Имя материала: Рынок ценных бумаг и биржевое дело

Автор: Дегтярева Ольга Ильинична

Последствия кризиса для национальных рынков ценных бумаг

Симптомы неблагополучия на финансовых рынках Таиланда стали накапливаться еще с начала 1996 г. Фондовый индекс в Бангкоке с января 1996 по май 1997 г. снизился почти вдвое. С конца февраля 1997 г. фондовые индексы устойчиво снижались и в других странах АСЕАН (Малайзия, Индонезия, Филиппины). В основе тенденции лежал отток с этих рынков денег иностранных портфельных инвесторов. Курсы валют большинства стран АСЕАН были тем или иным способом привязаны к курсу доллара США. Чтобы защитить фиксированные курсы в условиях оттока средств нерезидентов, власти вынуждены были прибегнуть к массированным валютным интервенциям и резко повысить процентные ставки. Для поддержки курса национальной валюты — бата — только в мае 1997 г. Таиланд потратил 4 млрд долл., в результате чего официальные валютные резервы упали до 33,3 млрд долл. — минимальной отметки за двухлетний период. К тому же дилеры Центробанка проводили рискованную игру, заключив форвардные контракты чуть ли не на всю сумму валютных резервов. Как следствие, к концу июня реальные резервы, находившиеся в распоряжении властей, составляли всего 1,1 млрд долл. (сумма, эквивалентная стоимости двухдневного импорта страны). Быстрое уменьшение валютных резервов и рост процентных ставок сделали очевидной проблему краткосрочной валютной задолженности восточноазиатских стран.

Внешний долг Таиланда достиг в середине 1997 г. 69,4 млрд долл., причем подавляющая его часть приходилась на долги частных компаний иностранным кредиторам. Аналогичная ситуация сложилась в Малайзии, где внешний долг за первую половину 1997 г. увеличился за это время до 59,3 млрд долл., причем больше половины этой суммы приходилось на кредиты со сроком погашения до 1 июля 1998 г. Поступление все новой информации о накопленных долгах в свою очередь усиливало негативные настроения среди иностранных инвесторов и спровоцировало изъятие ими денег.

Резкий перелом в развитии ситуации произошел 2 июля 1997 г., когда власти Таиланда вынуждены были отказаться от поддержки фиксированного курса бата и перейти к режиму «управляемого плавания». В результате его курс в июле — августе снизился почти на 20\%. С середины июля активизируются спекулятивные атаки и на валюты других стран АСЕАН. На Филиппинах также произошел переход к режиму «плавающего» курса. Индонезия в августе 1997 г. была вынуждена отказаться от политики «валютного коридора», в результате чего курс национальной валюты упал с 2,6 тыс. рупий за 1 долл. на конец июня до 3,85 тыс. на начало октября. Фиксированный курс сохранила Малайзия, но и здесь произошла существенная девальвация. В августе 1997 г. МВФ объявил о выделении Таиланду стабилизационных кредитов на 16,7 млрд долл., а в октябре согласовал с Индонезией пакет срочной финансовой помощи на 40 млрд.

Новая волна кризиса зародилась после того, как международные спекулянты сделали объектом своих атак валюту Гонконга — одного из основных финансовых центров всего вос-точноазиатского региона. 20—23 октября 1997 г. гонконгский фондовый индекс «Хан Сен» снизился в общей сложности на 25\%. Вслед за этим резкие колебания произошли на фондовых рынках всего мира: американский индекс Доу-Джонса снизился 28 октября на 7,2\%, на бирже в Токио падение составило 4,3\%, а во Франкфурте-на-Майне — 4,2\%. В России котировки «голубых фишек» снизились в конце октября на 20—30\%. Таким образом, кризис впервые вышел за границы Восточной Азии и стал глобальным.

В ноябре эпицентр кризиса неожиданно перемещается в Южную Корею. С начала 1997 г. здесь начали обостряться проблемы в корпоративном секторе, свидетельством чего явилось банкротство таких крупных компаний, как «Ханбо стил», «Киа» и «Джинро». В октябре правительство было вынуждено национализировать активы «Киа», после чего международные рейтинговые агентства резко снизили оценки корейского государственного долга. Это совпало по времени с кризисом фондового рынка в Гонконге. В результате паника началась и среди зарубежных инвесторов, вложивших деньги в Южной Корее. Выяснилось, что внешний долг местного корпоративного сектора значительно больше, чем считалось ранее. На конец декабря 1997 г. внешняя задолженность страны достигла 153 млрд долл., причем 92 млрд долл. приходились на кредиты со сроками погашения в пределах одного года. К концу ноября курс местной валюты упал ниже приемлемой границы — 1 тыс. вон за 1 долл., а к концу декабря была преодолена отметка в 2 тыс. вон. В декабре МВФ согласовал с корейским правительством пакет срочной финансовой помощи на 21 млрд долл.

К началу января 1998 г. выявились серьезные проблемы с проведением стабилизационной политики в Индонезии. Правительство внесло в парламент малореалистический проект бюджета, который расходился с параметрами, согласованными с МВФ. Рынок отреагировал на это падением курса рупии до 10 тыс. за 1 долл., а фондовый индекс снизился сразу на 12\%.

Практически одновременно в Гонконге потерпела банкротство крупнейшая инвестиционная компания «Перигрин», один их столпов местного финансового рынка. Непосредственной причиной этого явился невозврат кредитов, выданных индонезийской фирме — оператору линий такси «Стэди сейф», руководство которой было связано с семьей президента Сухарто. 13 января 1998 г. гонконгский фондовый индекс упал на 9\%, импульсы кризиса вновь распространялись по всему миру. В конце января Индонезия подписала с МВФ новое соглашение, которое было направлено на ужесточение финансовой политики и быстрое проведение реформ.

В феврале—апреле 1998 г. фондовые индексы в регионе были по-прежнему подвержены резким колебаниям, но постепенно наметилась тенденция к стабилизации и росту. К концу марта 1998 г. фондовый индекс в Таиланде повысился на 53\%, а в Южной Корее — на 52\% по сравнению с началом года. Валютные курсы также постепенно стабилизировались. Однако в середине мая в Индонезии положение на фондовом и валютном рынках продолжало ухудшаться, что переросло в политический кризис. Это было спровоцировано отменой в соответствии с требованиями МВФ государственных субсидий на энергоносители, вызвавшей резкий скачок потребительских цен. В стране начались массовые беспорядки. Торги на фондовой бирже были временно приостановлены. Рупия, стабилизировавшаяся в апреле 1997 г. на уровне около 8 тыс. за 1 долл., упала до 15 тыс.

Из других стран региона наиболее сильно пострадала Южная Корея, где фондовый индекс снизился до минимальной за 11 лет отметки. Кризис вновь вышел за рамки региона. Волна девальваций на этом этапе захватила и японскую иену, которая в начале июня достигла минимальной за последние семь лет отметки в 140 за 1 долл. Распространились слухи о возможной девальвации юаня КНР, что означало бы новый тур девальваций в регионе.

Различными были не только причины, но и формы кризисных проявлений на фондовых рынках развитых и развивающихся государств. На рынках развитых стран, в первую очередь США, наблюдалось как резкое падение, так и не менее резкий рост курса акций, что создавало картину затухающих колебаний с общей тенденцией замедления темпов роста. На рынках развивающихся стран обвальное падение курсов акций было растянуто во времени, а следовавший за ним рост был менее выражен. Продавцы ценных бумаг были не в состоянии продать их в полном объеме и за короткий промежуток времени. В результате процесс реализации акции растягивался во времени, а снижение их курса имело вид ступенчатого понижения.

От мирового финансового кризиса, начавшегося с валютных неурядиц Малайзии и Гонконга, особенно пострадали финансовые рынки новых индустриальных стран Азии и Латинской Америки и трансформируемых государств, из которых начался катастрофический отток капиталов. Ощутимый удар был нанесен экономике и КНР, для которой Гонконг традиционно был источником валюты и инвестиций. По оценкам экспертов, из-за структурных диспропорций гонконгскому фондовому рынку потребуется для восстановления несколько лет. Обескровливая новые рынки капиталов, мировой финансовый кризис замедлил экономический рост в развивающихся и трансформируемых странах. Последствия финансового кризиса в Юго-Восточной Азии ощутили на себе не только государства региона (см. табл. 18.4), но также в большей или меньшей степени практически все развивающиеся страны. Они проявились в переоценке со стороны зарубежных инвесторов инвестиционной привлекательности финансовых рынков развивающихся стран. Исчезла эйфория, существовавшая до кризиса, в отношении быстрого развития и высокой доходности операций на рынках развивающихся стран. За этой переоценкой последовала реструктуризация портфелей местных и международных инвестиционных

компаний, сопровождавшаяся сокращением инвестиций в ценные бумаги развивающихся стран. Замедление притока инвестиций капитала в развивающиеся страны стало одним из основных следствий кризиса в Юго-Восточной Азии.

Другим неблагоприятным последствием стало снижение потребительского спроса в странах Юго-Восточной Азии, уменьшение импортных потребностей, с одной стороны, и расширение их экспортной экспансии — с другой. Значительное обесценение валют создает серьезное конкурентное преимущество экспортерам этих стран. Результатом стали негативные изменения в торговых и платежных балансах многих государств — партнеров стран Юго-Восточной Азии.

Незадолго до азиатского биржевого кризиса недельная (16—23 октября) амплитуда колебаний индекса Доу-Джонса составила 250 пунктов. Причиной этого явилось опубликование квартальных отчетов компаний, прибыли которых не соответствовали ожиданиям инвесторов: одних они сильно разочаровали, у других — превзошли все прогнозы. Сильные колебания фондовых индексов спровоцировали нервозность участников рынка. В этих условиях подъем учетных ставок мог выявить чрезмерно завышенные ожидания инвесторов и спровоцировать обвал фондового рынка.

1 Источники: Finanual Times, 1998. — 20 февраля; Emerging Market Intestar @ lanuary.

Тогда с заявлением о сильно раздутом курсе акций на Нью-Йоркской бирже выступил глава ФРС А. Гринспен, который отметил, что с середины 1995 г. в США шло непрерывное повышение курса акций, которое когда-то должно приостановиться. Детонатором взрыва на фондовом рынке США послужили действия американских инвестиционных фондов в Юго-Восточной Азии. Еще в середине октября они предпринимали новые атаки на гонконгский доллар, воспользовавшись валютным кризисом в регионе. Пытаясь не допустить девальвации, власти Гонконга провели массированные интервенции.

Гонконг — второй после Японии крупнейший финансовый рынок на Дальнем Востоке — обладал мощными золотовалютными резервами. О готовности поддержать гонконгский доллар в создавшейся ситуации всеми своими резервами объявило правительство КНР. Тем не менее гонконгские власти прекратили интервенции и резко повысили учетные ставки. Подъем ставок негативно сказался на «перегретом» фондовом рынке Гонконга и привел к его обвалу: сводный индекс Hang Seng 28 октября 1997 г. упал сразу на 15\%, а общее падение цен на акции крупнейших компаний достигло 33\%. Это вызвало цепную реакцию на фондовых рынках мира. Особенно упали «голубые фишки» в Нью-Йорке, где индекс Доу-Джонса понизился на рекордную за всю его историю абсолютную величину — 540 пунктов, или на 7\%. На биржах Японии обвал составил 4,28\%, Тайваня — 5,78\%, Австралии — 7,2\%. На Лондонской фондовой бирже индекс Financial Times упал на 10\%. Потери в результате падения курса акций оценивались в 35 млрд долл. Во Франкфурте-на-Майне совокупный индекс акций снизился на 4,24\%, в том числе на 3,71\% подешевели акции таких компаний, как Фольксваген и Люфтганза. Хотя падение европейских индексов было существенным, оно не идет ни в какое сравнение с обвалом азиатских и американских индексов (в среднем на 7,5\%). В Японии, чтобы прекратить панику на фондовой бирже, вынужден был выступить премьер-министр Хосимото, в США — президент Клинтон.

Самые мощные изменения происходили на фондовом рынке США. Вслед за Доу-Джонсом 27 октября упали и другие американские индексы: S&P500 — на 64,64 пункта, NASDAQ — на 115,84 пункта. Падение курса акций в Нью-Йорке продолжалось и 28 октября, сразу после начала торговой сессии индекс Доу-Джонса упал еще на 60 пунктов. Только за один этот день на Нью-Йоркской бирже поменяли владельцев 695 млн акций. Убытки понесли десятки миллионов американских семей — акционеров крупнейших американских корпораций. Но уже 29 октября IBM стала скупать свои подешевевшие акции. Те же операции проводили и другие крупнейшие фирмы. Глава

Microsoft Билл Гейтс, по оценкам потерявший 27 октября 1,4 млрд долл., уже 28 октября «отыграл» 1,2 млрд долл. В результате 28 октября индекс Доу-Джонса повысился на рекордную за всю его историю величину — более чем на 300 пунктов. На американском фондовом рынке шел процесс корректировки курсов акций ведущих корпораций — IBM, Microsoft, Coca-Cola, McDonalds и др.

После падения индекса Доу-Джонса курс доллара на валютных рынках мира снизился относительно большинства основных валют, особенно японской иены, немецкой марки и швейцарского франка. Кризис на фондовых биржах вызвал панику и смятение на мировых товарных рынках. Падение цен произошло на цветные металлы, нефть, пшеницу, сою и хлопок. Торговцы опасались начала экономического спада в США и ослабления потребительского спроса на товары, производство которых продолжает увеличиваться. Инвесторы обратились к золоту как к одному из средств спасения капитала в условиях падения фондовых ценностей.

От корректировки курсов акций выиграли крупнейшие американские корпорации — ведущие экспортеры США. Они получили возможность по низкой цене скупить свои акции, расширить контроль над своими предприятиями, увеличить долю прибылей, направляемых на развитие производства и повышение конкурентоспособности. Дополнительные предпосылки для повышения конкурентоспособности американских корпораций создало вызванное биржевым кризисом падение курса доллара по отношению к другим основным валютам. После 27 октября вопрос о повышении учетных ставок ФРС был отложен. Оказалось возможным, не поднимая учетных ставок, обеспечить приток капитала в банки и помещение его в государственные ценные бумаги. Рядовые американцы, менее крупные компании и мелкие участники рынка, освободившись от стремительно дешевеющих акций, вложили остатки средств в правительственные облигации. Цена гособлигаций США поднялась, а их доходность только за 27 октября понизилась с 6,26 до 6,16\% годовых. Связанное с этим снижение расходов американского правительства на обслуживание государственного долга способствовало дальнейшему сокращению дефицита государственного бюджета и оздоровлению экономики США.

Стабильное состояние американской экономики обусловило приток в США средств с финансовых рынков Азии, Латинской Америки и трансформируемых государств Центральной и Восточной Европы. Огромный экономический потенциал США, мощные ТНК и инвестиционные компании снова проявили способность использовать, а иногда и создавать противоречия в рамках процесса глобализации рынка капиталов. Ресурсы, перебрасываемые корпорациями и инвестиционными фондами в погоне за прибылями с одних финансовых рынков на другие, неподвластны правительствам и во много раз превосходят ВВП стран, в которых они оперируют.

Азиатский финансовый кризис, разразившийся осенью 1997 г. в Юго-Восточной Азии, не оказал заметного воздействия на состояние дел в реальной экономике большинства развитых стран. В большей степени пострадали развивающиеся рынки таких стран, как Россия и Бразилия, и ряда других латиноамериканских стран. Кризис повлиял на динамику и структуру бразильского внутреннего государственного долга. Неуверенность в устойчивости бразильского реала (в условиях бюджетного дефицита и растущего отрицательного сальдо по текущим операциям) привела к оттоку средств с рынка правительственных долговых обязательств и усилению давления на национальную денежную единицу. Для поддержания реала и недопущения его девальвации Центральный банк Бразилии был вынужден прибегнуть к валютным интервенциям. За октябрь—ноябрь валютные резервы сократились на 16,2\% по сравнению с сентябрем и составили 51,2 млрд долл. Ситуация усугублялась еще и тем, что в декабре 1997 — феврале 1998 г. истекал срок погашения значительной суммы внутреннего государственного долга — около 60 млрд долл.

Для стабилизации положения правительство и Центральный банк предприняли следующие меры: было увеличено количество продаж индексированных к доллару векселей казначейства и Центрального банка. Рекордный их объем был размещен на рынке в ноябре 1997 г. — около 5,5 млрд долл. В результате сумма обязательств по данным видам ценных бумаг составила более 12\% внутреннего долга федерального правительства, при этом на 7 процентных пунктов был превышен установленный Центральным банком предельный объем (20\% от размера валютных резервов страны) краткосрочной задолженности; временно сокращен (с шести до двух месяцев) минимальный срок обращения краткосрочных казначейских нот; для поддержания ликвидности национальных кредитных институтов Центральным банком были выкуплены правительственные ценные бумаги у банков и инвестиционных компаний на сумму 3,8 млрд реалов (курс реала в ноябре—декабре составил 1,1 за доллар); резко (с 1,58\% в октябре до 3,05\% в ноябре) повышена учетная ставка

Центрального банка и соответственно доходность государственных ценных бумаг.

Для погашения основной суммы внутреннего долга и в целом снижения его объема правительство Бразилии наряду с поступлениями от приватизации использовало механизм конверсии внутренней задолженности во внешнюю. Однако ввиду масштабности привлекаемых портфельных инвестиций и возросшей зависимости экономики от притока иностранных ресурсов Бразилии не удалось избежать последствий финансового кризиса в Юго-Восточной Азии. Объем ресурсов, изъятых иностранными инвесторами с рынка корпоративных бумаг, в октябре 1997 г. достиг 1,3 млрд долл., а за первую неделю ноября превысил 4,5 млрд. Котировки акций упали в среднем на 35—40\%, индекс Bovespa снизился на 39\% (индекс отражает котировку акций 51 компании, наиболее активно торгуемых на бирже в Сан-Паулу).

Среди мер, принятых правительством и Центральным банком по поддержке рынка корпоративных бумаг, можно назвать также открытие «Национальным банком социального и экономического развития» специальной кредитной линии в 1 млрд реалов для финансирования покупки государственными и частными компаниями собственных акций за 50\% от их продажной цены. Для стимулирования инвестиций в акции применялись и меры фискального характера, в частности более льготное налогообложение операций с акциями по сравнению с другими инструментами фондового рынка. Так, с 1 января 1998 г. ставка налога на доходы от операций с ценными бумагами с фиксированным доходом была повышена с 15 до 20\%, в то время как применительно к акциям она осталась неизменной — на уровне 10\%.

В декабре нетто-приток иностранных вложений в акции бразильских компаний составил 1,56 млрд долл., в результате чего итоговый годовой показатель достиг 12,9 млрд долл., вдвое превысив уровень 1996 г. Положительную роль в стабилизации ситуации сыграл и тот факт, что значительная часть операций с корпоративными бумагами на бразильском рынке носила стратегический, а не чисто спекулятивный характер, и это отражало стремление инвесторов укрепить свои позиции в экономике Бразилии. Кроме того, принятые экономические решения отражали доверие к системе государственной власти, что многократно усилило их положительный эффект.

Воздействие азиатского финансового 18.3.   кризиса на рынок ценных бумаг России и его конкретные проявления

Мировой фондовый кризис наряду с негативными моментами обнаружил и один явно позитивный — стала очевидной интеграция отечественного фондового рынка в мировую финансовую систему. Этот факт можно проследить на примере проявившихся сходств и различий финансового рынка России и рынков ряда развитых и развивающихся стран в период кризиса. Период с начала февраля 1997 по конец февраля 1998 гг. можно условно разделить на три временных отрезка, на протяжении которых индекс РТС и, следовательно, российский фондовый рынок по-разному коррелировали с другими фондовыми рынками мира (см. табл. 18.5).

В предкризисный период (3 февраля — 22 октября 1997 г.) наиболее сильно проявилась взаимосвязь между рынками России и стран американского континента. Во время фондового бума российские брокеры в своих действиях ориентировались на динамику индекса Доу-Джонса, принимая также во внимание ситуацию на крупнейших латиноамериканских рынках — мексиканском и бразильском.

1 Источник: Рынок ценных бумаг. — 1998 . — № 7 (118).

Такая ориентация была вызвана преобладанием на российском рынке американских инвесторов; значительной «долларизацией» российской экономики; зависимостью отечественной экономики от американских поставок высокотехнологичного оборудования; попытками использования в России американского опыта строительства инфраструктуры фондового рынка и его регулирования (это прежде всего касается рынка акций), а также определенной ориентацией России на США в политической и экономической сферах.

Сходные черты имеют бразильская и мексиканская экономические системы: отсюда их сходство с Россией. Кроме того, Мексика, как и Россия, является важнейшим экспортером нефти. Эти три страны объединяло также тяжелое бремя большой внешней задолженности и реализация масштабных программ приватизации. В предкризисный период преобладал спекулятивный подход к вложению средств в этих странах.

В начальной кризисной фазе (конец 1997 г.) была характерна обратная корреляция российского фондового рынка с американским, сильное ослабление связи с мексиканским и бразильским рынками, а также появление значительной зависимости российского рынка от рынков Южной Кореи и Индонезии.

Здесь уже стало заметно разделение рынков на развитые и развивающиеся. Относительная устойчивость развитых рынков подтверждает их высокий статус, обусловленный наличием мощного и комплексного производственного потенциала, упорядоченностью денежного обращения, широко диверсифицированным набором финансовых инструментов (в том числе системой хеджирования рисков), налаженностью инфраструктуры фондового рынка. В то же время у рынков России, Южной Кореи и Индонезии все эти качества отсутствуют. Более того еще резче начинали проступать те отрицательные черты, на которых в кризисный период инвесторы концентрируют особое внимание: значительная внешняя задолженность; непрозрачность национальных финансовых институтов; нерыночный характер взаимодействия банков и промышленных корпораций; олигархические формы отношений финансово-промышленных групп; экономическая слабость и среднего, и малого бизнеса.

В этот момент также сказалась значительная вовлеченность в российский рынок ценных бумаг южнокорейских инвесторов (по некоторым данным, до 30\% вложений нерезидентов в ГКО), которые были вынуждены спешно изымать средства для поддержания собственной ликвидности. Вместе с тем возникла корреляция российского рынка ценных бумаг с японским, которая совпала по времени с появлением информации об ослаблении японского фондового бизнеса и перегруженностью местных банков невозвратными кредитами.

Кризисная стадия начала 1998 г. обнаружила новую тенденцию во взаимосвязи российского и зарубежных фондовых рынков. Она выразилась в значительной обратной корреляции всех рассмотренных фондовых индексов, за исключением мексиканского, с российским. Россия вступила в самую глубокую фазу кризиса как раз в то время, когда остальные развивающиеся рынки начали постепенно выходить из него. Ухудшение ситуации в меньшей степени демонстрировала и Мексика.

Скорее всего, причинами возникновения обратных связей послужили как различия в экономическом положении рассматриваемых стран, так и неодинаковость мер, с помощью которых эти страны решали проблемы рынка ценных бумаг.

Рынок государственных ценных бумаг на протяжении первого полугодия 1998 г. продолжал оказывать решающее влияние на состояние российского финансового рынка в целом. Это определялось как его функциональной ролью, так и широким присутствием на нем нерезидентов. На 1 августа 1998 г. на долю нерезидентов приходилось 32\% находившихся в обращении ГКО—ОФЗ (по рыночной стоимости, без накопленного купонного дохода), а среди резидентов основными держателями государственных облигаций были коммерческие банки (61,37\%), включая Сбербанк России. Роль нерезидентов на рынке государственных бумаг в 1998 г. уже не была столь устойчивой. В то же время на протяжении большей части 1997 г., особенно вначале, наблюдался довольно массированный приток средств иностранных инвесторов на рынок ГКО-ОФЗ, что стимулировало снижение доходности гособлигаций. Хотя в 1998 г. доля нерезидентов на рынке ГКО—ОФЗ колебалась в пределах 30\% и масштабного вывода их средств с рынка не наблюдалось, вместе с тем нерезиденты стали каналом, передающим влияние колебаний конъюнктуры международных финансовых рынков на российский рынок, и таким образом объективно усиливали его уязвимость в отношении к фондовым потрясениям в других странах.

Азиатский финансовый кризис оказал серьезное влияние на состояние фондового рынка России. Только в январе 1998 г. курс акций на МФБ снизился на 33\%, упали в цене и правительственные облигации.

Падение стоимости корпоративных ценных бумаг поставило под сомнение привлекательность привлечения средств инвесторов, в том числе и иностранных, через российский фондовый рынок. Результатом подобной ситуации стало понижение стоимости приватизируемого имущества, был нанесен удар по доходной части бюджета. Отток капиталов инвесторов заставил иностранные и российские банки продавать государственные и корпоративные ценные бумаги, переводить рубли в доллары и вывозить их за границу. Возникла опасность девальвации рубля. ЦБ РФ для поддержания курса рубля в январе 1998 г. израсходовал 9 млрд долл. валютных резервов. Было объявлено о повышении ставки рефинансирования с 28 до 42\% и резервных требований к банкам в целях спасения от обвала курса правительственных ценных бумаг. Рыночная ставка по ГКО выросла до 46\%. Курс рубля за январь снизился на 1,5\%.

Следует заметить, что вложения в частные и государственные ценные бумаги зависят не только от учетной ставки, но и от состояния платежного баланса и бюджета.

Повышение ставки процента по заемным операциям в 1998 г. заставило Правительство РФ пересмотреть в ббльшую сторону бюджетные расходы по обслуживанию государственного долга, так как они были заложены в размере 16—18\% всех бюджетных расходов. Надо было урезать другие расходы, Но дело не только в удорожании кредита для правительства. Рост доходности ГКО продолжал в значительной степени отвлекать капиталы из производственной сферы.

Финансово-биржевой кризис стран Юго-Восточной Азии способствовал падению мировых цен на нефть и другое сырье, за счет экспорта которых живет Россия, что существенно ухудшило поступление доходов в бюджет. Поэтому для снижения бюджетных расходов Правительство стало искать пути их сокращения. Правительством были намечены следующие мероприятия: обеспечение режима экономии и проведение налоговой реформы, сокращение расходов на социальные нужды, приостановление падения производства.

Таким образом, можно предположить, что наиболее важными негативными последствиями азиатского финансового кризиса для России в то время было следующее. Во-первых, страх, что нерезиденты не вернутся в Россию, а это еще более отрицательно скажется на котировке ценных бумаг; во-вторых, станет вероятной девальвация рубля; в-третьих, возникнут дополнительные трудности при размещении ГКО, ОФЗ и других госбумаг; в-четвертых, использование валютных резервов ЦБ РФ для поддержания спроса на ГКО приведет к росту учетной ставки; в-пятых, огромные денежные потери кредитно-финансовых институтов, корпораций и физических лиц от падения курса корпоративных ценных бумаг.

Азиатский финансовый кризис, переросший в мировой в 1998—1999 гг., не оказал резкого влияния на состояние экономики России, что было обусловлено следующими причинами:

Бегство капиталов из России не привело к кризису из-за мер Центрального банка РФ и низкого уровня иностранных инвестиций (6 млрд долл. инвестиций от общего объема инвестиций в мире, составившего в 1997—1998 гг. 360 млрд долл.).

Появлением новых тенденций на рынке ценных бумаг: стремлением к размещению ценных бумаг на мировом финансовом рынке (Санкт-Петербург частично разместил свои бумаги на мировом финансовом рынке по низким ставкам).

Получением коммерческими банками синдицированных кредитов для приведения в соответствие структуры активов и пассивов. Это были итоги первого года присутствия России на мировом рынке, что оценивалось положительно. Однако все участники российского рынка: Правительство, регионы, банки, корпорации, предприятия так и не решили проблему прямых инвестиций в промышленность, что могло бы удержать корпоративные бумаги от дальнейшего снижения курса акций.

Особая роль в этом принадлежит государству, задачами которого становятся снижение стоимости обслуживания госдолга и поддержание имиджа надежного заемщика. Оправдано в этом смысле погашение части процентов Лондонскому клубу в размере 2,84 млрд долл. и недопущение на мировой рынок дотационных регионов. Без внятной целенаправленной инвестиционной политики рост ВВП России во второй половине 90-х годов не состоялся. Поэтому в условиях международного финансового кризиса следовало бы больше внимания уделить внутренним инвестициям. Однако рынок частных облигаций в России в отличие от западных стран оказался неразвитым. Ставка больше делалась на рынок акций и госбумаг.

В условиях мирового финансового кризиса 1997—1998 гг. устойчивые российские компании и кредитно-финансовые институты стремились разместить свои акции за рубежом, неся огромные издержки на международном аудите, и получить международный рейтинг. Но акции таких эмитентов оказались наиболее уязвимы. Западные компании стремились размещать средства на своих внутренних рынках ценных бумаг.

В 1997—1998 гг. в России ни рынок, ни законодательная база не обеспечивали иностранным инвесторам защиты прав и возможных форм вложения капитала. Их пугала неурегулированность размещения средств и возврата вложенного капитала.

Крупнейшими инвесторами в России оставались коммерческие банки до финансового кризиса (дефолта) августа 1998 г., который еще больше обесценил корпоративные ценные бумаги и подорвал ликвидность банков, особенно крупных, в результате неспособности государства погасить и выплатить проценты по большому количеству госбумаг (ГКО, ОФЗ). В результате влияние азиатского кризиса было дополнено российским дефолтом, что окончательно подорвало и разрушило активность российского рынка ценных бумаг. Рынок госбумаг прекратил существование, курсы акций в 1999—2000 гг. оставались ниже уровня 1997 г., операции и оборот ценных бумаг сократился.

За последние два года рынок характеризовался довольно вялой торговлей частных ценных бумаг.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |