Имя материала: Конституционное право России

Автор: Козлова Екатерина Ивановна

§ 4. основания конституционно-правовой ответственности

 

Все виды юридической ответственности имеют в принципе общие объективные и субъективные основания, которыми являются закрепленные в законе противоправность деяния, причинная связь между ним и наступившим вредным результатом, вина нарушителя. Однако это не лишает каждый вид юридической ответственности присущих ему специфических черт и не исключает различной роли элементов состава в отдельных видах правонарушений. В этом смысле каждый вид юридической ответственности как формы государственного принуждения имеет свои основания и наступает в особом порядке. Основанием конституционно-правовой ответственности служит прежде всего совершение субъектом конституционно-правовой ответственности конституционно-правового деликта, т.е. деяния (действие или бездействие), которое признается законом противоправным и влечет за собой применение мер конституционно-правовой ответственности.

Противоправность выражается в нарушении или неисполнении конституционно-правовых норм. Являясь отрицательным явлением в государственной и общественной жизни, такое правонарушение не влечет, однако, за собой тяжелых последствий, способных нанести серьезный ущерб конституционному строю страны. Деяние, повлекшее тяжелые вредные последствия, уже рассматривается как преступление. Если, например, в соответствии с Федеральным законом от 19 мая 1995 г. (с изменениями и дополнениями от 17 мая 1997 г. и от 19 июля 1998 г.) «Об общественных объединениях»1 (ст. 42) деятельность общественных объединений в случае нарушения Конституции РФ, конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, законодательства РФ может быть приостановлена (конституционно-правовая ответственность), то их деятельность, направленная, например, на насильственный захват

 

власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции РФ, а равно направленная на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, наказывается в уголовном порядке (ст. 278 УК РФ).

Специфической чертой конституционно-правовой ответственности является то, что она применяется не только в тех случаях, когда имеются четко выраженные критерии для оценки поведения субъектов конституционно-правового отношения как нарушающего закон, но и в тех случаях, когда формально такие критерии отсутствуют, однако тем не менее поведение субъекта конституционно-правового отношения дает основание говорить о том, что оно противоречит целям и принципам действующего законодательства. В этих случаях в качестве оснований ответственности могут рассматриваться недостижение необходимого результата, нецелесообразность действия, нежелательное поведение субъекта и т.д.

Многие субъекты конституционно-правовой ответственности являются органами и лицами, которые полномочны принимать решения, затрагивающие интересы всего государства или региона. Несвоевременное принятие решений или принятие законных, но неэффективных решений способны нанести громадный ущерб государству и населению. Такой ущерб возможен и в случае неспособности должностных лиц или органов справиться с возложенными на них обязанностями, выбрать правильный курс политики, отвечающей интересам общества и государства. В таких случаях можно считать вполне оправданным применение конституционно-правовой ответственности к органам и лицам даже при отсутствии с их стороны формальных правонарушений.

Назначение конституционно-правовой ответственности не сводится к наказанию. Ее главная задача — стимулировать позитивную деятельность потенциального субъекта, а если эта деятельность на практике таковой не является, то использовать такие присущие ей меры, как, например, смена персонального состава органа, замена руководящего должностного лица и т.д.

Такая особенность оснований конституционно-правовой ответственности обусловлена особенностями механизма регулирования общественных отношений нормами конституционного права, которые далеко не всегда детально регламентируют правила поведения субъектов конституционно-правовых отношений, указывая на противоправный характер того или иного деяния.

Тем не менее, конституционно-правовая ответственность является разновидностью юридической ответственности. Поэтому наличие

 

соответствующего правового предписания является обязательным условием ее применения.

В самых общих чертах структура конституционно-правового регулирования ответственности выглядит следующим образом.

Во-первых, имеются правовые нормы, определяющие возможное и должное поведение. Эти нормы устанавливают границы правомерного поведения субъектов конституционно-правовых отношений. Они непосредственно в нормативный механизм ответственности не входят. Однако их нарушение служит основанием возникновения ответственности.

