Имя материала: Лидер и лидерство: исследования лидерства в современной западной об-щественно-политической мысли

Автор: Кудряшова Елена Владимировна

Архетип «лидера-политика»230

Понятие «политика» К.Ходжкинсон употребляет в качестве сийонима процесса управления. Архетип «лидера-политика» ассоциируется у негсГс таким лидером, интересы которого глубже сугубо личных и включают в себя прежде всего интересы группы. Группа, в свою очередь, имея некоторые приоритетные ценности, оказывает влияние на систему ценностей и поведение лидера. Итак, этот архетип несет в себе систему ценностей других людей. На него значительно влияет гештальт-принцип2110, согласно которому целое больше суммы его частей. В повседневной жизни, называя кого-либо «политиком», мы часто употребляем этот термин с ироничным или негативным оттенком и относим его скорее к карьеристам. Но в данном случае это понятие употребляется Ходжкинсоном в ином смысле, а именно: «лидер-политик» - это человек, «который действует по воле и на благо группы, организации, государства». «Поли-тик.» - это четкий тип, выделяемый на основе е.гр подлинной заинтересованности в достижении групповых целей. Архетип основан на демократическом принципе - убеждении в том, что правильные поступки и порядок становятся таковыми по воле не одного человека, но по воле группы. Это убеждение является ядром демократической идеологии и безоговорочно принимается всеми государствами независимо от различий в конкретных теоретических доктринах.

Несколько меньшее влияние на цели и деятельность «лидера-политика» оказывают другие общественные структуры. Архетип подвергается воздействию со стороны социальных формаций в виде таких факторов, как особая мораль, степень сплоченности группы, наличие представительной демократии и т.д. Особая японская система отношений, сложившаяся в промышленности и коммерции, лишь подтверждает универсальность этого демократического влияния. Западные программы по подготовке лидеров всех уровней обязательно включают в себя изучение теории межличностных отношений внутри и вне группы, мотивации, организации работы таким образом, чтобы она приносила удовлетворение, что несомненно идет на пользу данному архетипу. «Лидер-политик» осознает себя главным одадором, представителем и руководителем группы, из которой он черпает энергию и нравственную силу. Он верит в правильность и незыблемость устоев группы, представителем которой является. Можно сказать, что эгоизм, присущий «лидеру-карьеристу», здесь преобразовался в более высокую цель - следование ценностям и интересам группы. Это определяет основную задачу «лидера-политика» - поддерживать гармоничность и эффективность взаимоотношений и деятельности группы, следовательно, он обязан искать и сохранять консенсус, идти на компромиссы и умиротворять конфликты, уравновешивать ценности и интересы конфликтующих сторон. Итак, сила «лидера-политика», с одной стороны, состоит в динамичности группы и, с другой - в его собственном умении убеждать.

«Лидером-политиком» и «лидером-карьеристом» дви-жут качественно разные ценности. Природа желаний и ценностей «политика» такова, что его личные интересы должны целиком и полностью соответствовать интересам группы или организации. Он живет поддержкой группы. Она - его «хлеб и соль». «Признаваясь самому себе в карьеризме, - пишет Ходжкинсон, - «лидер-политик» стремится включить свои интересы в систему интересов группы, а происходящее при этом смещение уровней в иерархии ценностей (с III на II Б) есть трансформация «чистого», обычного эгоизма в эгоизм другого порядка: более сложный, широкий, изысканный, иногда даже альтруистически ориентированный241.

Чтобы выявить и тем более установить согласие в группе, необходимо обладать всеми политическими способностями, навыками и умениями. Если общество живет по законам гражданского согласия, задача «политика» упрощается, если же стремление к консенсусу отсутствует, наоборот, усложняется. При наличии скрытого или внезапно возникающего конфликта, нередко идущего вразрез с традиционной ценностной ориентацией данной группы, задача лидера усложняется предельно. Поэтому «лидеру-политику» следует уделять особое внимание своему образу, «охранять» его, так как он есть основа авторитета, власти и легитимности его как лидера. «Политику» и его команде вряд ли можно обойтись без некоторого артистизма, когда лидер представляется публике в различных ролях: отца-патриарха, доброго дядюшки, товарища, бойца или даже красавца-ловкача, если это укрепит его позиции. Для эффективности своей деятельности лидеру необходимо добиться расположения самых значимых и влиятельных людей в обществе. Поэтому для данного архетипа характерно принятие «мягких», либеральных решений: легкие продвижения людей по службе, легкие уступки требованиям к качеству работы и повышению зарплаты, рост бюрократии и проведение политики, усиливающей инфляцию... Очевидно, что время от времени «политик» должен пользоваться такими «дипломатическими» методами, как княжение по Макиавелли. Говоря языком современной психологии лидерства, политик должен иметь высокий показатель уважения со стороны группы242 .

В поведении «лидера-политика» исследователи Д.Катц и Р.Кан выделяют следующие характерные черты: «по-; литик» оказывает личные услуги отдельным членам группы; объясняет и разъясняет свои действия после-) дователям; поддерживает членов группы; не принимает ; никаких решений, не посоветовавшись с группой; отно-! сится ко всем членам группы как к равным себе; дружелюбен и общителен; не требует от ведомых чрезмерных усилий; не отвергает разумную критику и предложения248 .

В идеале тип «лидера-политика» сочетает нравственность и рациональность. Нравственность заключается в том, что его интересы простираются~далыне непосредственно- и опосредованно-личных. Ему присущи также готовность к самопожертвованию, самодисциплина и правдивость. Рациональность же состоит в том, что, помогая группе в достижении ее целей, он самореализуется, не идя при этом на поводу у собственных желаний. Таким образом, «политик» видит себя выразителем нравственных устоев и идеалов группы, а его главная цель -согласие в группе. Группа знает, чего она хочет и чего ей следует желать; функция лидера - в поисках ценностей группы, их расшифровке и претворении в жизнь посредством процесса управления.

«Лидер-политик» не может быть харизматическим лидером, поскольку настоящий харизматик скорее проецирует свои личные ценности на ценности группы, чем наоборот. «Политику» присуща псевдохаризма, ибо его популярность зависит от правильной интерпретации и реализации ценностей группы. Но так как поведение группы непредсказуемо, а популярность лидера в массах преходяща, ему следует уделять особое внимание общению с членами группы. Пренебрежение неформальным общением и самоотчуждение от группы нецелесообразны: для поддержания согласия в группе «политик» должен «есть, пить и общаться» со многими и многими людьми, проявляя при этом способность выслушать их, выказать искреннюю симпатию, к месту пошутить. Таким образом, находясь в группе, лидер создает себе поддержку.

«Лидер-политик» должен ориентироваться на ближние по времени цели. «Дальность» придет сама собой при условии, что ближние цели достигаются.

Для этого лидер должен владеть искусством убеждения, морального воздействия. «Политик» внимательно следит за рейтингом своей популярности, разумно раздает почести и оперирует информацией, которую сам же и аккумулирует. Лидер находится в центре системы информационной взаимосвязи и очень дорожит этим положением. Он так же ценит закрытость и конфиденциальность, но осознает и важность гласности.

Позиция этого архетипа, как центра политических отношений, требует от него некоторой гибкости, а также таких качеств, как гуманность и дипломатичность. Сила же архетипа заключается в присущих ему демократическом духе и этике. Лидеру - истинному носителю архетипа удается достичь большой сплоченности группы, высоких нравственных принципов в ней.

Но возможны и другие отношения, когда лидер идет на поводу у группы или организации. Адмирал Шпеер, например, вспоминал, что «Геббельс и Гитлер умели «освобождать» групповые инстинкты на собраниях, играть на человеческих эмоциях. Опытные демагоги, они могли с успехом сплотить рабочих, мелких буржуа и студентов в единое целое, в однородную массу (толпу), чьим поведением можно было легко управлять...» Но это была лишь видимость. По утверждению Шпеера, «все их существование в данной роли зависело от толпы. Да, массы скандировали под стук дубинок Гитлера и Геббельса, однако последние не являлись истинными вожаками: тон задавала толпа»244.

«Лидеру-политику» очень легко отойти от принятых им морально-этических принципов, если для этого существуют определенные условия: так, часто бывает трудно разграничить поиск группового консенсуса и манипулирование сплоченностью в группе. Нередко группы проявляют деспотизм или находятся в глубоком идеологическом заблуждении, а малейшее отступление их от идеального типа порождает ловкачей, махинаторов, политиканов. Поэтому можно сказать, что от простого умения воздействовать на группу до установления тирании - всего один шаг, так как внутри каждого «политика» сидит «карьерист».

Другим минусом архетипа «лидера-политика» является кратковременность ориентации. Состав группы подвижен, а согласие в ней может быть недолговечным. Подобно карьеристу, «лидер-политик» может, не думая о будущем, увлечься быстродостижимыми целями и сиюминутными выгодами. Раздавая обещания, он надеется, что до их исполнения дело не дойдет, так как к тому времени и группа, и сам лидер сильно изменятся. Такой политик исповедует прагматическую философию постепенного продвижения вперед и отказа от следования туманным далеко идущим планам. «Движение - все, конечная цель - ничто».

«Политик» представляет собой тип лидера, который более других подходит последователям. Это объясняется, с одной стороны,!социальностью природы человека, а с другой - общей демократической направленностью данного лидерского типа. Родовой, или семейный, тип общественной организации, описанный Вебером, имеет здесь большое значение. «Эго» ведомых удовлетворяется путем включения их ценностей в цели и ценности группы. Для каждого человека первой в его жизни организацией, или социальной общностью, была его семья. Ее лидеры - отец, мать или люди, их заменяющие, чаще всего по архетипу являют собой «политиков», нередко очень искусных. С ростом числа членов «семьи», а также взрослением мы начинаем воспринимать такие абстракции, как общество, коммуна, демократия и т.д. В наше сознание проникает мысль о том, что воля большинства важнее воли одного.

Итак, «лидер-политик» получает вознаграждение в виде власти, голосов избирателей, поддержки со стороны ведомых. Все это затем усиливается этосом и субкультурой. Универсальность «лидера-политика» заключается в том, что почти все общественные образования независимо от типа политического и государственного строя, в котором они функционируют, включают различные формы представительной демократии (советы, коллегии, президиумы, комитеты и т.д.).

Как считает Ходжкинсон, «архетип политика есть первая форма административной морали. Это подлинно моральная, хотя и примитивная форма лидерства248.

Для всех архетипов возможен как регресс, так и прогресс. При деградации архетипа иссякает нравственная энергия и разрушаются ценности, что может привести к образованию нежелательных эффектов в сфере управления. Регенерация политика может обернуться тиранией большинства или групповым конформизмом. Классическим примером этого может служить «человек организации» У.Уайта246.

Избыток социализации лишь создает в группе этику толпы, массы, муравейника. Чтобы предотвратить это, истинный «лидер-политик» должен принимать и понимать разные ценностные ориентации. По данным современной науки, нет оснований полагать, будто бы группа неизменно права. Группы бывают правы далеко не всегда. Прогресс нередко осуществляется против воли группы и даже вопреки ей.

Практическое приложение архетипа включает целую гамму различных отклонений от нормы, таких, как склонный к манипулированию администратор; политический игрок; ловкий делец, раздающий почести; демагог и возмутитель «толпы». Манипулирование согласием в группе и простое содействие в его установлении имеют меж собой очень тонкую, подчас неразличимую грань. Этим легко может воспользоваться любой сколько-нибудь опытный политический игрок. «Лидер-политик» может также целиком и полностью слепо идти на поводу у группы, избегая принятия твердых самостоятельных решений, следуя по пути наименьшего сопротивления. Подлинно демократическое лидерство - вещь трудновыполнимая, и бремя его тяжело давит на тех, кто действительно является носителем архетипа «лидера-политика» .

«Настоящие «лидеры-политики» заставляют «крутиться» всю сферу управления. Мы должны приветствовать их активность, поскольку при отсутствии данного архетипа невозможно все остальное, хотя это не есть лучший из архетипов» - заключает Ходжкинсон247.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |