Имя материала: История социальной педагогики

Автор: М.А. Галагузовой

О природосообразности и культуросообразности в воспитании. три заметки о воспитании и стремлениях учителей

 

ДИСТЕРВЕГ ФРИДРИХ АДОЛЬФ ВИЛЬГЕЛЬМ (1790-1866), педагог. Германия.

Родился в Вестфалии, в семье юриста. Учился в латинской школе, в каникулы любил странствовать, заводить знакомство, познавать новое. Завершал образование в Герборнском и Тюбингенском университетах, где изучал богословие. Идеи Песталоцци побудили его стать педагогом. Работал домашним и школьным учителем, директором учительских семинарий, в том числе Берлинской, которая стала при Д. центром образования учителей Германии. За стремление реформировать школу был уволен, но продолжал участвовать в общественно-педагогическом движении, издавал «Педагогический ежегодник».

Д. удачно сочетал теоретическую и практическую трудовую деятельность , творчески обращаясь к трудам Коменского, Руссо, Песталоцци, других выдающихся педагогов. Как и они, главным в воспитании считал принцип природосообразности. Его нужно соотносить с современным состоянием общества, утверждал Д., и выдвигал идею общечеловеческого воспитания, противопоставлял ее сословной и шовинистской направленности воспитания, столь чуждой природе человека. Школа должна воспитывать гуманных, добродетельных и широкообразованных людей - граждан, а не «истинных пруссаков». Стало крылатым изречение Д.: «Говори и думай: человек - мое имя, немец - прозвище». Воспитатель не ответственен, кем станет ребенок - математиком, техником или музыкантом. Его дело только следовать природе ребенка, формировать не специальные, а общечеловеческие качества (ум, чувство, волю, память, воображение, внимание, дар слова и др.) Решению этих задач служат также принципы культуросообразности и самодеятельности. Невозможно образовать и развить человека без его собственного в этом участия, деятельности и усилий. Воспитание для него, считал Д., оканчивается как только он почувствует желание и силу продолжать самообразование и поймет, что для этого нужно делать. Принципы воспитания Д. связывал с дидактикой развивающего обучения, одним из основоположников которой он является. Определил ее исходное положение («Воспитывать значит возбуждать»).

Учителю Д. отводил решающую роль в воспитании и обучении, утверждал, что чаще всего школы находятся в упадке по вине самих учителей, и предлагал соответствующие правила из своей дидактики. Вот некоторые их них: вести обучение обдуманно и энергично, чтобы на уроке царила атмосфера бодрости, стараться сделать преподавание увлекательным, тщательно следить за речью учащихся, чтобы они правильно произносили выученное, вести воспитательную работу на уроке, возбуждать рвение учащихся, приучать их к труду, внушать любовь к учению, следовать принципу: «Плохой учитель сообщает истину, хороший учит ее находить», радоваться за себя и своих учеников их развитию, их подвижности и т.д. Каждое из дидактических правил Д. комментировал. Учителю же советовал никогда не останавливаться в собственном образовании, так как оно и само постоянно развивается. Поэтому нужно заниматься самообразованием, общаться с коллегами по работе, постоянно возвращаться к лучшим книгам мировой педагогической литературы. Теория, которой учитель овладевает, неэффективна без живого понимания человеческой природы, опыта, такта. Истинный народный учитель, убежден Д., принимает участие в общественной жизни, работе кружков и других учреждений, содействующих распространению культуры.

Д. - автор более 20 учебников по математике, географии, астрономии, немецкому языку и др. Всего же им написано более 200 работ, их главные идеи широко применялись, многие актуальны и сегодня.

 

О природосообразности и культуросообразности

в воспитании

Природосообразно, культуросообразно - вот те два понятия, о которых трактует эта статья. Исключительно важно поразмыслить над абсолютным и относительным значением этих понятий.

Необходимо воспитывать Природосообразно, обучать природосообразно, действовать Природосообразно. Это совершенно верно и остается в силе, если понятие природосообразности взять как в широком, так и в узком смысле слова, т.е. если этот принцип распространить на природу вообще или, что лучше, ограничить его только природой человека. Принцип природосообразности воспитания прочно установлен. Все, что признано природосообразным, является поэтому также верным, достойным одобрения и хорошим. Ведь природа человека хороша, она создана творцом для того, чтобы она развивалась и совершенствовалась на земле сообразно с присущими ей и заложенными в ней законами. Принцип природосообразности установлен на вечные времена на педагогическом небосклоне в качестве ярко светящего, никогда не угасающего, никогда не изменяющего своего положения путеводного светила. Он представляет собой полюс, ось, вокруг которой вращаются все прочие педагогические и методические правила, которые к нему тяготеют. Они образуют окружность, множество; наш же принцип является центром и единством. Он олицетворяет идеал, к которому мы должны стремиться как в жизни, так в воспитании и обучении, не рассчитывая, однако, при ограниченности и несовершенстве нашего познания и других средств, когда-либо его полностью достигнуть. Ведь вполне природосообразное учреждение, управление, воспитание и прочее было бы также и вполне совершенным, а на земле нет и не может быть ничего совершенного. Благодаря этому наш принцип нисколько не теряет своего значения, а становится, напротив, нашей вечной путеводной звездой.

