Имя материала: Международные финансовые рынки и международные финансовые институты

Автор: Моисеев С.Р.

8.3.    конвертируемость по счету текущих операций и валютный курс

Согласно теории международной торговли отсутствие барьеров между рынками отдельных государств позволяет каждой стране производить и экспортировать товары и услуги, по которым она имеет сравнительные преимущества. На глобальном уровне либерализация внешней торговли способствует развитию мировой торговли, эффективному распределению экономических ресурсов, росту производительности, конкуренции и, в конечном счете, привлечению иностранных инвестиций. Отсутствие барьеров между товарными рынками разных стран определяется конвертируемости валюты по счету текущих операций. Это означает, что конвертируемость по счету текущих операций может быть эффективным инструментом экономической политики. Эффективность его использования многократно превышает результаты введения налоговых льгот и субсидий, предоставляемых зарубежным инвесторам, которые нередко только ставят в неравные условия национальных и иностранных производителей и сокращают поступления в бюджет.

Однако введение конвертируемости валюты по счету текущих операций может нести как потенциальные выгоды, так и вред. Например, равновесие баланса текущих операций после введения конвертируемости может быть достигнуто либо за счет роста волатильности валютного курса, или за счет принятия мер, направленных на восстановление внешнего равновесия в ущерб внутреннему. Кроме того, чрезмерное усиление конкурентного давления со стороны импорта на многие внутренние отрасли, такие как обрабатывающая промышленность, ведет к сокращению или даже свертыванию некоторых национальных производств. Это может побудить страну к введению протекционистских таможенных пошлин и дальнейшему отказу от полной конвертируемости по счету текущих операций.

Ухудшение условий внешней торговли - наиболее типичная проблема, порождаемая конвертируемостью по счету текущих операций. Быстрый   переход   к   конвертируемости   приводит   к усилению конкуренции со стороны зарубежных производителей. Поддержание конкурентоспособности в этих условиях требует установления более низкого реального обменного курса, чем курс, соответствующий долгосрочному равновесию. Однако случающееся в результате повышение относительных цен на экспорт может привести к формированию нерациональной структуры размещения ресурсов.

Вообще следует сказать, что введение конвертируемости по счету текущих операций неизбежно приводит к возникновению проблем с реальным обменным курсом. Успешное развитие экономики, по мнению большинства исследователей, часто заканчивается ростом реального курса национальной валюты. Такая переоценка обменного курса наблюдалась в Южной Корее, Тайване, Сингапуре, Гонконге и, в меньшей степени, Чили. Согласно одному из распространенных подходов, в развивающихся и переходных экономиках в отличие от рыночных экономик западных стран могут наблюдаться продолжительные периоды повышения реального курса валюты, то есть более быстрый рост цен в сравнении с темпами обесценения национальной валюты. Для развивающихся стран такое повышение объясняется эффектом Балассы-Самуэльсона: если производительность труда в секторе, производящем товары на экспорт, растет быстрее, чем в неэкспортном секторе, и если уровень зарплаты между секторами нивелируется так, что рост реальной зарплаты отстает от роста производительности, то возникает возможность повышения реального курса без ущерба для прибыли фирм. В экспортном секторе снижение прибыли из-за повышения реального курса компенсируется ее увеличением вследствие отставания повышения реальной зарплаты от роста производительности труда. Для переходных экономик, правда, такое объяснение вряд ли приемлемо, поскольку неэкспортный сектор (представленный в основном сферой услуг) был слабо развит в плановой экономике, а во время перехода к рынку рос быстрее, чем другие сектора, в том числе и за счет повышения производительности труда.

На практике, однако, эффект Балассы-Самуэльсона можно четко распознать только в Южной Корее и Тайване. В других развивающихся странах феномен роста реального валютного курса отсутствовал полностью или был весьма незначительным. В принципе, это можно объяснить двумя причинами. Во-первых, другие экономики, возможно, находится на сравнительно ранних стадиях своего развития. Во-вторых, на них действует ряд факторов, сдерживающих тенденцию роста: сдвиги в распределении производства товаров, обращающихся на международном рынке; изменение во внешнеторговых ограничениях и транспортировке и другие издержки выхода на мировой рынок.

С учетом этих обстоятельств выбор между фиксированным и плавающим курсом зависит, в основном, от предпочтений между номинальным ростом курса и сравнительно более высокой инфляцией. Такие же результаты могут быть получены за счет изменения реального обменного курса. Например, в период 1980-96 гг. в Гонконге, где использовалось валютное правление, наблюдалась большая инфляция, чем в Сингапуре, где действовал режим управляемого плавания, хотя рост реального курса в обоих случаях был одинаковым.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |