Имя материала: Криминалистика

Автор: Белкин Рафаил Самуилович

§ 3. законы развития криминалистики

 

Правильная трактовка содержания закона науки опирается на известное положение о том, что наше сознание есть лишь образ внешнего мира и поэтому отображение (в данном случае закон науки) не может существовать без отображаемого — законов действительности, т. е. закономерностей познаваемого наукой реального мира.

Помимо законов, науки — идеализированных образов объективных законов, результата познания наукой своего предмета, существуют законы развития науки как отражение тех факторов, условий, принципов, которые определяют направленность изменении науки в качестве общественного явления и формы познания. Существуют законы развития науки вообще:

закон непрерывности накопления научного знания;

закон интеграции и дифференциации научного знания;

закон связи и взаимного влияния науки и практики;

закон ускорения развития науки в условиях научно-технического прогресса.

Трем общим законам развития науки в криминалистике соответствуют такие специфические законы ее развития, как:

связь и преемственность между существующими и возникающими криминалистическими концепциями;

активное творческое приспособление для целей судопроизводства современных достижений тех наук, чьи положения не могут быть прямо, непосредственно использованы в практике борьбы с преступностью;

обусловленность криминалистических рекомендаций потребностями практики и совершенствование этой практики на базе положений криминалистической науки.

Четвертый общий закон — ускорение темпов развития науки в условиях НТП— действует в криминалистике в прямом, а не преобразованном виде и специфических особенностей не приобретает.

Рассмотрим детальнее законы развития криминалистики в свете общих законов.

I. Закон связи и преемственности между существующими и возникающими криминалистическими концепциями. Наука развивается непрерывно, постепенно накапливая знания, опираясь на достигнутое. Как указывал Ф. Энгельс, развитие науки осуществляется "пропорционально массе знаний, унаследованных ею от предшествующего поколения". Именно в силу кумулятивного характера процесса познания, в силу того, что научная мысль не может двигаться по воле случая, хаотически, а идет вперед строго логическим путем, от простого к сложному, каждая возникающая научная концепция опирается на предшествующие. Криминалистические концепции не являются исключением. Свидетельством этого может служить известный процесс формулирования предмета криминалистики, представление о котором складывалось и уточнялось по мере развития самой науки.

Диалектические принципы подхода к изучению, объективной действительности диктуют необходимость уточнения и совершенствования сложившихся понятий и определений, в том числе и о предмете науки. Совершенно естественно, что этот процесс не может не касаться и весьма бурно развивающейся криминалистики.

Роль закона связи и преемственности заключается в том, что его действие обеспечивает поступательное движение криминалистической мысли от явления к сущности последующего порядка, сохраняя в то же время все накопленные наукой ценности.

II. Закон активного творческого приспособления для целей судопроизводства достижений различных наук. Криминалистика возникла в результате того, что наука должна была отвечать на вопросы судебно-следственной практики. Задача максимально полного удовлетворения этих потребностей стала одной из тенденций, определяющих пути развития криминалистики. В этой тенденции проявился такой общий закон, как интеграция и дифференциация научного знания. Причем если для периода накопления эмпирического материала внешне более заметной была дифференциация наук, соответствующая тому уровню познания, при котором явления преимущественно описывались и классифицировались, то для этапа построения развитых теорий характерной оказалась интеграция научного знания. Дифференциация неизбежно привела к своей противоположности — к интеграции.

На современном этапе обе эти противоречивые тенденции проявляются в диалектическом единстве. Так, появление новых областей знания на стыках старых, классических наук означает уже не только дальнейшую дифференциацию науки, но и свидетельствуют об обратном — о возникновении новых связей между обособленными ранее, самостоятельными областями научного знания, об объединении, синтезе "частиц" этих наук в новую область знания.

В развитии криминалистики эти тенденции проявились весьма своеобразно. На этапе ее становления дифференциация, с одной стороны, выражала отношение криминалистики к другим юридическим наукам, а с другой — отношение консолидированных криминалистических знаний к данным других наук, обслуживающих потребности уголовного судопроизводства: судебной медицины, судебной психиатрии, судебной химии и т. п. Этот процесс привел к определению места криминалистики в системе юридических наук и к ее отмежеванию от родственных областей естественных наук. Интеграция знаний на этом этапе выражалась преимущественно в приспособлении криминалистикой для нужд судопроизводства данных естественных и технических наук, становившихся в преобразованном виде частью содержания криминалистической науки. Так возникли дактилоскопия, судебная фотография, трасология, судебное почерковедение и др.

На современном этапе процессы дифференциации и интеграции научного знания приобрели качественно иной характер. Дифференциация оказалась направленной не столько вовне, сколько внутрь самой криминалистики, что привело к возникновению на стыках между нею и смежными науками новых областей знания: судебной психологии, логики следствия и т. п. "Частицы" предмета криминалистики переместились в предметы этих новых наук. Интеграция знания получила двоякое выражение. Она по-прежнему обнаруживается преимущественно в активном творческом использовании криминалистикой данных иных наук и привнесении их в уголовное судопроизводство, но к этому добавились процессы, которые в конечном счете привели к изменению самой природы криминалистики, превращению ее в науку интегрального характера.

Для изучения одного и того же объекта теперь используются методы и средства исследования самых различных наук. Зачастую без такой комплексности невозможно получить принципиально новое знание. Это приводит к тому, что все большее число объектов становится общим для двух и более отраслей знания, каждая из которых исследует их в комплексе с другими или отдельно, в своем аспекте и исходя из своих целей. Все большее распространение в разных науках получают одни и те же методы. Специфика методов познания и средств исследования как признак самостоятельности той или иной науки играет все меньшую роль. Наконец, интеграция наук объясняется теперь не только общностью объектов, средств и методов познания, но и общественной функцией науки как производительной силы общества.

На современном этапе развития криминалистики преобладают комплексные исследования, осуществляемые такими коллективами, в состав которых, помимо криминалистов, входят специалисты самых различных областей знаний: физиологии и бионики, кибернетики и математики, биологии, химии, антропологии и т. д. При этом с позиций решения задач криминалистики таким путем развивается именно данная наука.

Явления интеграции обнаруживаются и в возросшем числе объектов исследования, общих как для криминалистики, так и для других юридических наук. В криминалистике заметно больше внимания стало уделяться изучению'' норм уголовного и уголовно-процессуального права, доказательственного права и положений теории доказательств, принципов научной организации труда следователей и экспертов, ревизионной деятельности и т. д. Наряду с этим расширилась сфера употребления методов, применяемых в других науках. Здесь прежде всего можно указать на процесс "математизации" криминалистики.

Процесс использования компьютерно-математических методов исследования охватил сегодня большинство областей научного знания. Гарантируя высокую точность результатов, позволяя обоснованно прогнозировать развитие предмета познания, открывая новые возможности научного поиска, такие методы обеспечивают более полное познание — как количественное, так и качественное — тех объективных закономерностей, которые изучаются частными науками.

Математические методы исследования в криминалистике распространились не только на криминалистическую технику, но частично и на тактику, и стали одним из перспективных направлений развития криминалистической науки.

И проведение комплексных научных исследований, и использование математических и иных методов исследования, и иные явления интеграции научного знания в криминалистике подчинены основной функции — активному творческому приспособлению данных наук для нужд судопроизводства. При этом само судопроизводство носит также интегральный характер.

Необходимо различать использование разработок других наук в целях развития самой криминалистики и активное приспособление криминалистикой данных наук для целей уголовного судопроизводства. В первом случае речь идет о проявлении общего закона интеграции научного знания. Во втором — об активном, творческом преобразовании средств и методов естественных, технических и других наук и создании на их базе криминалистических методов работы с доказательствами — это качественно иной процесс, нежели обычная интеграция научного знания, ибо его итогом является создание рекомендаций для практики борьбы с преступностью, т. е. знание, качественно отличное от исходного как по содержанию, так и по целям.

Все сказанное относится к творческому приспособлению криминалистикой тех положений иных наук, которые не могут быть использованы в судопроизводстве прямо, непосредственно. В тех же случаях, когда такие положения используются в борьбе с преступностью без посредничества криминалистики, изменяется и характер взаимодействия между криминалистикой и этими науками. Так, положения судебной медицины, судебной психиатрии, судебной психологии и некоторых других областей знания следователь и суд применяют, так сказать, из первоисточника. Здесь задача криминалистики — учитывать положения этих наук при разработке криминалистических рекомендаций практике.

III. Обусловленность криминалистических рекомендаций потребностями практики борьбы с преступностью и совершенствование этой практики на основе криминалистики. Положение о том, что служебная функция криминалистики — обеспечить потребности практики в научных методах борьбы с преступностью, является общепризнанным. Разработка криминалистических рекомендаций обусловлена запросами практики, их целесообразность и эффективность проверяются практикой. Такая зависимость носит необходимый, общий и устойчивый характер, определяя направление научного поиска, т.е. являясь одним из законов развития криминалистической науки.

Практика для криминалистической науки, разумеется, прежде всего — объект исследования, а исследование практики, в свою очередь, обусловливает проведение криминалистических научных изысканий, так как только таким путем возможно:

а) выявить тенденции развития самой практики, средств и методов осуществления данной разновидности человеческой деятельности, определить возможности влияния на практику криминалистической теории;

б) определить потребности практики и, следовательно, перспективы развития криминалистической теории;

в) выявить формы и тенденции объективных закономерностей возникновения, собирания, исследования, оценки и использования доказательств, убедиться в необходимости и повторяемости их проявлений;

г) накопить необходимый для анализа, обобщения и построения системы общей теории криминалистики эмпирический материал, ибо, как отметил Ф. Энгельс, нельзя конструировать связи и вносить их в факты, а надо извлекать их из фактов и, найдя, доказывать их, насколько это возможно, опытным путем;

д) получить материал для выбора оптимальных вариантов коммуникативных связей между исследователями, т. е. для развития языка криминалистики;

е) составить представление об ошибках практики для установления их причин, разработки в теории путей преодоления ошибок, а также новых методов повышения эффективности практики.

В информационном аспекте исследование, анализ практики — это извлечение и накопление информации, которая систематизируется и перерабатывается. Это этап обобщения, теоретического осмысления практики, этап уточнения и совершенствования теории' на основе практических данных.

Возникнув на базе практики, теория практикой же и проверяется. Степень соответствия практике зависит от уровня теории, и глубины проникновения в предмет исследования. Стремление к максимально полному и правильному отражению действительности всегда было идеалом научной теории. Однако достижение этого идеала зависит не только от науки, но и от других факторов, среди которых — и уровень развития техники, и разработанность методов научного исследования.

Определяя роль практики для криминалистической теории, необходимо также указать, какая имеется в виду практика, можно ли в данном случае свести ее только к практике доказывания, да и то понимаемой в суженном виде.

Прежде всего надо признать, что практика доказывания, как критерий истинности криминалистической теории, должна включать в себя все те разновидности этой деятельности, в которых применяются положения криминалистики, т. е. следственную, судебную практику и практику экспертных исследований, а также профилактику преступлений. Так как деятельность по предотвращению преступлений лишь частично протекает в сфере доказывания, то ее необходимо упоминать специально.

Формой практики, имеющей существенное значение для теории криминалистики, являются также криминалистические научные исследования, в том числе научный эксперимент.

В процессе развития любой науки то теория опережает практику научных исследований, когда собранный 'практикой материал уже осмыслен и на его базе возникло представление о сущности предмета исследования, что открывает перспективы для дальнейших практических научных изысканий, для новых научных экспериментов, то, наоборот, результаты научных разработок опережают теорию, т. е. не укладываются в существующие теоретические объяснения. Это закономерно для развития любой науки.

Формой практики, имеющей прямое отношение к криминалистике, стали также разработки в тех областях знания, данные которых криминалисты используют для более глубокого изучения своего предмета. Критерием истинности положений различных наук, заимствуемых криминалистикой, соответственно выступает практика их научных исследований. Научный эксперимент по проверке таких положений может быть проведен и в криминалистике — для того, чтобы убедиться в приемлемости "чужого" научного опыта для целей криминалистических исследований.

При единстве методологических основ использования критерия практики и в этой области существуют известные различия между наукой и практической деятельностью. В борьбе с преступностью критерий практики может выступать в следующих видах.

1. Коллективная практика органов дознания, следствия, экспертных учреждений, суда в области расследования, раскрытия и предотвращения преступлений, которая проявляется в:

организации расследования, раскрытия и предотвращения преступлений;

совершенствовании структуры органов, осуществляющих борьбу с преступностью, в четкой организации их деятельности на базе обобщенного опыта работы;

возникновении и реализации новых форм и методов собирания, исследования и оценки доказательств, новых следственных и судебных действий, приемов проведения оперативно-розыскных мероприятий и предотвращения преступлений;

оценке эффективности научных рекомендаций по борьбе с преступностью;

содержании нормативных актов, закрепляющих наиболее эффективный, целесообразный, оправдавший себя и допустимый с точки зрения законности порядок расследования, раскрытия и предотвращения преступлений.

2. Личный житейский и профессиональный опыт работника органа дознания, следователя, судьи, эксперта, который проявляется:

в правильном понимании своих задач и обязанностей;

в знании жизни, психологии людей, в умении установить необходимый контакт с теми, кто может способствовать обнаружению истины или чьи интересы связаны с ее обнаружением, а также с теми, кто замышляет совершить преступление;

в знании способов совершения преступлений, в умении определить их по тем последствиям, которые влечет за собой тот или иной способ; в знании приемов сокрытия преступлений, в том числе и путем инсценировки иного преступления или события, не имеющего криминального характера;

в умении собирать, исследовать и оценивать доказательства, т. е. доказывать, в знании форм, приемов, методов доказывания, процессуальных условий этой деятельности, требований, предъявляемых к ней; в способности предотвратить преступление.

3. Учет при планировании расследования, оперативно-розыскной деятельности и судебного разбирательства всех возможных объяснений механизма события, оценка реальности версий и их исследование по существу. В этом проявляются и коллективная практика установления истины, и личный опыт.

4. Использование новейших разработок естественных и технических наук, так сказать, овеществленной практики (например, применение специального поискового прибора).

В современных условиях применение данных из области естественных и технических наук играет важную роль в борьбе с преступностью. Это выражается в том, что:

а) расширяется круг объектов, имеющих доказательственное значение (например, в результате применения новых синтетических масс для получения копий существенно расширился круг производных вещественных доказательств, так как стало возможным копировать новые виды объектов);

б) повышается результативность процессуальных действий, направленных на собирание доказательств (так, применение более эффективных технических средств при осмотре, обыске, розыске и т. п. способствует обнаружению большего количества доказательств);

в) повышается эффективность мероприятий, позволяющих получать оперативную информацию о готовящихся и совершенных преступлениях, открываются новые возможности предотвращения и пресечения преступлений;

г) повышается эффективность и расширяются возможности экспертизы как средства получения и исследования доказательств.

Следует отметить, что данные естественных и технических наук, используемые в борьбе с преступностью, фактически проходят двойную проверку практикой: в тех областях знаний, к которым они относятся, и в процессе следственной, оперативной, экспертной и судебной практики. Обе проверки необходимы: первая — для установления истинности этих данных, а вторая — для определения эффективности и истинности результатов их применения в криминалистических целях.

Критерий практики в борьбе с преступностью, и особенно при доказывании, нельзя понимать упрощенно, как некую оценочную категорию или меру истины, с которыми сопоставляются полученные фактические данные, доказательства (порознь или в совокупности). В сфере судопроизводства критерий истины в основном выступает опосредствованно, как обобщенная историческая практика, подтверждающая адекватность мышления вообще, а не отдельной мысли данного субъекта.

Влияние криминалистической науки на практику борьбы с преступностью составляет вторую сторону проявления закона развития криминалистики. Развитие криминалистики, совершенствование тех рекомендаций, которые она разрабатывает, необходимо отражаются на уровне практики.

Таким образом, рассматриваемый закон отражает двустороннюю связь криминалистической науки и практики борьбы с преступностью, их взаимовлияние. Достижения и рекомендации криминалистики становятся элементом практики, и именно таким образом криминалистика, выполняет свою служебную функцию как наука практическая, наука прикладная, призванная обслуживать нужды практики и сама совершенствующаяся на ее основе. .

IV. Ускорение темпов развития криминалистической науки в условиях научно-технического прогресса. Еще в 1844 г. Ф. Энгельс писал:

"Наука движется вперед пропорционально массе знаний, унаследованной ею от предшествующего поколения, следовательно, при самых обыкновенных условиях она также растет в геометрической прогрессии.

Причинами ускорения темпов развития криминалистики в условиях научно-технического прогресса, на наш взгляд, являются:

а) возрастающий объем фундаментальных и частнотеоретических исследований в криминалистике;

б) ускоренное развитие тех областей знания, данные которых творчески используются в криминалистике;

в) повышение общественной значимости криминалистики в связи с актуальностью проблемы борьбы с преступностью;

г) растущий под влиянием объективных факторов научно-технического прогресса потенциал криминалистики как науки.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 | 215 | 216 | 217 | 218 | 219 | 220 | 221 | 222 | 223 | 224 | 225 | 226 | 227 | 228 | 229 | 230 | 231 | 232 | 233 | 234 | 235 | 236 | 237 | 238 | 239 | 240 | 241 | 242 | 243 | 244 | 245 | 246 | 247 | 248 | 249 | 250 | 251 | 252 | 253 | 254 | 255 | 256 | 257 | 258 | 259 | 260 | 261 | 262 | 263 | 264 | 265 | 266 | 267 | 268 | 269 | 270 | 271 | 272 | 273 | 274 | 275 | 276 | 277 |