Имя материала: Международные финансовые рынки и международные финансовые институты

Автор: Моисеев С.Р.

7.1.    валютная зона, её сущность и свойства

В октябре 1999 года нобелевская премия по экономике была присуждена профессору Колумбийского Университета Нью-Йорка Роберту Манделлу. Официально награда была вручена с формулировкой "за анализ денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики в условиях различных режимов валютного курса и за анализ оптимальных валютных зон". Как заявила Королевская Шведская Академия Наук "исследование Манделла имело такое далеко идущее и продолжительное влияние в связи с тем, что оно объединило формально, - но доступно, - анализ, интуитивную интерпретацию и выводы с практикой экономической политики. Манделл добился решения проблем с необычной, почти пророческой точностью с точки зрения предсказания будущего развития международной валютной системы и рынков капитала. Вклад Манделла в науку является превосходным напоминанием о значении теоретических исследований".

Выбор Академии Наук был далеко не случайным. В 1999 г. произошло долгожданное образование Европейского Валютного Союза, и это предопределило выбор академиков. На протяжении всей своей профессиональной деятельности Роберт Манделл выступал консультантом многих международных агентств и организаций, включая ООН, МВФ, Всемирный Банк, Европейскую Комиссию, ряд правительств Латинской Америки и Европы, Правление ФРС, Казначейство США и правительство Канады. Однако наибольшее внимание Манделл уделил единой европейской валюте и международной валютной системе. В 1970 г. он являлся консультантом Валютного Комитета Европейской Экономической Комиссии, а в 197273 гг. - членом Исследовательской Группы по изучению проблем Экономического и Валютного Союза в Европе. Наконец, в один из самых критических моментов мировой истории, с 1964 по 1978 гг. Манделл был членом Исследовательской Группы по Международной Валютной Реформе.

Его несомненной заслугой стала подготовка одного из первых проектов единой валюты в Европе. Но, прежде всего, Роберт Манделл известен как "отец" теории оптимальных валютных зон . Эта теория сразу после ее создания легла в основу рационального выбора политики валютного курса. В дальнейшем теория оптимальных валютных зон стала играть значительную роль в анализе денежно-кредитной политики в целом, а также взаимодействия монетарной и фискальной политики. В настоящее время теория Манделла применяется при анализе экономической политики государства, валютной интеграции, создании валютных союзов и организации международной валютно-финансовой системы. Работа, начатая Р. Манделлом, сегодня переросла в хорошо развитую на Западе и сравнительно новую экономическую теорию -Monetary Economics.

Валютная зона (currency area) представляет собой группу из двух или более суверенных государств с закрытыми денежными связями. Закрытые денежные связи могут возникнуть из трех форм интеграции:

Валютная интеграция. Взаимная стабилизация курсов национальных валют, которая может произойти благодаря фиксации валютных курсов, официальной долларизации или введению общей валюты.

Интеграция финансовых рынков. Снятие ограничений на межстрановое движение капитала и эффективное объединение национальных финансовых рынков.

Политическая интеграция. Слияние правительственных учреждений и унификация государственного регулирования для совместной разработки и реализации денежно-кредитной и валютной политики.

Валютная зона может возникнуть благодаря любой из трех перечисленных форм интеграции или их комбинации. История засвидетельствовала самый широкий разброс возможных вариантов, начиная от свободных ассоциаций с раздельным денежным регулированием и заканчивая общей валютой. Для отдельно взятой страны принятие решения о вхождении в валютную зону любого типа зависит от соотношения потенциальных преимуществ и недостатков присоединения к зоне.

 

Кроме того, Манделл является соавтором экономической теории предложения (supply-side economics). Он считается пионером в области развития теории взаимодействия денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики (модель Манделла-Флеминга); теории инфляции, процента и экономического роста; монетаристского подхода к платежному балансу. Более подробно о Р.Манделле, его интервью, научные труды можно найти в Интернет по адресу: http://nobelprizes.com/nobel/economics/1999a.html.

Каждый тип валютной зоны несет с собой конкретные преимущества:

Валютная интеграция. Увеличение полезности денег как

 

средства обмена: снижение транзакционных издержек;

средства   сбережения:   устранение   валютного   риска и экономия на его хеджирования;

единицы     расчета:     возможность     прямых ценовых сопоставлений.

Интеграция финансовых рынков. Рост реального благосостояния благодаря повышению эффективности финансового посредничества.

Политическая интеграция. Увеличение влиятельности денежно-кредитной и валютной политики, а также потенциальная экономия валютных резервов.

Основным недостатком валютной зоны для отдельно взятой страны является снижение ее денежно-кредитной независимости. Центральная аналитическая проблема, которая была поднята еще в первых теоретических работах, затрагивающих валютные зоны, состоит в том, что любое правительство стремится достичь три несовместимые цели: стабильность валютного курса, мобильность капитала и денежно-кредитную автономию. В условиях фиксированного валютного курса и мобильности капиталов каждая попытка достижения денежно-кредитной независимости рано или поздно заканчивается дисбалансом внешних платежей и волной спекулятивного движения капитала. Для сохранения стабильного валютного курса власти вынуждены ограничить либо движение капитала (конвертируемость по счету движения капитала), или автономию собственной денежно-кредитной политики. Если власти в меньшей степени склонны пожертвовать денежно-кредитной независимостью, то им ничего не остается как отказаться от цели стабильности валютного курса и ввести плавающий обменный курс валюты.

В связи с тем, что разные правительства предпочитают несхожие цели денежно-кредитной политики, то нет ничего удивительного в том, что в истории существовали столь неоднородные по своему характеру валютные зоны. Обычно валютные зоны формально закрепляются в виде валютных союзов. История знает множество примеров валютных союзов. Объединяет их то, что членами союза одна и та же валюта использовалась в качестве меры стоимости, средства сбережения и обмена, а по отношению к не-членам валютных союзов существовал единый валютный курс. Многие известные специалисты по проблеме валютных союзов полагают, что следует проводить различие между национальными и международными валютными союзами. Например, Майкл Бордо из Национального Бюро Экономических Исследований в США и Ларс Джоунанг из Стокгольмской Школы Экономики первыми нашли,  что устойчивость  валютных союзов  критическим образом зависит от того, является он мультинациональным или внутренним.

Считается, что в национальном валютном союзе политический и

денежно-кредитный суверенитет находится в одних руках. Строго

говоря, границы национального образования совпадают с границами

валютной зоны. В ряде стран несколько княжеств, штатов и просто

территорий первоначально имели свои собственные валюты, несмотря

на то, что они входили в одно национальное образование. С течением

времени все они перешли на единую валюту, создав, тем самым,

национальный валютный союз. К примеру, британский валютный союз

включает Англию, Шотландию, Уэльс и Северную Ирландию.

Шотландские коммерческие банки все еще продолжают эмитировать

собственные  банкноты,      обладающие совершенной

взаимозамещаемостью с банкнотами центрального банка Великобритании. В Соединенных Штатах каждый Федеральный Резервный Банк выпускает доллары, которые обращаются в качестве законного платежного средства в других штатах. Сразу после окончания Второй мировой войны в американской, французской и британской зонах оккупированной Германии действовали т.н. «Центральные банки Земель», основанные на принципах функционирования ФРС в США. Национальный валютный союз имеет, как правило, единые денежные власти и общий центральный банк.

Международный валютный союз строится на основе сотрудничества в области денежно-кредитной и валютной политики между несколькими независимыми территориями, которые совместно и неизменно фиксируют курсы обмена своих валют. Международный валютный союз начинает развиваться, когда суверенные государства фиксируют валютные курсы таким образом, что национальные деньги обретают совершенную взаимозамещаемость. В конечной точке эволюции международный валютный союз обладает, как и национальный союз, одной валютой. Обычно международный валютный союз не имеет единые денежные власти. Примером такого союза является Скандинавский Валютный Союз, имевший одну денежную единицу измерения, скандинавскую крону, и включавший трех членов: Швецию, Данию и Норвегию. У всех членов союза был собственный Центральный банк, выпускавший свою крону, свободно обращавшуюся в странах союза.

Различие между национальным и международным валютным союзом является крайне существенным, потому как показывает история, перспектива его выживания сильно зависит от того, организован ли он в форме национального и международного союза. По этой причине ниже будет проведен раздельный анализ национальных и международных союзов.

Расцвет валютных союзов пришелся на XIX век и затронул начало XX века (см. табл. 10). Были созданы крупнейшие национальные валютные союзы в Соединенных Штатах, Италии и Германии. За новую историю было образовано три крупнейших международных валютных союза, последним из которых является Европейский Валютный Союз. С точки зрения анализа устойчивости валютных союзов наибольшее внимание заслуживают два других международных объединения -Латинский Валютный Союз и Скандинавский Валютный Союз.

Таблица 10.

7.2. Критерии оптимальности валютной зоны По мнению экономистов, оптимальная валютная зона (optimum currency area) является "оптимальной" географической областью, в пределех которой общим средством платежа выступает единая валюта либо ряд валют, чьи курсы привязаны друг к другу на условиях полной конвертируемости как по счету текущих опреаций, так и по счету движения капитала, но которые согласованно колеблятся по отношению к валютам остальных стран.

Оптимальность рассмативается с макроэкономической точки зрения в рамках поддержания в открытой экономике внутреннего и внешнего равновесия. Внутреннее равновесие включает в себя полную занятость и стабильность уровня цен. Внешнее равновесие представляет собой такой баланс счета текущих операций, который не настолько отрицателен, что страна рискует не выплатить внешнего долга, и не настолько положителен, что ставит в аналогичное положение зарубежные государства. Достижение внешнего равновесия зависит от ряда факторов, включающих режим валютных курсов и состояние мировой экономики. Поскольку макроэкономическая политика любого государства влияет на положение дел за границей, способность страны поддерживать внутреннее и внешнее равновесие зависит от политики, которую проводят остальные страны.

Концепция оптимальной валютной зоны появилась в ходе обсуждения относительных достоинств фиксированного валютного курса по сравнению с плавающим. Сторонники гибкого валютного курса, такие как М. Фридмен, в 1950-60 гг. полагали, что страны с жесткими ценами и заработной платой могут поддерживать внутреннее и внешнее равновесие только при плавающем курсе. В противном случае, если страна будет использовать фиксированный валютный курс, любое усилие властей по корректировке платежного дисбаланса закончится ростом безработицы или инфляцией. Плавающий же курс сумеет без серьезных издержек адаптации устранить дисбаланс, поскольку он живо отреагирует на изменение во внешней торговле или реальной заработной плате. Такой аргумент в пользу гибкого обменного курса валют отвергает общее представление отом, что любая страна может использовать плавающий курс вне зависимости от своих экономических характеристик. Страны отличаются друг от друга по многим параметрам. Теория оптимальных валютных зон выдвигает ряд критериев, с учетом которых фиксированный курс может более эффективно, чем плавающий, поддерживать внутреннее и внешнее равновесие. К этим критериям оптимальности, по моему мнению, можно отнести:

• Относительный размер экономики, степень открытости и торговая интеграция. Небольшой экспортно-ориентированной стране гораздо легче, чем кому-либо еще привязать свою валюту к валюте своего торгового партнера. Особенно когда этот торговый партнер обладает большой и стабильной экономикой.

Гибкость экономических структур. Валютный курс в краткосрочном периоде может использоваться как инструмент корректировки конкурентоспособности страны, т.к. движение валютного курса приводит к изменению уровня цен. Введение фиксированного курса равнозначно отказу от этого инструмента. Взамен потерянных возможностей власти должны иметь альтернативный механизм эффективного регулирования относительных цен. На практике это означает, что экономика должна обладать гибкостью внутренних цен и структуры издержек. Например, рост внешней конкуренции может компенсироваться гибким рынком труда.

Фактор мобильности. Регулирование относительных цен будет успешным, если факторы производства обладают достаточной степенью мобильности. Среди трех основных факторов производства (труд, земля и капитал) только труд и капитал обладают ненулевой мобильностью. Если в одной из стран возникает кризис, люди и капиталы могут свободно перемещаться в другие страны. На практике, однако, часто труд не обладает достаточной мобильностью (людям не так просто покинуть насиженные места), что в итоге снижает способность противостояния экономическим шокам.

Способность абсорбировать шоки. Гибкость или мобильность, описанная выше, способны помочь преодолеть макроэкономические шоки, такие как внезапный рост или падение цен на международном товарном рынке. Эти шоки оказывают сильнейшее давление на фиксированный курс. Наиболее типичный пример - падение цен на энергоносители в 1998 г., которое привело к ухудшению платежного баланса и отказу России от фиксированного курса. Способность экономики абсорбировать такие шоки является основным показателем устойчивости валютного курса в долгосрочном периоде.

Гомогенность экономики. Способность нивелировать последствия шоков также зависит от однородности экономических структур страны. Чем более экономика гомогенна, т.е. однородна, тем более она подвержена шокам и, следовательно, менее способна поддерживать фиксированный курс. Одним из показателей гомогенности является, например, однородность экспорта. В то же время группировка стран, перешедшая на единую валюту или фиксированные курсы, должна обладать общей гомогенностью, чтобы шоки из одной стран не передавались остальным.

Доступ к ресурсам поддержки. Если из-за гомогенности, отсутствия гибкости или по другим причинам валютный курс грозит выйти за допустимые рамки, валютный режим сможет выжить только при условии оказания существенной поддержки остальными странами. Эта  поддержка  может  выражаться  в  виде  трансферта ресурсов, например, бюджетных трансфертов. Они позволят компенсировать безработицу, возникшую в результате переоценки валютного курса или негибкого рынка труда.

•   Абсолютная стабильность. Устойчивость якорной валюты.

Страны, связанные фиксированными курсами должны проводить скоординированную денежно-кредитную политику. Выражаться это может по-разному. Или все страны следуют в фарватере денежно-кредитной политики лидера, либо решения по денежно-кредитной политике являются результатом совместного консенсуса. Общая политика позволяет обеспечивать стабильность и одновременное движение в едином направлении. Если координация не проводится, странам будет выгодно отказаться от фиксации.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |