Имя материала: Криминалистика

Автор: Белкин Рафаил Самуилович

§ 4. выдвижение версий о совершении преступления группой лиц и планирование расследования

 

Исходная информация становится базой для выдвижения следственных и оперативно-розыскных версий.

Учение о криминалистической версии, напомним, различает по субъектам выдвижения — четыре их вида: следственные, оперативно-розыскные, экспертные и судебные. Исходная информация, в которой

преобладают данные, полученные при осмотре места происшествия, используется преимущественно для выдвижения следственных и оперативно-розыскных версий, тесно связанных друг с другом и по своему содержанию, и по времени проверки. Именно они определяют направленность начального этапа расследования.

В зависимости от содержания исходной информации версия может характеризоваться большей или меньшей степенью конкретности. Чаще всего данные лишь одного осмотра места происшествия позволяют только до известного предела конкретизировать типовую версию, объясняющую суть расследуемого события в общих чертах. Но даже такая версия может предполагать, что преступление совершено группой.

Версия в известном смысле представляется как вероятная информационная модель события, один из элементов которой — предположение о групповом субъекте преступления.

Если взять наиболее сложную ситуацию, когда исходная информация ограничивается лишь данными, полученными при осмотре места происшествия, отсутствуют лица, в той или иной степени причастные к расследуемому событию или обладающие некоторой о нем информацией, то версия опирается на сведения, характеризующие расположение данного места относительно известных ориентиров; количество лиц, бывших на этом месте, физические и прочие особенности каждого из них; направленность и характер их передвижений, действий; характер оставленных следов; предметы, оставившие эти следы, и предметы, принесенные на данное место участниками события; последствия действий, совершенных бывшими здесь лицами (помимо оставленных следов): наличие и расположение трупов, частиц предметов и веществ, брызг, луж, овальности и обожженности поверхностей предметов, поврежденных, перемещенных и разбросанных предметов обстановки и т. п.

Полученная модель события должна давать представления, во-первых, об обстановке на месте происшествия до события и, во-вторых, после него. Анализ произведенных в обстановке изменений служит средством формирования частной версии о числе преступников.

Как следует из изложенного, исходная информация, полученная в результате осмотра места происшествия, в значительной своей части относится к биологическим свойствам личности преступников, которые проявляются в:

антропологических признаках (расовая, половая, возрастная характеристики);

физических особенностях преступников и внешней анатомии их тел (черты лица, морфология кожных узоров, размеры тела и его структурно-механические свойства и др.);

функционально-анатомических особенностях;

биохимических особенностях (специфика состава слюны, крови, пота, спермы, тканей тела, запаха и пр.);

патологических аномалиях всех указанных элементов.

Помимо биологических свойств, эта информация может содержать и данные об опыте, знаниях, навыках, привычках и умениях преступников. Задача следователя при выдвижении версии о групповом преступлении — суметь четко дифференцировать все собранные данные о личности преступников, объединив их по признакам, характеризующим каждого из участников. Если это сравнительно просто в отношении следов, например, рук, ног, зубов, запаха, то значительно сложнее применительно к признакам навыков и умений, а биохимические особенности для их дифференциации требуют хотя бы предварительных лабораторных исследований.

Планированию расследования должно предшествовать выведение следствий из версии о совершении преступления группой.

Следствия — это логические выводы, вытекающие из предположения о достоверности версии: о тех фактах и обстоятельствах, которые должны иметь место, если версия отражает истинное положение вещей. Из версии о наличии преступной группы, выдвинутой лишь по результатам осмотра места преступления, в общей форме могут быть выведены следствия о:

количестве преступников;

числе непосредственно принимавших участие в реализации избранного способа совершения преступления;

числе реализовавших способ сокрытия преступления;

ролевом распределении исполнителей;

использовании орудий преступления единолично (только одним из участников), персонифицированно, группой (количественный состав группы);

числе лиц, на которых могли остаться следы предпринятых ими действий или следы с места происшествия.

В любом случае следствие должно вытекать из версии, в этом сама его суть и значимость для планирования расследования.

После выведения следствий определяются действия следователя и оперативно-розыскные мероприятия, проведение которых необходимо для подтверждения или опровержения следствий. Перечень таких действий и мероприятий с указанием сроков их проведения и исполнителей и составляет основу плана расследования на его начальном этапе.

Разумеется, приведенная схема существенно пополнится, если в распоряжении следователя уже в первые часы работы по делу будет информация, полученная от потерпевших и свидетелей. В этом случае версия о групповом преступлении может в принципе не вызывать сомнений, задача будет заключаться, помимо ее подтверждения, в детализации выводов. Следствия эти должны охватывать собой не только факт коллективных преступных действий, но и их содержание, реальную распределенность функций между участниками преступной группы, признаки, указывающие на главенство в ней того или иного лица, иные признаки, свидетельствующие об уровне организованности группы.

Так, группа преступников напала на контору из райпотребсоюзов в сельской местности. По словам охраняющего контору сторожа, в комнату, где он находился во время ночного дежурства, внезапно вошли два человека в масках, повалили его на пол лицом вниз, связали руки и ноги, а рот заткнули кляпом. Взяв ключи от комнаты, кассы, они поднялись на второй этаж. По звуку шагов на лестнице сторож предположил, что преступников было не менее трех, а по голосам (они переговаривались громко, не стесняясь, что их могут услышать), — что их четверо.

Принесенными с собой орудиями преступники вскрыли стоявший в комнате кассы сейф и похитили деньги. Уходя, один из них заглянул в комнату сторожа и пригрозил ему расправой, если тот в течение часа поднимет тревогу. И хотя сторожу удалось освободиться от веревки на ногах и от кляпа значительно раньше и он смог сразу же после этого позвать людей, преступников настичь не удалось: судя по следам на снегу около здания контры, они уехали на автомобиле "Жигули".

При осмотре помещения кассы и сейфа были обнаружены множественные следы пальцев рук. Их сравнительное исследование показало, что они принадлежат трем разным лицам. Следов мокрой обуви на полу было много, однако все они не годились не только для идентификации, но даже и для установления каких-то значимых общих признаков. Но в комнате сторожа обнаружили следы обуви двух человек, различимые, правда, только по размерам.

На передней стенке сейфа по краям замочной скважины имелись царапины различной глубины, оставленные, по-видимому, острым предметом, которым пытались открыть замок. Более глубокие вмятины были по краям дверцы сейфа, зазор между ней и боковой стенкой явно пытались увеличить, вбивая в него какой-то предмет типа зубила. Сейф был отодвинут так, что открылся доступ к его задней стенке. Причем значительные габариты и вес сейфа требовали больших усилий. В месте соединения задней и правой боковой стенок сейфа, пользуясь зазором между ними, преступники смогли отогнуть часть боковой стенки и через образовавшееся отверстие похитили деньги. О том, что сейф отодвигали трое, свидетельствовали следы их рук.

Исходная информация позволяла выдвинуть версию, что в совершении преступления участвовало не менее трех человек (по словам сторожа, их могло быть и четверо). Было ясно, что налицо организованная преступная группа. В плане расследования применительно к этой версии были предусмотрены оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия:

проверка .обнаруженных следов пальцев по дактилоскопическим учетам;

проверка всех лиц, совершивших аналогичные преступления в данном и окружающих районах, отбывших наказание и возвратившихся к прежнему месту жительства;

изучение оперативных и следственных ^ материалов по нераскрытым аналогичным преступлениям прошлых лет;

допрос всех лиц, имевших отношение к оформлению документов на получение денег в день накануне кражи, их транспортировке, раздаче и хранению;

назначение трасологической экспертизы следов взлома, чтобы установить механизм и орудия взлома и получить данные о величине требуемых для взлома усилий;

определение круга подозреваемых в краже лиц. Планируя все эти действия, следователь рассуждал так. Допуская, что преступление совершено организованной группой, можно предположить, что в ее составе есть лица, ранее совершившие аналогичное или иное преступление. Следовательно, их данные могут содержаться в дактилоскопических и иных учетах органов внутренних дел. Ими могли быть совершены аналогичные преступления, оставшиеся нераскрытыми. В материалах по этим делам может содержаться информация, которая "сработает" в данном случае. Группа могла действовать, пользуясь полученной от кого-то из работников конторы информацией о наличии в кассе значительной суммы денег. Следовательно, с преступниками мог быть связан человек, обладавший подобной информацией, скорее всего кто-то из тех, кто имел отношение к деньгам. Способ совершения преступления даст информацию о физической силе и навыках преступников, а сведения об орудии взлома — о его виде и, возможно, индивидуальных признаках, что позволит организовать его поиск.

Можно заключить, что все планируемые действия имели общую цель: получить информацию для определения круга подозреваемых. Пока еще речь не идет о выяснении характера преступной группы, степени ее организованности, распределении ролей между ее участниками. Эти задачи будут решаться на последующем этапе, при наличии реальных подозреваемых, после изучения их личности. Разумеется, на начальном этапе расследования обязательно планируются детальные допросы потерпевших и свидетелей; подробно об их тактике речь будет идти далее.

Существенные отличия имеет планирование начального этапа расследования дела, возбужденного на основе оперативных материалов. План расследования в этом случае представляет собой в сущности определение путей и средств реализации оперативных данных; следователь располагает ориентирующей информацией о численности преступной группы, уровне ее организации, ролевых отношениях между ее участниками, эпизодах преступной деятельности. У него есть возможность, воспользовавшись выдвинутыми оперативными работниками версиями, сконструировать наиболее вероятную версию и тем продуктивнее и целеустремленнее вести расследование.

Поскольку подобные групповые дела обычно являются и многоэпизодными, весьма важным представляется правильно определить, с какого следственного действия или с какого эпизода преступной деятельности нужно начинать. Поэтому практика рекомендует следователю план таких первоначальных действий составлять с участием работника, который осуществлял по делу оперативно-розыскные мероприятия. Если реализация оперативных материалов начинается с задержания подозреваемых с поличным, то его рекомендации будут полезны при определении: кого, где и каким образом следует задерживать, в какой очередности производить затем обыски у задержанных, какие меры предпринять для дезориентации тех участников преступной группы, которых по тактическим соображениям на этом этапе расследования задерживать нецелесообразно, а также для того, чтобы обеспечить сохранность денег и имущества, нажитых преступным путем, до их изъятия или наложения ареста.

При планировании расследования по делу, возбужденному на основе оперативных материалов, необходимо принять меры к сохранению в тайне источника оперативной информации, что требует детально продумывать как тактику отдельных следственных действий, так и их очередность. Особо надо предусмотреть порядок и момент использования объектов, полученных оперативным путем (результатов фото- и киносъемки, видеозаписи, прослушивания телефонных переговоров, документов и их копий и т. п.). Наиболее осторожно должны вестись допросы подозреваемых и обвиняемых, поскольку именно при проведении этих следственных действий существует опасность разглашения источника оперативной информации: постановкой непродуманного вопроса или просто упоминанием обстоятельств, о которых следователю могло стать известно лишь от определенного лица, и т. п.

Необходимо заметить, что реализация оперативных материалов — это не завершение, а начало делового взаимодействия следователя с оперативными работниками милиции. Практика показывает, что именно по групповым делам залогом успешности расследования служит непрерывность такого взаимодействия на всем протяжении работы следователя по делу. Естественно, что формы взаимодействия должны быть отражены в плане расследования.

Важное место в системе источников доказательств по групповым делам занимает допрос — свидетелей и потерпевших, подозреваемых и обвиняемых. Именно допрос служит основным средством получения информации о преступном сообществе в целом, его целях, организации и других характеризующих его признаках и качествах.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 | 215 | 216 | 217 | 218 | 219 | 220 | 221 | 222 | 223 | 224 | 225 | 226 | 227 | 228 | 229 | 230 | 231 | 232 | 233 | 234 | 235 | 236 | 237 | 238 | 239 | 240 | 241 | 242 | 243 | 244 | 245 | 246 | 247 | 248 | 249 | 250 | 251 | 252 | 253 | 254 | 255 | 256 | 257 | 258 | 259 | 260 | 261 | 262 | 263 | 264 | 265 | 266 | 267 | 268 | 269 | 270 | 271 | 272 | 273 | 274 | 275 | 276 | 277 |