Имя материала: Международные финансовые рынки и международные финансовые институты

Автор: Моисеев С.Р.

11.1.  «целевые зоны» вилльямсона

Термин «целевые зоны» (target zones) по отношению к валютным курсам был впервые упомянут в «Руководстве по плаванию» МВФ от 1974 г. Во избежание «антиобщественных» манипуляций валютным курсом МВФ с подачи Комитета Двадцати предлагал «стабильные, но корректируемые валютные курсы» и определенный целевой диапазон их колебаний. Сама идея удержания курса в пределах целевой зоны была озвучена еще раньше, однако называлась она по-другому. Ее автор,

Джордж Халм, дал в 1965 г. название своему проекту «предложение диапазона» (band proposal).

По своему экономическому смыслу наклонный валютный коридор аналогичен режиму целевых зон. Концепция целевых зон активно разрабатывалась в середине 1980-х гг. Институтом Международной Экономики в Вашингтоне. С тех пор множество специалистов стало называть таким термином любой фиксированный курс с ограниченными пределами колебаний вне зависимости от ширины диапазона и частоты его изменения. Чтобы прекратить терминологическую путаницу американский экономист Якоб Френкель ввел в обиход понятие «наклонный валютный коридор» (crawling band). Им он обозначил широкий диапазон колебаний обменного курса, постоянно изменяемый властями, для того чтобы минимизировать возможность конфликта между политикой валютного курса и макроэкономической обстановкой в стране.

С пересмотром Устава МВФ в конце 1970-х гг. о целевых зонах забыли. Возрождение старой идеи произошло в 1982 г., когда под впечатлением переоценки курса доллара США экономисты Института Международной Экономики на конференции, посвященной торговой политике, предложили ввести целевые зоны. В 1983 г. профессор Института Джон Вилльямсон представил окончательный вариант проекта, состоящего из нескольких пунктов.

Власти удерживают обменный курс национальной валюты в пределах публично обнародованной зоны в ±10\%.

Долгосрочная зона определяется с точки зрения реального эффективного валютного курса. Краткосрочная зона с точки зрения номинального валютного курса регулярно пересматривается с учетом реальных шоков и изменения платежных потоков.

Центром зоны выступает «фундаментальный равновесный валютный курс», удовлетворяющий требованию внутреннего и внешнего макроэкономического равновесия в среднесрочном периоде.

Когда обменный курс достигает границ зоны, власти должны изменить свою денежно-кредитную и валютную политику так, чтобы вернуть курс в центр зоны. При этом власти не берут на себя жесткого обязательства по предотвращению выхода курса за пределы зоны.

Предложение Дж. Вилльямсона было подвергнуто критике профессором Массачусетского Технологического Института Рудигером Дорнбушем. Он полагал, что целевые зоны могут вести к монетизации бюджетного дефицита и отвлекать денежно-кредитную политику от «битвы с инфляцией». С учетом мнения Дорнбуша Вилльямсон расширил проект целевых зон, включив в него активную налогово-бюджетную политику. Теперь если валюта, обесцениваясь, выходила за границы   диапазона,   а   экспансивная   денежно-кредитная политика стимулировала инфляцию, властям необходимо ужесточить налогово-бюджетную политику. Новый план, выдвинутый в 1987 г. Джоном Вилльямсоном совместно с Марком Миллером, носил название «Цели и показатели: проект международной координации экономической политики». Он включал в себя помимо концепции целевых зон на основе фундаментального равновесного валютного курса также эндогенный целевой ориентир роста номинального спроса. Оба показателя могли стать промежуточными целями для каждой из стран Большой Семерки.

 

Ключевая идея Вилльямсона о целевых зонах была применена на практике. В феврале 1987 г. в Лувре министры финансов и управляющие центральными банками Группы Пяти и Канады выступили с заявлением, в котором обязались стабилизировать номинальные валютные курсы на существовавшем тогда уровне. В неопубликованном договоре правительства устанавливали целевые зоны валютных курсов и условились защищать их с помощью интервенций. Хотя диапазоны зон обнародованы не были, специалисты полагают, что зона составляла ±5\%. Спустя несколько месяцев после заключения Луврского соглашения период стабильности завершился, и в октябре 1987 г. на фондовом рынке США произошел обвал, а затем крах, отразившийся на мировой экономике в целом.

 

Ради справедливости стоит отметить, что Луврское соглашение в корне отличалось от проекта Дж. Вилльямсона и М. Миллера:

целевые зоны публично не объявлялись;

ширина диапазона была довольно узкой;

зона определялась не с позиций реального эффективного валютного курса, а с точки зрения номинального билатерального курса валют;

диапазон действовал временно, «вплоть до дальнейшего уведомления»;

власти должны были координировать свои действия после выхода за пределы зоны, а не до опасного инцидента.

В последующем всякие предложения целевых зон разбились под натиском теории валютных кризисов. Как доказал профессор Массачусетского Технологического Института Пол Кругман, заложивший основу первого поколения моделей валютного кризиса, любая целевая зона, в конечном счете, приходит к валютному краху.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |