Имя материала: Рынок ценных бумаг и биржевое дело

Автор: Дегтярева Ольга Ильинична

Глава 1. ценные бумаги, их виды и особенности

 

1.1.

Классификация ценных бумаг

Закон «О рынке ценных бумаг» определяет ценную бумагу как любую ценную бумагу, в том числе бездокументарную.

В качестве эмитентов ценных бумаг выступают юридические лица, государственные органы, органы местной администрации, предприятия, учреждения, организации, несущие от своего имени обязательства перед владельцами ценных бумаг по осуществлению прав, закрепленных ими.

Формы эмитирования ценных бумаг различны: именные, на предъявителя, в форме бухгалтерских записей.

Именные эмиссионные ценные бумаги — это ценные бумаги, информация о владельцах которых должна быть доступна эмитенту из реестра владельцев ценных бумаг; переход прав на них и осуществление закрепленных ими прав требуют обязательной идентификации владельца.

Эмиссионные ценные бумаги на предъявителя — это ценные бумаги, переход прав на которые и осуществление закрепленных ими прав не требует идентификации владельца.

Ценные бумаги могут быть эмитированы в документарной и бездокументарной формах.

Документарная форма эмиссионных ценных бумаг — это форма эмиссионных ценных бумаг, при которой владелец устанавливается на основании предъявления оформленного надлежащим образом сертификата ценной бумаги или — в случае депонирования такого — на основании записи по счету депо.

Бездокументарная форма эмиссионных ценных бумаг — это форма эмиссионных ценных бумаг, при которой владелец устанавливается на основании записи в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг или — в случае депонирования ценных бумаг — на основании записи по счету депо.

Действующее законодательство для любой ценной бумаги закрепляет следующие основные признаки:

Во-первых, ценная бумага — это документ установленной формы с обязательными реквизитами1. Следовательно, в определении ценной бумаги на первый план выступают ее форма и содержание. С точки зрения теории формы сделок, любой документ представляет собой словесную письменную форму выражения и закрепления воли участников сделки2. Если принять во внимание, что всякая ценная бумага удостоверяет и выражает сделку и порождаемое ею обязательство, то понятным и оправданным будет применение к ней общих положений этой теории.

Документы могут «фиксироваться» на различных носителях и, как следствие, иметь различную форму или, точнее, различную материализацию письменной формы. Традиционные документы выражены на бумажном носителе, который до недавнего времени рассматривался в качестве едва ли не единственного средства материализации документа. На бумажном носителе ценные бумаги традиционно выражались в виде отдельно существующего документа, текст которого воспроизводит обязательные реквизиты ценной бумаги, и ничего более. Ценные бумаги в таком виде именуются документарными классическими ценными бумагами.

1              Под документом в соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об обязательном экземпляре документов* от 29 декабря 1994 г. следует понимать материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи или изображения, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях хранения и общественного использования.

2             «Форма в сделке представляет собой тот способ, при помощи которого фиксируется волеизъявление, направленное на совершение сделки» (см ■ Иоффе О С. Советское гражданское право. — М., 1967. — С. 273).

3             Мурзин Д.В. Указ. соч. — С 10.

К форме такого документа закон предъявляет особые требования. Но это всего лишь квалифицированная форма письменной сделки, предусмотренная законом. В ч. 2 п. 1 ст. 160 ГК РФ говорится, что «законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваются последствия несоблюдения этих требований». Таким образом, на наш взгляд, предпочтительной является позиция тех ученых, кто форму ценной бумаги усматривает в «технических характеристиках исполнения бланка»3.

Содержание такой ценной бумаги также предельно формализовано. Классические ценные бумаги должны обладать идентификационными признаками, или реквизитами, определяемыми законодательством. Например, согласно ст. 878 ГК РФ, чек должен содержать:

наименование «чек», включенное в текст документа;

поручение плательщику выплатить определенную денежную сумму;

наименование плательщика и указание счета, с которого должен быть произведен платеж;

указание валюты платежа;

указание даты и места составления чека;

6)           подпись лица, выписавшего чек, — чекодателя.

Отсутствие в ценной бумаге хотя бы одного из обязательных

реквизитов или несоответствие ценной бумаги установленной для нее форме, согласно п. 2 ст. 144 ГК РФ, влечет ее ничтожность, т. е. недействительность, вытекающую из самого факта ее совершения и презюмируемую независимо от решения суда.

Ценная бумага, однако, может фиксироваться и функционировать не только в виде отдельно взятого документа, но и как составная часть документа, который сам по себе ценной бумагой не является. В этом случае принято говорить о бездокументарных ценных бумагах, формой представления которых являются записи в специальном реестре1. Поскольку такое представление в корне изменяет характеристику ценной бумаги, делая ее как бы «тенью», отбрасываемой правоустанавливающим документом (реестром ценных бумаг), постольку понадобилось введение в оборот суррогатов ценной бумаги — различного рода сертификатов и других аналогичных документов, подтверждающих права владельцев ценных бумаг. Легализует существование таких документов в гражданском обороте ч. 2 п. 1 ст. 149 ГК РФ, в соответствии с которой лицо, осуществившее фиксацию права в бездокументарной форме, обязано по требованию обладателя права выдать ему документ, свидетельствующий о закрепленном праве.

1 Однако не следует исходя из этого отождествлять бездокументарную форму с «безбумажной формой» и, наоборот, документарную форму только с бумажным носителем, как это иногда делается в экономической литературе (см.: Рынок ценных бумаг / Под ред. В.А. Галанова, А И. Басова. — М., 1996. — С. 1).

