Имя материала: Криминология

Автор: Долгова Азалия Ивановна

§ 1. криминологическая характеристика

 

Как уже отмечалось, организованную преступность образуют широкая консолидация и сплочение организованных преступных групп, преступных организаций и преступных сообществ, обеспечивающих противоправную деятельность, с целью увеличения криминальных доходов и укрепления влияния на властные структуры.

Организованная преступная группа имеет простейшую иерархию. Как правило, она включает в себя главаря или группу главарей, активных участников и соучастников-исполнителей, а также пособников, способствующих осуществлению преступных замыслов. В отдельных случаях в нее могут входить коррумпированные должностные лица, которые, как правило, обеспечивают безопасность главарям и членам формирований. Вместе с тем не исключается участие корруп-ционеров в консультациях и других подобных действиях, способствующих совершению конкретных преступлений.

Организованность и сплоченность членов преступной группировки придают устойчивость криминальному формированию, а вооруженность холодным или огнестрельным оружием приводит, как правило, к превращению его в банду. Общественная опасность банды в современных условиях заключается прежде всего в постоянной ее готовности к совершению тяжких преступлений с применением оружия. Налицо заранее обдуманный прямой умысел.

Термины "преступная группировка" и "организованная преступная группа" употребляются и практическими, и научными сотрудниками. Причем первые понимают под преступной группировкой нередко разновидность простого соучастия, а вторые этим термином обозначают что-то среднее между организованной преступной группой и преступной организацией, подчеркивая, что преступная группировка – это более объемная организованная преступная группа.

Действительно, преступные группировки можно рассматривать в качестве особой разновидности организованных преступных групп.

Преступная группировка – это сплоченная общность лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, отличающаяся строгим порядком и планированием преступных действий и имеющая одного или нескольких главарей.

Изучение деятельности таких формированиий показывает, что их численность варьирует от 5–10 до 20–30 человек, а преступления совершаются, как правило, на местном уровне: в одном или нескольких административных районах города, области, края, республики в составе России либо небольшом городе.

К наиболее характерным преступным -действиям таких формирований следует отнести: рэкет, разбойные нападения, заказные убийства, групповые злостные и особо злостные хулиганства, противоправный автобизнес, организация доставки и распространения наркотиков и некоторые другие. Они образуют определенную систему – единую преступную деятельность.

На этом этапе развития жизнедеятельности преступной группировки появляются элементы коммерции, направленные на легализацию преступных доходов путем организации торговли, простейших производств, приобретения недвижимости и далее, как производное, – уклонение от уплаты налогов. .

Необходимо отметить, что деятельность той или иной преступной группировки, характер совершения преступлений зависит от личности главаря, его интеллекта, криминального опыта и ряда других личностных характеристик, а также от того, действует ли формирование самостоятельно либо в составе преступной организации.

Как правило, большинство преступных действий носит замаскированный, а также и нелегальный характер. Члены преступной группировки по месту жительства конспирируются под законопослушных граждан. В первую очередь это относится к главарю и его ближайшему окружению.

Таким образом, преступная группировка представляет собой организационно простейший уровень в структуре организованной преступности.

Перераспределение сфер криминального влияния, криминально-конкурентная борьба, возрастание уголовного экстремизма, усиление требований к конспирации и обеспечению безопасности главарей и активных участников, активизация действий по легализации преступных доходов, леги-тимности отдельных структурных звеньев, выход на международные связи и контакты создали объективные предпосылки для образования преступных организаций, которые обеспечили бы дальнейший рост криминальных доходов и воспроизводство преступной деятельности.

Преступные организации представляют собой симбиоз преступных группировок, иных организованных групп, ком

мерческих организаций, учреждений, предприятий со стоящим над ними руководящим звеном.

Причем главарь преступной организации осуществляет общее руководство и как бы нейтрален ко всем ее составным частям, проводя свою линию через своих помощников, возглавляющих отдельные структуры.

В некоторых преступных организациях имеются советники по различным направлениям как преступной деятельности, так и по коммерческо-финансовым, экономическим, производственным и др.

Устойчивость и безопасность преступной организации распространяются в основном на руководящие и охранно-боевые звенья.

Лица, входящие в коммерческо-финансовые, коммерческо-хозяйственные структуры, за исключением руководителей, могут и не знать, на кого они работают, так как эти организации, учреждения и предприятия в основном легитимны и служат официальным прикрытием преступного объединения. Руководитель преступной организации, как правило, представляется преуспевающим предпринимателем или коммерсантом.

Основная функция этих структур – легализация доходов, нажитых противоправными методами и способами, их наращивание для воспроизводства и обеспечения преступного функционирования.

В отдельных случаях официальная деятельность ком-мерческо-криминальных структур помогает завоевать главарям и их сообщникам определенный авторитет перед населением и создать условия для обеспечения безопасности руководящему ядру преступной организации. Этому способствуют современные общественно-политические, общественно-экономические и правовые условия.

Члены преступных группировок, как правило, ранее не судимые, входящие в криминальную организацию, легализуя материальные средства, нажитые противоправным путем, по поручению главаря создают сыскные или охранные бюро. Указанные коммерческие структуры, действуя от имени главаря преступной организации, официально оказывают помощь гражданам, например в розыске автомашин, охране от так называемых беспределыциков, взыскании долгов, призывают к порядку хулиганов, дебоширов. Причем все делается быстро, оперативно, в противовес правоохранительным органам.

Преподнося деятельность таких бюро как защиту простых граждан от преступников, расписывая каждый "благородный поступок в газетах, показывая по телевидению специально подобранные и приукрашенные примеры, представители преступных кланов приобретают авторитет среди населения, который, в совокупности с другими мерами, обеспечивает безопасность главаря и его сподвижников.

Рассмотренный вид коммерческой деятельности легализует не только средства, нажитые преступным путем, но и огнестрельное оружие, на хранение и ношение которого "детективы" получают официальное разрешение. Легализуются также различные специальные технические средства, например портативная кинофотоаппаратура, аппаратура прослушивания и т. п.

Как показывает практика подразделений по борьбе с организованной преступностью, охранно-сыскные бюро являются легальными филиалами преступных организаций, с помощью которых осуществляется контрразведывательная деятельность против правоохранительных органов. Одновременно это и вооруженный отряд, готовый к действиям по указаниям верхушки преступного клана.

Наиболее типичные направления криминальной деятельности преступных организаций:

криминально-коммерческая деятельность (финансово-банковские мошенничества, коммерческо-производственная деятельность, криминальная приватизация, нарушение налогового законодательства и т. п.);

рэкет, который носит более скрытые, замаскированные формы, чем это было в преступных группировках, осуществляющих самостоятельно преступную деятельность. Например, получение так называемых откатных – определенного процента с коммерческих сделок, представляемых кредитов и ссуд и другие виды традиционного промысла: торговля оружием, наркотиками, организация проституции;

похищение людей (киднепинг) с последующим получением крупного выкупа;

отдельные случаи разбойных, бандитских нападений, заказные убийства;

организация и осуществление мер по безопасности членов преступных организаций путем противодействия правоохранительным органам, а также криминальным конкурентам с использованием различных способов и методов – от коррумпированных связей до уголовного экстремизма;

международная преступная деятельность, основной частью которой является контрабанда, финансовые махинации (например, перекупка внешних долгов и последующие мошеннические действия при их погашении);

сбор "общаковых" средств, как с преступников-профессионалов, так и с отдельных коммерсантов и других лиц. Этот вид преступной деятельности наиболее характерен для кланов воров в законе, которые затем используют их для наращивания преступной деятельности, поддержки сообщников, находящихся в местах лишения свободы, а также легализуют эти средства через коммерческие банки, приватизацию и т. п;

фальшивомонетничество.

Не исключаются и другие направления преступной деятельности. Многое зависит от криминального опыта руководителя преступной организации и его сподручных, а также внешних условий.

Среди перечисленных направлений преступных организаций особое место занимает криминально-коммерческая деятельность, где наиболее широко представлены финансово-банковские мошенничества.

Мировая криминальная практика показывает, что почти во всех развитых странах организованная преступность базируется на традиционных видах противоправного промысла: рэкет, торговля наркотиками, оружием, организация проституции.

В России до сих пор наиболее распространенным путем получения сверхдоходов была криминально-коммерческая деятельность. Причем в последние годы наиболее характерные виды финансово-банковских афер – использование государственных кредитов, целевых фондов не по назначению. Например, размещение денежных средств из фондов заработной платы в коммерческих банках с целью наращивания денежных средств и последующего присвоения полученного процента, а не использование их на выплаты рабочим и служащим.

В 1994–1995 годах Правительство России, чтобы остановить спад промышленного и сельскохозяйственного производства, выделяло из бюджета кредиты на сумму в несколько десятков триллионов рублей. Аналогичные средства направлялись и на поддержку северных территорий. На самом деле на счета адресатов поступали скудные суммы, а остальные деньги размещались либо в коммерческих банках, либо сразу перекачивались за рубеж.

По данным Ассоциации российских банков, за последние полтора года в кредитно-финансовой сфере государства было совершено около 12 тыс. преступлений и похищено более трех триллионов рублей.

Рассматриваемый вид хищений для главарей преступных организаций привлекателен тем, что только в кредитно-финансовой сфере можно в самые короткие сроки получить конечный результат – чистые деньги. Думается, не случайны факты заказных убийств коммерсантов, банкиров, лидеров преступной среды. Одна из главных причин – неразделенные бешеные криминальные барыши, полученные в результате кредитно-финансовых афер.

По данным Интерпола, с каждым годом растет поток "грязных" денег из России и других стран СНГ в страну нейтральных банков – Швейцарию. С 1993 по 1995 годы вклады из этих государств, в основном из России, выросли с 2 до 4,4 миллиарда швейцарских франков. Денежные средства, которыми управляют по доверенности, увеличились с 400 млн. до 1,2 млрд. франков. Доля авуаров, размещенных в 125 швейцарских банках, за 1994 год удвоилась. Такая же тенденция сохранилась и в 1995 году. Темпы прироста авуаров из этих стран составили 58\% против 1, 7\% увеличения общей суммы традиционных клиентов.

Из приведенных примеров следует, что в России за последние три года сформировались мощные преступные организации, объединенные жесткой дисциплиной, которые используют промахи государства для проведения финансово-мошеннических акций, хорошо продуманных и осуществляемых на всех стадиях.

Стремление организованной преступности к оказанию воздействия на принятие государственных, в том числе политических, решений, взятию под контроль деятельности органов государственной власти и управления проявляется в создании ею позиций во властных структурах, проникновении в управленческие звенья министерств, ведомств, их органы на местах.

Решению этой стратегически важной задачи способствует укрепление финансово-экономического потенциала организованной преступности, приобретение иммунитета на действие закона, защита от правоохранительных органов.

Практика работы подразделений по борьбе с организованной преступностью, научные исследования показывают, что установление коррумпированных связей, внедрение своих людей в госструктуры – довольно устойчивая функция в преступных организациях и сообществах, позволяющая решать целый комплекс криминальных проблем.

В теории, а иногда и на практике возникает вопрос, может ли стать неформальным лидером другой член формирования и даже коррупционер или главарь преступного формирования? По нашему мнению, в большинстве случаев неформальными лидерами являются главари преступных формирований. Однако из каждого правила бывают исключения..

В теоретическом, учебном плане необходимо рассмотреть личность современного главаря преступной организации. Это также нужно сделать и в связи с тем, чтобы наглядно представить, почему в основном от него зависит направленность деятельности преступной структуры.

По данным нашего исследования, главарю преступной организации, как правило, 35–40 лет. Он имеет в основном среднее образование, но, возможно, и незаконченное .высшее, и высшее.

Вместе с тем преступный опыт нельзя связывать с образованием, он имеет и социальную, и социально-психологическую основы. Криминальные способности, а в некоторых случаях даже и талант, помноженные на общение с матерыми преступниками, в том числе в местах лишения свободы, смогут создать довольно изощренный тип преступного лидера с большим криминальным будущим.

По нашим данным, главарь имеет, как правило, криминальный опыт, может быть судим, является своеобразным генератором преступных идей и взглядов, бескомпромиссный противник, изобретателен, честолюбив, иногда религиозен. Под маской порядочности нередко скрывает несправедливость, лживость, мстительность, жестокость. В нужных обстоятельствах общителен, умеет устанавливать контакты, проявлять инициативу, решительность, способен подчинять своей воле не только лиц с криминальной установкой, но и представителей государственных, в том числе правоохранительных, структур.

Возглавляемые такими лидерами преступные организации целесообразно вычленять из массы других. Их можно назвать условно-организационными. Они представляют собой устойчивые объединения криминальных структур с многозвенной иерархией и жесткой конспирацией, имеют коррумпированные связи в органах представительной, исполнительной и судебной власти, созданные для получения криминальных сверхдоходов и развития преступной деятельности.

Преступные организации функционируют в городах-мегаполисах, области, крае, республике в составе России либо в какой-то отрасли криминального промысла или криминально-коммерческой деятельности. В последнем случае функционирование преступных организаций носит межрегиональный характер, ибо и традиционный преступный промысел, и коммерция, как правило, имеют потребность в региональных и межрегиональных связях. Все это очень общественно опасно.

Наиболее характерными криминальными проявлениями являются:

расширение масштабов конспирации и изощренности при совершении преступлений, например убийства маскируются под несчастные случаи, самоубийства, увеличивается число без вести пропавших граждан. По данным государственной статистики, число без вести пропавших в стране возросло с 13 214 в 1990 году до 23 238 в 1994 году, или на 70\%;

увеличение количества различных мошенничеств, в том числе банковских, коммерческих, незаконных гражданских сделок, таких, как криминальная приватизация жилья, земли с исчезновением владельцев;

усиление давления на места лишения свободы (матерые преступники выдаются за невинные жертвы произвола властей, возрастает компрометация правоохранительных органов);

активизация пропаганды преступного образа жизни, особенно социального паразитизма, преступных обычаев и традиций, через средства массовой информации и культуры.

Дальнейшее развитие организованной преступности объективно потребовало более широкой консолидации преступных формирований как по регионам, так и в масштабе России, а также с преступным миром некоторых стран СНГ и даже дальнего зарубежья.

По имеющимся сведениям, летом 1995 года в Москву для встречи с кавказскими ворами в законе приезжал эмиссар колумбийских наркобаронов. Во время встречи обсуждались проблемы транспортировки и сбыта кокаина в России и других странах СНГ.

Воры в законе – одно из преступных сообществ. Воры в законе – это криминологическое явление, не имеющее аналогов в мировой криминальной практике.

Вор в законе – профессиональный преступник, признанный лидер уголовного мира, активный идеолог криминального образа жизни и морали, имеющий опыт противостояния государственным структурам.

Вообще среди преступных сообществ встречаются постоянно действующие и временные.

Механизм образования криминальной структуры зависит от протекания негативных социальных процессов как в регионах, так и в масштабе всей Федерации, от их остроты, экстремальности, воздействия на них государства. Поэтому объединение нескольких криминальных организаций может произойти на добровольной основе, путем заключения договора, тогда сообщество будет иметь черты картеля. При острой криминально-конкурентной борьбе сильная преступная организация поглотит более слабую или несколько ей подобных. Полученное образование по своей иерархии будет иметь черты синдиката.

При этом преступные организации, входящие в картель, сохраняют свою самостоятельность, но в криминальной деятельности им очерчиваются рамки, определяются мероприятия, когда необходимо действовать сообща, а когда самостоятельно. Например, при осуществлении противодействия правоохранительным органам.

Преступные организации, входящие в синдикат, относительно самостоятельны, но при осуществлении процесса криминального производства они обязаны жестко соблюдать установленные правила и подчиняться центральному звену.

Примером преступного сообщества по типу картеля может служить объединение нескольких межрегиональных преступных организаций, целью которого будет проведение единой криминальной политики на территории нескольких краев и областей. По типу картеля существует несколько воровских сообществ, состоящих из кланов воров в законе, которые базируются в Москве, Хабаровском и Краснодарском краях, Тюменской области, а также в дальнем зарубежье. Воровские сообщества образуют воровскую ассоциацию.

Преступное сообщество типа синдиката – это преступные организации, осуществляющие совместно межрегиональную и международную преступную деятельность. В настоящее время такие сообщества образовались на территории Московского, Северо-Западного (с центром в г. Санкт-Петербурге), Уральского (с центром в г. Екатеринбурге) и некоторых других регионах. К ним также следует отнести криминальные этнические объединения армян, азербайджанцев, грузин, чеченцев, китайские триады и другие подобные структуры, действующие как на территории России, так и в странах ближнего и дальнего зарубежья.

Временные преступные сообщества – это образуемые главарями преступных формирований координирующие центры для выработки и решения конкретных задач противоправных целей.

Одной из разновидностей таких сообществ являются региональные и межрегиональные встречи-сборища главарей и активных участников преступных организаций и сообществ по типу воровских сходок, где определяются криминальная политика и совместные действия при решении региональных и межрегиональных проблем.

По имеющимся сведениям, в 1989–1992 годах было проведено 26 воровских сходок, в 1993 году их осуществлено около 100, в 1994 году не менее 413, где участвовало 6 656 человек, в том числе 1 210 главарей и активных участников преступных формирований, среди них более 230 воров в законе.

Основными вопросами, решаемыми на криминальных сборищах, являются: выработка криминальной политики, которая будет проводиться в уголовном мире, криминальном бизнесе и коммерции, а также в отдельных отраслях социально-политической, социально-экономической жизни России, СНГ (например, при определении цен на криминальные услуги, проценты отчисления доходов участникам сообщества, организация мероприятий по возвращению неплатежей); определение мер против конкурентов; организация противодействия правоохранительным органам и некоторые другие, в том числе путем подкупа должностных лиц и использования их в противоправных целях и т. д.

Для воровских сходок также характерно: обсуждение положения с организацией сбора, хранения и использования "общаковых" средств для сообщников, отбывающих наказание в местах лишения свободы, помощи их семьям, а также применение в бизнесе, коммерции; наделение кандидатов ("коронация") криминальным титулом вора в законе; определение санкций к отдельным ворам в законе и другим лидерам преступной среды, а также к коммерсантам, бизнесменам, сотрудникам правоохранительных органов.

Выявлено функционирование в Московском регионе и на юге России так называемого воровского центра, в который входят наиболее авторитетные воры в законе и другие активные участники преступных сообществ. Причем в осенне-зимний период он функционирует в Московском регионе, а в весенне-летний перемещается на Северный Кавказ, Черноморское побережье. Основная задача создания центра – это координация преступной деятельности организаций и сообществ и третейско-консультационные функции.

Итак, преступное сообщество – это криминальные объединения главарей преступных организаций и лидеров преступной среды, создаваемые для координации и упорядочения преступной деятельности, решения межрегиональных и межгосударственных криминальных вопросов, оказания помощи в приспособлении преступных структур к современным условиям России, стран СНГ и дальнего зарубежья.

По данным исследований, на территории России активно действуют свыше 6 тыс. преступных формирований. Наибольшую общественную опасность представляют 46 преступных организаций и сообществ, объединяющих более 6,3 тыс. активных участников, ведущих преступную деятельность на межрегиональном и международном уровне.

Коррумпированные должностные лица оказывают содействие каждому третьему преступному формированию. Коррупция переросла чисто криминальный аспект и приобрела политическую окраску. Постоянно совершенствуются формы мздоимства, получают распространение новые виды коррумпированных отношений.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 |