Имя материала: Криминология

Автор: Долгова Азалия Ивановна

§ 2. специфика детерминации и причинности

 

Изучение процессов детерминации и причинности общеуголовной корыстной преступности связано с ответом на вопросы: как, почему она существует и развивается, какие социальные, экономические и иные обстоятельства выступают в качестве порождающих ее причин; каковы особенности условий, способствующих проявлению причин и наступлению криминального результата в виде одного или нескольких преступлений этого вида; и конечно, каковы особенности взаимодействия всех этих явлений в их интеграционном сочетании.

Общеуголовная корыстная преступность против собственности как составная часть целостного явления преступности определяется системой социально-экономических отношений, ее типом. Вместе с тем взаимодействие указанной системы и рассматриваемого вида преступности обладает важной особенностью. Эта особенность заключается в том, что в отличие от многих других видов преступлений общеуголовная корыстная преступность против собственности органически связана с социально-экономической системой (формацией), ее отношениями. Объясняется это тем, что сущность любой формации составляют, как известно, отношения собственности. Таким образом, этот вид преступности генетически связан с определенной системой отношений собственности.

Понятно, что рассматриваемый вид преступности прежде всего, по сравнению с другими видами, должен испытать и действительно испытывает давление тех свойств, которые присущи определенному типу социально-экономических отношений, и одновременно указанный вид преступности, как никакой другой, концентрирует в себе все сущностные признаки этой формации.

Специфика детерминации общеуголовной корыстной преступности в условиях рыночной экономики заключается прежде всего в их жесткой взаимной обусловленности.

На характер связей оказывают непосредственное или опосредованное влияние многочисленные и разнообразные сферы государственной и общественной жизни, их состояние, развитие, направленность, содержание, степень воздействия на общество и т. п. Среди них особую весомость имеют сферы:

формирования государственной политики, взглядов, идей, концепций по поводу собственности – принадлежности, преобразования, обеспечения безопасности, защиты собственника и его имущественного интереса; решения вопроса о равной безопасности и защите или применение принципа избирательности, приоритетности по отношению к определенным формам собственности и определенным собственникам;

практической деятельности государства, т. е. уполномоченных на то органов, организаций, должностных лиц по воплощению в жизнь идей, концепций, принятых государством решений по поводу собственности – приверженности указанных субъектов к определенным методам, жестким политическим и экономическим установкам (в силу этого имеющих возможность перерасти в догматы) или все-таки способности этих субъектов к своевременной корректировке деятельности; отношения к правам человека и гражданина независимо от занимаемого положения, размера имущества, принадлежности к определенному сословию, роду занятий или же направленное, нередко адресное, предпочтение;

культуры, науки, образования, нравственного воспитания, просвещения, включая правовое, массовой информации, т. е. те сферы, которые предоставляют возможность активно воздействовать на общество и людей, формировать взгляды по поводу собственности: или утверждение общечеловеческих гражданских установок по отношению к собственности независимо от ее форм и к собственнику независимо от того, является ли им государство, организация, физическое лицо, или же внушение, утверждение, допущение эгоистических, корпоративных, сословных, корыстных установок и интересов.

К числу сфер, имеющих особое значение, следует отнести и сферы: социальную; правотворчества и правопримене"ния в области, относящейся к собственности, ее защите, непосредственной борьбе с посягательствами на чужое имущество; организации и осуществления борьбы с данной преступностью, включая ее предупреждение.

При этом не надо забывать о влиянии таких категорий, обусловленных историей народа и государства, как преемственность поколений, устойчивость социальной психологии и гражданских установок по поводу собственности, в том числе частной; традиции, привычки, национально-демографические и территориальные особенности, связанные с отношением к собственности, к чужому имуществу. И сами эти ^категории, и их влияние на состояние и развитие общеуголовной корыстной преступности весьма специфичны.

Уже из этого перечисления видно, насколько сложен причинный комплекс общеуголовной корыстной преступности против собственности. В связи с этим сложен и процесс криминологического анализа причинного комплекса, всего комплекса взаимодействующих явлений. Причем этот процесс еще более усложняется, когда государство и общество переживают либо кризис, либо вступают в переходный этап.

Нынешний исторический этап развития России, характеризующийся утверждением и развитием рыночных отношений, обладает чрезвычайным своеобразием и, может быть, неповторимостью. Во-первых, в силу совокупности политических, экономических, социальных, идеологических обстоятельств и, во-вторых, в силу того, что наступление этих обстоятельств вызвано, главным образом, причинами субъективного характера.

На последнем обстоятельстве следует остановиться. Оно имеет непосредственное отношение к рассматриваемой проблематике, что еще раз подтверждает причинную обусловленность явлений, причем даже тех, которые, на первый взгляд, далеки от проблемы преступности. В действительности же они оказываются одними из важнейших, от которых зависит криминальная реальность, в том числе общеуголовная корыстная преступность против собственности.

О субъективном характере свидетельствует тот факт, что лица, находящиеся у власти, располагали возможностью выбора с учетом объективных реалий (о части говорилось ранее) вариантов развития российского общества при обязательном использовании элементов рыночных отношений. Причем возможность выбора относилась как к цели, так и к процессу достижения этой цели.

Один из вариантов основан на принципах социального реформизма, предполагающего, что для осуществления преобразований, связанных с изменением социально-экономического устройства, а значит, переделом отношений собственности (в данном случае – введением рыночного типа отношений в стране, где более 70 лет существовали иные социально-экономические отношения, иные отношения собственности, иные ценности), необходимо создание определенных предпосылок гражданского общества и правового государства. Для этого следовало принять меры, основанные на отечественном и зарубежном опыте, научном прогнозе развития преступности в условиях введения рыночных отношений, направленные на недопущение или своевременное устранение возможных негативных обстоятельств, могущих вызвать криминальное обострение, в т. ч. и по отношению к собственности; по обеспечению эволюционного характера процесса преобразований, т. к. резкие сдвиги общественной жизни всегда связаны с кризисом, ломкой устоявшихся отношений и психологических установок, что ведет к экономическим, социальным, личностным конфликтам и обострениям, включая и криминальные посягательства на чужое имущество; по соблюдению обязательного условия, заключающегося в том, что каждый шаг, каждая ступень реформ должны быть непременно связаны с улучшением того, что было прежде– благосостояния граждан, их благополучия (эти положения напрямую связаны с имущественными вопросами), социальной уверенности, соблюдения и защиты прав человека и гражданина, в т. ч. от преступных посягательств на их имущество, обеспечения гражданам равных возможностей по этим аспектам.

В случае, если условие о предпосылках игнорируется, то можно утверждать об ином виде преобразования (но никак не реформировании) со всеми вытекающими последствиями, в том числе кризисными явлениями в экономике, политике, идеологии, социальных вопросах и обязательно интенсификацией посягательств на собственность. История, как отечественная, так и зарубежная, уже неоднократно подтверждала это.

Власти избрали именно этот, иной вид преобразования, в основе которого лежит отказ от принципов реформизма и несистемное решение грандиозной задачи преобразования сложнейшего социального организма, каким являются общество и государство, а следовательно, отношений собственности; и точное следование требованиям технократической концепции развития социума. Технократия, в ее российском варианте, полагает, что цели преобразования (в конечном счете, по ее мнению, это эффективность рынка и социально приемлемое положение граждан) обеспечиваются путем достижения в первую очередь эффективности рынка на основе некоторых положительных результатов по ограниченному числу чисто экономических категорий, а уж потом следует приступить к решению проблемы так называемой социальной приемлемости, т. е. приемлемому образу жизни населения. Таким образом, социальные проблемы, включающие многообразие явлений, формирующих взгляды и поступки людей, в том числе по поводу чужого имущества: равного уважения прав всех владельцев, всех граждан или допустимости криминального их нарушения, – оказались на обочине реформ.

Заслуживают внимания следующие рассуждения одного из авторов концепции введения рыночных отношений:

"С моей точки зрения, вообще всерьез говорить о социальной справедливости по существу бессмысленно, а политически весьма опасно... Другое дело социальная приемлемость, означающая такое положение, с которым подавляющая часть граждан, а поэтому и общество в целом, готовы смириться или согласиться при данных исторических условиях на какой-то период времени".

Но на какой период времени население должно смириться или согласиться, и что такое "социальная приемлемость"? И все ли категории граждан будут смиряться, а не искать незаконных способов решения своих экономических проблем в условиях бедности, резкой имущественной дифференциации населения, безработицы?

В этих условиях в России времен реформ принимались прагматические меры, суть которых заключается в решении экономических и политических задач в самые короткие, обвальные сроки без учета возможных последствий, включая нравственные; обеспечении во что бы то ни стало необратимости ликвидации значительной части государственной и общественной форм собственности с передачей их в руки частных или иных владельцев, создания рыночных отношений; образовании нового класса (сословия) предпринимателей как социальной опоры преобразований.

При этом сознательно стали использоваться теневые капиталы, в том числе преступно добытые средства. Соответственно "популярность" криминальной корыстной деятельности возросла, что стало важным фактором проникновения субъектов такой деятельности в слой крупных собственников.

Своеобразие и неповторимость этапа реформ в России в плане детерминации общеуголовной корыстной преступности выражалась в том, что образовался причинный комплекс преступности, включивший конгломерат явлений, резко отличающихся и по природе, и по их значимости.

Во-первых, это' обусловлено введением социально-экономических отношений рыночного типа, которым органически присущи коренные причины преступности. Часть из них, связанная с корыстной преступностью, достаточно полно изложены в нормативном правовом акте, утвержденном Указом Президента России № 608 от 29 апреля 1996 года "Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации (Основные положения)".

Обращают на себя внимание следующие положения этого акта:

увеличение имущественной дифференциации населения и повышение уровня бедности, расслоение общества на узкий круг богатых и преобладающую массу бедных, не уверенных в своем будущем людей; увеличение доли бедных слоев населения в городе по сравнению с деревней; рост безработицы; задержка заработной платы, остановка предприятий;

криминализация общества и хозяйственной деятельности;

ослабление системы государственного контроля.

Само государство вынуждено признать взаимосвязь между новыми рыночными социально-экономическими отношениями, причинами преступности и вызванным ими следствием (преступностью), а также условиями, способствующими реализации причин.

Наряду с указанными явлениями, детерминирующими преступность, в том числе общеуголовную преступность против собственности, в условиях рыночных отношений существуют и другие. Они так же, как и указанные выше, для рыночных отношений обязательны, неизбежны, закономерны, неустранимы: эксплуатация и сверхэксплуатация; накопление капитала на первоначальном этапе нередко криминальным способом, в дальнейшем – за счет обесценения труда, получения сверхприбыли; неравенство возможностей; перерастающая в обман и насилие конкуренция, не останавливающаяся ни перед каким преступлением; власть денег, культ наживы, индивидуализм и агрессивность; отстраненность и даже пренебрежение к людям, не сумевшим приспособиться к этим отношениям; распространение торгашества на деятельность в области культуры и сферу нравственных ценностей. Все это – фундамент преступности против собственности, объективно существующие негативные экономические политические, социальные и нравственные обстоятельства, которые порождают преступников и преступления, посягающие прежде всего на чужое имущество.

Никаких противоречий между преступностью и рыночной экономикой в ее чистом виде нет и быть не может, ибо характерной чертой последней является наличие коренных причин преступности, о чем писал еще Ф. Энгельс.

Во-вторых, определяется существованием, хотя и значительно подорванной, прежней системы социально-экономических отношений с присущими ей причинами и условиями преступности против собственности. Эти причины – порождение социалистической формации в ее реальном функционировании, обусловленные противоречиями между целью (составная ее часть – ликвидация в исторической перспективе преступности), установленной правящей тогда партией, утвержденной государством и принятой обществом, с одной стороны, и фактически осуществлявшимися мерами по достижению этой цели – с другой.

Причем такое положение, когда одновременно в тесной взаимосвязи существуют причинные комплексы общеуголовной корыстной преступности против собственности, обусловленные двумя указанными социально-экономическими системами, по-видимому, будет сохраняться длительное время. При этом коренящиеся в рыночных отношениях причины будут постоянно укреплять и расширять свое воздействие.

В-третьих, непринятием при введении рыночных отношений необходимых мер, которые сумели бы противодействовать преступности против собственности. Не был учтен лучший зарубежный опыт борьбы с корыстной преступностью в условиях рыночной экономики.

Указанные три обстоятельства явились буквально взрывным импульсом для общеуголовной корыстной преступности. Особенно показательно в этом плане развитие вымогательства. В 1987 году накануне введения рыночных отношений было зарегистрировано всего 1373 факта вымогательства, в 1995 году – 15 959, или почти в 12 раз больше. Однако последние цифры далеки от реального размаха вымогательства. По оценке специалистов и данным выборочных исследований, эти цифры, по существу, ничтожны.

Во время реформ в России вымогательством стали охватываться почти полностью все виды торговли, бытового обслуживания, перевозки грузов автотранспортом, в значительном размере "челночный" бизнес, предпринимательство мелкое и среднее, жилищно-обменная сфера и др. Причем все это – легальный бизнес. Но вымогательство властвует и над нелегальным бизнесом – проституцией, азартными играми, производством и сбытом нелицензированной, особенно фальсифицированной винно-водочной продукции, а также теневой экономикой.

Вымогательство на первом этапе реформ явилось одним из эффективных, если не самым эффективным, и наиболее доступным источником накопления преступным миром огромных финансовых средств. Но оно явилось и фундаментом создания преступных группировок, а вслед за ними и преступных организаций. Последние разделили между собой объекты, территорию городов, отрасли хозяйствования, нелегальный бизнес.

Развитию этого вида посягательства на собственность, существованию преступных организаций, занимающихся вымогательством, способствует несколько обстоятельств: легализация части преступных формирований под видом охранных организаций, жесткие методы, а по существу, террор со стороны преступников по отношению к предпринимателям, отказывающимся выплачивать "дань", коррупционные связи преступников с должностными лицами соответствующих органов, несовершенство правовой базы борьбы с рэкетом, недостаточно эффективная деятельность правоохранительной системы и судов. Этим во многом объясняется, что не занимающиеся противоправными сделками предприниматели, подвергающиеся вымогательству, до сих пор лишь в исключительных случаях обращаются за защитой к государству.

Дальнейшее развитие рыночных отношений и частного сектора хозяйствования, увеличение числа предприятий и организаций, в т. ч. в сфере мелкого и среднего предпринимательства финансово-имущественных операций, числа занятых в этих структурах работников, обострение конкуренции, возрастание опасности банкротства неминуемо приведут к росту мошенничества, присвоения, растрат вверенного имущества.

Кроме того, мошенничество является привлекательным преступлением для организованной преступности, что следует из анализа использования фальшивых банковских и финансовых документов, деятельности специально созданных для совершения мошеннических операций различных фондов, предприятий и компаний. Это объясняется прибыльностью указанного криминального промысла. Одна стремительно и умело проведенная мошенническая операция приносит доход, который не только покрывает все затраты на ее подготовку, но и является неизмеримо большим по сравнению с доходами, полученными, например, от кражи. Мошенничество и менее рискованно, чем другие преступления против собственности. Все это в полной мере относится и ко второму преступлению – присвоению вверенного имущества.

Специфична характеристика лиц, совершающих такие преступления. Подготовкой и нередко непосредственным совершением этих преступлений занимаются лица, знающие экономику, финансовое и управленческое дело, право, особенности -производства, хозяйствования в интересующей их отрасли или на предприятии, осведомленные о недостатках, например, контроля со стороны государственных служб или других структур за проведением финансово-имущественных операций, за деятельностью вновь организуемых предприятий и организаций и т. д. Эти "интеллигенты и интеллектуалы" преступного мира кроме специальных знаний должны обладать умением убедить людей, расположить их к себе.

Кроме фактов мошенничества, которые относят к грандиозным преступлениям века, продолжают совершаться мошенничества, ставшие уже традиционными и связанные с обманом во время азартных игр, при покупке дорогостоящих товаров, при обмене денег, при покупке и обмене жилой площади, а также в разных сферах новых отношений.

Надо также учитывать тесную взаимосвязь общеуголовной корыстной преступности с пьянством и алкоголизмом, ведением паразитического образа жизни. Поэтому динамика данного вида преступности чувствительна к политике государства в сфере производства и оборота спиртных напитков.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 |