Имя материала: История бухгалтерского учета

Автор: Соколов Я. В.

2.6 рим

 

Записи в учете выполнялись на лыке, на деревянных, покрытых воском  дощечках, медных досках, коже, холсте, пергаменте и па- пирусе, но чаще всего вначале  применялись навощенные дощеч- ки, а потом  папирус и пергамент. Однако основные достижения учета были  не в его технических приемах, а в системе  учетных ре- гистров.  Здесь не просто  велись  учетные  книги, но существовала развитая взаимосвязанная система  учетных регистров. Первой книгой была Adversaria, которая предназначалась для ежедневной записи фактов  хозяйственной жизни. Эту книгу в дальнейшем назовут памятной, или Мемориалом. Она была просто черновой книгой,  каковой ее  и  считал  Цицерон.  Codex accept et expensi и Codex rationum domesticorum — книги для беловой записи, причем совершенно очевидно, что именно кодексы рассматривались как юридически полноценные документы. Итак, систематическая за- пись распределялась по двум названным кодексам (даже если эти кодексы велись под одним  переплетом). В одном приводились только  счета денежных средств и расчетов, в другом — все матери- ально-вещественные счета  (зерна, вина, масла, пастбищ, скота, кормов  и т.д.).  По  счетам  двух кодексов выводилось сальдо.  (Это понятие  уже  существовало  в  бухгалтерии  того  времени.)  Пос- кольку систематическая запись распределялась между двумя ко- дексами, то вполне  разумно  предположить, что Adversaria велась только  в части  операций, связанных с движением денег и расче- тов.  В кодексе не должно  было  быть  исправлений ранее  сделан- ных записей.

В Риме  в значительной степени развивался бюджетный учет в масштабе  всего  государства,  и  в  отдельных провинциях  велась книга бревариум (Brevarium),  где отражались как сметные ассиг- нования, так и их исполнение. В дальнейшем в литературе  этот регистр   получил   название  книги  имперских  счетов,  которую можно   рассматривать  как  первый  баланс   государственного хо- зяйства.

Для государственного учета был характерен страшный бю- рократизм. Однако иногда  отрицательные факты  приводят к по- ложительным следствиям. Так, в Риме рождается правило: «ниче- го со слов», т.е.  положение о непреложности документирования всех фактов хозяйственной жизни, и там, где операции не оформ- ляли документально, составляли оправдательные записки.

 

28

В Риме  учет государственных и, в частности, армейских фи- нансов был сосредоточен в руках квесторов, которые контроли- ровали  все операции, связанные с движением денег.  Они  выпла- чивались только  при  представлении первичных документов, слу- живших   единственным  основанием  для   составления  записей. Была создана  специальная налоговая полиция, сотрудники кото- рой прибегали к пыткам даже женщин и детей для получения све- дений  об укрываемых от обложения доходах и имуществе.

Основной отраслью   производства  было  сельское хозяйство. Три  автора  оставили замечания относительно организации учета в поместьях. Марк  Порций Катон требовал  составления пись- менных  инструкций для управляющих. Их деятельность он  оце- нивал  по результатам работы, и если  результаты были  не блестя- щими, а управляющий «говорит, что он старался, что рабам  нез- доровилось, погода  была плохой, рабы убегали, он отправлял об- щественные повинности», то к такому управляющему предлагал- ся строгий  подход [Катон]. При  покупке имения Катон рекомен- довал осматривать само имение, а не учетные  книги (эффект Ка- тона).  Марк  Теренций Варрон  много  внимания уделял  вопросам письменной отчетности управляющего, требовал, чтобы  матери- ально  ответственные лица  были  грамотными. Иного взгляда дер- жался  Луций  Юний Модерат  Колумелла. Он  полагал, что негра- мотный управляющий  надежнее: «Такой   вилик   (управляющий) будет чаще  приносить своему господину наличные деньги, неже- ли  приходно-расходные книги,  ибо,  не  умея  писать,  ему  будет труднее  самому  составить фальшивые счета или  пользоваться для этого  услугами  других из боязни быть уличенным» (там  же).

В  строительстве  при   оценке  сооружений  учитывали  износ. Так, великий архитектор Витрувий (2-я  пол.  I в. до н.э.)  писал:

«Когда привлекаются третейские оценщики стен общего  пользо- вания, они  оценивают их не в ту сумму, в какую  обошлась пост- ройка, но, находя  по записям цены  подрядов их постройки, ски- дывают  на каждый  из протекших годов по  1/80 доле и приговари- вают своим  вердиктом: "И з расчета  остальной суммы  произвести расплату  за оные  стены", считая, что эти стены  не смогут просу- ществовать дольше  80 лет»  [Античный способ].

Сохранившиеся данные   промышленного учета  показывают, что калькуляции в то время  не было.  В промышленном произво- дстве, которое  работало на рынок, результаты хозяйственной де- ятельности определялись в целом  по предприятию путем  сопос- тавления всех расходов  со всеми  доходами.

 

29

Банковский  учет, по мнению большинства авторов, целиком восходит  к афинскому прототипу.

О важнейшем значении кредита  в экономике Древнего Рима свидетельствует место,  которое  было  отведено  процедуре истре- бования долга  в  знаменитых законах  XII  таблиц  (451  — 450 до н.э.).   Согласно его предписаниям должнику, не  погасившему в срок   своих   обязательств,   предоставлялось  тридцать   льготных дней, в течение  которых  он мог уплатить долг.  По истечении это- го срока, если незадачливый дебитор  оставался должником госу- дарства, то его (должника) продавали вместе  со всем  его имуще- ством  в рабство  за границу. Если же кто-либо не исполнял своих обязательств перед  частным лицом  и не  представлял свидетелей в доказательство уплаты  им долга и при этом никто  не желал вступиться за него  на  правах  поручителя, то кредитор по  реше- нию  суда мог увести  с собой  должника и держать  у себя  как раба. При  этом  статьей  3 таблицы III  Закона предписывалось нало- жить на должника «колодки или оковы  весом не менее, а если пожелает (кредитор), то и более  15 фунтов».  Во время  заточения неплательщик должен  был  питаться за свой  счет.  В противном случае  закон  позволял кредитору ограничиться выдачей  ему од- ного  фунта  муки  в день.  В течение  шестидесяти дней  с момента заточения должника три раза выводили на рынок и громко  спра- шивали, не сжалился ли кто над ним.  Если все было безуспешно, то  кредиторы имели   право  убить  должника и  разделить   между собой  его труп.  Это  символизировало, что должник заплатил по обязательствам тем, чем мог.  «В третий  базарный день — гласила статья  6 таблицы III  — пусть разрубят  должника на части, и если отсекут  больше  или  меньше, то пусть это  не будет вменено им  в вину».

Такое варварское, на наш взгляд, отношение к погашению обязательств имело  под  собой  глубокую  теоретическую подопле- ку. Дело в том, что древнеримское гражданское право  не различа- ло должника как пассивного субъекта  обязательства и его имуще- ство как объект  права требования. Эти  понятия смешивались и в теории, и на практике. Объект и субъект долга составляли в представлении древнеримских юристов  одно  целое.  Поэтому в случае  неуплаты дележу подлежали как имущество должника, так и он сам.

Впрочем, кредиторы имели  право  продать  злостного непла- тельщика вместе  с семьей  и имуществом в рабство, но только  за

 

30

границу, так как свободный гражданин Рима  по закону  мог быть разрублен на  куски  за  неуплату  долга,  но  не  мог быть  рабом  на своей  земле.

Таким  образом древнеримское законодательство решало проблемы неплатежей и воспитывало уважение к данным бухгал- терского учета.

На  первый взгляд, система  учета, применявшаяся  в стране, была четкой  и эффективной.  Римляне гордились своим  учетом, ценили его.  Его  часто  называли «ratio», что  означало не  только учет, а и определенный порядок, систему, разум, отсюда происхо- дит и хорошо знакомое нам слово рационализация.  Но при всей рациональности коррупция была обычным явлением в жизни римлян. Известно, например, что даже величайший римский полководец Сципион Африканский (ок.  235  - ок.  183 до  н.э.), победитель Ганнибала, оказался замешанным в злоупотреблени- ях своего  брата, также  выдающегося полководца Сципиона Ази- атского, которого обвинили в том, что он  за заключение мира  с Антиохом  на более снисходительных условиях  получил  шесть ты- сяч фунтов  золота и четыреста восемьдесят фунтов  серебра, т.е. больше, чем внес  в казну в качестве  военных трофеев. Сумма  ис- ка, предъявленного Сципиону, по указанию Тита Ливия, состав- ляла  четыре  миллиона сестерциев. Отчитываясь перед  сенатом, он приказал принести счетную  книгу и на глазах сенаторов изор- вал ее собственными руками, негодуя  при этом на то, что от него, принесшего казне двести миллионов, требуют отчета в четырех. Победителя оправдали.

 

Учет прочно вошел  и в культурную  жизнь  Рима.  В литературе, в театре  часто  встречаются сравнения,  ссылки на бухгалтерскую практику. В комедии Плавта  (254 — 184 до н. э.) «Шкатулка» гово- рится:  «Теперь  я желаю уплатить  то, что остается  за мной, чтобы мое имя  было  вычеркнуто из домовой книги и чтобы я ничего  не был должен»;  в комедии «Ослы»  сводня  говорит  юноше:  «счет за счет сведен  по правде.  По деньгам  старание...»; в «Привидениях» молодой человек, купивший рабыню, объясняется ей  в любви, любовь   взаимная,  диалог   кончается  по-бухгалтерски:  «Ну,  вот кончен счет, приход с расходом хорошо сошлись у нас: оба любим друг друга, оба стоим  этого».  Петроний (ум.  66 н.  э.)  упоминает разбогатевшего на нечистом деле  бухгалтера  (Сатирикон, XXIX). Звали  этого  бывшего бухгалтера Трималхион. Он любил  бухгалте-

31

рию  и  держал  специального  раба,   который должен   был  читать ему за обедом  счетную  книгу.  Великий Гораций (65  — 8 до н.  э.) сам работал бухгалтером  и даже окончил школу с «коммерческим уклоном».  И, может быть,  не случайны  слова,  сказанные Сен- Жюстом:  «Мир  опустел  после  римлян».

Все, что было изложено здесь об учете в античном мире,  — это только  общий  набросок, подлинная картина скрыта  от нас  тай- ной  веков,  а «то, в чем нет тайны,  лишено  прелести»  (А. Франс).

 

*  *  *

 

Рассматривая панораму учета в древности, можно  сделать  вы- вод, что учет в Египте был совершеннее, чем в первобытном об- ществе,  в Месопотамии — лучше, чем в Египте,  у эллинов эффек- тивнее,  чем у людей  Вавилона, а в Риме  - систематизированнее, чем у греков.

Вместе  с тем  учет в древнем  мире  больше  всего  стремился к констатации фактов  хозяйственной жизни.  И не случайно  инвен- таризация и  прямая регистрация имущества  лежат  в его  основе. Прямая  регистрация означала   указание   на  конкретный  объект:

«Смотрите,  — говорил   человек  древнего  мира,   — вот  стол,  вот дом, вот корова, вот... и т.п.». Это и были факты, прямая их конс- татация.  Со временем появится регистрация косвенная. Счетный работник вместо  конкретного учетного  объекта  будет  фиксиро- вать данные  из так называемых первичных документов. И с этого момента  учетные  сведения и фактическое положение дел перес- танут быть адекватными.  Бухгалтерия станет  только  вероятной, а инвентаризации  будут указывать  на  репрезентативность данных. Чем  больше  будут совпадать  результаты   проверки наличия цен- ностей   с  данными  текущего  учета,  тем  полезнее для  практики учет и бесполезнее инвентаризация, и наоборот.

 

Дайте определения следующих понятий:

 

синтетический  учет,   аналитический  учет,   хронологическая  за- пись,  систематическая запись, контокоррент, рекапитуляция, выборка, принцип накапливания, открыживание, коллация, ин- вентаризация, ресконтро, натуралистическая концепция учета, фиск, калькуляция.

 

32

Вопросы для обсуждения

 

1. Что такое учет и что такое учет бухгалтерский?

2.  Ведете ли вы учет своего домашнего хозяйства?

3. Если вы начнете  вести учет своего хозяйства, то что вам даст при- менение двойной бухгалтерии?

4. Что значит  натуралистическая («зеркальная») концепция учета?

5. Почему в Древнем Египте  в случае претензий к учету наказывали бухгалтера  (писца), а не руководителя работ?

6.  Почему  в основе  учета Древнего Египта  лежала хронологическая запись, а в Месопотамии преобладала запись  систематическая?

7. Почему  в Греции вели  отдельно  журнал  поступления и отдельно журнал  выбытия ценностей? Разве  не  проще  было  объединить эти операции в одном  регистре?

8. Что лучше для собственника: чтобы служащие  — материально от- ветственные лица  были  грамотными людьми  или, напротив, их неграмотность или малограмотность не позволит им прибегать к мошенничеству?

9. Почему  Катон предпочитал осматривать само  имение, а не  его учетные  книги? Правильно ли он поступал?

10. Чем  принципиально  отличался бухгалтерский учет  в  Древнем

Риме  от учета в других регионах?

11. Знаменитый немецкий историк Т. Моммзен утверждал, что в Ри- ме на каждом  добропорядочном отце  семейства лежала  обязан- ность  вести  бухгалтерские книги. Прокомментируйте это выска- зывание.

12. Чем  отличается учет в «командной экономике» Египта  и Месо- потамии от учета в «экономике рыночной» Греции и Рима?

 

241

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |