Имя материала: Конфликтология

Автор: Дмитриев Анатолий Васильевич

§ 4. развитие конфликта

 

Конфликту как таковому предшествует (точнее, может предшествовать) латентная (скрытая) стадия.

На данной стадии возникает конфликтная ситуация, о которой уже подробно сказано выше.

В этой ситуации хотя бы одним из субъектов осознаются свои интересы. Эти интересы могут быть поняты ложно, но без их осознания дальнейшая борьба не имеет основания.

 

О с о з н  а н и е

 

Объективные и субъективные обстоятельства осознаются препятствующими удовлетворению своих интересов (в когнитивном конфликте - выявление иных взглядов). Здесь нужно обратить внимание на то, что эти препятствия могут быть по меньшей мере троякого рода.

В о – п е р в ы х, они могут следовать из объективного положения дел, безотносительно к позиции лиц, которых мы могли бы рассматривать как потенциальных участников будущего конфликта. Например, химический завод регулярно нарушает требования к охране природной среды, загрязняя атмосферу и воду. Причина - отсутствие водоохранных сооружений, система которых для данного вида химического производства еще технически не разработана, промышленность ее не выпускает. У коллектива завода появляется желание как-то изменить ситуацию. Но конфликтовать ему не с кем, разве только с изобретателями, которых они обычно не знают. Здесь конфликтная ситуация, которая конфликта за собой непосредственно не влечет.

В о – в т о р ы х, возможный конфликт могут ограничивать личностные качества работников. Предположим, что коллектив завода мог бы создать очистные сооружения своими силами, но у него нет подобного желания.

В – т р е т ь и х,  внешнее препятствие имеется, и оно персонифицировано, например в чиновнике министерства, не дающем согласия на дополнительные расходы для создания очистного сооружения. В данном случае выявленное и осознанное препятствие является важным условием дальнейшего развития конфликта. Важным, но не необходимым, потому что имеющееся препятствие иногда кажется несколько расплывчатым, неясным, туманным. Кто из чиновников конкретно виновен в задержке с дотацией? И надо ли конфликтовать именно с ним или с его начальником? Четкое представление о противнике может подчас сложиться лишь в ходе конфликта, после «пробных» действий обеих сторон.

Следующий этап - осознание своих интересов и соответствующих препятствий, чинимых другой стороной. Разумеется, это может предшествовать или совпадать во времени с действиями первой стороны или данной стадии может и не быть вообще, хотя бы по той причине, что интересы сторон могут совпасть и препятствий в этом случае не будет. Так произойдет, если чиновник министерства согласится с руководством завода и поможет создать очистную систему. Но в противном случае стороны определятся с достаточной четкостью, хотя сам конфликт еще не начался.

Далее происходят конкретные действия одной из сторон в защиту своих интересов (например, официальное обращение дирекции завода в министерство).

Ответные действия другой стороны означают начало конфликта, поскольку не только четко определились позиции обеих сторон, но и начались практические действия друг против друга.

Названные этапы латентного развития конфликта не обязательно чередуются в указанной последовательности. Некоторые могут выпадать, другие - повторяться, последовательность их может быть иной. Ниже приведена логическая схема, которая изображает «идеальный» случай развития конфликта вовне.

 

 

Очевидно, при этом конфликт перерастает в открытую стадию, которая характеризуется следующими особенностями.

В о – п е р в ы х, наличие конфликта становится очевидным для каждого из участников. При этом могут вступать в действие те рефлексивные игры, о которых говорилось выше: каждая из сторон будет стремиться «обыграть» другую.

В о – в т о р ы х, действия становятся практическими, они приобретают внешнюю форму, включая использование средств массовой информации, действия по захвату спорного объекта, насилие, угрозы и т.д.

В – т р е т ь и х, о конфликте, вышедшем из латентной стадии, будут осведомлены третьи лица, посторонние, которые в той или иной степени в состоянии на него повлиять. Следует только заметить, что это влияние отнюдь не однозначно. Не нужно думать, что общественность, как правило, «гасит» конфликт; совсем напротив, она может ему содействовать, подогревая агрессивные настроения одной или обеих сторон, как это происходит, например, в межнациональных и семейных конфликтах.

В некоторых конфликтах заметна тенденция к переходу на новый уровень, например от личных отношений к конфликту между группами, организациями, и, наоборот, крупный социальный конфликт в сфере властных отношений «опускается» также и на «микроуровень», меняя образ жизни и поведение отдельных людей.

 

В  и д ы

 

Объективно основные, внешние действия конфликтующих сторон можно разделить на два вида: наступательные и оборонительные.

Наступательными действиями являются нападение, повреждение собственности, изоляция, изгнание, пленение противника, захват спорного объекта и иные акты, направленные на ущемление интересов противоборствующей стороны. Оборонительные действия заключаются в удержании спорного объекта, самозащите, защите от уничтожения или повреждения материальных ценностей, различных превентивных поступках и т.п. Если оборонительные действия направлены на сохранение имеющегося на данный момент соотношения позиций, охрану тех своих интересов, которые реализовались до сих пор беспрепятственно, то наступательные - на изменение соотношения' позиций и на утверждение нереализованных интересов. Различие это, однако, в достаточной степени условно, поскольку в реальной борьбе наступление зачастую, если не всегда, подразумевает сохранение и защиту уже достигнутых позиций. Недаром говорят, что «наступление - лучший вид обороны».

Исходя из логики наших рассуждений, следует сказать, что есть еще и третий возможный тип действий - отступление, сдача позиций, отказ (полный или частичный) от достижения своих интересов. Но отступление носит временный вынужденный характер, используется как уловка с тем, чтобы собрать силы для последующих наступательных или оборонительных действий. Но, разумеется, отступление не является непременным атрибутом конфликта.

Рассматривая наступательные и оборонительные действия в конфликте с точки зрения их конкретной направленности, можно выделить несколько основных разновидностей, характеризующих в определенной мере и различные типы противоборства.

1. Действия, направленные на захват и/или удержание спорного объекта. Поссорившись, один ребенок пытается выхватить игрушку у другого, тот крепко держит ее и не отдает; в конфликте из-за спорной территории одно из государств-соперников вводит на эту территорию свои войска, блокирует ее связь с другим государством, создает свою администрацию; влюбленный увозит чужую невесту со свадьбы, жених бросается в погоню; разведчик пытается выведать тайну у агента другой державы. Все это попытки захвата и удержания объекта, которые в разных жизненных ситуациях осуществляются по-разному, что зависит и от самого объекта, и от характеристик участников. В конфликте между группами и крупными социальными общностями для захвата и удержания объекта используются политические, военные, экономические и иные средства.

2. Создание помех и причинение косвенного вреда. Эти действия являются неотъемлемыми атрибутами «безобъектного» конфликта. Они блокируют чужую деятельность или наносят ущерб предметам чужой заинтересованности, хотя объект обоюдных стремлений может отсутствовать. Ребенок смотрит телевизор несмотря на настойчивые просьбы отца заняться делом, а рассерженный отец выключает телевизор. Заслон из полицейских преграждает путь демонстрации, опасаясь беспорядков. Государства организуют экономическую блокаду нарушителю международных норм. Человек бросает камень в чужую кошку, которая своими громкими криками мешает ему спать. К этому типу действий мы относим все случаи нарушения нравственных норм.

3. Оскорбление словом и действием. В межличностном общении - это бранные слова и выражения, оскорбительные жесты, негативные личностные оценки, в других случаях - определенные дискриминационные меры в отношении граждан другой страны, пропагандистские выпады в адрес того или иного режима или религиозного уклада. Эти действия характерны прежде всего для конфликтов, базирующихся на более глубоких противоречиях, связанных, например, с массовыми нарушениями прав личностей, групп, крупных социальных общностей.

4. Подчинение и захват субъекта. Эти действия используются в основном для существенного ограничения свободы других субъектов:

колониального захвата, ограничения суверенитета нации или территориального образования и др.

5. Нанесение прямого физического ущерба (насилие). Эти действия всегда связаны с причинением боли и телесных повреждений людям;

ликвидацией групп и разрушением групповых структур; разрушением и разорением городов, территорий, государств.

Упомянутые действия характерны для наиболее глубоких противоречий, характеризующихся стремлением к существенному ограничению чьих-то прав. Понятно, что деление на существенное и несущественное всегда относительно, поэтому не является абсолютной и проведенная нами дифференциация. Любая классификация всегда относительна. Разумеется, в реальном противоборстве эти действия не только плавно меняют формы и свое значение, но находятся во взаимном подчинении и опосредовании. Например, для захвата спорного объекта субъект бывает вынужден «пленить» другую сторону или создать помехи ее деятельности, тем или иным способом отдалить ее от объекта; или, например, для того чтобы захватить и подчинить себе противника, часто необходимо применить насилие.

Перечисленные типы действий, тактика ведения конфликта включают множество более тонких и разнообразных приемов.

Определенную тактическую роль играет «временной» фактор и расстановка сил. Внезапное наступление застает противника врасплох и лишает инициативы, давая субъекту выигрыш во времени и способствуя перевесу сил в его пользу. Позитивные результаты, как известно, могут принести непрерывные атаки на одну и ту же цель:

измотанный противник предпочитает уступить. Само чередование конфликтных и неконфликтных (даже дружелюбных) действий (метод «кнута и пряника») дезориентирует противника или делает его послушным. В качестве тактических средств применяются другие разнообразные хитрости, уловки и «ловушки».

«Живая ткань» конфликта включает в себя состояние и намерения сторон. Личность, вовлеченная в борьбу, может проявлять признаки злобы, ярости, спешки, эмоционального подъема. Государство, участвующее в вооруженном конфликте, может объявить срочную мобилизацию и начать массированную внутреннюю пропаганду Каждая из названных реакций и шагов может стать причиной ответной реакции другой стороны.

В этой связи важно подчеркнуть, что сами различные тактические и иные промежуточные действия и реакции в противоборстве могут выступать и как самостоятельные факторы поведения и по своим последствиям выходить за рамки своего функционального назначения.

 

У г р о з ы

 

В конфликтах часто используется такое средство воздействия на противника, как угрозы. Американский конфликтолог М. Дейч характеризует угрозы как выражение намерения сделать что-то, что повредит интересам другой стороны. Более полной нам представляется точка зрения, согласно которой угрозы не просто выражают подобное намерение, но преследуют цель принудить соперника действовать сообразно предъявленным требованиям. Угрожая возможными неблагоприятными последствиями для другого, если этот другой не выполнит определенные условия, следуют формуле: если ты сделаешь (не сделаешь) А, то я сделаю В. Иными словами, угроза не есть прямое вступление в борьбу, а в определенном смысле своеобразный призыв к рассудку и чувствам противника, она же - свидетельство жесткости и бескомпромиссности. Угроза - это и шантаж, и запугивание, и предостережение. В международной практике, в частности в военных столкновениях, распространен метод ультиматумов, содержащих требование к другой стороне, в случае невыполнения которого противника ожидают жесткие санкции, вплоть до полного уничтожения.

Высказываемое в угрозе условие, как правило, касается предмета конфликта или его части. Например, если люди ссорятся из-за денег, высказываемые ими угрозы могут строиться по формуле «Если не вернешь деньги, то...» Однако во время схватки, когда одна сторона нападает, а другая обороняется, угроза концентрируется на более частных моментах самой борьбы, выполняя тактическую и защитную роль: «Если не уберешь руку..», «Если ты ко мне приблизишься...» и т.д.

К угрозам прибегают как в борьбе, так и в процессе переговоров; нередко они выделяются в самостоятельный фактор конфликта. Переговоры особенно характерны для конфликтов между крупными социальными субъектами (организациями, сообществами, партиями, государствами и т.п.) и часто применяются в военных действиях. Угроза, ультиматум высказываются, например, при помощи парламентеров (делегатов, делегаций), которые уполномочены только передать сообщения или, передав его, получить ответ. Происходит это и за столом переговоров. В этих случаях условие может быть достаточно детализировано, включать перечень различных требований (как в случаях забастовок); учитывать фактор времени («если к такому-то времени не будет сделано то-то и то-то, то...»)  и т.п. В простых житейских ситуациях, в межличностных столкновениях условие зачастую не высказывается, а лишь подразумевается. Так, в ответ на чье-либо требование прекратить хулиганские действия угроза: «Я сейчас тебе прекращу!» - подразумевает возможность  нападения на сделавшего замечание, если он не перестанет вмешиваться.

В угрозу обычно включается сообщение о возможном нанесении противнику ущерба. Человек грозит другому теми или иными неприятностями, отказом в сотрудничестве или физическим насилием. Достаточно широк набор возможных санкций и в арсенале крупных социальных субъектов. В отношениях между ними часто используются угрозы применения силы или разрыва прежних связей и отношений. Важно подчеркнуть, что предполагаемая угрозой санкция всегда затрагивает более существенные интересы противника, чем те, которыми вызван конфликт. В этом сам смысл угроз: они рассчитаны на то, что противник в создавшейся ситуации из двух зол выберет меньшее. Но поскольку угроза открыто обнаруживает враждебность, выходящую за рамки до сих пор существовавших отношений, она, по сути дела, является одним из мощных конфликтогенных факторов.

В определенном смысле угроза - тактическое средство. Тактика угроз вообще характерна для деструктивной модели поведения и соответствующего типа личности. Угроза - привычный метод действий террористов.

Если одна или обе стороны конфликта, несмотря на угрозы или другие виды воздействия, не пошли на уступки или кто-то из них не попытался уклониться от столкновения, начинается противоборство.

 

Д  л  и т е л ь  н о  с т ь

 

Конечно, конфликт может завершиться очень быстро, едва начавшись, если, скажем, одна из сторон обладает значительным перевесом сил. Но известно множество случаев, когда конфликт приобретает затяжной характер. Кроме того, быстрое окончание конкретного столкновения не означает ликвидации конфликтной ситуации, и конфликт вскоре может разгореться с новой силой.

Как известно, особенно затяжной характер имеют конфликты на межнациональной и политической основе. Корни многих нынешних конфликтов уходят в такое далекое прошлое и в такие глубины массовой психологии, что их истинные первопричины практически

никому не известны. К таким примерам относятся и случаи кровной мести, распространенные в некоторых странах. Для затяжных конфликтов вообще характерно чередование острых и относительно спокойных фаз, активного противостояния и периода своеобразной «ремиссии».

Затяжными являются и многие разновидности межличностных конфликтов, например семейные. Семейные ссоры часто повторяют одна другую, как бы осуществляются по одному сценарию. Угасая на время, они не ликвидируют истинной и частной скрытой причины разногласий.

В самой острой стадии конфликта стороны прибегают к наступательным и оборонительным действиям и различным другим средствам и методам, в зависимости от конкретных условий. Если стороны придерживаются определенной общей стратегии, тогда используемые ими средства подчинены сознательному контролю. Противоборство, прерываемое на время переговоров, возобновляется, если переговоры зашли в тупик или достигнутое соглашение было нарушено одной из сторон. Из международной практики известны многочисленные случаи срыва переговоров или нарушения соглашения о прекращении огня. Иногда переговоры используются кем-то из противников в тактических целях как временная передышка.

Конфликт может развиваться в позитивном направлении и завершиться полным или хотя бы временным разрешением существующего противоречия. Но часто в нем преобладают тенденции иного свойства: борьба усиливается и обостряется, происходит нарастание (эскалация) конфликта.

Конфликт, как отмечает А.Г. Здравомыслов, развивается «по методу раскручивания спирали»: действия одной стороны, сопровождаются контрдействием другой, и это последнее контрдействие отнюдь не адекватно по масштабу своих последствий

исходной точке конфликта1. Трансформация отношения к действиям противоборствующей в конфликте стороны достаточно адекватно определяется понятием симметричного схизмогенеза, введенным американским антропологом Г.Бейтеоном. Схизмогенез - это процесс изменения норм индивидуального поведения в результате «накопленного» взаимодействия между субъектами. Так называемый дополнительный схизмогенез имеет место в тех случаях, когда субъекты используют разные взаимодополняющие модели поведения - например, настойчивость одного и уступчивость другого. В процессе общения все большая настойчивость может вести ко все большей уступчивости и наоборот - и так до распада системы отношений. Симметричный схизмогенез развивается в случаях, когда субъекты, взаимодействуя между собой, используют одинаковые поведенческие модели. На определенное поведение одного субъекта, например хвастовство, другой отвечает аналогичным, т.е. тоже хвастовством, но более интенсивным и т.д. Результатом здесь также может быть разрушение существующих отношений.

 

Э с  к а л а ц и я

 

Эскалация конфликта происходит, когда его участники следуют деструктивным моделям поведения. Иными словами, она характеризуется усилением разрушительного воздействия сторон друг на друга (помехи, давление, применение силы и пр.).

 

Вернемся к конфликту в Приднестровье. После проведения в приднестровских селах референдума, в ходе которого большинство поддержало автономию, преследования русскоязычного населения усилились. Летом 1990 г. в Кишиневе некоторые русскоязычные депутаты Верховного Совета Молдовы подверглись оскорблениям и избиениям. Тогда большинство депутатов-приднестровцев покинули Кишинев. 2 сентября 1990 г. была провозглашена Приднестровская Молдавская ССР в составе СССР, позднее преобразованной в Приднестровскую Молдавскую Республику (ПМР).

Верховный Совет Молдовы признал создание этой республики незаконным. В ответ в Тирасполе формируются отряды самообороны. В ноябре жители Дубоссар заняли на несколько часов помещения райсовета, суда и прокуратуры. Тогда последовала попытка ввести в город полицейские части Молдовы. Столкнувшись с сопротивлением жителей, полиция применила огнестрельное оружие, в результате чего были убиты трое и получили ранения 13 человек.

В ноябре 1990 г. в большинстве населенных пунктов Приднестровья состоялись выборы в Верховный Совет ПМР, а затем - выборы президента и референдум о независимости ПМР («за» - 97,7\% участников). В Приднестровье стали создаваться вооруженные формирования, а в 1991 г. было принято решение о создании республиканской гвардии. В течение 1991 г. - первой половины 1992 г. большая часть приднестровских районных и городских прокуратур и отделов полиции была передана под юрисдикцию ПМР. С марта 1992 г. конфликт начал перерастать в войну. Каждая из сторон, участвовавших в перестрелке, обвиняла другую в нападении, с обеих сторон имелись убитые и раненые, случаи насилия и убийства мирных жителей. Обе стороны применяли автоматическое оружие, боевую технику, артиллерию, ракеты и др.

В марте 1992 г. руководство Молдовы предложило приднестровским руководителям в течение 48 часов прекратить боевые действия и сложить оружие. Тогда указом Президента ПМР в Приднестровье было введено особое положение. Огонь был прекращен, но затем неоднократно возобновлялся.

В свою очередь, Президент Молдовы ввел чрезвычайное положение на той же территории. В Бендеры вошли войска, локальные бои в городе и в соседних селах продолжались несколько дней.

Мы отразили здесь лишь небольшую часть событий в Приднестровье, свидетельствующих об эскалации конфликта на этой территории.

 

Приведенный пример свидетельствует, как действия одной стороны приводят к ответным действиям другой, но уже многократно усиленным и в свою очередь вызывающими новые агрессивные контрдействия. Эскалация конфликта обычно настолько запутывает ситуацию, что найти «правых» или «виноватых» в конфликте уже становится невозможным.

Из признания «симметричности» развития взаимодействия не следует, что стороны находятся в процессе борьбы в равном положении, преследуют сходные цели. Одна сторона может стремиться к изменению сложившегося соотношения и придерживаться главным образом наступательной стратегии; другая - пытаться сохранять прежнее положение и придерживаться целиком стратегии оборонительной. Вместе с тем очевидно, что интенсивные наступательные действия будут вызывать интенсивную защиту и наоборот. Так происходит не только в политических (в том числе военных), но и в межличностных конфликтах.

До сих пор мы рассуждали о внешне наблюдаемых признаках эскалации. Но намного важнее определить ее причины. Основная причина видимой интенсификации конфликта - смена предмета конфликта и, соответственно, формы взаимодействия.

Вспомним стихи Высоцкого:

...Он мою защиту разрушает –

Старую индийскую - в момент.

Это смутно мне напоминает

Индо-пакистанский инцидент.

 

Только зря он шутит с нашим братом –

У меня есть мера, даже две:

Если он меня прикончит матом,

Я его - через бедро захватом

Или - ход конем - по голове!

 

Одна из типичных и распространенных причин усиления и углубления конфликта - изменение тактики поведения, т.е., например, переход в споре, обсуждении, дискуссии от аргументов к претензиям, личным выпадам, даже физическому воздействию. Научный спор или политическая дискуссия, казалось бы, не имеют ничего общего с подобными методами. И действительно, эти и многие другие формы человеческого взаимодействия представляют собой лишь когнитивный конфликт, конфликт знаний, точек зрения, в котором - по самой сути этого конфликта - победить могут только логика и убедительная аргументация. И тем не менее многие люди, отказываясь от логики, действуют при помощи давления, оскорбления, с позиции силы. Все это происходит из-за того, что первоначальный предмет разногласий в значительной мере утрачивается, появляется новый, причем взаимоотношения сторон, складывающиеся в ходе конфликта, становятся самостоятельным его элементом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2  1  2  1  2  1 

               Разрастание конфликта

 1,2 – действия сторон

Почему чаще всего происходит именно так? Один из вариантов объяснения вытекает из анализа процесса теоретической дискуссии. Поскольку в ситуации делового обсуждения в излагаемых субъектом точках зрения объективизируются и его личностные (в том числе интеллектуальные) свойства, то другие, оценивая его взгляды и позиции, косвенным образом оценивают и эти свойства. Человек же обычно придает значительную личностную окраску плодам своего интеллекта. В итоге, критика результатов его интеллектуальной деятельности может быть воспринята как негативная оценка его способностей, его самого как личности, наконец, воспринимается как угроза самооценке личности, а попытки защитить самооценку ведут к смещению предмета конфликта уже в «личностный» план.

Характерным полуанекдотическим ответом на критику является знаменитая формула «сам дурак». Известно, что в самом факте критики может усматриваться посягательство на собственные интересы, стремление унизить, оскорбить. В тоталитарных и теократических режимах серьезная критика всегда рассматривается как угроза безопасности государства и жестоко преследуется - отнюдь не при помощи логической аргументации. В парламентских дебатах, в межгосударственных отношениях изложение иной точки зрения нередко трактуется как попытка учредить свой диктат, стать хозяином положения.

Другое дело, что подобное отношение к критике может быть небезосновательным. Оно достаточно адекватно в тех случаях, когда стороны действительно руководствуются стремлениями не установить истину, а реализовать свои интересы. В таких ситуациях критика зачастую слабо аргументирована или заметно конъюнктурна. В таком случае когнитивный конфликт становится просто «ширмой», скрывающей истинную цель-власть, дефицитные ресурсы, приоритеты. Во многом именно поэтому религиозные споры зачастую оканчивались затяжными войнами, а дискуссии об устройстве советского общества в 20-30-е гг. - жесточайшими репрессиями. В настоящее время за взаимной критикой со стороны представительной и законодательной властей зачастую скрывается обычная борьба за власть, вызывающая сильные социальные потрясения.

Мы говорили о том, что характер действий в конфликте определенным образом связан с типом и уровнем противоречивых интересов. С этой характеристикой связана и интенсивность конфликтных действий, поскольку каждое последующее интенсивное деструктивное действие задевает все более важные интересы другой стороны. Поэтому эскалация конфликта интересов может быть охарактеризована как процесс роста иерархического ранга нарушаемых и защищаемых интересов, т.е. как процесс углубления противоречий.

Еще раз отметим, что в конфликте интересов может произойти смена самого предмета. Один из типичных примеров такого изменения называется его «утерей», когда первоначальный предмет конфликта в хаосе противоборства утрачивает основную роль. Ссора из-за границ садовых участков между соседями может перерасти во взаимную ненависть и причинение друг другу самых разнообразных личных неприятностей. Многочисленные конфликты в Закавказье и на Северном Кавказе, возникшие первоначально из-за территориальных претензий, привели к сильнейшей взаимной ненависти. Объект в некоторых конфликтах может в какой-то момент просто перестать существовать, но остающиеся «незаживающие раны», последствия конфликта служат основанием для его новых яростных вспышек.

В описанных исходных случаях происходит генерализация конфликта; переход к более глубоким противоречиям способствует возникновению множества разных точек столкновения. Конфликт распространяется на более обширные территории, меняя свое ядро.

В ходе эскалации конфликта может происходить и своеобразное «укрупнение» противоборствующих субъектов за счет привлечения все большего числа участников. Трансформация межличностного конфликта в межгрупповой, численное увеличение и изменение структур соперничающих групп сказывается на характере конфликта, обусловливает применение иных средств, как правило, более эффективных силовых методов.

Крайнее средство борьбы - насилие - важнейший фактор и результат эскалации.

 

Конфликты больших социальных групп

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 |