Имя материала: Лидер и лидерство: исследования лидерства в современной западной об-щественно-политической мысли

Автор: Кудряшова Елена Владимировна

Типология лидерства по м. веберу

 

Особый интерес в социологической интерпретации проблемы лидерства имеет типология легитимного правления, предложенная М.Вебером. Основной вклад Вебера в анализ проблемы лидерства связан с открытием и разработкой понятия «харизма». Это понятие было им введено в контексте трехчленной классификации типов власти, а именно: традиционно-патримониального, рационально-легального (законно-формального) и собственно харизматического. Прежде чем перейти к характеристике этих типов власти, следует сделать ряд пояснений. Во-первых, в своих работах Вебер не создает всеобъемлющей теории лидерства; поскольку основной задачей он считал исследование власти, постольку поведение лидеров и их характеристики рассматриваются именно в этом контексте. JBcMgTOpbix, Вебер анализирует только легитимные формы правления и те общественные условия, при которых различные его типы претворяются в жизнь. В-третьих, выделенные три типа легитимного правления Вебер относит к так называемым «идеальным типам». Для Вебера идеальный тип служит методологическим принципом как социологического, так и исторического познания211.

При этом идеальный тип не является результатом обобщения эмпирической реальности, прежде он конструируется как теоретичская модель или схема и уже затем соотносится с эмпирической реальностью. Можно сказать, что «идеальный тип» М.Вебера близок к идеальным моделям, которыми пользуются математика и естествознание. По замечанию^Р^Арона, «теоретическая концепция идеального типа - это воплощение усилий всех научных дисциплин, направленных на~то7 чтобы представить научный материал в осмысленном, понятном виде, извлечь содержащееся в нем рациональное начало, при необходимости путем создания мысленной конструкции этой рациональности из полубесформенного материала»212.

Подтипами легитимного правления Вебер понимает такое господство, котороу признано со стороны управляемых индивидов. Господство предполагает взаимное ожидание: того, кто приказывает, что его приказу будут повиноваться; а тех, кто повинуется, что приказ будет иметь тот характер, какой ими признается законным и справедливым. Любое господство требует постоянного управления и основывается, с одной стороны, на подчинении ведомых своим лидерам, а с другой - на «личном^штабе управления» и средствах управления, которые в случае необходимости привлекаются для осуществления легитимного насилия. По определению Вебера, «штаб управления, представляющий во внешнем проявлении предприятие политического господства, как и всякое другое предприятие, прикован к властелину, конечно, не одним лишь представлением о легитимности. Его подчинение вызвано двумя средствами, апелли-рующими кличному   интересу материальным вознаграждением и социальным почетом. Лены вассалов, доходные должности наследственных чиновников, жалованье современных государственных служащих, рыцарская честь, сословные привилегии, престиж чиновников образуют вознаграждение, а страх потерять их последнюю решающую основу солидарности штаба управления с властелином. Это относится и к господству харизматического вождя»213.

Как мы уже говорили, Вебер различает три идеальных (чистых) типа господства.

Первый тип легитимного правления - традиционно-патримониальный - суть «авторитет «вечно вчерашнего»: авторитет нравов, освященных исконной значимостью и привычной ориентацией на их соблюдение -«традиционное» господство, как его осуществляли патриарх и патримониальный князь старого типа»214.

Традиционное господство основано на вере не только в законность, но и в священность существующих испокон веков порядков и властей; в его основе лежит традиционное действие. Чистейшим типом такого господства, по Веберу, является патриархальное господство, характерное для тех обществ, которые существовали в доиндустриальную эпоху.

Второй тип господства, рационально-легальный, Ве-бер'характеризует следующим образом: «...господство в силу «легальности», в силу веры в обязательность легального установления и деловой «компетентности», обоснованной рационально созданными правилами, то есть ориентации на подчинение при выполнении установленных правил - господство в том виде, в каком его осуществляет современный «государственный служащий» и все те носители власти, которые похожи на него в этом отношении»215.

К такому типу Вебер относит современные развитые индустриальные государства, где управляющие и управляемые подчиняются не^личности, а установленным законам. Аппарат управления в этих странах состоит из высококвалифицированных чиновников, к которым предъявляется требование действовать по строго формальным и рациональным правилам. Технически наиболее чистым типом легального господства по Веберу является бюрократия.

Наиболее полное'определение ее Вебер дал в 6-й главе 1П__части работы «Хозяйство_и_об1цество». Резюмируя этот текст и некоторые другие отрывки, Ж.Френд выделяет следующие принципы, на которых основывается бюрократия:

1) существование определенных служб, а стало быть, компетенции, строго ограниченных законами и правилами;

2) защита служащих в выполнении их функций в соответствии с тем или иным положением (несменяемость судей, например). Государственная служба становится основной профессией, а не второстепенным занятием, дополняющим другую работу;

3) иерархия в выполнении функций, что подразумевает четкую административную структуру, разграничивающую управленческие посты; обычно в такой структуре соблюдается единоначалие, а не коллегиальное руководство, существует тенденция к максимальной централизации власти;

4) подбор кадров производится на конкурсной основе по прохождении экзаменов или по предпочтению дипломов, что требует от кандидатов наличия^соответству-ющего специального образования.

5) регулярная оплата труда служащего в виде фиксированной заработной платы и выплаты пенсии при уходе с государственной службы;

6) право контроля со стороны администрации за работой подчиненных (скажем, путем создания контрольно-дисциплинарных комиссий);

7) возможность продвижения по службе на основе оценки по объективным критериям, а не по усмотрению администрации;

8) полное отделение выполняемой функции от личности служащего, поскольку никакой служащий не может быть собственником своего поста или средств управления218.

Придавая большое значение идее бюрократии, Вебер считал^что эта система потенциально выше систем, основанных натрадиционной или^харизматйческоиувлас-ти. В идеале бюрократия способна к достижению высокого уровня эффективности, и в этом смысле она является наиболее рациональным из всех известных средств управления людьми. В идеале такая форма правления точна, стабильна, надежна и обеспечивает высокий уровень предсказуемости результатов.

Однако следует помнить, что Вебер не идеализировал рационально-правовую бюрократию, подчеркивая, что та лишь потенциально является самой эффективной формой управления. Он признавал, что в реальности она таковой может и не быть. С одной стороны, большой потенциал, которым обладает бюрократическая организация, может остаться нереализованным, а ее эффективность и оперативность окажутся подорванными в результате сбоев в работе217. С другой стороны, отлаженный бюрократический механизм может дать сбой в работе и переродиться в разного рода бюропатологии, при благоприятных на то условиях.

Система бюрократического управления нуждается в программе, ибо сама она такой программы не создает. Программуможет__задать_тодько политический лидер, который ставит перед собой определенные цели. Именно лидеры используют формальный механизм управления для утверждения тех или иных политических ценностей. Кстати, М. Вебер неоднократно подчеркивал разницу между лидером и чиновником. По его мнению, «чиновник не должен делать именно того, что всегда и необходимым образом делает политик ...бороться. Ибо... борьба, страсть - суть стихия политика, и прежде всего политического вождя. Деятельность вождя всегда подчиняется совершенно иному" принципу ответственности, прямо противоположной ответственности чиновника. В случае если (несмотря на его представления) вышестоящее учреждение настаивает на кажущемся ему ошибочном приказе, дело чести чиновника - выполнить приказ под ответственность приказывающего, выполнить добросовестно и точно, так будто этот приказ отвечает его собственным убеждениям: без такой в высшем смысле нравственной дисциплины и самоотверженности развалился бы весь аппарат. Напротив, честь политического вождя, то есть руководящего государственного деятеля, есть прямо-таки исключительная личная ответственность за то, что он делает, ответственность, отклонить которую или сбросить ее с себя он не может и не имеет права»218.

Третьим типом легитимного правления является ха-ризматическоегосподство. Понятие «харизма» (греч. charisma - божественный дар) этимологически обозначает  некую экстраординарную способность, качество индивида, дарованное ему судьбой, природой, богом, благодаря которому он выделяется среди остальных людей. На протяжении почти двух тысяч лет это понятие, со ссылками на писания Св. Павла, использовалось исключительно в церковных кругax. Начало массовому употреблению понятия «харизма» среди журналистов, политиков и, наконец, среди широкой публики было положено именно Максом Вебером. Современные политологи и социологи, среди которых Аптер, С.Хантингтон и др. внесли свой вклад в широкое использование веберовской концепции харизмы, распространив ее для объяснения процессов, происходящих в странах третьего мира.

Сам Вебер определяет харизму следующим образом: «авторитет внеобыденного дара (харизма), полная личная преданность и личное доверие, вызываемое наличием качеств вождя у каждого человека: откровений, героизма, и др., - харизматическое господство, как его осуществляют пророк, или - в области политики - избранный князь - военачальник, или плебисцитарный властитель, выдающийся демагог и политический партийный вождь»219.

Харизматическая власть авторитарна. Она вытекает из способности конкретного человека вызывать и поддерживать веру в себя как источник легитимности.

Харизматический тип легитимного правления представляет собой прямую противоположность традиционному: если традиционный тип господства держится на привязанности к обычному, раз навсегда заведенному, то харизматический, напротив, опирается на нечто новое, необычное, никогда ранее не признававшееся. Не случайно для пророка характерен такой оборот: «Сказано... а я говорю вам...» Основной базой харизматического господства является аффективный тип социального действия. Вебер рассматривает харизму как «великую революционную силу», способную внести изменения в лишеИную^Еинамизма структуру традиционных обществ.

Однако при больших различиях традиционного и харизматического типов господства между ними есть и нечто общее, а именно: и тот и другой опираются на личные отношения между господином и подчиненным. В этом смысле оба типа противостоят формально-рациональному типу господства как безличному. Источником личной преданности харизматическому лидеру является не традиция и не признание его формального права, а эмоционально окрашенная вера в его,харизму и преданность этой харйзмё. Именно поэтому, подчеркивает Вебер, харизматический лидер должен постоянно заботиться о сохранении своей харизмы и постоянно доказывать ее присутствие. Как от формально-эмоционального, так и от традиционного типа господства харизматическое отличается тем, что здесь нет установленных правил: решения по всем вопросам выносятся иррационально, на основе откровенного творчества, деяния и личного примера.

Вебер рассматривает харизму безотносительно к содержанию того, за что выступает, что несет с собой ха-ризматик; верный своему принципу, согласно которому социология как наука должна быть свободна от ценностей, Вебер подчеркнуто безразличен к ценностям, вносимым в мир харизматической личностью.

В этой связи теория харизматического лидерства давала повод для недоразумений. Некоторые исследователи видели в ней прообраз нацистского режима и даже пытались сделать из Вебера предшественника Гитлера, в то время как Вебер ограничился социологическим анализом «идеального типа» в качестве одной из форм господства, которая существовала во все времена. Действительно, харизматические режимы существовали и до Гитлера, существуют после него. «Предположение, что анализ Вебера мог помочь нацистам дойти до более четкого осознания своей роли, - пишет Ж.Френд-это упрек не менее смехотворный, чем предыдущий, поскольку его можно сравнить с обвинением врача в болезни, диагноз которой он поставил. В таком случае политическая социология должна превратиться в дело, основанное на добропорядочных чувствах, отказаться от объективного рассмотрения некоторых явлений, в конечном счете отречься от науки и осыпать осуждениями, которые доставляли бы удовольствие всем, кто хотел бы превратить научную мысль в сугубо идеологические оценки. Такая позиция была чужда Веберу, поскольку она противоречила тому различию, которое он всегда делал между эмпирической констатацией и оценочным суждением, его принципу «свободы от оценки» в социологии и, наконец, его долгу, требующему от ученого никогда не уходить от анализа реальной действительности только из-за того, что лично ему она кажется неприятной. Более того, цензоры Вебера пренебрегли самым главным в его концепции харизматического типа правления. Вместо того, чтобы искать в ней теоретическое обоснование частного исторического события, о котором он не мог ничего знать, им следовало бы лучше прочитать страницы, посвященные этому типу господства; они недвусмысленно выражают его мысль о революционном феномене, ибо когда он писал их, он в особенности думал о Ленине и Курте Эйснере (последнего он называл по имени)»220.

В работе «Политическое лидерство. Путь к всеобъемлющему анализу» Ж.Блондельрассматривает достоинства и недостатки веберовской концепции харизматического лидерства221. Он, в частности, считает, что, во-первых, поскольку Вебер фокусирует внимание на источнике авторитета, постольку вопрос о различиях лидеров остается во многом неясным. Классик не указывает средства, благодаря которым лидер смог бы повышать свой авторитет, особенно в специфическом контексте харизматического правления.

Во-вторых, деление на три типа легитимного правления носит абстрактный характер. Логично предпол-жить сосуществование этих «идеальных типов». Вероятно, лидер может черпать свою власть и из общественных традиций, и из собственной харизмы. Возможен вариант, при котором лидер мог бы относиться од новременно к трем «идеальным типам». Многие современные формы правления характеризуются сочетанием двух, а в ряде случаев и трех «идеальных» элементов - в результате предложенная Вебером модель выглядит более реалистичной.

В-третьих, схема Вебера «асимметрична». Два из трех элементов веберовской типологии (традиционное и законно-рациональное) устанавливают связь между гражданами и обществом, которая основывается на социальной структуре. Управление здесь поддерживают институты. В контексте же харизмы единственно прочной основой, связывающей граждан и общество, является лидер.

В-четвертых, объектом харизмы является непосредственно и исключительно личность лидера. Однако Вебер не дает четкого определения харизматической власти. Понятие харизмы  от взял из церковной культуры и перенес его в область политики (то есть гражданского общества), однако содержание этого понятия им не демифологизируется.

Почему же Вебер не порвал с религиозными истоками понятия «харизма»? «Он, очевидно, считал, - пишет Ж.Блондель, - что в своем первоначальном религиозном смысле оно имеет особый «аромат» и особую силу, от которых не следует отказываться при включении в модель политических ситуаций и политических лидеров. «Аромат» и «сила» харизмы вытекают из иррациональной^ в своей основеГсвязи, которая, по мнению Ве-бера, похожа на причащение, когда вера шире, чем принадлежность к конкретной церкви. Его концепция харизматической власти является поэтому целиком и абсолютно эмоциональней, гораздо более эмоциональной, чем взаимосвязь, существующая между лидерами, их последователями и обществом в традиционном контексте»222.

Веберовская концепция породила большую дискуссию. Часть исследователей целиком и полностью принимают ее, пытаясь некоторые положения усилить или создать свои собственные модели на ее основе. Другие относятся к ней критически. Но, во всяком случае, модель_Веберга не оставляет никого равнодушным.

К примеру, К.Фридрих замечает, что, на его взгляд, «генерализация понятия «харизма» путем его расширения и включения светских и нетрансцендентальных типов призвания, а конкретнее - инспирационального лидерства демагогического типа» является несправедливой223 .

А.Уилнер, наоборот, принимает веберовское определение и дополняет его, выделяя следующие характерные для харизматической..вдасти черты:, 1) имидж лидера, означающий, что «сторонники верят либо в сверхчеловеческие качества лидера, либо в качества, высоко ценимые в данной культуре »; согласие - «сторонники верят заявлениям, сделанным лидером, и идеям, высказанным им, просто потому, что их высказал и сделал именно лидер »; 3) сплоченность - сторонники сплачиваются потому, что им достаточно того, что «лидер дал команду»; 4) эмоции - «сторонники отвечают лидеру своей преданностью, благоговением или слепой верой, то есть почти теми же эмоциями, что и при религиозном поклонении»224.

 В-пятых, Вебер, подчеркивает, что харизматическая власть появляется в тех случаях, когда общество переживает серьезный кризис, поражающий всю его структуру. Отсюда вытекает основное различие между харизматической властью и двумя другими формами власти. Традиционная и законно-формальная власти имеют место в стабильных ситуациях. Харизматическая власть может проявляться только в обстоятельствах, граничащих с национальной катастрофой.

Однако, как замечает Ж.Блондель, кризис - это необходимое, но недостаточное условие для появления ха-ризматического лидера. Вряд ли можно утверждать, что присутствие харизматического лидера есть показатель острого социального кризиса; вряд ли можно указать условия, которые могут привести к появлению харизматического лидера. Вероятно, лидеры, которых последователи представляют как «харизматических», способных спасти их от бед и несчастжй, могут появиться, а могут и не появиться. История дает нам массу подтверждений этому, что позволяет сделать вывод о том, что зависимость междукризисом и появлением харизматического лидера невелика. С Другой стороны, есть немало примеров лидеров с «неполным харизматичес-ким статусом», которые сыграли важную роль в развитии своих стран (Дж.Кеннеди, Н.Хрущев и т.д.).

Таким образом, понятие «харизматической власти» не всегда является удобным и практичным инструментом, с помощью которого можно было бы описать и проанализировать политическое развитие в обществах, переживающих кризис.

Какие бы ограничения и трудности мы не находили в веберовской типологии, какие бы дискуссии не возникали по поводу значимости или ценности понятия «ха-ризма», целесообразности расширения его значения и т.д., бесспорным^остается_факт, что немецкии^зоциолог был первым.кто перенес это понятие из религиозного_и магическогоконтекста на политическую арену, что дало толчок к более эффективному исследованию лидерства (и более или менее ясную концепцию лидерства для стран третьего мира). Важность вклада Вебера сегодня не вызывает сомнения, проблема заключается в том, как можно использовать не только термин «харизма», но и веберовское толкование в концептуальном смысле и в общей классификации лидерства. То есть, как замечает Р.Такер, вопрос состоит в попытке «развить теорию ха-ризмы в более действенный инструмент понимания и исследования »225.

Тем не менее, на наш взгляд, идея харизматической власти является важной и операциональной, ибо помогает сфокусировать внимание на том факте, что общество может зависеть от прямой связи между последователями и лидерами. При использовании «харизмы» важно помнить о ее ситуативной природе. Ибо даже самые известные из харизматических лидеров не всегда обладали харизмой и способностью оказывать влияние на своих последователей. Со временем, потеряв свой революционный характер, харизматическое лидерство ру-тинизируется, становясь традиционным или рационально-легальным.

Подводя итог анализа типологии власти, предложенной Вебером, приведем здесь слова французского соци-^4 олога Раймрна^Арона: «Три типа господства служат при--^ мерами понятий, которые можно было~бь1 назвать «атомами» социологии. Их используют в качестве эле-ментов, способствующих теоретическому построению и осмыслению конкретных политических режимов^боль-шинство из которых сочетают в себе элементы, присущие всем трем типам легитимного господства. Подчеркиваю: именно потому, что действительность смутна, к ней нужно_обращаться с ясными мыслями^ именно потому, что элементы различных типов господства в реальной жизни переплетаются между собой, необходимо дать весьма четкое определение каждому из них; именно потому, что нет чисто харизматического или традиционного господства, необходимо, по нашему представлению, четко разделить эти два типа. Конструкция идеальных типов - не конечная цель научного исследования, а средство достижения цели»229.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |