решительно, систематически, сердечно. Такой образ действий после непродолжительной практики окажется наиболее могущественным и эффективным способом искоренения преступлений и всех вредных и скверных привычек...

Принципы, о которых идет речь, с полной уверенностью могут быть рассматриваемы как универсальные, приложимые во все времена, ко всем лицам и при всяких обстоятельствах; самым лучшим способом сделать их приложимость очевидной было бы создание рациональных средств, которые устраняли бы соблазны и создавали бы препятствия к совершению преступлений; в то же время следует дать надлежащее направление стремлению индивида к деятельности и предоставить ему возможность отдыха и безвредных развлечений. Нужно также позаботиться о том, чтобы удалить причины зависти, несогласий и раздражения и содействовать развитию чувств, способных создать единение и доверие среди всех членов общества; вся система должна быть направляема принципами неизменное доброты, достаточно очевидной, чтобы показать, что существует стремление к увеличению, а не уменьшению всеобщего счастья. (...)

17. Об обязанности государства организовать народное образование и о предложенных планах и методах обучения

I.

...Но раз у детей в коллективе может быть сформирован любой характер, то спрашивается, кто обязан это сделать?

Род и степень бедствий или счастья, испытываемых членами общины, зависят от характеров людей, образующих эту общину.

Отсюда следует, что важный интерес и, следовательно, первый и важнейший долг каждого государства заключается в образовании характеров индивидов, входящих в его состав. И если можно образовать любой характер, начиная от самого невежественного и несчастного до самого разумного и счастливого, то ясно отсюда, что каждое государство должно уделить максимальное внимание созданию средств, при помощи которых можно было бы обеспечить формирование характеров последнего рода и не допустить развитие характеров первой категории.

Короче говоря, каждое государство, чтобы быть хорошо управляемым, должно обратить главное внимание на образование характеров своих граждан. Отсюда следует, что наилучше управляемым будет то государство, которое обладает наилучшей национальной системой воспитания.

Под руководством компетентных людей национальная система воспитания и образования может стать наиболее легким, надежным, эффективным и экономным средством управления, какое только можно себе вообразить; ее можно превратить в силу, при помощи которой можно будет выполнить самые великие и благодетельные задачи. (...)

Если дитя получает полное и правильное объяснение предметов и характеров, его окружающих, и если оно при этом научилось правильно рассуждать, так что оно умеет отличить общие истины от лжи, то оно, даже не зная ни одной буквы или цифры, будет гораздо лучше образовано чем те, которых принуждают верить и мыслительные способности которых расстроены или повреждены тем, что крайне неправильно называется образованием. (...)

...Если при создании национальной системы воспитания бедных желательно применение самого лучшего метода, то еще более желательно, чтобы самый предмет преподавания был наилучшим.

Или дайте бедным рациональное и полное образование, или не насмехайтесь над их невежеством, бедностью и несчастиями, научая их сознавать ту глубину нравственного падения, в которую они повержены. Поэтому, из жалости к страждущему человечеству, или держите бедноту, если вы это можете в настоящий момент, в состоянии самого отвратительного невежества, близкого к животному состоянию, или решитесь, наконец, превратить ее в рациональные существа, в деятельных и полезных членов общества.

Если мы без всяких национальных предубеждений рассмотрим, каковы предметы преподавания некоторых из столь хваленых новых систем для обучения бедноты, то мы убедимся, что их нужно отнести к худшим, какие только можно придумать. Чтобы убедиться в правильности этих слов, зайдите в одну из школ, называемых народными, и попросите учителя показать вам знания детей. Он вызовет некоторых из них и задаст им богословские вопросы, на которые люди с самыми обширными знаниями и эрудицией не сумеют дать разумного ответа; дети, однако, тотчас же дадут ответ, которому их научили, так как при применяемой здесь системе, являющейся насмешкой над обучением, требуется только память.

Таким образом, тот ребенок, которого способности сравнивать идеи или чьи естественные силы разума уже давно расстроены, но который владеет еще памятью в такой степени, чтобы запоминать всякие бессвязные нелепости, окажется тем, кого мы обычно называем первым учеником в классе; и мы убедимся, что три четверти времени, которые должны быть употреблены на приобретение полезных знаний, в действительности употребляются на расстройство умственных способностей детей.

Люди, привыкшие различать выражение лиц у детей и взрослых людей различных классов и религиозных сект британского населения, такие люди могут сделать из своего опыта поучительное, хотя и печальное применение, если они внимательно присмотрятся к лицам детей этих школ; они увидят на них выражение умственной отупелости, являющейся результатом очень благонамеренного, но плохо осуществляемого плана обучения. П.

В настоящее время полезней и поэтому рациональной может быть только одна реформа, которая без всякой опасности может быть осуществлена в нашем государстве, реформа, к которой могут присоединиться все люди и все партии, а именно - реформа в воспитании и в руководстве бедной, невежественной, необразованной и невоспитанной или малообразованной и плохо воспитанной основной массой британского населения; а для этого должен быть выдвинут простой, несложный, практически осуществимый план, в котором не заключалось бы ни малейшей опасности ни для одного индивида и ни для одной части общества, - план хорошо обдуманной, национальной, никого не исключающей системы образования характеров и общего улучшения положения низших классов общества. На основании опыта целой жизни, посвященной этому вопросу, я могу сказать без колебаний, что члены любой общины могут постепенно быть воспитаны так, чтобы жить без лени, бедности, преступлений и наказаний, ибо каждый из этих общественных недугов является последствием дефекта, присущего различным системам, господствующим в мире; они все являются неизбежными последствиями невежества.

Дайте любому населению разумное воспитание, и оно будет вести себя разумно; предоставьте людям разумно воспитанным честную и полезную работу, и они самым решительным образом предпочтут такую работу преступным и вредным занятиям. Трудно исчислить выгоды, которые получит правительство в результате таких мероприятий, тем более, что они легко осуществимый.

...Национальный план воспитания должен заключать в себе все новейшие усовершенствования в области воспитания и не должен исключать из числа воспитываемых ни одного ребенка, принадлежащего английскому подданному. (...)

21. Мысли о воспитании, высказанные Оуэном на 2-м митинге в Ирландии 12 апреля 1823 года

(Из сборника «Новое существование человека на Земле» - New Existence, ч.IV, приложение 2-е).

Воспитание в том смысле, как я его понимаю, составляет самую существенную часть излагаемой мною системы. Однако широкая публика имеет самое слабое представление о науке воспитания, которая, как мне кажется, действительно находится сейчас на самой начальной ступени своего развития. Когда заговаривают о воспитании, то обычно можно слышать такое мнение: «Да, воспитание много значит, но оно далеко не все». Что воспитание не все, с этим я готов согласиться, но я категорически утверждаю, что воспитание может давать гораздо более важные результаты, чем оно давало до сих пор. К счастью, оно не может делать все человеческие существа - и даже два из них - совершенно похожими друг на друга. Но за исключением случаев природной дефективности, каковы идиотизм, слабоумие или сумасшествие, оно может сделать всех людей добрыми, рассудительными и счастливыми, а это самое важное для всех жизненных нужд.

Чтобы поступать сообразно с сущностью человеческой природы, некоторые мероприятия, относящиеся к воспитанию ребенка, должны быть приняты еще до появления его на свет. Мать и кормилица должны получать предварительные сведения о влиянии окружающих обстоятельств на здоровье и развитие ребенка с первого часа его рождения, а в особенности о влиянии на него их выражения лица, их речи и поведения, когда они с ним соприкасаются.

В настоящее время, насколько мне кажется, еще нет соответствующей обстановки для создания характеров, желаемых лучшей и наиболее интеллигентной частью общества. Это не значит, конечно, что такие характеры не могут быть создаваемы в самых широких размерах. Но так как до сих пор не было правильного понимания влияния окружающих обстоятельств и не существовало науки об этом предмете, то человечество предоставило всю власть в этом деле произволу или ограниченным взглядам партии, секты или страны. Но теперь общество может подняться на более высокую ступень; оно может легко создать условия, необходимые для того, чтобы привести к желаемому результату.

Но сначала нужно преодолеть некоторые предрассудки и ошибки, преграждающие путь к этим преобразованиям. Родители не должны стремиться к созданию для своих детей каких-либо преимуществ в сравнении с чужими детьми. Совершенно одинаковые условия должны существовать для всех, ни один ребенок не должен чувствовать ни атома пристрастия, не должно быть и намека на индивидуальные награды. С другой стороны, ребенок по вашему взгляду, слову или обращению с ним не должен чувствовать ни малейшего намека на желание его обидеть или на неприязненное к нему отношение, наоборот, он должен быть уверен, что те, на попечение которых он отдан, чувствуют искреннее желание делать ему только добро, которым он будет наслаждаться вместе со своими товарищами.

Предлагаемые вам преобразования максимально приспособлены для осуществления указанных взглядов. Родители, получив соответствующую подготовку, будут сами давать первоначальное воспитание своим малюткам; но для блага родителей и детей необходимо, чтобы с известного возраста все дети поселка были поставлены в одинаковые условия жизни и воспитания, чтобы они действительно могли стать детьми как бы одной семьи, любящими друг друга, как братья и сестры. Бесполезно внушать детям подобные стремления, если не поставить их в условия, которые дали бы им возможность их осуществить. Дети поэтому с раннего возраста будут объединены во всем своем времяпрепровождении и занятиях.

В продолжение дня они будут посещать школы, обучаясь сообразно возрасту одним и тем же предметам, проводя одинаковым образом свободное время и получая одинаковое питание; разделенные по возрасту, они будут спать вместе в спальнях, в которых будет поддерживаться чистота и все условия, важные для здоровья.

Все это можно осуществить, не разлучая родителей с детьми. На этот счет у некоторых людей существуют самые ошибочные представления. Родители, если захотят, сумеют сами уложить своих детей в постель, сумеют их видеть в продолжение дня, будь то в школе или на площадках для игр, во время приема пищи или в вечерние часы. Такие встречи и отношения между родителями и детьми будут гораздо более приятны и полезны обеим сторонам, чем при существующем положении вещей не только в среде рабочего класса, но и среди других классов, не исключая самого высшего.

Обращение с каждым ребенком, каковы бы ни были его природные качества - физические и духовные, будет самое мягкое. Если его природные качества будут - говоря общепринятым языком - плохими или низшей категории, это должно будет содействовать усилению к нему внимания и симпатии со стороны тех, на попечение которых он отдан, что будет в значительной степени содействовать исцелению ребенка от его недостатков.

Что касается школьного преподавания, то мы исходим из того положения, что обучение на основе чувственных знаков (sencible signs) и беседа с учителем должны в продолжение известного периода преобладать над обучением посредством книг, ибо последний способ, примененный до того, как ребенок приобрел известное количество правильных и полезных идей, может не только отвратить его от учения, но наполнить его голову словами, которым не соответствуют никакие мысли или соответствуют ошибочные, вредные, что может привести к существенному повреждению его способностей или к задержке и даже приостановке его умственного развития. Короче говоря, в подобных случаях, как и в других, мы должны следовать природе, а де противодействовать ей.

Здоровый ребенок, т. е. имеющий неповрежденную конституцию, не испорченный плохим воспитанием, будет всегда стремиться к знанию и развитию, какие мы ему в состоянии дать, потому что детство является периодом обостренной любознательности, периодом, когда всякое явление окружающего мира обладает интересом новизны, вследствие чего ребенок с особенным рвением готов рассматривать всякий предмет, представляющийся его чувствам. Только такой способ изучения вещей соответствует природе. Ребенок будет избегать предписания искусственной системы, а если ему будут насильственно ее навязывать, то результатом будет повреждение его интеллекта и сферы его чувств.

Поэтому если мы не в состоянии привлечь его внимание к предметам, которыми мы стремимся его заинтересовать, то мы можем с уверенностью заключить, что причина этого лежит в самом предмете или в способе нашего преподавания, и вместо того чтобы порицать или наказывать ребенка за то, что он не воспринимает преподаваемого ему предмета, мы должны изменить или исправить наши планы обучения.

Опыт меня всецело убедил, что если мы поступаем согласно этим принципам, давая детям знание фактов, начиная с самых простых и наиболее приятных им для ознакомления, переходя постепенно по мере развития их ума к другим, более сложным, они могут в раннем возрасте быть ознакомлены со всеми теми общими фактами, от которых берет начало вся современная наука. Получив образование и воспитание при условиях, столь благоприятных для их нравственного и умственного развития и для их здоровья и счастья, они избегнут опасности впасть в прискорбное заблуждение о сущности человеческой природы, - заблуждение, являющееся причиной всякого немилосердия в мыслях и всякой неприязни, столкновений и зла на практике. (...) III.

...Не более тридцати лет тому назад беднейшие родители считали четырнадцатилетний возраст своих детей слишком ранним для начатия ими регулярной работы. И они правильно судили, ибо в этот период жизни дети игрой и упражнениями на свежем воздухе приобретали основы крепкой телесной конституции, и если не все они были отдаваемы в книжное учение, то они изучали гораздо более полезную науку домашней жизни, вполне подходящую для этого возраста, науку, которая, по достижении ими зрелости, когда они становились главами семей, получала для них большую цену, чем половина получаемой ими в детском возрасте заработной платы.

Нужно также упомянуть здесь, что двенадцать часов ежедневной работы, считая в том числе время для отдыха и принятия пищи, тогда считалось достаточным, чтобы выжать всю рабочую силу из самых крепких взрослых рабочих; при этом нужно отметить, что местных праздников тогда было гораздо больше, чем теперь в каких бы то ни было частях королевства...

Теперь в фабричных округах среди родителей считается обычным посылать детей обоего пола 7-8 лет зимой как и летом в шесть часов утра, нередко еще до восхода солнца, в стужу и снег на фабрики, где температура воздуха часто очень высока и атмосфера далеко не похожа на ту, которая благоприятна для человеческой жизни. Причем на этих фабриках они обыкновенно работают до двенадцати часов дня с часовым перерывом на обед, после которого они снова приступают к работе в большинстве случаев до восьми часов вечера. (...) IV.

...Такой практике мы должны приписать самые худшие последствия фабричной системы, и если мы оставим дело без изменения, вследствие ли нашего равнодушия к этому вопросу, или вследствие нашего прекрасного и рокового самообольщения, будто на этом основано благосостояние нашей хлопчатобумажной промышленности, мы должны быть готовы претерпеть все тяжелые последствия, являющиеся результатом возрастающих бедствий и деморализации рабочего класса.

Педагогические идеи Роберта Оуэна.

 Избранные отрывки из сочинений

Р. Оуэна.- М.,1940.- С. 148-197.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 |