Но как ни справедливо все вышеизложенное, тем не менее возникает вопрос: должны ли мы осуществлять все признанное природосообразным и притом тотчас же и при всех обстоятельствах или же этого не следует делать? С первого взгляда, если мы примем все вышеизложенное за истину, такой вопрос кажется нелепым и крайне парадоксальным. Может показаться, что этот вопрос имеет столько же смысла, как вопрос о том, действительно ли вращается земля вокруг солнца, действительно ли человек должен быть человеком и стремиться к добродетели? Но тем не менее, на наш вопрос, раз он уже поставлен, должен быть дан ответ; а он может быть только отрицательным.

Но если это правильно, то, следовательно, существует еще какой-то принцип, который ограничивает принцип природосообразности, хотя он ему и подчиняется. Это - принцип культуросообразности, права которого нельзя отрицать, хотя он и не может претендовать на такую же всеобщность, как принцип природосообразности. Мы постараемся кратко изложить нашу точку зрения по этому вопросу. Каждый человек находит при своем рождении на свет свое окружение, свой народ, среди которого он предназначен жить и по крайней мере воспитываться уже на определенной ступени культуры. Не он должен ее создавать, развивать, так как она уже существует и имеет право на существование именно потому, что она уже есть. (...)

Все человечество, каждый народ, каждое поколение и т.п. всегда находится на какой-нибудь определенной ступени культуры, которая должна рассматриваться как наследие, оставленное предками, как результат их истории и всех воздействовавших на них факторов. Каждый народ стал тем, чем он мог стать под влиянием данных обстоятельств. Состояние культуры в тот или другой момент должно рассматриваться как естественное явление, которое так же неизбежно возникает, с такой же необходимостью, как тот или иной характер флоры и фауны в определенном поясе или на всей земной поверхности. Состояние культуры данного народа в определенное время представляет собой нечто данное и образует ту среду, в которую вступает каждый отдельный человек, рожденный при данных обстоятельствах. Он не создает ее, а находит готовой, и она на него влияет сообразно своей сущности. Вот почему всякий человек - продукт своего времени. Под влиянием иных условий он сделался бы иным, но при данных обстоятельствах он станет при своих задатках тем, чем он может стать в зависимости от своего окружения или всего состояния культуры в данный момент. Если бы мы могли себе ясно представить основные задатки отдельного человека, а также истинную сущность окружающей его среды, ее внешнее и внутреннее состояние, мы бы имели возможность предвидеть - чем именно сделается данный человек. Но для этого потребовалось бы всезнайство. На самом деле будущее каждого отдельного лица или целого народа может быть предсказано лишь отчасти, лишь приблизительно и на основании аналогий,

С достоверностью мы знаем только то, что его состояние в данный момент является результатом предыдущего состояния. Как в развитии отдельного человека нет никаких пробелов или скачков, так их не бывает и в развитии народа. Все на земле развивается по закону непрерывности. Поэтому мы должны установить связь всякой последующей ступени развития с предыдущей, постараться вывести ее из последней. Иначе говоря, всякое состояние культуры данного народа есть основа, базис, есть нечто данное и реальное, из которого развивается последующее состояние. Поэтому та ступень культуры, на которой мы находимся в данное время, предъявляет к нам требование, чтобы мы действовали сообразно с ней, если только хотим добиться положительных результатов. Иными словами, мы должны поступать культуросообразно. Это культуросообразное поведение отвечает и современным требованиям. Мы все отлично знаем, как велики эти требования: дело всей нашей жизни может быть сведено на нет и оказаться совершенно безрезультатным, если наша деятельность не отвечает требованиям современности, не опирается на действительность, не считается с ней, игнорирует ее, если мы рассчитываем на идеальные условия, которые на самом деле не существуют.

Всякое плодотворное воздействие на отдельный индивидуум и целый народ должно соответствовать требованиям времени и считаться с уровнем развития этого отдельного человека и той ступенью культуры, на которой находится весь народ1.

Принцип сообразности с требованиями времени и культуры руководит действиями всех практических людей, всех тех, кто знает жизнь и ее многочисленные требования. Мы не слышим из их уст ни одного слова о природосообразности, в то время как они постоянно твердят о деятельности, соответствующей духу времени, о современных явлениях и потребностях. Так поступает дельный ремесленник, толковый купец, каждый мыслящий учитель, законодатель и дипломат.

Принцип культуросообразности - несомненно, истинный, правильный и неоспоримый принцип. Всякое явление, которое имеет большое значение или влияние на жизнь людей, непременно сообразно с требованиями данного времени. Если мы не будем исходить из этой предпосылки, то столкнемся в истории с одними непонятными явлениями. Только она проливает свет на совершенно необъяснимые без нее исторические явления и факты. Все личности, деятельность которых сопровождалась большим и длительным успехом, действовали непременно в духе требований и запросов своего времени. Кто им противостоит, может, правда, в том случае, если эти требования еще недостаточно ясно и сильно выражены, на некоторое время задержать их осуществление и даже дать им иное направление. Но уничтожить их и лишить всякого влияния не в состоянии даже самый великий исторический деятель.

Поэтому воспитатель и учитель тоже должны считаться с запросами и требованиями их среды и времени. Каждый человек должен соответствовать своему времени. В противном случае он будет чем-то вроде инородного тела, которое организм отвергает и удаляет. Каждый человек должен быть продуктом своего времени и его требований. Поэтому необходимо считаться с существующими в данном обществе обычаями, привычками, традициями, со всем, что в нем признается и принято. (...)

Если учитель, поступив в какое-либо давно уже существующее учебное заведение, не желает, чтобы посеянное им семя пало на каменистую почву, он обязательно должен как следует ознакомиться с этим заведением и построить в соответствии с его духом свою деятельность. В Вене требуют иного, чем в Берлине; в Берлине предъявляют иные требования, чем в каком-нибудь небольшом провинциальном городе. Эти требования принципа культуросообразности неоспоримы; принцип этот принадлежит к числу незыблемых, нерушимых.

Но как же этот принцип относится в таком случае к принципу природосообразности? Равно ли их значение, можно ли их поставить рядом друг с другом, или же один из них занимает первенствующее, господствующее, а другой второстепенное, подчиненное положение?

Принцип природосообразности вечен и неизменен, как неизменны назначение и природа человечества. В различное время, на различных ступенях культуры его можно, правда, понимать различно, но он сохраняет свое безусловное, абсолютное значение. К нему, как к идеалу, можно только приблизиться, никогда его полностью не достигая. Он представляет собой вечную цель всех наших стремлений и всей нашей деятельности; и хотя человечество в своем развитии никогда не достигнет этой цели, но приближаться к ней оно должно постоянно, как асимптота приближается к гиперболе. С ним разумный законодатель должен согласовывать свои предписания, а учитель свои идеи, подобно тому, как магнитная игла одним концом всегда должна быть обращена к северу. При этом необходимо также считаться с требованиями места, где мы находимся, и с той ступенью культуры, которая нами достигнута. Ввиду того что надо учитывать и сочетать требования, исходящие от двух принципов - природосообразности и культуросообразности, могут возникнуть споры и борьба мнений. А именно: споры между идеологами и практиками, расхождения между правом естественным и историческим, противоречия между идеей и традицией. Все стоящие на чисто исторической точке зрения и все реалисты-практики односторонне ориентируются только на действующее, обычное право, только на то, что законно. В то же время идеологи, которые отвлекаются от действительности, принимают во внимание только идеи. И те и другие не правы, так как подходят к делу односторонне. Если придерживаться только традиций, то придется остановить течение времени и всякий прогресс будет немыслим. В том же случае, если стремиться все построить в соответствии с требованиями идеального, естественного права, то равным образом будет совершена величайшая несправедливость, и пирамида, олицетворяющая развитие человечества, будет обращена своей вершиной вниз. Поэтому нельзя достигнуть блага для человечества без примирения и взаимных уступок со стороны исторических требований и требований рассудка и всеобщей справедливости; без того, чтобы, считаясь с существующим, которое коренится в историческом прошлом, в то же время постепенно не продвигаться к высшей цели.

Человек, управляющий судьбами людей и их историей, никогда не должен упускать из вида идею, но ему также не следует ставить ни во что требования его времени.

В области воспитания и обучения необходимо поэтому постоянно стремиться к тому, чтобы принцип природосообразности получил всеобщее признание и занял господствующее положение. Но при этом надо считаться и с достигнутым культурным уровнем. Таким образом, следует стремиться к природосообразности, принимая также во внимание и то, что требуют культура и современность.

Если мы не будем руководствоваться принципом природосообразности, мы нанесем удар по священным требованиям человечества; если мы не станем считаться с принципом культуросообразности, мы превратимся либо в фантазеров, либо в деспотов и тиранов. (...)

Дистервег Ф. Избранные педагогические

сочинения. - М., 1956.- С. 227- 232.

Три заметки о педагогике и стремлениях учителей2

I. К чему стремится педагогика, какой она должна быть и в чем ее задачи?

Задача педагогики - человеческое воспитание.

Воспитатель имеет дело:

1) с отдельным существом, с индивидуумом, одаренным человеческими задатками;

2) с индивидуумом, принадлежащим к известной нации, индивидуумом, одаренным национальными особенностями;

3) с членом всего человечества.

Отсюда перед педагогикой встают три задачи:

1) она должна считаться с индивидуумом и формировать его сообразно сего природными особенностями;

2) делать это в соответствии со своеобразием той нация, к которой принадлежит индивидуум;

3) воспитать его согласно общечеловеческим целям.

Первая задача может быть разрешена только благодаря знанию и познанию человеческой природы и присущих ей законов развития, а также путем правильного понимания особенностей данного индивидуума. Знание психологии, способность наблюдать и применять средства, которые служат для возбуждения общечеловеческих и индивидуальных задатков - вот первое необходимое качество воспитателя.

Разрешение второй задачи предполагает знание национального характера и наличие у самого воспитателя этого характера.