В соответствии со ст. 2 Закона «О рынке ценных бумаг» под документарной формой эмиссионных ценных бумаг понимается форма эмиссионных ценных бумаг, при которой владелец устанавливается на основании предъявления оформленного надлежащим образом сертификата ценной бумаги или, в случае депонирования такового, — записи по счету депо. Соответственно бездокументарная форма раскрывается как форма эмиссионных ценных бумаг, при которой владелец устанавливается на основании записи в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг или, в случае депонирования ценных бумаг, — записи по счету депо. Тем самым в основе деления ценных бумаг на документарные и бездокументарные лежит не форма сделки, но ее квалифицирующие признаки. «В поисках примирения обычной и бездокументарной ценной бумаги именно форма выдвигается как связующее звено»1. И документарные, и бездокументарные ценные бумаги отличает всего лишь разная квалификация письменной формы фиксации прав на бумажном носителе, и если не выступать против того очевидного факта, что по букве закона бездокументарные ценные бумаги также считаются ценными, как и классические, то остается только прибегнуть к поиску связующего звена, которое могло бы объединить в едином понятии эти две формы представления ценных бумаг2.

1              Рынок ценных бумаг / Под ред. В А. Галанова, А. И. Басова — М , 1996 — С. 11

2             Или, как их называет Д.В. Мурзин, «формы фиксации прав, удостоверенных ценной бумагой». Причем в отличие от Д В. Мурзина мы не считаем, что Гражданский кодекс РФ дает два различных определения ценной бумаги — документарной и бездокументарной. К сожалению, в тексте закона прямо не говорится о бездокументарных ценных бумагах, и в этом смысле содержание ст. 149 ГК не вполне отвечает ее названию. В действительности в ней идет речь об особой форме фиксации прав, удостоверяемых обычной ценной бумагой.

В одних случаях этот поиск ведется в направлении аналогии или конструирования теории квази ценных бумаг. Суть этих попыток может быть сведена к следующему. Ценные бумаги, согласно этой точке зрения, — это документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг. Гражданский кодекс РФ называет бездокументарной ценной бумагой «фиксацию прав, закрепляемых этой бумагой, в том числе в бездокументарной форме» (ст. 143). В п. 2 ст. 142 ГК говорится о том, что в случаях, предусмотренных законом или в установленном им порядке, для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, достаточно доказательств их закрепления в специальном реестре (обычном или компьютеризованном). Все это дает основание утверждать, что бездокументарные ценные бумаги представляют собой имущественные права, приравненные к ценным бумагам по правовому режиму, поскольку в соответствии со ст. 149 ГК РФ к такой форме фиксации прав применяются правила, установленные для ценных бумаг, если иное не вытекает из особенностей фиксации.

 

По существу, каждое такое право, не будучи выражено отдельным документом, остается частью гражданско-правового обязательства, как считают В.А. Белов, В.П. Павлов и др.

В иных случаях конструируется абстрактное понятие ценной бумаги, для которой форма фиксации имеет вторичное значение. Тупиковыми, по мнению Д.В. Мурзина, являются пути, когда с одной стороны, за легальное определение ценной бумаги принимается только относящееся к документарной бумаге, а с другой — то же определение отвергается как оставляющее за скобками бездокументарные ценные бумаги и поэтому страдающее явной неполнотой. Поэтому, в первую очередь, необходимо обнаружить точки соприкосновения обычной и бездокументарной ценной бумаги1. Представители этого направления, например Д.В. Мур-зин, понимая, что единственным связующим звеном между обычной и бездокументарной ценными бумагами остается выраженное в них субъективное право, формулируют представления о ценной бумаге как о фикции бестелесной вещи.

Технический прогресс перевернул традиционные представления о документах как о бумажных вещах с зафиксированной на них текстовой либо визуальной информацией. Появление и развитие средств звукозаписи, а затем и электронно-вычислительной техники заставили признать значение документа за объектами с такими свойствами, которые исключали органолептическое, непосредственное восприятие содержания данного документа. Для этого потребовались специальные средства воспроизведения. Соответственно и для составления таких документов стали нужны иные средства записи, нежели ручка, перо или даже пишущая машинка.

1 Рынок ценных бумаг / Под ред В.А. Галанова, А.И Басова. — М , 1996. — С. 6. 10

Тем не менее идет ли речь о бумажной вещи с зафиксированным на ней текстом либо об электронных носителях текстуальной информации, которая может быть воспроизведена визуально и материально, перед нами в широком смысле документ с «информацией в виде текста». Данное обстоятельство получило прямое законодательное подтверждение в Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февраля 1995 г., в ст. 2 которого записано, что «документированная информация (документ) — это зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать».

Электронный способ фиксации документа используется сегодня только для бездокументарных ценных бумаг (записей в электронном реестре — ст. 142, 149 ГК РФ). Однако не существует никаких объективных препятствий ни для электронных вариантов документарных ценных бумаг, ни для электронных версий сертификатов ценных бумаг1.

Во-вторых, всякая ценная бумага должна удостоверять определенные права (требования уплаты конкретной денежной суммы, дивидендов или процентов и т. п.), которые имеет указанный в бумаге законный владелец в отношении обязанного лица, также обозначенного в бумаге. Хотя в ГК РФ говорится лишь об имущественных правах, удостоверяемых ценными бумагами, в них могут содержаться и иные права. Например, акция помимо имущественных прав удостоверяет право на участие в управлении делами акционерного общества. Уже в Законе «О рынке ценных бумаг» присутствует более полная характеристика этого признака ценной бумаги. В ст. 2 данного нормативного акта говорится, что ценная бумага закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением установленных настоящим Федеральным законом формы и порядка. Ценные бумаги могут удостоверять не любые виды гражданских прав, а только указанные в Законе.

1              Однако уже с появлением возможности фиксации прав, предоставляемых ценными бумагами, в специальных реестрах термин «ценная бумага» сделался анахронизмом, поскольку этот документ утратил вид отдельно существующей бумаги. С переходом же на электронные средства фиксации он, по сути, стал «лингвистической фикцией» А это невольно подталкивает исследователей к экстраполяции лексических норм на нормы юридические. Раз термин «ценная бумага» по отношению к имущественным правам, зафиксированным в электронном реестре, является фикцией, то фикцией является и сам объект гражданских прав, обозначаемый этим термином.