Во-вторых, нормы конституционного права определяют фактическое основание ответственности — состав конституционно-правового правонарушения.

В-третьих, в нормах конституционного права устанавливаются меры государственного принуждения, которые должны быть известны субъектам ответственности.

В-четвертых, нормы конституционного права устанавливают порядок привлечения к конституционно-правовой ответственности, назначения мер наказания, исполнения ответственности, а также основания освобождения от исполнения мер государственного принуждения.

Таким образом, суть конституционно-правового регулирования ответственности выражается в закреплении фактического и юридического комплекса, элементы которого связаны с возникновением или прекращением соответствующих правоотношений.

Однако нормативное предписание предполагает лишь возможность применения юридической ответственности. Для того чтобы она стала действительностью, необходимо наличие определенных фактических обстоятельств — юридических фактов, которые и приводят в действие правовые нормы.

Надо сказать, что некоторые совершаемые субъектом конституционно-правовой ответственности деяния, которые признаются законом противоправными, вообще не влекут вредных последствий, а содержат лишь возможность их наступления. Однако всякое конституционно-правовое нарушение, в том числе и то, которое не повлекло за собой реальных вредных последствий, нарушает установленный в Российской Федерации правопорядок, мешает нормальному осуществлению отдельных функций государственной власти, посягает на интересы граждан и государства. Поэтому противоправность нарушения отдельных норм конституционного права является юридическим выражением его вредности. Все это

 

характеризует материальную сущность конституционно-правового правонарушения.

Объектом конституционно-правового нарушения являются общественные отношения, регулируемые нормами конституционного права. Они существенным образом отличаются от общественных отношений, которые являются объектами правонарушений в других отраслях права.

Нормы конституционного права регулируют общественные отношения, определяющие принципы, на которых основано устройство государства и общества. В этих отношениях выражается прежде всего качественная характеристика государства: суверенитет, форма правления, форма государственного устройства, субъекты государственной власти и способы ее реализации, допускаемые и охраняемые государством формы собственности, гарантии защиты прав собственников, способы хозяйственной деятельности, охраны труда, система обеспечения социальных потребностей членов общества в различных сферах общественной жизни и т.п. Таким образом, эти нормы регулируют общие основы функционирования всей политической и экономической жизни общества, всего конституционного строя страны. Это означает, что неправомерное поведение субъектов конституционного права может привести к нарушению отдельных моментов устройства государственной и общественной жизни страны, представляет известную угрозу для нормального функционирования конституционного строя Российской Федерации и конституционной законности.

Нормы конституционного права закрепляют основы взаимоотношений человека с государством, т.е. главные принципы, характеризующие положение человека в обществе и государстве, гражданство, а также основные неотъемлемые права, свободы и обязанности человека и гражданина. Эти отношения являются исходными для всех остальных общественных отношений между людьми, определяют положение человека в любых его общественно значимых связях. Неправомерное поведение субъектов конституционного права может нанести существенный вред этим связям, привести к нарушениям прав и свобод российских граждан, создавать известные трудности, препятствующие нормальному исполнению государством своей обязанности, связанной с признанием, соблюдением и защитой прав и свобод человека и гражданина.

Нормы конституционного права регулируют широкую сферу отношений между Федерацией и ее субъектами. Урегулирование этих общественных отношений составляет важное условие обеспечения

 

3-7371

целостности и единства государства, обеспечения равноправия субъектов Российской Федерации, учета их интересов и особенностей. Неправомерное поведение субъектов конституционного права ведет к таким ненормальным в условиях федеративного государства явлениям, как «парад суверенитетов», противостояние законодательства Федерации и ее субъектов, создающим реальную угрозу целостности и единству Российской Федерации, образует питательную среду для разного рода антиконституционных политических игр, ведущихся как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Нормы конституционного права закрепляют основные принципы системы органов государственной власти и системы органов местного самоуправления: виды органов государственной власти, правовой статус органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядок их образования, компетенцию, формы деятельности, издаваемые ими акты, систему органов местного самоуправления. Такой правовой регламентацией обеспечивается управление обществом, основанное на четком согласовании и соподчинении всех организационных структур, используемых в процессе реализации властных функций по управлению обществом.

Главным фактором формирования политического единства общества является народовластие, представляющее собой одну из незыблемых основ конституционного строя Российской Федерации. Нормы конституционного права регулируют всю сферу отношений, связанных с законодательными (представительными) органами государственной власти. Это означает, что неправомерное поведение субъектов конституционного права может привести к нарушению законности в деятельности государственного аппарата и, прежде всего, законодательных (представительных) органов государственной власти.

Согласно Конституции РФ (ч. 2 ст. 3) народ осуществляет свою власть не только через органы государственной власти и органы местного самоуправления, но и непосредственно. Общественные отношения, складывающиеся в процессе использования народом различных форм непосредственной демократии, также регулируются нормами конституционного права. Поэтому объектом правонарушений в конституционном праве могут быть и отношения в сфере непосредственного выражения власти народа посредством свободных выборов, референдума и т.д. (например, нарушения процедуры референдума или выборов).

 

Таким образом, особенностью конституционно-правовых правонарушений является то, что их объект находится в сфере реализации тех общественных отношений, которые являются базовыми, основополагающими в каждой из областей жизни страны, причем зачастую часть из них составляют властеотношения.

Объективной стороной конституционно-правовых правонарушений является противоправное поведение субъекта, не соответствующее требованиям норм конституционного права.

При соизмерении действий субъекта конституционно-правового отношения с требованием закона может быть выявлено несколько вариантов недолжного поведения: а) неприменение конституционно-правовой нормы; б) недолжное применение конституционно-правовой нормы, что может выразиться в недостаточно эффективной реализации предписаний нормы, в использовании одного из возможных вариантов поведения в ущерб другим; в) прямое нарушение конституционно-правовой нормы.

В качестве конкретного примера неприменения конституционно-правовой нормы можно указать на ч. 3 ст. 59 Конституции РФ о праве граждан на замену военной службы альтернативной гражданской службой. Она до сих пор не применяется на практике из-за отсутствия Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе». Однако как известно, отсутствие любого закона не может служить препятствием для применения государственными органами каких-либо норм Конституции РФ, являющихся нормами прямого действия. Следовательно, государственные органы, отказывающиеся применять указанную статью конституции, и их должностные лица должны нести конституционно-правовую ответственность за неприменение конституционно-правовой нормы.

Примером недолжного применения конституционно-правовой нормы, могут служить решения Совета Федерации, связанные с рассмотрением предложений Президента РФ об освобождении от должности Генерального прокурора РФ.

Совет Федерации трижды своими постановлениями отклонял предложения Президента РФ об освобождении от должности Генерального прокурора РФ, ссылаясь на пункт «е» ст. 83 и пункт «з» ч. 1-ст. 102 Конституции РФ.

Между тем, назначение на должность или освобождение от должности Генерального прокурора Российской Федерации не является прерогативой Совета Федерации. Свои решения по этим вопросам он не может принимать без Президента РФ или вопреки мнению Президента РФ по этим вопросам, который вносит по ним свои предложения.

 

Конечно, Совет Федерации вправе отклонить любое из этих предложений. Однако следование Совета Федерации только по этому пути может привести только к одному — к политическому тупику и кризису. Имея в виду эту ситуацию, Регламент Совета Федерации (ст. 197) устанавливает, что при отклонении Советом Федерации кандидатуры, представленной Президентом РФ для назначения на должность Генерального прокурора РФ, предложения Президента РФ об освобождении от должности Генерального прокурора РФ Совет Федерации может принять постановление с предложением Президенту РФ о проведении консультаций с целью преодоления возникших разногласий.

Выбор членами Совета Федерации только одного из возможных вариантов поведения в ущерб другим нанес колоссальный ущерб деятельности органов прокуратуры России, а также значительный материальный и моральный ущерб государству.

Особенно распространено на практике прямое нарушение конституционно-правовых норм, которое выражается в издании неправомерных актов, в несвоевременном приведении изданных ранее актов в соответствие с действующим законодательством, принятии решений, противоречащих закону.

Свидетельством издания неправомерных актов могут служить, в частности, многие договоры между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов, включающие конституционные полномочия Российской Федерации в перечень полномочий ее субъектов.

Особенно часто прямое нарушение конституционно-правовых норм встречается в деятельности должностных лиц, граждан и других индивидуальных субъектов, обладающих конституционно-правовой деликтоспособностью.

Законодательством часто предусматривается примерный перечень наиболее вероятных нарушений конституционно-правовых норм такого рода субъектами, влекущих конституционно-правовую ответственность. Так, согласно Федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (ст. 64) регистрация кандидата может быть отменена (аннулирована) в случае нарушения правил выдвижения и регистрации кандидата; нарушения им правил ведения предвыборной агитации и финансирования избирательной кампании; использования им и его доверенными лицами, руководителями избирательных объединений, избирательных блоков должностного или служебного положения в целях избрания;

 

установление фактов подкупа избирателей кандидатом, избирательным объединением, избирательным блоком, иными организациями, действующими в целях избрания определенного кандидата, и т.д.

В некоторых составах конституционно-правовых правонарушений наряду с недостойным поведением существует необходимость в доказательстве факта наступления вреда и наличия причинной связи его с нарушением нормы. Так, согласно Конституции РФ (ч. 1 ст. 93) Президент РФ может быть отстранен от должности Советом Федерации только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, подтвержденного заключением Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента РФ признаков преступления.

Наличие оснований для принятия мер конституционно-правовой ответственности может быть определено с помощью нравственных (моральных) критериев, нарушение которых субъектом конституционно-правового отношения признается неправомерным и с юридической точки зрения, вызывая конституционно-правовую ответственность. Так, согласно Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации» (ст. 40) прокурорами и следователями могут быть граждане Российской Федерации, обладающие необходимыми моральными качествами. Они должны дорожить своей профессиональной честью, быть образцом неподкупности, моральной чистоты, скромности. Нарушение этих требований несовместимо с пребыванием в органах прокуратуры. Это означает, что нарушение этих требований, скажем, Генеральным прокурором Российской Федерации или его заместителями является достаточным основанием для освобождения их от должности Советом Федерации по соответствующему представлению Президента РФ или Генерального прокурора по отношению к его заместителям.

Должностные лица от имени народа осуществляют важные властные полномочия. Их поведение контролируется общественностью, их авторитет и моральные устои воспринимаются как символ достоинства и авторитета самой власти. Поэтому неудивительно, что моральные основания, закрепленные правом, становятся важным основанием конституционно-правовой ответственности.

Следует сказать, что в отличие от других видов юридической ответственности вопрос об оценке объективной стороны конституционно-правового нарушения окончательно решает субъект, обладающий правом применять конституционно-правовую санкцию.

 

Например, оценку деятельности Правительства за невыполнение требований ст. 114 Конституции может осуществлять Президент РФ, который вправе принять решение об отставке Правительства, а также Государственная Дума, обладающая правом выразить недоверие Правительству (ст. 117 Конституции РФ).

Субъективной стороной состава конституционно-правового правонарушения является вина. В конституционном праве вина служит необходимым субъективным основанием ответственности. Однако само содержание вины в конституционно-правовых нарушениях обладает определенной спецификой. Вину субъектов конституционного права нельзя рассматривать только через категории ее психологических форм (умысел и неосторожность). Субъекты конституционного права могут нести ответственность и за нецелесообразность избранного ими поведения, и за неудачный стиль руководства, т.е. за недобросовестное, недолжное отношение к реализации своего статуса.

Однако это совсем не предполагает возможность отсутствия вины. Конечно, специфической чертой конституционно-правовой ответственности является то, что она наступает как за правонарушения, так и при их отсутствии. Однако, другая специфическая черта этой ответственности состоит в том, что она предполагает наличие вины и в условиях, когда формально какие-либо правонарушения отсутствуют.

Содержание субъективной стороны правонарушений в конституционном праве в значительной степени зависит от характера субъектов, несущих правовую ответственность. Так, в случае, если такими субъектами являются физические лица, то в содержании субъективной стороны важное место занимает психологическое отношение лица к своим противоправным действиям и их возможным последствиям. Например, Президент РФ может быть отрешен от должности только при наличии его вины.

Признак вины необходим и для применения конституционно-правовой ответственности к гражданам. Так, гражданин Российской Федерации не может быть лишен избирательных прав, если он не содержится в местах лишения свободы по приговору суда за совершенное им преступление.

Необходимым субъективным основанием конституционно-правовой ответственности является признак вины также и для должностных лиц, которые избираются или назначаются на свою должность. Здесь обычно речь не идет об умысле, а порой и о неосторожности. Занимая определенный служебный пост, эти субъекты конституционного права

 

в силу своего долга обязаны ответственно относиться к порученному им делу. Поэтому, если такой работник демонстрирует недолжное поведение, неоправдание доверия его избирателей или руководства, то это является результатом его вины как руководителя.

Правда, в тех случаях, когда должностное лицо нарушает конституционно-правовую норму, налицо, конечно, либо умысел, либо неосторожность, связанная с незнанием закона или неправильным его пониманием.

В конституционном праве возможно применение ответственности не только к индивидуальным, но и к коллективным субъектам. При этом вина организации не имеет своего специфического, сколько-нибудь отличного от вины конкретного работника содержания. Причем, субъективным основанием ответственности является не только вина как упречно-противоправное состояние психики правонарушителя, но и иные состояния субъектов, связанные с относительной свободой воли, с избирательностью (вариантностью) их поведения. Это означает, что вина коллективного субъекта конституционного права может быть признана только в том случае, если этот субъект, имея возможность выбора варианта поведения, выбрал именно неправомерный вариант. Например, законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Федерации, имея возможность принять закон, не противоречащий федеральному законодательству, руководствуясь сепаратистскими устремлениями, принимает вариант закона, противоречащий федеральному законодательству.

Следует сказать, что при признании вины коллективного субъекта конституционного права, конституционно-правовая ответственность возлагается именно на этот коллективный субъект, а не на отдельных членов коллектива или руководителей, которые при этом могут параллельно нести личную ответственность за свои собственные противоправные и виновные деяния, связанные с виной коллективного субъекта.

Вместе с тем действующее законодательство предусматривает случаи, когда за противоправные и виновные деяния своих работников, осуществляемые ими в пределах их служебных обязанностей, ответственность несут коллективные субъекты, отвечая за них как за собственные деяния. Например, согласно Конституции РФ (ст. 53) .каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

 

Само собой разумеется, что это отнюдь не означает переложения ответственности члена коллектива на этот коллектив. В этих случаях ответственность несут оба субъекта конституционного права: как член коллектива, так и коллектив.

Наряду с виной субъективную сторону состава конституционно-правового нарушения характеризуют и такие дополнительные признаки, как мотив и цель. Например, создание и деятельность общественных объединений становится конституционно-правовым деликтом лишь при условии, если они преследуют запрещенные цели, перечисленные в ч. 5 ст. 13 Конституции РФ. При описании конституционно-правовых деликтов не всегда указывается вина соответствующих субъектов и тем самым допускается ответственность за объективно противоправные деяния. Например, Конституционный Суд РФ признает тот или иной федеральный закон неконституционным безотносительно к наличию или отсутствию вины Государственной Думы, принявшей такой закон. Совета Федерации, одобрившего его, и Президента, подписавшего Закон. Суд даже не обсуждает вопрос о вине.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что основанием применения конституционно-правовой ответственности является действие или бездействие, которые причинили или могли причинить ущерб обществу или государству, независимо от того, были нарушены нормы конституционного права или нет. При этом предполагается, что в результате упомянутых действий или бездействия нанесен экономический ущерб, ущерб обороноспособности страны, ее достоинству и авторитету, доверию народа к органам государственной власти и т.д.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 |