Третья задача требует понимания целей, стоящих перед человечеством, и стремления осуществлять их в меру своих сил. Прежняя педагогика стремилась преимущественно разрешить первую задачу и занималась гораздо меньше, чем следовало бы второй и третьей. Поэтому мы остановимся на этих двух последних задачах. Каждая нация имеет свои особенности, обусловленные природой и историей, свой национальный дух. Она обладает только одной национальной жизнью, которая определяется свободным развитием и деятельностью национального духа или обусловливающими ее особенностями, национальным принципом - национальной самостоятельностью и свободой3.

Форма этой национальной, свободной деятельности представляет собой внешний организм ее жизни государство, перед которым в связи с этим стоит задача - осуществить национальное своеобразие. Вот его цель; оно не имеет никакой самостоятельной цели, а служит только средством. Рассматривать государство как цель, нацию же как средство - значит извращать естественное положение вещей. Это - политическое заблуждение, ложное представление и предрассудок. Форма должна быть подчинена содержанию, должна соответствовать этому содержанию, т.е. национальному духу. Государственный организм должен быть согласован с последним и обусловливаться им. Только таким путем это средство достигает своей цели, способствует национальной самостоятельности и свободному движению. Национальная политика не может ставить себе никакой другой цели, она должна подчиняться сущности и стремлениям национального духа, должна довести его до такой силы и степени, чтобы им был проникнут каждый член нации. Этого она достигает в той мере, в какой ее собственное воздействие становится излишним.              

Высшая, хотя в полной мере никогда не осуществимая, цель государственной политики состоит в том, чтобы сделать ее излишней, подобно тому как задача воспитания заключается в том, чтобы ретироваться, когда его воспитанник достиг самостоятельности.

При неправильном общественном распорядке господствует, напротив, эгоизм отдельных личностей и сословий, которые ставят свои интересы выше интересов коллектива. (...)

Сюда же относятся и попытки задержать развитие науки или же направить его по неправильному пути, толкнув его вспять по ранее пройденным этапам, а также намерение не допускать каких-либо установлении, враждебных их политическому эгоизму, и добиться вынужденной бездеятельности или изгнания всех тех лиц, которые не хотят служить послушными орудиями для осуществления их, враждебных всей нации, целей.

Эти стремления имеют своей целью разрушение и по возможности уничтожение национального духа и делают осуществление национальной задачи невозможной; они являются олицетворением национального или политического зла. Они не освобождают, а порабощают. Стремление же национального духа направлено к самостоятельности и свободному развитию. В той мере, как государственная организация и политика содействуют осуществлению этих целей, поставленных природой и ее творцом, они хороши; в той мере, как они этого не делают, они плохи и негодны.                 

Одна из важнейших задач воспитания, национального воспитания состоит в том, чтобы пробудить эти мысли в ребенке и молодом поколении данной нации или, вернее сказать, так организовать воспитание, чтобы эти мысли вместе со стремлением их осуществить самостоятельно возникли в их сознании.

Подобный человек является жизнеспособным и достойным членом своей нации. Но нация - не все человечество, а только его часть. Поэтому перед педагогикой встает третья задача: приобщить человека, наделенного индивидуальными и национальными особенностями, ко всему человечеству и способствовать тому, чтобы последнее достигло того назначения, которое ему указано богом. Национальный эгоизм должен исчезнуть, индивидуальный должен быть уничтожен; нация не может воздвигнуть своего счастья на гибели человечества. В каждом индивидууме, в каждой нации должен быть воспитан образ мыслей, именуемый гуманностью; это - стремление к благородным общечеловеческим целям. Первая ее ступень - уважение чужой личности и ее особенностей; вторая- содействие ее человеческим и национальным целям на основе взаимопонимания и согласия; третья- объединение с ней и всеми нациями земного шара для достижения общего назначения человечества, установленного богом.

То чего вы не желаете, чтобы вам делали люди, не делайте и вы им, а то, что вы бы хотели для себя, то делайте и по отношению к другим! Этими великими словами выражен закон, определяющий взаимоотношения наций.

Признание и уважение природных индивидуальных особенностей и национального своеобразия, гуманное отношение ко всякому, кто носит имя человека, невзирая на его расу, религию, вероисповедание, - вот что является целью истинного христианского воспитания. Христианство стремится освободить человечество от эгоизма во всех его проявлениях, сделать его самостоятельным и свободным и связать узами единодушия и любви. Истинно человеческий или христианский образ мыслей побуждает уважать в каждом человеке все благородное и хорошее и содействовать ему в достижении его человеческих целей4. Нехристианская политика ставит эгоистические цели выше национальных и стремится установить мнимое благополучие одной нации за счет всех других.

Благородная человечность в национальном выражении и индивидуальной (оригинальной) форме является поэтому как назначением человечества, наций и индивидуумов, так и целью воспитания. Этой вечной идее, которая должна служить неизменным идеалом, противоречат:

1) в деле индивидуального воспитания - произвольное предназначение человека к определенному сословию или профессии: к дворянству, для военной или какой-либо гражданской деятельности и т.д.;

2) в деле национального воспитания и образования - не только засилье иностранщины, воспитание с помощью бонн и гувернеров, говорящих на иностранных языках, но также дрессировка, имеющая в виду будущую деятельность в государстве с каким-либо определенным политическим строем (в абсолютной или конституционной монархии, в царстве или королевстве, в республике и т. д.) или же в каком-либо отдельном княжестве, расположенном на территории, занимаемой всей нацией, лишенной единства;

3) в деле общечеловеческого воспитания - не только возбуждение ненависти к другим нациям, но также приобщение к одному, исключающему другие, вероисповеданию. (...) .

Узкий национализм и церковный фанатизм не могут считаться высшими целями образования. Истинные люди - это те, которые объединяют в себе общечеловеческое начало с национальными и индивидуальными чертами. Глубокое изучение личностей устраняет узость взглядов, национальную и церковную ограниченность.

II. Характер истинного воспитания

(в соответствии с культурным развитием второй

половины XIX века)

Весьма своевременно дать общую характеристику современной педагогики. Это можно сделать в краткой форме, что мы и попытаемся осуществить.

Нашей характеристике мы предпошлем несколько замечаний об имеющихся у нас педагогических партиях.

В основном этих партий три:            

1) супернатурально-ортодоксальная5;

2) эстетико-сантиментальная;

3) идеально-реальная.

К первой принадлежат приверженцы ортодоксальных церквей, сторонники прусских регулятивов, - одним словом, все те люди, которые претендуют быть правоверными и считают высшей задачей общественных воспитательных учреждений «подготовку верующих».

Вторая партия, более слабая и в большей или меньшей степени связанная с первой, является промежуточной между нею и третьей. Ее сторонники пытаются соединить старое, основывающееся на букве, верование с задушевностью пиэтистов и при этом не чуждаются форм современного образования. (...)

К третьей принадлежим мы. Эта партия весьма далека от того, чтобы считать высшим мерилом полезное и общепринятое, и ставит своей целью идеальное (идеи). При этом она исходит из реального и стоит на почве естествознания. Поэтому я называю ее идеально-реальной, или реально-идеальной партией (я употребляю слово партия потому, что предполагаю, что ее сторонники, подобно приверженцам двух первых, считают себя единомышленниками и стараются распространять свои воззрения. Только слабый человек, имея определенные взгляды, не пытается провести их в жизнь. Его «взгляды» не убеждения, а только мнения). (...)

Я постараюсь выявить характерные черты третьей

1. Она наблюдает за тем, как развивается человек (ребенок), изучает исследования психологов и естествоиспытателей и следует указаниям природы и ее законам, т. е. придерживается природосообразного метода (например, она прежде всего развивает органы чувств ребенка, знакомит его с окружающим миром, ведет от земли к небу, а не наоборот).

2. Ввиду того, что разум и природа (внешняя и внутренняя) находятся в согласии, то указанный выше метод является и разумным.

3. На этом основании она может быть названа также психологической и рациональной, так как она постоянно действует сознательно, исходит из ясно осознанных оснований.

4. Она рассматривает ребенка как органическое существо, которое развивается под влиянием внешнего возбуждения по присущим его природе законам. Она пользуется органическим внешне возбуждающим, и изнутри развивающим, развивающее воспитывающим методом.

5. Убежденная в том, что мать-природа или всеблагое провидение не наделили человека ни одним задатком напрасно, она стремится к природосообразному развитию всех задатков в том порядке и последовательности, которые указаны природой. Она применяет универсально-человеческий, всесторонний метод.

6. Она направляет свое внимание на укрепление физических сил и духовных задатков, на развитие чувств, мышления и воли. Таким образом, она занимается гимнастикой тела и духа и считает своей высшей целью в психологическом отношении развитие энергичного характера.

7. Так как природа указывает, что в духовном отношении нравственность является корнем и основной духовной жизни, то она занимается элементарным нравственным воспитанием.

8. Так как всякое истинное познание основано на чувственно реальном опыте, то она использует наглядность (наглядный метод).

9. Так как подлинная человечность заключается в стремлении осуществить идею истины, добра и красоты, в которую вложено этическое или нравственное и религиозное содержание, - то она отличается этическим, или нравственным, гуманистическим, религиозным характером.

10. Так как человеку нельзя навязать хороших качеств извне, а он должен их приобрести собственными силами и стараниями, то она постоянно побуждает к самодеятельности.

11. Свободное самоопределение составляет в формальном отношении ее главную цель; поэтому она является протестантским методом воспитания.

12. Так как человеческая природа в каждом человеке проявляется в своеобразном виде, то она уважает индивидуальность, содействует ее развитию, проявлению ее оригинальности; следовательно, она является индивидуальной.

13. Ввиду того что отдельный человек появляется на свет в определенном месте и в определенное время и имеет позади себя определенное прошлое, отправляясь от которого он должен действовать в настоящем и создавать будущее, - правильный способ обучения и воспитания имеет культурно-историческую задачу. Он предоставляет возможность воздействовать на воспитанника всем созданным до него культурным достижениям, ставит его тем самым в настоящее и действует национально-исторически. В Германии, следовательно, он действует в немецко-националъном духе, которому он подчиняет индивидуально-местный дух. Однако он всегда принимает во внимание и местные особенности и обстоятельства.

14. Применение указанных выше положений специально к обучению требует:

а) для первого периода жизни - упражнения органов чувств и физического развития;

б) самодеятельных упражнений в труде в течение всей юности1;

в) песталоццианского наглядного обучения от предмета к его названию, т. е. реально-формального обучения;

г) перехода от отдельного факта к всеобщему закону и практическому правилу, от частного к общему, от конкретного к абстрактному, от чувственного восприятия к мышлению, от представления к понятию, - одним словом, развивающе-эвристического, психологически-генетического обучения;

д) исходящей из самого обучения, в нем самом заключенной дисциплинирующей силы, причем воспитание и обучение рассматриваются не как две независимые друг от друга деятельности, а так, что деятельность ученика, возбужденная в процессе обучения, оказывает непосредственное воспитательное воздействие и является сильнейшим фактором (само) воспитания.

Мы требуем развивающе-воспитывающего и образовывающего обучения, которое является:

не догматическим,

не систематическим,

не абстрактным2,

не сообщающе-излагающим,

не материалистическим3,

не ограничивающим,

не стесняющим и сковывающим, а освобождающим,

не предопределяющим: сословным, профессиональным или церковно-конфессиональным (никакого образования ad hod).

Чтобы одним словом выразить всю педагогическую мудрость и еще раз указать на единственно возможный принцип воспитания, мы скажем: мы требуем развития, конечно, свободного развития. Наши так называемые педагоги хотят исправлять человеческую природу, исправлять при помощи системы, в которую они втискивают своих питомцев. Это - основная ошибка, основное заблуждение, которое обусловливает все их последующие неправильные действия, подобно тому, как коренной ошибкой является попытка ввести или удержать такую государственную форму, которая уже более не соответствует культурному уровню нации.

Всякое здоровое существование, все здоровые отношения, следовательно, всякое счастье, основываются на свободном развитии индивидуумов, как и всего народа. Систематическое натаскивание, произвольное ограничение являются коренным педагогическим заблуждением, или, если угодно, самым вопиющим преступлением, потому что посягают на природные задатки индивидуума. Истинный воспитатель не является сторонником какой-либо законченной системы, определенной профессии, вероисповедания или какого-нибудь государственного устройства. Он оценивает их в зависимости от того, как они способствуют свободному развитию. Он уважает индивидуальность, т. е. то, что дано природой, а поэтому не отдает предпочтения определенной специальности, определенной форме, будь она белая или черная, черная с белым или черная с желтым, хотя ему как индивидууму одна может нравиться больше, чем другая. Свободное развитие - вот за что он стоит. Произвольно предназначать человека к той или другой специальности и односторонне формировать его в этом направлении - преступление против духовной жизни человека.

III. Цели учительских стремлений

1. Самостоятельность педагогики (включая антропологию) как науки.

Мы не можем ни в каком отношении навязывать ей предписаний, правил и догматов, которым она должна подчиняться, как не можем сделать этого по отношению к любой другой науке; она должна протестовать против такого принуждения.

2. Самостоятельность дидактики как применения теории педагогики к практике обучения. Поэтому всякое обучение должно подчиняться правилам дидактики как в отношении распределения учебного материала (хода обучения), так и практического его использования (метода). Поэтому, если можно допустить (как это обыкновенно и бывает), чтобы учебный материал предписывался школе, то нельзя допустить, чтобы такое предписание распространялось также на ход обучения и метод. Их выбор принадлежит педагогам.

3. Воспитание и образование юношества для самостоятельности и свободного самоопределения на нравственно-религиозной основе, путем самодеятельного развития всех его сил.

Во всех заведениях, которые служат не профессиональному, а общечеловеческому образованию, должна поэтому господствовать формальная цель. Высшей целью этого образования является развитие благородного, твердого характера.

4. Воспитание юношества в духе единства со всем человеческим родом на началах гуманности и деятельной, способной к самопожертвованию человеческой любви.

Недопустимо разделение детей на основе вероисповедания их родителей. Оно продиктовано стремлением к партикуляризму или даже враждой и ненавистью и не может привести ни к чему иному, как только к обособлению и разъединению.

Юношество должно получать свое первоначальное образование в общих для всех учебных заведениях.

5. Если указанное в предыдущем параграфе еще не может быть осуществлено в настоящее время, то по крайней мере, необходимы общие школы для детей христианских родителей на основе общей для них веры.

Никаким иным путем нельзя достигнуть единства и объединения, взаимного признания, уважения и благородной терпимости, мира и радости, а также осуществления унитарных стремлений. Конфессиональные школы, пропитанные духом исключительности, порождают обособленность, высокомерное сознание обладания лучшими знаниями, оценки окружающих людей только на основе их вероисповедания, - одним словом, антихристианский дух.

Только воспитатель, имеющий в виду гуманность и подлинно христианский образ мыслей, не знает более высокой задачи, чем устранение той почвы, на которой вырастают указанные заблуждения. Для ее разрешения он использует все находящиеся в его распоряжении средства: общность интересов молодого поколения, убеждение, пример - этот могущественнейший из всех воспитательных факторов. Ставить вероисповедные различия выше общей христианской веры и любви запрещает ему его религия, готовить детей для служения той или другой церкви не позволяет его педагогическая совесть.

Воспитание гражданина должно основываться на воспитании человека. Пусть индивидуум перейдет в зрелом возрасте от общей христианской веры к какому-либо определенному вероисповеданию в зависимости от своих природных особенностей, своей культуры и других моментов. Этот переход от менее определенного облика к более четкому выражению индивидуальности он совершит, повинуясь общему закону развития природы и духа.

Мое имя - христианин, потому что в этом выражается мой характер; католик же - мое прозвище - так следует рассуждать и в других случаях, в частности когда дело касается общего отечества и той местности, где мы родились.

6. Природосообразное воспитание и образование, которое осуществляется в соответствии с установленными законами человеческой природы, стремящейся к свободному развитию.

Этот принцип исключает прихоть и произвол, основанные на авторитете воспитательные истины, правила, системы и некритически воспринятые предписания. Он требует изучения, признания, уважения и учета индивидуальных особенностей воспитанника и ученика и предполагает, что воспитатель и учитель имеют психологическое образование.

7. Заботливое попечение государства, общин и родителей о воспитании и образовании юношества и народа, которое является главнейшим, важнейшим и труднейшим из всех человеческих дел. Поэтому - уважение к сословию воспитателей и учителей, создание им достойного положения, предоставление основательного теоретического и практического образования, обеспечение их вознаграждением, соответствующим важности и трудности их призвания. Последнее должно дать им возможность целиком и полностью посвятить себя своему делу, продолжать собственное образование и освободить их от нужды и забот о существовании.

В свете этих требований, обеспечивающих при помощи соответствующих средств достижение великой цели, мы должны при знакомстве с действительным положением вещей питать надежду, что придет время, когда, наконец, обратят самое серьезное внимание на указанные явления. Мы должны уповать и на то, что грядущие поколения будут проникнуты убеждением, что лучшим показателем степени образования, равно как культуры, бескультурья и грубости, может служить то, в какой мере удовлетворены или не удовлетворены вышеуказанные требования.

8. Высшее руководство делом воспитания и обучения со стороны теоретически и практически подготовленных школьных деятелей всех категорий, т. е. инспекция над школами и руководство учителями, осуществляемая соответствующими специалистами. (...)

Инспекторов школ и руководителей-учителей надо выбирать из того сословия, у которого имеется наибольшее знание дела и обусловленная им любовь к предмету! Нарушение этого требования, которое имеет место в действительности, вызывает частые уклонения от подлинной цели школы и различные заблуждения на этом пути.

9. Корпоративная организация учителей одной и той же категории для защиты и развития свободной деятельности среди ее членов в пределах их назначения (или задач), для развития успешной профессиональной деятельности снизу и изнутри, для образования учреждений, обеспечивающих оживленную связь между членами и их духовный прогресс.

Подобно тому как в каждом созданном природой организме каждый его член, являясь жизнеспособным органом, выполняет известную функцию, так и в благоустроенном общественном организме каждое сословие должно иметь свои функции. При этом оно может в той степени пользоваться самостоятельностью и свободой движения, в какой они допускаются общей целью и требуются внутренней, живой деятельностью органа, но главное значение имеют внутренние стимулы. Желательны и внешние побуждения. Предоставьте простор благородным побуждениям человеческой природы и не препятствуйте стремлению к единению, - и сами собой возникнут организации, необходимые для прогресса и продолжения образования их членов. Мысли у людей лучше, когда они состоят в самостоятельных, свободных обществах, а не находятся в одиночестве. Общества представляют прекрасную возможность довести до всеобщего сведения и критические оценки, созревшие в тиши мысли, и удавшиеся опыты. Чем шире диапазон свободного движения, тем больше развиваются живые творческие силы, тем счастливее чувствуют себя стремящиеся. Напротив, чем более суживают круг деятельности, тем более изолируют людей, чем более хиреет их мысль, тем несчастнее они себя чувствуют. Кто не  хочет или не имеет возможности сообщать свои мысли, тот стоит на верном пути к отупению. Кто не любит свободу движения и развития, тот, конечно, не может быть хорошим воспитателем и учителем. Кто не ощущает в себе потребности объединения с товарищами по деятельности и не скорбит душевно, если это побуждение находит естественные или даже непреодолимые препятствия, тот может быть кем угодно, но только не учителем, побуждающим задатки человеческой природы к их интенсивному развитию.

10. Попечение о вдовах и воспитание сирот покойных учителей. Это - продиктованная долгом и почетная задача, стоящая перед самим учительским сословием. Пусть оно поддерживает вдов и своих членов, заботится о воспитании осиротевших детей, помещая их в хорошие (учительские) семьи или отдавая в воспитательные учреждения (благотворительные заведения в духе Песталоцци). Ни для кого не может быть так тяжела мысль, что его дети будут жить в бедности, нужде и нищете, став «жертвой суровой действительности», как для человека, который посвятил свою жизнь воспитанию чужих детей, преимущественно детей бедноты, и, отдав свои силы этому благородному делу, не имел возможности оставить средства для воспитания собственных детей.

Неужели на его долю должен выпасть этот самый страшный жребий, который только может достаться бедному человеку? Неужели в его смертный час он будет вынужден испытать эту невыносимую боль?

Пусть он этого не испытает! Что для одного было невозможным, стало возможным благодаря объединению сил и в некоторых местах уже осуществляется. Пусть повсюду будет так!

Эти десять требований, по моему мнению, существенные условия, от признаниям осуществления которых зависит успех общественного воспитания и образования юного поколения и успешная деятельность народных учителей; соответствующие им побочные условия придут сами собой. Эти главные условия указывают цели стремлений воспитателей и учителей, имеющие постоянное значение.

Там же. - С. 235-246.

 

Примечания

1 - «Ты являешься хорошим человеком своего времени в той мере, в какой ты хороший гражданин. Если считается неудобным и даже недозволенным не следовать нравам и обычаям того круга, в котором ты живешь, то разве ты не менее обязан считаться в своей деятельности с потребностями и вкусами твоего века». (Шиллер. «Об эстетическом воспитании».)   

2 - Статья интересна как своего рода педагогическое кредо Дистервега - очень сжатое и четкое определение его педагогической позиции. В ней Дистервег уже в конце своей жизни как бы подытоживает те принципы, которых он придерживался в своей педагогической деятельности и в своем учении; точнее определяет свою позицию в отношении к религии, как рационалистическое христианство, протестует против вероисповеданий, обрядовой религии и конфессиональной школы; требует улучшения положения учителей и зовет их к профессиональному объединению.

3- Положение Дистервега о том, что особенности развития той или иной нации якобы определяются свободным развитием и деятельностью национального духа, является выражением его идеалистического понимания хода исторического процесса.

4 - Выступая против догматической, церковкой религии, Дистервег не мог отрешиться от религии вообще. Он отождествляет христианство с гуманностью, идеализирует христианство, наделяет его такими чертами, какими христианство не обладало.

Этой идеализации христианства необходимо противопоставить истинный характер христианства, вскрытый Марксом. «Социальные принципы христианства оправдывали античное рабство, превозносили средневековое крепостничество и умеют также, в случае нужды, защитить, хотя и с жалкой гримасой, современное угнетение пролетариата... Социальные принципы христианства провозглашают все гнусности угнетателей против угнетаемых либо справедливым наказанием за первородный и другие грехи, либо испытанием, которое господь в своей премудрости ниспосылает искупленным им людям. Социальные принципы христианства превозносят трусость, презрение к самому себе, самоунижение, подчинение, смирение...», - писал Маркс в 1847 г. (Сочинения, т. V, стр. 173).

5 - К супернатуральному (от super - сверх и natura - природа) направлению Дистервег относил сторонников теологической точки зрения, провозглашавших первенство веры над разумом,

6 - Большинство уроков, которые даются учащимся в хорошей школе, являются уроками труда. Работают ведь не только руками, но и головой. Умственная работа является в школе основной. Благодаря труду школа приобретает практический характер. Это слово, смысл которого часто извращается (многие учителя часто повторяют знакомый припев «только чисто практически»), не должно пониматься в том смысле, что практическое обучение в основном сводится к привитию учащимся (механическим путем) необходимейших им в жизни навыков и заученных знаний. Настоящее практическое обучение заключается главным образом в том, что у учащихся приобретается умение найти выход в любом положении, что невозможно без развития задатков или, как принято выражаться, без формального образования. Голая практика совершенно непрактична; подлинная практика является навыком, опирающимся на познание. (Прим. авт.)

7 - Дистервег не только не отрицал систематического (в смысле стройности, последовательности каждого учебного предмета) преподавания, но, наоборот, настаивал на этом. Здесь он употребляет этот термин в особом значении, противополагая свой метод догматическому, дедуктивному схоластическому преподаванию.

8 - «Не абстрактным!» Каких только упреков нам не приходится выслушивать по поводу того, что наш метод обучения якобы является «абстрактным», и выслушивать притом от тех, которые не умеют, не могут и не хотят преподавать иначе, как словесным путем! В чем же собственно заключается наша абстрактность? В применении наглядности, в выведении законов из конкретных фактов (в индукции), или же в практической деятельности и работе? Следует хотя бы заглянуть в наши учебники по языку, арифметике, геометрий, астрономии, задуматься над тем, почему мы являемся сторонниками идеи детского сада, почему мы стремимся доказать необходимость труда и т.д., а уже затем нас судить! Однако все это бесполезно до тех пор, пока приверженцы словесного обучения будут считаться лучшими школьными руководителями. (Прим. авт.)

9 - Указывая, что развивающее и воспитывающее обучение не должно быть материалистическим, Дистервег под «материалистическим» имеет в виду узкоутилитарное, деляческое направление в обучении.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 |