2             Не относится к числу ценных бумаг и так называемая «золотая акция», существо которой сводится к специальному праву на участие Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований (государства) в управлении откры-

В-третьих, ценной бумагой является не всякий документ, даже и удостоверяющий с соблюдением определенной формы и реквизитов определенные права. Для того чтобы такой документ обращался как ценная бумага, необходимо прямое указание Закона о придании ему статуса ценной бумаги. Не относятся поэтому к ценным бумагам сертификаты ценных бумаг, выписки из реестров владельцев ценных бумаг, чековые (лицевые) счета, свидетельства о депонировании ценных бумаг и т. п.2 Этот внешне формальный признак на самом деле является решающим условием для юридической науки и практики, поскольку юридическая сущность ценной бумаги такова, что практически любое имущественное право может быть представлено в данной вещной форме3. Кроме того, существенность данного признака объясняется еще и тем, что науке (и экономической, и юридической) до сих пор не удается выработать сколько-нибудь приемлемое единое определение ценных бумаг. Но если невозможно дать строго научное, а затем и юридическое определение, если невозможно сформулировать понятие ценной бумаги на все случаи жизни, то эту трудность можно обойти путем исчисления признанных государством конкретных видов ценных бумаг, которые имеются в практике4.

тыми акционерными обществами, созданными в процессе приватизации. По мнению Д.В Мурзина, «специальное право — «золотая акция» выступает средством ограничения гражданских прав (в данном случае — прав других акционеров. — Прим. авт.) по основаниям, предусмотренным ч. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ». Нельзя относить к ценным бумагам и другую разновидность субъективных прав, связанных с функционированием акционерного общества, каковой являются объявленные акции. Объявленные акции означают возможность для общества размещать оговоренное количество акций дополнительно к уже размещенным и приобретенным акционерами акциям (размещенные акции), номинальная стоимость которых формирует собственно уставный капитал. Ценными бумагами объявленные акции становятся после перевода в разряд размещенных акций при прохождении процедуры государственной регистрации выпуска таких акций.

3             Российский исследователь природы ценных бумаг на предъявителя Н.О Нерсе-сов относил к ценным бумагам не только конститутивные, но и легитимирующие документы (билеты, ломбардные документы, страховые полисы и др.) По его мнению, «некоторые из институтов гражданского права стоят как бы на рубеже вещного и обязательственного права... По некоторым свойствам они подлежат определениям обязательственного права, а по другим — вещного права. Не случайно по этому поводу В.А. Белов заметил, что, вероятно, «во всяком субъективном праве можно найти черты как права вещного, так и права обязательственного» (см.. Белов В.А. «Неразгаданный» Нерсесов // Нерсесов Н.О. Представительство и ценные бумаги в гражданском праве. — М., 1998. — С. 2).

4             Рынок ценных бумаг. Указ. соч. — С. 10.

Однако данное правило следует трактовать не только как прямое упоминание в законе того или иного документа (имущественного права) как ценной бумаги, но и в порядке, определяемом в законе. К числу ценных бумаг второго вида относится, например, опционное свидетельство, причисленное к числу ценных бумаг постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг РФ «Об опционном свидетельстве, его применении и утверждении стандартов эмиссии опционных свидетельств и их проспектов эмиссии»' № 1 от 9 января 1997 г.

В-четвертых, важнейшей особенностью ценных бумаг является возможность их передачи другим лицам. Способы такой передачи могут быть самыми различными (уступка требования для именных бумаг, вручение — для предъявительских и т. д.). С передачей ценной бумаги к новому обладателю переходят в совокупности все удостоверенные ею права. Это означает, что обладание ценной бумагой легитимирует владельца в качестве субъекта права из бумаги.

Под легитимацией принято понимать подтверждение и публичное признание определенного лица носителем определенного субъективного права, в нашем случае — управомоченным держателем ценной бумаги, воплощающим это право2.

Легитимация держателя ценной бумаги вытекает из ее содержания, и в зависимости от способа легитимации ценные бумаги классифицируются на именные, предъявительские и ордерные. Согласно ст. 145 ГК РФ, права, удостоверенные ценной бумагой, могут принадлежать:

предъявителю ценной бумаги (ценная бумага на предъявителя);

названному в ценной бумаге лицу (именная ценная бумага);

названному в ценной бумаге лицу, которое может само осуществить эти права или назначить своим распоряжением (приказом) другое управомоченное лицо (ордерная ценная бумага).

1              См.: Вестник ФКЦБ России. 1997. № 1. Возможность эмиссии такого рода бумаг была предусмотрена п. 1 ст. № 16 Федерального закона «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» // Российская газета. 1997. 2 августа.

2             Белов В.А Указ. соч. — С. 71.

Легитимация каждого последующего владельца происходит с соблюдением специальных правил. Для именных ценных бумаг — в порядке цессии (п. 2 ст. 146 ГК РФ) с помощью отдельного документа — передаточного распоряжения (п. 20.2 Временного положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 12 июля 1995 г. № 3) или без такового с предъявлением первичных документов, подтверждающих переход права собственности на акции (абз. 2 п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 4/8 от 2 апреля 1997 г. «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах».

Кроме того, о состоявшейся передаче прав по именной ценной бумаге должен быть поставлен в известность регистратор (депонент) для производства соответствующих записей, фиксирующих нового владельца. Предъявительские и ордерные ценные бумаги передаются путем простого вручения.

В-пятых, ценной бумаге присуще свойство публичной достоверности, суть которого заключается в предельном ограничении круга тех оснований, которые могут дать право должнику отказаться от исполнения лежащей на нем обязанности1. Ценная бумага, например, не может быть оспорена должником по мотиву отсутствия обязательства либо недействительности сделки, лежащей в его основании. Иными словами, публичная достоверность — это такое свойство ценной бумаги, которое обязывает должника произвести исполнение по ней, удостоверившись лишь в наличии необходимых реквизитов, а ее владельца освобождает от проверки оснований выдачи ценной бумаги, если она имеет соответствующие формальные признаки2. Как пишет М.М. Агарков, «...публичная достоверность исключает возможность возражений, основанных на отношениях, не получивших выражения в тексте бумаги». Иными словами, признак публичной достоверности означает также, что должник не имеет права на возражения, вытекающие из его отношений с кем-либо из лиц, бывших в прошлом добросовестным и законным (т. е. надлежащим образом легитимированным) держателем этой ценной бумаги3.

По формальным основаниям разрешены возражения, например, ссылка на просрочку представления ценной бумаги к исполнению, на подделку либо подлог. Владелец ценной бумаги в случае обнаружения подлога или подделки ценной бумаги приобретает право по отношению к лицу, передавшему ему такую бумагу, требовать надлежащего исполнения обязательства, удостоверенного этой бумагой, и возмещения убытков.

• См : Гражданское право. Учеб. — Часть 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. - М., 1999. - С. 182.

2             См ■ Комментарии части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. — М.: Фонд «Правовая культура», 1995. — С. 183.

3             Агарков М.М. Основы банковского права. Учение о ценных бумагах. — М.: БЕК, 1994. - С. 201, 206.

4             В п 9 «Обзора практики разрешения споров, связанных с использованием векселей указывается, что «в абстрактном обязательстве кредитор не обязан

Кроме того, должник вправе выдвигать против требований кредитора возражения, основанные на отношениях, связывающих их друг с другом и известных кредитору4.

В-шестых, абстрактность ценных бумаг. Публичная достоверность сама в свою очередь происходит от особого свойства ценных бумаг, именуемого абстрактностью. Эта особенность зафиксирована в ч. 1 п. 2 ст. 147 ГК РФ, в соответствии с которой отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой, со ссылкой на отсутствие его основания либо на его недействительность не допускается.

Абстрактность ценной бумаги как обязательства не следует отождествлять с абстрактностью ее как объекта гражданского права и документа. Если для должника наличность и действительность обязательства не имеют значения для его исполнения и если оно удостоверено ценной бумагой, то для кредитора во всех ценных бумагах, за исключением векселей и чеков, должны быть указаны основания выдачи1. В то же время абстрактность обязательства по ценной бумаге не исключает наличия абстрактных и каузальных ценных бумаг. Однако в каузальной ценной бумаге указание об основаниях ее выдачи не дает права должнику отказаться от исполнения по ней в связи с отсутствием либо недействительностью удостоверенного ею обязательства.

доказывать наличие основания требования. Но если должник доказал отсутствие основания вексельного обязательства и известность этого факта кредитору по связывающей их (выд. авт) гражданско-правовой сделке, оснований для взыскания средств по векселю не имеется (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ - 1997. - № 10).

1              Белов В.А. Указ соч. — С. 67—68.

2             Мурзин Д.В. Указ соч — С. 21

Из этого признака Д.В. Мурзин, например, делает вывод о том, что влияние основания, или каузы, на ценные бумаги имеет специфический характер, отличный от того, который восходит еще к традициям римского частного права. С некоторой долей сомнения он предлагает рассматривать практическую ценность классификации ценных бумаг на абстрактные и каузальные сегодня «только в том, что указание на основание выдачи ценной бумаги в таких бумагах, в которых законом прямо предусмотрено, что они содержат ничем не обусловленное требование к обязанному лицу (вексель и чек), влечет их ничтожность. В то же время так называемые каузальные ценные бумаги вполне могут существовать без указания на это в самом тексте бумаги»2. По В.А. Белову, относящему каузу к существенным реквизитам ценной бумаги, такая классификация имеет значение для распределения бремени доказывания основания обязательства по ценной бумаге. Если кредитор предъявляет требования по каузальной ценной бумаге, то он должен доказать, что обязанностям должника соответствует конкретное основание выдачи им ценной бумаги. И напротив, для требований из абстрактных ценных бумаг кредитор не должен доказывать наличие и основание своих прав: они предполагаются существующими. Должник в этом случае должен сам доказать, что права кредитора безосновательны1.

В-седьмых, традиционным признаком ценной бумаги является ее неразрывная связь с реализацией закрепляемых ею прав. Для их осуществления по общему правилу требуется предъявление самой ценной бумаги либо доказательств ее закрепления в специальном реестре. Данное свойство ценных бумаг неразрывно связано с их публичной достоверностью, и ему придается законом исключительное значение (ст. 142 ГК РФ). Без него публичная достоверность лишена смысла, поскольку никак не могла бы проявить себя в гражданском обороте. Данное обстоятельство позволило объявить этот признак формальной стороной публичной достоверности2.

Указанный признак принимает различный облик в зависимости от того, идет ли речь о реализации прав по документарной либо бездокументарной ценной бумаге. По документарным бумагам значение имеет способ установления управомоченного лица (именные, предъявительские и ордерные). Бездокументарные ценные бумаги лишены вещной формы, поэтому их владелец легитимируется по записям должника (для эмиссионных ценных бумаг — по данным реестра либо счета депо). Именные ценные бумаги документарной формы сами по себе не могут служить достаточным основанием легитимации их владельца. Закон «О рынке ценных бумаг» (ст. 29) требует совпадения имени, указанного на бланке ценной бумаги, с именем, зафиксированным в реестре. Более того, во всех случаях не требуется и самого бланка именной ценной бумаги (права акционеров, удостоверяемые акциями, осуществляются, например, по данным реестра акционеров), что дает основание утверждать, что для именных ценных бумаг сам бланк бумаги не играет правоустанавливающей роли3. Таким образом, одно лишь предъявление ценной бумаги является необходимым и достаточным условием для предъявительских и ордерных ценных бумаг с бланковым индоссаментом (передаточной надписью).

1              Белов В.А Указ соч. — С. 68.

2             Мурзин Д.В Указ. соч. — С. 24.

3             Там же. С. 29

Исходя из того что права владельца ценных бумаг при совершении операций с ними, а также порядок подтверждения этих прав различны, ценные бумаги при всем их многообразии можно подразделить на три основные группы: 1) долевые ценные бумаги; 2) долговые ценные бумаги; 3) производные ценные бумаги (см. рис. 1.1).

 

Ценные бумаги

Долевые

I

Долговые обязательства

Производные ценные бумаги

Акции

Облигации

Сертификаты ценных бумаг

 

Сертификаты

Опционы

 

Векселя Финансовые фьючерсы

 

Варранты

 

Рис 1.1 Классификация ценных бумаг

 

Акция — это эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации.

Виды акций достаточно разнообразны и различаются в зависимости от эмитента, способа реализации прав акционера, инвестиционных качеств и других признаков (см. рис. 1.2).

Облигация — это эмиссионная ценная бумага, закрепляющая право ее держателя на получение от эмитента облигации в предусмотренный ею срок ее номинальной стоимости и зафиксированного в ней процента от этой стоимости или иного имущественного эквивалента. Облигации различаются по эмитентам, целям выпуска, срокам займа, способам регистрации и формам выплаты дохода (см. рис. 1.3).

Рынок облигаций, по имеющейся информации, значительно превышает рынок акций по объему. При этом основными эмитентами этих ценных бумаг являются экономически развитые страны, и прежде всего США (около половины всей задолженности).

Признаки классификации:

Виды акций:

 

Биржевые

Эмитент

Корпоративные

Банковские

 

Обыкновенные

Реализация прав акционера

Конвертируемые

Привилегированные

Способ отражения движения

Именные

На предъявителя

 

Высокого качества —

Инвестиционные качества

Среднего качества —

Низкого качества

Рис. 1.2. Общая схема классификации акций

 

Облигации, по общему мнению, являются самым надежным объектом инвестирования. Профессионалы на рынке ценных бумаг называют облигации в зависимости от эмитентов корпоративными, муниципальными, государственными и ведомственными. Несмотря на специфику эмиссии и характеристики каждого вида облигации, они обладают одним общим качеством — являются долговыми обязательствами, свидетельством ссуды, предоставленной кредитором (владельцем облигации) заемщику (эмитенту). За пользование занятыми деньгами эмитент облигации должен выплатить их держателю вознаграждение в виде процента в течение всего срока владения облигациями. А общая сумма, подлежащая возврату, называется основной суммой займа, или номинальной стоимостью. Применительно к облигациям используется еще ряд устоявшихся терминов. Дату возврата суммы займа принято называть датой погашения облигаций, ставку процента — купоном, а время хождения этих ценных бумаг — сроком обращения.

Признаки классификации.

Виды облигаций

Центральный банк РФ

Государственные

 

Местные оганы власти

Муниципальные

Эмитент

Акционерные общества

Корпоративные —

 

Иностранные заемщики

Иностранные

 

р Финансирование новых инвестиционных проектов

Цель выпуска

Рефинансирование задолженности эмитента

Финансирование непроизводственной деятельности

1—3 года

Краткосрочные

 

Срок займа

—  3—7 лет

Среднесрочные

7—30 лет

Долгосрочные —

—I Свыше 30 лет

Бессрочные

Способ регистрации

■о

С указанием владельца

Без указания владельца

Именные

На предъявителя

 

Формы выплаты купонного дохода

Неизменная ставка

 

— Изменяющаяся ставка

С фиксированной ставкой

С «плавающей» ставкой

|—       Нулевая ставка

С дисконтом

Выигрышные займы

 

Рис I 3. Общая схема классификации облигаций

Процентные ставки по облигациям — это обычно платеж с фиксированными сроками уплаты. При этом ставка номинального процентного дохода по данной ценной бумаге зависит от ряда факторов: кредитоспособности заемщика (эмитента), продолжительности срока обращения, современных условий процентных ставок и т. п. Облигации с длительными сроками погашения приносят более высокий процентный доход по сравнению с облигациями, выпущенными на более короткие сроки. В то же время облигации высокого качества приносят более низкую ставку дохода в сравнении с другими облигациями.

Инфляция и жесткая денежно-кредитная политика также сказываются на величине процентной ставки.

Сертификаты (депозитные) — это письменные свидетельства кредитных учреждений о депонировании денежных средств, удостоверяющие право вкладчика на получение депозита. Депозитные сертификаты различаются в зависимости от вкладчиков, форм расчетов, сроков займа и т. д. (см. рис. 1.4).

Сертификаты бывают двух видов: до востребования, которые дают право на изъятие определенных сумм по предъявлению сертификата, и срочные, на которых указан срок изъятия вклада и размер причитающихся процентов. В отличие от обычных сберегательных счетов клиенту выдается не книжка, а удостоверение (сертификат), своего рода долговая расписка банка. Средства с такого вклада могут быть изъяты до истечения оговоренного срока.

У крупных инвесторов на Западе особой популярностью пользуются передаваемые депозитные сертификаты на предъявителя, которые свободно обращаются на вторичном рынке. Такого рода сертификаты выпускаются на срок от 30 дней до 6 месяцев и реализуются с дисконтом (ниже номинала).

При необходимости владельцы сертификатов могут продавать их на вторичном рынке либо использовать в расчетах по торговым сделкам и банковским займам. Возможность обращения депозитных сертификатов на вторичном рынке делает их привлекательным и ликвидным инструментом. В Российской Федерации депозитные (сберегательные) сертификаты — как именные, так и на предъявителя — выпускаются многими банками.

Вексель — это письменное долговое обязательство, составленное по установленной законом форме и дающее его владельцу безусловное право требовать при наступлении указанного в векселе срока с лица, выдавшего или акцептовавшего обязательство, уплаты оговоренной в нем суммы. С помощью индоссамента вексель может переходить из рук в руки, выполняя функции наличных денег.

Простой вексель оформляется заемщиком (векселедателем) и содержит обязательство платежа кредитору (векселедержателю). Что касается переводного векселя (тратты), то он выписывается кредитором (трассантом) и содержит приказ должнику (трассату) об уплате обозначенной суммы третьему лицу (ремитенту) или предъявителю. Этот вексель превращается в безусловную долговую расписку лишь после акцепта его трассатом (должником).

Наиболее ликвидными являются векселя, которые имеют гарантию крупных банков в форме аваля (поручительства) или акцепта (согласия на оплату). Такой вексель может свободно обращаться на вторичном рынке или использоваться в расчетах.

Признаиі классификации:

Виды сертификатов: —

 

 

Вкладчик

Физическое лицо

Сберегательный

Юридическое

Депозитный

 

 

Безналичная

Форма расчетов

 

Наличная

 

Определен

Срочный

Срок займа

Не определен

До востребования

 

 

Способ регистрации движения

Без

дополнительных записей

С оформлением

На предъявителя

 

Именной

 

Способ регистрации выпуска

Отрывной корешок

Регистрационный журнал

С корешками

 

Без корешков

 

Рис. 1.4 Общая схема классификации сертификатов

2

Понятие ценных бумаг в науке российского •   гражданского права

Легальная классификация относит ценные бумаги к группе вещей. Во всяком случае любое иное понимание буквального смысла ст. 128 ГК РФ представляло бы собой лингвистическое ухищрение. Но означает ли это, что ценные бумаги в действительности представляют собой особую разновидность вещей? Или же перед нами пример юридической фикции, т. е. заведомо ложного и неопровержимого предположения1, распространяющего одинаковый правовой режим на различные по социально-экономической сути группы объектов?

Вопрос этот далеко не прост и ответ на него дать нелегко. Ни для законодателя, ни для судебной практики положительного решения он не имеет. В свое время этот вопрос загнал в тупик российские судебные органы. На протяжении последних 15 лет XIX столетия гражданский кассационный департамент правительствующего Сената России несколько раз менял свое мнение о природе предъявительских ценных бумаг. То им утверждалось, что предъявительская бумага не может называться вещью, поскольку «бумаги на предъявителя существенно отличаются от других видов движимого имущества... более всего приближаясь к денежным знакам, и потому к ним не могут быть применены общие правила об имуществах движимых» (1875)1, то им высказывалась точка зрения прямо противоположная (1892)3.

1              «Вообще фикция ведет к ложному и неправильному представлению понятий; она дает основание к признанию того, чего нет в действительности Фикция имеет место там, где к данным фактическим отношениям применяются чуждые их природе юридические начала; чрез нее впервые возникает право. Вместо того чтобы создать для новых гражданских отношений согласные с их природой юридические правила, при посредстве фикции обсуждают их по существующим уже нормам. (Выдел, авт.) Фикция предполагает две неравные величины равными, два разнородных отношения тождественными» (см : Нерсесов Н О. Представительство и ценные бумаги в гражданском праве. — М., 1998. — С. 20) Подробнее о фикциях см.: Ойгензихт В.А Презумпции в советском гражданском праве — Душанбе, 1976 - С. 14-15.

2             Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. — М , 1995. — С 274.

3             Шершеневич ГФ. Учебник торгового права. — М., 1994. — С. 176

В конце XIX в. российский исследователь ценных бумаг Н.О. Нерсесов сетовал на то, что «самый термин «ценные бумаги» (Werthpapiere, les valeurs или les effets) до сих пор не имеет точного определения ни на разговорном языке, ни в законодательстве». Первое его официальное употребление связывается с общегерманским торговым уложением1.

Экономическая наука считает* ценную бумагу формой существования капитала, отличной от его товарной, производительной и денежной форм, которая может передаваться вместо него самого, обращаться на рынке как товар и приносить доход. Это особая форма существования капитала. Суть ее состоит в том, что у владельца капитала сам капитал отсутствует, но имеются все права на него, которые и зафиксированы в форме ценной бумаги2.

1              Нерсесов Н. О. Представительство и ценные бумаги. — С. 138.

2             См.: Рынок ценных бумаг..— С. 9—10.

3             Павлов В.П. Некоторые вопросы теории гражданских правоотношений в части первой нового Гражданского кодекса Российской Федерации // Сборник научных трудов, посвященный памяти В.А. Рясенцева — М.: Моск. гос. юрид. академия, 1995. — С. 42—48

И сегодня дискуссия по поводу юридической природы ценных бумаг не прекращается. Более того, можно с уверенностью говорить о наличии серьезного кризиса в гражданско-правовой теории ценных бумаг, в результате которого, по существу, отрицается официальная позиция, занятая законодателем по вопросу о юридической природе ценных бумаг. В качестве наиболее характерного примера приведем позицию В. П. Павлова, который утверждает, что сам по себе бумажный носитель ценной бумаги не обладает какими-либо потребительскими свойствами и не представляет какого-либо экономического интереса. Владелец ценной бумаги имеет некоторую совокупность прав в отношении определенных субъектов, в том числе право на участие в управлении акционерным обществом, право требования определенной денежной суммы либо доли имущества и т. п. Следовательно, Гражданский кодекс РФ как бы предлагает ввести в обиход понятие «право собственности на обязательство». «Подобный правовой парадокс стал возможен только вследствие недостаточной теоретической проработки проблемы обязательств, закрепленных на бумажном носителе и объединенных под названием «ценные бумаги». Современное развитие средств фиксации обязательств на других носителях, которые принципиально не могут быть средством индивидуального пользования (например, электронная память базы данных банка), позволяет ставить вопрос об исключении ценных бумаг из категории предметов права собственности, тем более что и в прежнем виде на бумажном носителе ценные бумаги не отвечали критериям предмета права собственности из-за срочности связанных с ними прав и обязанностей и невозможности самостоятельного извлечения из них полезных свойств управомоченным лицом без привлечения должника»3.

Фактически не существует никакого удовлетворительного объяснения ни их юридической природы, ни перечня единых признаков, присущих ценным бумагам как родовому объекту гражданских прав. Как подчеркивает Д.В. Мурзин, «четкой дефиниции ценной бумаги ввиду отсутствия общих признаков вывести вновь не удалось, более того, предполагаемые признаки отпали почти все, за исключением одного — всякая ценная бумага с материальной точки зрения представляет собой обязательственное договорное право (Выдел, авт.)». Между тем без ясного понимания юридической сущности этого явления едва ли возможно достичь адекватного его правового регулирования. Тем не менее в юридической науке предпринимаются попытки установить родовые признаки и видовые отличия ценных бумаг.

Выделяются внешние признаки ценных бумаг, которые предлагается считать едиными квалифицирующими признаками всего института ценных бумаг. Прежде всего указывается на повышенную оборотоспособность прав (упрощенная передача прав), удостоверенных ценной бумагой1.

В отношении предъявительских и ордерных бумаг повышенная оборотоспособность не вызывает возражений, для именных же этот признак совсем не очевиден, поскольку передача прав по ним по скорости не отличается от общегражданской цессии. М.М. Агарков по этому поводу заметил, что «было бы ошибкой считать, что институт ценных бумаг в целом имеет целью дать обороту облегченные по сравнению с общими правилами гражданского права способы передачи права; «только» исторически такое утверждение имеет основания»2.

1              См.: Гражданское право России: Курс лекций. Ч. 1. — С 128, Гражданское право. Ч. 1: Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. — М., 1999. — С 181; Гражданское и торговое право капиталистических государств. — М.: Международные отношения, 1993. — С. 205.

Примечательно, что в теории ценных бумаг была высказана мысль о том, что одной из главных причин возникновения документов на предъявителя было желание обойти запрещение процессуального представительства (см.: Нерсесов Н.О. Указ. соч. — С. 10).

2             Агарков М.М Указ. соч. — С. 225

За этими немногими сходными свойствами обнаруживается масса различий, разводящих ценные бумаги в разные стороны их гражданско-правового режима. Так, совершенно по-разному устанавливаются исключения из общих правил обязательственного права, определяющие особенности реализации прав, заключенных в ценных бумагах. Предъявительские и ордерные бумаги устанавливают исключение из общих норм об уступке требования (ст. 382 ГК РФ), но именные им подчиняются (п. 2 ст. 146 ГК РФ); ордерные бумаги утверждают презумпцию солидарной ответственности прежних держателей бумаги (п. 1 ст. 147 ГК РФ), но этого не наблюдается в отношении иных ценных бумаг и т. д.

По И.Ш. Файзутдинову, ценные бумаги являются обобщенным понятием, средством юридической техники в различных областях экономики. В действительности же существуют разные виды ценных бумаг1. Думается это не совсем так, или даже совсем не так. Вопрос о реальности либо идеальности общих понятий — древний вопрос философии. Его не стоит поднимать в данной статье, носящей сугубо прикладной характер. Заметим лишь, что отрицание реальности ценной бумаги имеет под собой не больше оснований, чем отрицание реальности недвижимой вещи или недвижимости. В связи с этим ценная бумага — столь же реальная юридическая категория, объект гражданских прав, как и вексель, чек, коносамент и т. д. Все зависит от юридической квалификации конкретного правоотношения. В одних случаях на первый план выступают общие свойства, в других — специфические характеристики.

Понимает это и сам автор, который чуть ниже признает, что «ценная бумага — обобщенное понятие, реально существующее в имущественном обороте в различных видах, предусмотренных законами или в установленном ими порядке отнесенных к числу ценных бумаг»2.

Ссылка на юридическую технику ситуации не проясняет. Возникает вопрос: «А какое именно средство юридической техники представляют собой ценные бумаги?» Едва ли их можно считать конструкциями3 и уж тем более какими-либо иными специфическими элементами юридической техники. А раз так, то вероятнее всего, что ценные бумаги как архитектурный элемент гражданского законодательства относятся к группе юридических понятий и служат характеристикой определенного юридического явления, реального объекта гражданского права.

1              См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Ч. 1 / Под ред. О.Н. Садикова. М, 1998 - С. 303.

2             Там же. С. 305-306

3             О понятии юридической конструкции см , например, Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. — Екатеринбург, 1993 - С 131.

4             Мурзин Д.В. Указ. соч. — С. 79

По Д. В. Мурзину, ценная бумага как бестелесная вещь — это обязательственное договорное право, регулируемое нормами вещного права*. 'Другими словами, в этом объекте гражданских прав соединились и вещно-правовые, и обязательственно-правовые признаки. Хотя, конечно, это не дуалистическая теория, поскольку ее отправным пунктом является единство ценной бумаги как объекта гражданского права.

Доводы в пользу признания ценных бумаг бестелесными вещами и распространения на них режима права собственности могут быть сведены к следующему:

во-первых, закон относит все ценные бумаги (в том числе и бездокументарные) к вещам;

во-вторых, бездокументарные ценные бумаги, по существу, не могут быть признаны вещами в классическом смысле слова, но являются «приемом юридической техники», т. е. считаются таковыми по правовому режиму, а не sui generis;

в-третьих, не являются вещами в юридическом смысле и именные ценные бумаги, для которых бланк классической именной ценной бумаги служит только доказательством наличия прав, хотя и очень формализованным; на его место может быть поставлен любой другой документ, удостоверяющий права; для российских бездокументарных ценных бумаг эту роль играет выписка из реестра акционеров, не обладающая уникальностью бланка ценной бумаги, но также в достаточной степени формализованная;

в-четвертых, договор купли-продажи распространяется на отчуждение прав, а значит, и ценных бумаг, что равнозначно распространению на ценные бумаги правового режима вещей';

в-пятых, бестелесные вещи, как и любые другие нематериальные объекты, могут быть приравнены только к вещам, определенным родовыми признаками;

в-шестых, по мнению Д.В. Мурзина, только доктрина права собственности способна и поддержать, и оправдать существование бездокументарных ценных бумаг в России2, поскольку существует потребность в совершении с бездокументарными ценными бумагами сделок, сходных с договорами аренды, объектом которых являются только индивидуально определенные вещи3.

1              «Купля-продажа квалифицирует свой объект как объект вещного права; (Мурзин Д.В Указ соч. — С. 96).

Там же С. 88.

Там же С. 87.

Главная уязвимость теории бестелесных вещей заключается в ревизии конструкции права собственности. Фактически из содержания права собственности его ампутируется право владения. Д.В. Мурзин, правда, утверждает, что это отсечение одного из элементов триады носит во многом кажущийся характер, поскольку, во-первых, касается формальных случаев проявления права владения в отношении реальных вещей в нынешнем его истолковании; во-вторых, некоторые проявления полномочий владения, как они признаются современной доктриной гражданского права, допустимы и в отношении бездокументарных ценных бумаг (например, зачисление на баланс) и, наконец, в-третьих, возможны различные варианты владения, в том числе и такие, как «владение правом» или «опосредованное владение вещами»1.

В то же время В.П. Павлов считает, что ценные бумаги представляют собой обязательства, закрепленные на бумажном носителе2. Этот взгляд имеет давнее происхождение. Он пользовался особой популярностью во второй половине XIX в. Данная мысль принадлежит известному немецкому юристу Ф.К. Сави-ньи, предложившему считать ценную бумагу воплощенным в этом документе обязательством3. Однако В.П. Павлов на этом основании фактически отрицает роль именных и некоторых ордерных ценных бумаг (например, с именными индоссаментами) в качестве объектов гражданского права. Простая передача (как материальных вещей) именных ценных бумаг и ордерных с именными индоссаментами в смысле приобретения прав не является юридическим фактом. Подобные действия не порождают правовых последствий для «приобретателя» таких документов. Обладание документами не создает возможности воспользоваться правами, которые они «удостоверяют». С передачей ценной бумаги в том смысле, как она определена в ст. 142 ГК РФ, происходит переход прав только по предъявительским ценным бумагам и ордерным бумагам с бланковым индоссаментом.

В качестве более общего вывода следует, что функции именных и ордерных ценных бумаг в обращении не могут быть реализованы через документы, именуемые в ст. 142 ГК РФ ценными бумагами. Поэтому не следует рассматривать эти документы в качестве объектов гражданского оборота — вещей.

1              Мурзин Д.В Указ. соч - С 88-89.

2             Павлов В П. Указ. соч. — С. 42 и след.

3             См об этом: Нерсесов Н.О. Указ. соч. — С. 139.

С позиций классических представлений о форме ценных бумаг трудно объяснимой становится природа бездокументарных ценных бумаг, поскольку из их характеристики выпадает существенное условие ценной бумаги — документарное выражение заключенного в ней права. Не случайно В.А. Белов, например, считает попытки приравнять такие объекты к ценным бумагам конструированием юридической фикции'.

Выходом из создавшегося положения служат конструкции документов, в которых как бы материализуются бездокументарные ценные бумаги. Сами эти документы ценными бумагами не являются, и передача прав по ним осуществляется совсем не так, как это принято для ценных бумаг, но они как бы становятся «тенью ценной бумаги» в мире реальных вещей. К числу таковых относятся, например, «глобальные сертификаты». Они появились в законодательстве западных стран и по форме соответствуют ценной бумаге, но выпускаются в единственном экземпляре. В графе, отражающей количество ценных бумаг, право владения которыми удостоверяется сертификатом, указываются все (выдел, авт.) ценные бумаги этого выпуска. Глобальный сертификат всегда находится у хранителя (депозитария) и заменяет собой «массу документов, удостоверяющих права каждого эмитента». Формально ценная бумага продолжает существовать как документ (сертификат имеется), но передача прав по ней осуществляется не вручением этого документа, а поручением депозитарию перевести ценные бумаги на нового владельца.

С точки зрения Д.В. Мурзина, главным в характеристике права собственности являются не способы его защиты, а самостоятельность и независимость собственника в пользовании и распоряжении имуществом по своему усмотрению.

1 Белов В А. «Неразгаданный» Нерсесов.— С. 21. В свое время В.А. Белов считал незаконным введение безналичных ценных бумаг в гражданский оборот России (Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве. — М., 1996. — С. 127).

Безусловно, в каждой из вышеупомянутых характеристик ценных бумаг присутствуют вполне достоверные признаки, зафиксированные в конкретных правовых нормах и имеющие практическое значение. В то же время невозможность сформулировать единое понятие ценных бумаг, либо (что одно и то же) конструировать его на предельно абстрактном уровне «бестелесных вещей», вынуждает начать говорить о том, что под единым понятием ценные бумаги фактически скрываются две различные формы вещно-правового представления обязательственных прав. В классическом виде это документы, представляющие особую разновидность вещей, для которых, собственно, и предназначена характеристика, закрепленная в п. 1 ст. 142 ГК РФ. Бездокументарные ценные бумаги не имеют вещной формы и могут характеризоваться только как фикции, за которыми скрываются имущественные права, обычно фиксируемые ценными бумагами. Это «ценные бумаги» по содержанию, но не по форме представления, т. е. квазиценные бумаги.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |