Имя материала: Криминология

Автор: Долгова Азалия Ивановна

§ 2. преступность как системно-структурное явление

 

Вопрос о системно-структурном характере какого-либо объекта возникает тогда, когда необходимо выяснить, как изменение данного объекта взаимосвязано с изменением более общего целого, в которое он входит как часть, и как изменение одной части целого связано с изменением других частей.

Эта задача неизбежно возникает и перед криминологами, которые изучают преступность в органическом единстве с обществом, как сложное явление, исследуют взаимосвязи разных ее видов.

Попытки обоснования преступности как специфического системно-структурного образования предпринимались рядом криминологов. Но к этому шли они разными путями.

Одни авторы считают, что при системном подходе в исследовании этого явления речь должна идти о взаимосвязи, взаимообусловленности преступности и ее причин, по мнению других, – о взаимосвязи преступлений и лиц, их совершающих. Третьи указывают на взаимосвязь разных подструктур (элементов) преступности. В. А. Аванесов, С. Е. Вицин отмечают, что для данного явления характерен комплекс взаимосвязанных элементов. Элементами признаются и отдельные преступления, и виды преступности. По отношению к последней они выступают в качестве подсистем.

Именно в результате того, что преступность представляет собой определенную систему взаимосвязанных элементов, она обладает относительной самостоятельностью, такими качественными характеристиками, которые не свойственны отдельным ее элементам. Как раз потому, пишет ученый из Казахстана У. С. Джекебаев, преступность имеет свою историю, логику развития.

Криминологические исследования фиксируют закономерные взаимосвязи разных элементов преступности, подтверждают способность ее "приспосабливаться" к изменениям среды и даже приспосабливать среду для своего выживания и развития. В новых условиях видоизменяются формы ее проявления, наблюдается и обратное влияние преступности на общество.

Серьезное обсуждение проблемы системного характера преступности предполагает решение вопроса о критериях выделения разных ее элементов и типах их взаимосвязи.

Выделяются вообще два вида систем. Во-первых, четко отграниченные от среды, наличие которых специально обосновывать нет необходимости (живые существа, организация, предприятие). Уже в начале исследования эти системы выглядят как некий целостный объект во множестве своих проявлений. Во-вторых, существуют системы, требующие построения определенной их модели на основе постулирования и последующего исследования определенной совокупности связей выделенных элементов (подструктур).

Преступность не относится к первому типу систем, и ее целостный характер далеко не очевиден. Более того, как уже отмечалось, в криминологической литературе встречаются утверждения, что преступность представляет собой чуть ли не конгломерат абсолютно различных явлений, никоим образом не связанных друг с другом.

Обоснование системного характера преступности базируется на:

а) признании преступности в качестве специфической подсистемы общества как элемента более общей системы – общества в целом;

б) обосновании определенной целостности преступности как целого, отдельных ее элементов на основе выделения единого критерия качества;

в) выделении конкретных элементов (подструктур) преступности, находящихся между собой во взаимосвязи, взаимообусловленности, которые и задают новые качественные характеристики всей преступности в целом, отличающие ее от отдельных элементов.

Одно из требований к системе – "наличие по крайней мере одной большой системы, объемлющей данную".

Применительно к преступности большой системой признается общество. Преступность – явление, существующее в обществе и тесно связанное с ним. Это всеми криминологами признается бесспорным. Следовательно не может вызывать сомнений и то, что преступность во всех своих проявлениях, разные ее виды и элементы взаимосвязаны между собой уже хотя бы через общество как единый, общий детерминант преступности.

Конкретные исследования указывали на единую линию детерминации региональной социальной средой, казалось бы, таких разных преступлений, как кражи, изнасилования, убийства, выпуск недоброкачественной продукции, приписки и искажения отчетности. В одном из городов Урала основным "работодателем" являлось крупное промышленное предприятие. В конце 70-х годов ему было дано задание в короткий срок на одну треть нарастить объемы производства. При этом .необходимых средств для решения социальных проблем предприятию не выделили. Для выполнения указанной производственной задачи требовался приток работников из других регионов. Однако приглашение квалифицированных специалистов было связано с практически непреодолимыми трудностями: квартиры им предоставить не могли, снабжение продуктами и товарами региона оказалось более чем скромным, организация досуга также, приезжие могли рассчитывать только на койки в общежитиях. В результате в регион стали приглашаться выпускники профессионально-технических и других учебных заведений; "социальные неудачники" из других регионов, имевшие конфликты в семье, на производстве в результате пьянства, прогулов и т. п.; лица, отбывшие наказание, которых нигде не ждали. Прибывшие не обеспечили интенсивную и качественную работу, но требовали выводить им определенный уровень зарплаты. Это оказалось связанным и с приписками, и с выпуском некачественной продукции. Выводившиеся из-под учета при приписках материальные средства растрачивались, похищались. Одновременно в общежитиях создалась ситуация пьянства, крайне аморального поведения, криминальных конфликтов. Главенствовали не молодые выпускники учебных заведений, а ранее судимые лица и так называемые социальные неудачники. Молодых людей вовлекали в пьянство, азартные игры, прививали им криминальные навыки. В отношении тех, кто занимал самостоятельную позицию, нередко совершались насильственные противоправные действия. В городе участились кражи, изнасилования и другие преступления.

Исследователи корыстной и насильственной преступности несовершеннолетних и взрослых лиц нередко обнаруживают одни и те же социально-экономические, социально-психологические факторы, порождающие указанные виды преступности. Названные факторы определяют своеобразие разных форм преступного поведения в своих разных взаимосвязях, неодинакового механизма воздействия. Таким образом, можно говорить, по крайней мере, о функциональных зависимостях, связи состояний. Так, состояние преступности взрослых, особенно рецидивной, зависит от предшествующего состояния преступности несовершеннолетних.

Преступность подлежит рассмотрению и как часть такой более общей для нее системы (но менее общей, чем общество в целом), как негативные социальные отклонения. Эти отклонения многообразны: теневая или параллельная экономика, пьянство, наркомания, проституция, самоубийства и т. п.

Авторы книги "Социальные отклонения² говорят о социальных отклонениях вообще, но точнее было бы в связи с преступностью говорить о негативных или отрицательных социальных отклонениях от условной нормы, т. е. со знаком минус. Существуют и отклонения от этой нормы со знаком плюс. Это, например, особо героическое поведение, случаи самопожертвования во имя спасения жизни другого человека, защиты особо важных общественных интересов. Если человек не вынесет ребенка из огня, жертвуя своей жизнью, его никто не станет укорять. Но если он погибает, но спасает ребенка, этот поступок оценивается как необычный, особо героический и альтруистический.

В указанной работе отмечается взаимосвязь преступности, паразитизма, алкоголизма, наркомании, самоубийств, аморального поведения, бюрократизма: "Прежде всего напомним о двух принципиальных основаниях взаимосвязи социальных отклонений разных видов. Первое – общность некоторых причин этих явлений, второе – сходство ряда признаков личности, их носителей. При всех различиях между социальными отклонениями их единая антиобщественная природа обусловливает взаимное влияние, зависимость, соединение различных видов социальных отклонений в единый негативный социальный процесс. Внутренняя структура этого процесса существенно зависит от изменения внешних социальных условий"1.

Однако признавая такую взаимосвязь, надо видеть и специфику различных форм социальных отклонений. В том числе отличие преступности от иных форм. Оно состоит в наибольшей степени общественной опасности и объявлении об этой общественной опасности государством. Государство это делает путем введения уголовно-правового запрета на совершение определенного круга деяний и установления за его нарушение самой строгой, уголовной, ответственности.

В литературе можно встретить утверждения, что это – формальный критерий, оценка какого-либо деяния в качестве преступления преходяща, ибо сегодня такое деяние признано преступным, завтра – нет.

Однако есть все основания не согласиться с такой постановкой вопроса. Оценка деяния в качестве крайне общественно опасного вовсе не произвольна, она всегда бывает социально обусловлена, привязана к определенным условиям места и времени. Дело в том, что меняется ситуация и в новых условиях это деяние может перестать быть крайне общественно опасным. Например, спекуляция отличалась крайней опасностью в условиях господства государственной собственности, фиксированных цен и дефицита высококачественных товаров. Скупая эти товары по низким ценам в государственной торговле, спекулянты (по образному выражению "мародеры торговли") заставляли людей платить за них многократно дороже и ограничивали доступ определенных групп граждан к приобретению таких товаров. В условиях рынка спекуляция не имеет столь пагубных последствий, хотя в Италии и ряде других государств с рыночной или, точнее, смешанной экономикой установлена уголовная ответственность за подобные действия.

Вообще же перечень преступлений не так уж и разнообразен в разных государствах и в разные исторические периоды. Посягательства на жизнь и здоровье, честь и достоинство людей, установленный в государстве конституционный строй, общественный порядок, порядок осуществления служебных обязанностей, экономической деятельности, кражи и иные формы завладения чужой собственностью помимо воли собственника – эти деяния почти исчерпывают содержание уголовных законов. Другое дело, что каждый из видов этих посягательств конкретизируется в ряде статей УК. При криминологических исследованиях выделялся всегда так называемый массив сопоставимых преступлений, нормы закона о которых не менялись и соответственно статистические данные о них были сопоставимы. Этот массив включал всего шестнадцать статей, но на них приходилось от 56\% всех зарегистрированных преступлений в 1980 году до почти 70\% в 1990 году.

Когда говорится о специфике преступности, следует учитывать и то, что она является результатом сознательного нарушения массой граждан самого строгого запрета, влекущего уголовное наказание. Охрана нормы уголовным законом придает ей новое качество. Соответственно новое качество приобретает нарушение этой нормы.

Сама уголовная наказуемость означает, что речь идет только о виновном нарушении уголовного запрета в условиях, которые допускали иные варианты поведения. Крайняя необходимость и необходимая оборона, как известно, устраняют криминальный характер деяния.

Таким образом, наиболее общим критерием качества для всех преступных проявлений может служить следующее:

социально обусловленное, но в то же время виновное нарушение уголовно-правового запрета, представляющее собой наивысшую степень общественной опасности по сравнению с иными негативными социальными отклонениями.

Схематично место преступности в ряду социальных отклонений можно отразить следующим образом:

 

Другими словами, преступность находится на пике отрицательных социальных отклонений. Криминологические исследования показывают, что более чем в 90 \% случаев совершения умышленных тяжких преступлений виновный ранее характеризовался иными отрицательными отклонениями в поведении. Бывают сразу скачки от нормы или положительных отклонений к преступлению, но в исключительных ситуациях либо при особых состояниях виновного лица (аффект и т. д.).

Определенная целостность, системность преступности как специфического социального явления просматривается и при выделении ее подструктур, анализе взаимосвязи между ними. Причем такое выделение можно продолжать, ибо каждый элемент также поддается расчленению.

Вообще вопрос о критериях выделения разных подструктур (элементов) преступности требует особого обсуждения. Но один из подходов, практически никем не оспариваемый, заключается в следующем: криминология изучает преступность с позиции выявления ее происхождения и организации борьбы с ней, а потому допустимо применение генетического критерия – особенности порождения видов преступности.

Преступность рассматривается в качестве продукта взаимодействия определенных типов среды и типов личности. В этом взаимодействии можно выделить две крупные подструктуры преступности:

1) устойчивую, в происхождении которой ведущую роль играют личностные характеристики: человек преодолевает препятствия, создает удобные для совершения преступлений условия, активно использует их;

2) ситуативную, генезис которой определяется более сильным влиянием среды, чем личностных характеристик, сложной ситуацией преступного поведения.

Такое разграничение основано на том, что социальные влияния способны запечатлеваться в личностных характеристиках и надолго определять поведение человека. Разумеется, он меняется в изменяющихся условиях. Поэтому можно было бы говорить об относительной устойчивости преступного поведения какого-то лица. Но применительно к преступности, определяемой в основном уже сформированными в обществе характеристиками человека, можно в какой-то определенный момент говорить как об устойчивой.

Ситуативная преступность быстрее и непосредственнее реагирует на изменение социальных условий, ситуацию. Роль личностных деформаций преступников в ее генезисе незначительна, как бывают незначительны и эти деформации.

В свою очередь, в каждом из этих видов преступности правомерно выделить также по две подструктуры:

1) в устойчивой преступности – предумышленную (включающую в том числе организованную, профессиональную) и актуально-установочную (характеризующуюся мгновенным избранием лицом преступного варианта поведения в подходящей ситуации);

2) в ситуативной преступности – виктимно-ситуативную (характеризующуюся очевидно неблагоприятной ситуацией совершения преступления, а также определенной виной преступника в создании или попадании в такую ситуацию) и случайно-ситуативную (когда сложная ситуация совершения преступления создалась помимо лица, совершившего преступление, и была для него неожиданной, непривычной).

В предумышленной преступности отмечается продуманное использование социальных условий, планирование преступной деятельности, при необходимости – создание благоприятной для нарушения уголовно-правового запрета обстановки, постоянный учет происходящих изменений, в том числе в состоянии социального контроля, включая борьбу с преступностью. Выбор преступного варианта поведения оценивается субъектом как наиболее выгодный для него в соответствующих условиях. При этом тщательно взвешивается возможный баланс приобретений и потерь. Здесь особенно велика роль личности.

Актуально-установочная преступность порождается под решающим влиянием актуальной установки, когда определенный социальный тип личности с негативно деформированными потребностями, интересами или не соответствующими закону представлениями о средствах их обеспечения оказывается в ситуации возможного удовлетворения этих потребностей и интересов.

Здесь, как правило, отмечается так называемый свернутый механизм преступного поведения, оно осуществляется без продуманного плана и перебора вариантов поведения. Личность "раскручивается, как пружина" в ситуации возможного удовлетворения ее потребностей и интересов, предельно обнажает свои уже сформированные установки. Следует подчеркнуть, что ситуация здесь не такова, чтобы определять однозначно поведение в качестве преступного. Это, например, случай, когда у стоящего впереди в автобусе мужчины виден высовывающийся из кармана бумажник. В этом случае не надо создавать или приспосабливать какие-то условия. Но, чтобы преступно завладеть бумажником, необходимо существенное искажение потребностно-мотивационной и нравственно-правовой характеристик личности.

Как уже отмечалось, в целом в основе проявления ситуативной преступности лежит сама ситуация, в которой человек должен выбрать определенный вариант поведения и выбирает преступный.

Эта ситуация может быть непосредственно криминальной, когда потерпевшей стороной выступает фактически лицо, совершающее в данный момент преступление, и речь идет о преступном реагировании на преступление. Таковы, например, ситуации криминальных разборок. Ситуация, кроме того, может носить и опосредованно или отдаленно криминальный характер, отражать косвенные последствия преступности (в условиях разгула преступности и всеобщего страха перед ней убийство гражданина, вошедшего поздно вечером на дачу с просьбой указать дорогу, в результате ошибочного принятия его за преступника).

Ситуация может носить общий неблагоприятный характер: распространение пьянства, наркомания, безработица, бездомность, всеобщая коррупция и т. п.

В виктимно-ситуативной преступности роль ситуации определяющая, однако все-таки дает себя знать и деформация некоторых личностных характеристик преступников, в результате чего последние попадают в проблемные положения. Так, в компании, распивающей спиртные напитки в значительном количестве, нередко возникают ссоры, конфликты. В таком конфликте, драке только случай решает, кто становится жертвой, а кто виновным.

В случайно-ситуативной преступности определяющей (и практически почти полностью) является неожиданно возникшая ситуация, к которой личность не была подготовлена всем своим предшествующим развитием, а потому не смогла быстро найти правомерный вариант решения конфликта. Пример: водитель, находясь за рулем, внезапно оказывается в сложной дорожной ситуации, созданной по вине иных правонарушителей, не успевает сориентироваться и избрать нужный вариант действия, в результате чего сбивает человека, и тот умирает. Конечно, здесь может выясниться, что у лица, совершившего наезд, невысока степень профессионализма, медленная реакция на внезапно возникающие неблагоприятные ситуации и т. п. Однако личностные качества здесь могут быть такими же, как у других водителей автомашин, которые никогда не оказывались в подобной сложной дорожной обстановке и не совершали наездов.

Выделение указанных подструктур, в принципе, возможно как в умышленной, так и в неосторожной преступности. Правда, в последней нет предумышленной, но есть актуально-установочная, если иметь в виду отношение субъекта к норме, нарушение которой повлекло общественно

 

опасные последствия.

В процессе выборочных исследований, проведенных сотрудниками отдела общих проблем криминологии Научно-исследовательского института проблем укрепления законности и правопорядка, было выявлено количественное соотношение выделенных видов преступности на основе разработанной системы критериев. Расчеты показали, что в выборочно изученной в разных регионах умышленной преступности соотношение устойчивой и ситуативной выглядит как 6:1. Доля предумышленной преступности в общей зарегистрированной колебалась в пределах 50–70\%. Доля случайно-ситуативной преступности в общей колебалась от 0,6 до 2 \%. Эти данные касаются только выявленной и зарегистрированной преступности. Есть основания полагать, что в латентной (скрытой) части преступности доля устойчивой, особенно предумышленной, еще выше.

Чтобы обосновать системно-структурный характер преступности, необходимо не только выделить отдельные подструктуры (элементы), но и выявить объективные связи между ними. Объективная связь определяется как такое отношение между предметами и их свойствами, которое (в силу их взаимодействия) в случае изменения одних сопровождается изменением других.

Основой взаимосвязи выделенных подструктур преступности является сама преступная деятельность в ее развитии. При определенных условиях один вид преступности порождает другой (другие) или влияет на них.

Так, при просчетах борьбы с преступностью часть населения отвечает на эскалацию преступности либо противодействием ей, но в преступных формах, либо приспособлением к ней. Противодействие проявляется, например, в физической расправе с некоторыми преступниками (при задержании их на месте преступления и т. д.). Для иллюстрации приспособления можно назвать преступные сделки со взяточниками, расхитителями.

Таким образом, изменение ситуативной преступности связано с изменением устойчивой преступности, а последняя реагирует на изменения ситуативной.

Если на пути перерастания ситуативной преступности в устойчивую не ставится надежных преград, если преступная деятельность оценивается в конкретных условиях как "выгодная", нарастает и число преступлений, и общественная опасность преступности, она приобретает новые, более усугубленные характеристики, становится организованной и т. п. В свою очередь это деморализующе действует на общественную психологию, создает проблемы в экономике, политике, социальной сфере и тем самым порождает новое состояние ситуативной преступности.

Устойчивая преступность находится с ситуативной в сложной взаимосвязи, хотя бы за счет одних и тех же субъектов: чаще на проблемные, конфликтные ситуации, создаваемые в результате преступной деятельности, отвечают уголовно наказуемым поведением лица, уже ранее совершавшие преступления, члены криминальных группировок – те кто относительно легко переходит границу уголовного запрета.

Наблюдается непосредственная связь предумышленной преступности с актуально-установочной. С одной стороны, глубоко укоренившиеся антиобщественные ориентации, дающие себя знать в подходящей ситуации, могут быть следствием предшествующего предумышленного преступного поведения (у профессионального вора-карманника, например) и приобретения специфических стереотипов поведения. С другой стороны, актуально-установочная преступная деятельность может приводить со временем к осознанному оправданию криминальных способов поведения в определенных ситуациях, перерастать в предумышленную преступную деятельность.

Кроме того, предумышленная преступная деятельность способна создавать удобные для преступных действий ситуации, используемые в процессе совершения актуально-установочных преступлений.

В то же время расширение актуально-установочной преступности может свидетельствовать о расширении предумышленной преступности и поля деятельности ее субъектов. Примером может служить завладение ценным имуществом из плохо охраняемых помещений, занимаемых крупными экономическими преступниками, взяточниками.

И предумышленная, и актуально-установочная преступность бывают связаны с виктимно-ситуативной теснее, чем последняя со случайно-ситуативной.

В порождении случайно-ситуативной преступности бывает значительной роль неподготовленности личности к использованию правомерного варианта поведения в особо сложных обстоятельствах, в том числе вызываемых преступностью и иными социальными отклонениями.

Эта неподготовленность может проявиться и в условиях просчетов борьбы с преступностью, когда у некоторых лиц формируется неверие в возможность быстро и эффективно защитить нарушенные права законными средствами, а вслед за этим появляется и стремление обойти закон.

В качестве иллюстрации можно привести данные о параллельном нарастании количества умышленных убийств, убийств при превышении пределов необходимой обороны, а также совершенных в состоянии аффекта (табл. 1).

 

Таблица 1

Динамика числа разных видов зарегистрированных убийств в России в 1986–1995 гг.

 

1986              1990        1991         1992        1993        1994        1995

Умышленные убийства с покушениями, совершенные при отягчающих обстоятельствах (ст. 102 У К)

1898              2832       2942         3582            4919        5760        5807

Умышленные убийства с покушениями (cm. 103 У К)

7344            12291      12855      18411          23627       25849         25253

Умышленные убийства в состоянии сильного душевного волнения (ст. 104 УК )

195                443            426        635              625            677              643

Убийства при превышении пределов необходимой обороны (ст. 105 У К)

142               364             410        504             593            570              466

 

Из таблицы видно, что в 1986–1995 годах в России почти в 3,4 раза увеличилось число зарегистрированных умышленных убийств, совершенных по корыстным мотивам и при других отягчающих обстоятельствах, а также без этих обстоятельств (в ссоре, из-за ревности и т. п.) увеличилось почти в 3,4 раза. Среди этих преступлений, по данным криминологических исследований, преобладают устойчивые. Общее число зарегистрированных умышленных убийств в состоянии сильного душевного волнения и убийств при превышении пределов необходимой обороны, практически носящих ситуативный характер, за тот же период увеличилось более чем в 3,3 раза.

Важно еще раз подчеркнуть, что в целом взаимосвязь выделенных выше четырех подструктур преступности базируется на их общей детерминации обществом.

Но, помимо опосредованных обществом взаимосвязей, разные подструктуры бывают связаны между собой и непосредственно.

В целом схему связей указанных подструктур можно представить следующим образом:

 

Схема взаимосвязей подструктур (элементов) преступности

 

Схема показывает, что наряду с опосредованными обществом взаимосвязями подструктур имеются и непосредственные. Пожалуй, только связи случайно-ситуативной преступности с другими бывают чаще опосредованы общими социальными условиями.

Именно непосредственные взаимосвязи, взаимодействия разных подструктур, элементов преступности обусловливают существование преступности как относительно самостоятельного, специфического социального явления, системное качество преступности.

Вот почему бывают обречены на неудачу попытки изолированного воздействия на отдельные виды преступности. Борьба с преступностью должна носить системный характер, соответствующий характеру преступности. В истории отечественной борьбы с преступностью были периоды укрепления охраны общественного порядка (на улицах, площадях, в парках). Через некоторое время увеличивалось число хулиганских проявлений, драк в общежитиях, квартирах. Воздействие не касалось субъектов, ориентированных на криминальные стандарты поведения.

Поскольку преступность – это социальная система, ей присущи характеристики именно такой системы: целенаправленность, открытость, самодетерминация и развитие при просчетах борьбы с преступностью.

Специфическая целенаправленность в преступности может проявляться либо в достижении общественно опасных, противоправных целей (организация производства и распространения наркотиков и т. п. ), либо в достижении в общем-то не запрещаемых правом целей, но общественно опасными, противоправными средствами (обогащение путем вымогательства, отстаивание своей чести путем умышленного убийства лица, нанесшего оскорбление).

В социальных взаимодействиях преступность выступает как открытая, а не "жесткая" система. Она адаптируется к условиям среды, готова к изменениям, правда, в определенных пределах. В целом же преступность саморазвивается и самодетерминируется как самоуправляемая система.

Криминологами отмечается эффект самовоспроизводства преступности за счет сохранения, приспособления к изменившимся обстоятельствам; наступления на общество путем непосредственного "криминального заражения" части населения, использования преступниками механизмов прямого инструктирования, внушения, подражания. Это наиболее отчетливо проявляется в вовлечении части несовершеннолетних и молодых людей в преступную деятельность. Одновременно нередко идет более широкая пропаганда криминальной психологии, создание облика преступника в виде Робин Гуда.

Преступность в своем противостоянии обществу образует своеобразную систему самозащиты. Учет, знание такой системы важны с точки зрения эффективной борьбы с преступностью.

Возникает вопрос: что именно в преступности обеспечивает восприятие новой информации и задает направленность изменений? Исследования показывают, что ведущая роль здесь принадлежит предумышленной преступности, а в ней – профессиональной и организованной. Именно с ними связано тщательное изучение преступниками социальных условий под криминальным углом зрения, воздействие на них, а не простое их использование.

Предумышленная преступность не только выступает движущим звеном развития всей системы преступности, но и по-разному захватывает иные подсистемы.

Таким образом, возможные тенденции преступности, направленность ее изменений и более широкого воздействия на общество следует изучать, анализируя в первую очередь характеристики предумышленной преступности, а в ней – организованной и профессиональной. Впрочем, эти два вида преступности тесно взаимосвязаны, ибо профессиональные преступники всегда стремились к сотрудничеству в различных формах, создавая различные организованные формирования.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 |