Имя материала: Криминология

Автор: Долгова Азалия Ивановна

§ 8. изучение латентности преступности

 

Преступность характеризуется высокой латентностью. Даже убийства иногда маскируются под самоубийства, тщательно скрываются, уничтожаются следы преступлений. Латентность бывает особенно высокой при наличии развитой организованной и профессиональной преступности. К числу важных характеристик последней относится создание специальной системы защиты себя от обнаружения и разоблачения, привлечения виновных к установленной законом ответственности; особенно тщательная маскировка преступлений; максимальное придание им видимости легальной, то есть соответствующей правовым нормам, закону деятельности (lex – закон по-латыни).

Масштабы, характеристики латентной части преступности зависят от комплекса причин, среди которых не последнюю роль играет профессиональное мастерство тех, кто борется с преступностью. В том числе профессионализм криминологов-исследователей.

При изучении уголовной, судебной статистики всегда должна ставиться задача: определить степень латентности преступности. Например, при анализе изменений преступности определить, возросла либо уменьшилась латентность и как она повлияла на изменение статистической картины преступности. При анализе региональных различий преступности устанавливается, не связаны ли они с разной степенью латентности преступности в разных регионах. Может быть, в одном регионе более тщательно регистрируют все преступления и за счет этого там преступность, по результатам анализа статистики, выглядит более высокой, чем в другом, где преступления не выявляют, их скрывают.

При анализе качественных характеристик преступности также важно учитывать, что, например, общеуголовная неорганизованная преступность, особенно связанная с пьянством, преступность несовершеннолетних неизмеримо полнее выявляется, чем продуманная, тщательно планируемая организованная экономическая преступная деятельность. Поэтому криминологами был сделан вывод, что так называемая общеуголовная преступность, как правило, при всей ее латентности отражается в статистике в большей своей части, то есть представительно, репрезентативно. А экономическая преступность – только в очень небольшом проценте (иногда 2–5\%), а потому по данным уголовной статистики нельзя судить о ее фактических тенденциях. Однако, если, например, росло число регистрируемых хищений в особо крупных размерах, число фактов особо опасной контрабанды, ясно – это отражает наличие массы таких фактов. Нельзя находить крупицы золотого песка, причем во все больших масштабах, если его вообще нет:

Как правило, более тяжкие преступления чаще становятся очевидными, чем иные. Хотя бы потому, что их последствия труднее скрыть. Например, убийства всегда были менее латентными, чем легкие телесные повреждения. Хищения особо ценных предметов быстрее обнаруживались, чем мелкие хищения. Особо ценные предметы всегда были на особом счету. Другое дело, что раскрытие таких преступлений происходило далеко не сразу и не всегда. Но ведь уголовная статистика фиксирует не только раскрытые, но и все зарегистрированные преступления.

Латентная часть преступности включает скрытые и скрываемые преступления.

Скрытая часть преступности образуется за счет преступлений и их разных совокупностей, которые совершены, но о которых не стало известно правоохранительным органам и суду. Это происходит по разным причинам: потерпевший не сообщил о краже у него кошелька, контролирующие органы не передали в органы милиции или прокуратуры материалы о выявленных злоупотреблениях и т. п.

Скрываемая часть преступности включает преступления и их совокупности, которые стали известны правоохранительным органам, но которые по разным причинам не нашли отражения в статистике преступности. Здесь и фактическое нерассмотрение заявлений о преступлениях, и неверная оценка деяний как непреступных, и неправильное процессуальное решение, в том числе неверная ссылка на статьи Уголовно-процессуального кодекса, и неоформление карточки первичного учета преступления, и просчеты в формировании статистики, и даже сбои ЭВМ. Иногда сказываются и просчеты принципов учета преступлений.

В общем, латентность бывает и результатом умысла, и неосторожности, и непрофессионализма тех, кто обязан бороться с преступностью.

Многое зависит и от субъектов, окончательно выдающих статистические данные вышестоящим органам, в печать для публикации. Иногда эти субъекты, как уже отмечалось, задают цель оценкам: показать снижение или рост преступности, рост ее раскрываемости и т. п.

Существует ряд методик, позволяющих судить о степени распространенности соответствующей преступности с учетом ее латентности.

Во-первых, это сопоставительный анализ ряда статистических показателей. Например, сопоставление числа убийств, тяжких телесных повреждений, менее тяжких и легких телесных повреждений. Показательно, что на протяжении десятилетий, по данным бюро судебно-медицинской экспертизы, на одно лицо, получившее тяжкие телесные повреждения, в разных регионах приходилось два и более лиц с менее тяжкими телесными повреждениями и от 13 до 22 – с легкими телесными повреждениями. А число лиц с тяжкими телесными повреждениями всегда превышало число трупов с признаками насильственной смерти, в том числе убийств. Судебно-медицинское освидетельствование проводится по инициативе правоохранительных органов, получающих сигналы о соответствующих преступлениях. То есть получается, что все преступления против жизни и здоровья человека представляют собой определенную пирамиду, вершина которой – убийства, а основание – легкие телесные повреждения без расстройства здоровья, затем идут легкие телесные повреждения с расстройством здоровья, менее тяжкие и тяжкие телесные повреждения. Однако при анализе уголовной статистики нередко эта пирамида выглядит перевернутой, случаи причинения легких телесных повреждений – единичными, а убийств – более массовыми.

Целесообразно также при анализе карточек первичного учета, уголовных дел, материалов и заявлений о преступлениях анализировать во взаимосвязи: а) число умышленных убийств, совершаемых на почве ревности, ссоры и т. п.;

б) число телесных повреждений, причиняемых на той же почве. Соответственно давать оценку своевременности и законности реагирования на заявления и сообщения о побоях, причинении телесных повреждений. Криминологические исследования показывают, что, если речь не идет об организованной преступной деятельности, в 80 и более процентах случаев умышленным убийствам предшествуют иные акты насилия или угроз.

Указанный выше анализ применяется и при изучении преступлений против собственности, в частности ряда крупных и иных хищений.

Кроме того, при анализе статистических данных учитываются материалы прокурорских и ведомственных проверок. Выясняется, в частности, какой процент от зарегистрированных в текущем году преступлений составили преступления прошлых лет, поставленные на учет после соответствующих проверок.

Во-вторых, в целях выявления латентности сопоставляются данные уголовной статистики, статистики гражданско-правовых деликтов, административных и дисциплинарных правонарушений. При этом анализируются во взаимосвязи материалы правоохранительных, судебных, контролирующих и различных правозащитных органов. Так, если, по данным уголовной статистики, число фактов оскорблений и клеветы падает, а, по данным судебной статистики, растет число рассмотренных и удовлетворенных исков о защите чести и достоинства граждан, совершенно очевидно, что эти преступления получают все большее распространение, но граждане предпочитают не обращаться к уголовно-правовым средствам защиты своих интересов.

Если, по данным уголовной статистики, не растет число фактов обмана потребителя, а, по данным общества потребителей, они получают все большее распространение, необходимо проводить дополнительное исследование.

В-третьих, данные уголовной статистики сопоставляются с заявлениями, жалобами, сообщениями о преступлениях, в том числе направляемыми не только в правоохранительные органы, но и в средства массовой информации, иные организации.

В-четвертых, сравнение проводится с данными опроса населения по специальной анкете.

Такого рода опрос должен проводиться криминологами или под их методическим руководством, ибо здесь важно учитывать механизм латентности и криминологически корректно составлять анкету.

При оценке данных опроса следует иметь в виду, что их нельзя прямо сопоставлять с данными уголовной статистики, хотя бы уже потому, что при опросе выявляется число потерпевших, а основные данные уголовной статистики касаются числа совершенных преступлений и преступников. Потерпевшими от одного преступления могут быть несколько лиц. Кроме того, граждане могут неверно в правовом отношении оценивать совершенное в отношении них деяние. Например, за уголовно наказуемое хулиганство принимать мелкое хулиганство, за кражу автомобиля – его угон.

Вот один из вопросов, который обычно содержится в анкете с вариантами ответов: "Были ли Вы в течение 1995 года потерпевшим от преступления? Если да, то от какого именно и как Вы поступили?" Ниже приводится фрагмент анкеты.

 

Преступление в

 

Сообщил милицию, иные право-охранитель-ные органы

Сообщил в общество потребителей, иные контрол. органы

Рассказал родным, знакомым и никому официально не сообщал

Вообще никому ничего не рассказывал

Причинение телесных повреждений (каких?)

01

02

03

04

Кража из квартиры

05

06

07

08

Хулиганство

09

10

11

12

Обман потребителя

13

14

15

16

 

Поскольку анкета предназначена для обработки на ЭВМ, в клеточке ставится шифр ответа. Разумеется, здесь не приведен весь набор преступлений, о которых задаются вопросы, – дан только фрагмент вопроса.

Далее обычно ставятся вопросы: "Если Вы не сообщили о преступлении правоохранительным органам, то почему Вы так поступили?" и "Если Вы сообщили правоохранительным органам о преступлении, какая последовала реакция от них?" После этого приводится открытый "веер" возможных ответов ("преступление было раскрыто и виновный понес наказание", "преступление не было раскрыто", "от меня не приняли заявление", "мне не сообщили о результатах проверки заявления" и так далее).

Анализ ответов на указанные три вопроса дает интересную информацию о латентности и ее причинах. Опрос позволяет сопоставить число всех потерпевших от разных преступлений и число обращавшихся в правоохранительные органы. В процессе криминологических исследований оказывалось, что число потерпевших от обмана потребителей значительно превышало число потерпевших от хулиганских действий, но последние чаще обращались в милицию. А потому милиция регистрировала число фактов хулиганства чаще, чем число фактов обмана потребителей. Такого рода картина искажает структуру зарегистрированной преступности по сравнению с фактической.

Иногда опрашиваемого просят ответить, был ли не только он, но и члены его семьи потерпевшими от преступлений в соответствующем году. Тогда исчисляется коэффициент виктимности семей по данным опросов.

Кроме того, практикуются опросы путем выявления самоотчетов опрашиваемых о том, совершали ли они преступления и какие именно. Это было распространено в США, странах Скандинавии и ряде иных.

За рубежом используется и такой метод, как эксперимент. Шнайдер описывает один из таких экспериментов: "В отделе самообслуживания большого универсама во Фрайбурге (Брайсгау) Эрхард Бланкенбург в целях эксперимента провел серию магазинных "краж" в будние дни между 15. 00 и 18. 00 пополудни, использовав для этого двух "воров" с одним наблюдателем для каждого из них. Руководство отдела было предупреждено об эксперименте и согласно с ним. Но обслуживающий персонал отдела не проинформировали об этом. Цель эксперимента состояла в том, чтобы выяснить степень риска, которому подвергает себя магазинный вор при "нормальном" поведении. Непосредственно после каждого эксперимента и вор, и наблюдатель составляли протокол своих действий независимо друг от друга. Ни один из 40 случаев "воровства" не был раскрыт. До конца завершились 39 "краж", но во время одной из них "вор" отказался от своей затеи, почувствовав, что за ним наблюдают. Но и эта "кража" фактически не была раскрыта, просто ей помешали. Интересно, что другие покупатели заметили две "кражи", но ни на одного из "воров" донесено не было".

Во время исследований в городе Дубна и ряде других городов исследователи систематически посещали одни и те же кафе, рестораны, изучали, осуществляя "включенное наблюдение", распространенность фактов обмана клиентов. Следили за реакцией обманутых посетителей, за тем, как администрация реагировала на их личные жалобы об обсчетах и других нарушениях прав клиента.

Выявление латентности разных видов преступности имеет специфику, о которой говорится далее в главах, посвященных этим видам.

В заключение следует предостеречь от механического суммирования данных о судимости, нераскрытой преступности, выявленных латентных преступлениях. Во-первых, нельзя складывать факты и лица. Нераскрытые преступления регистрируются по фактам, а судебная статистика учитывает лиц. Иногда же говорят: зарегистрировано более двух миллионов преступлений, а осуждено только более одного миллиона лиц. Значит, более миллиона преступлений не раскрыто. Но одно лицо может совершить несколько десятков преступлений, и такое рассуждение, следовательно, некорректно.

Во-вторых, уголовная статистика учитывает преступления и преступников в аспекте юридической квалификации содеянного. Установление факта латентности какого-то деяния требует дополнительной переработки данных о нем и его квалификации в предусмотренном законом порядке.

Материалы анализа латентности дают основание для постановки вопроса о целенаправленной проверке законности разрешения заявлений и сообщений о преступлениях, проверке законности предварительного расследования, судебного разбирательства отдельных категорий уголовных дел, усиления правовой пропаганды и т. п.

Поясним это на следующем примере: в регионе фиксировалось снижение числа зарегистрированных умышленных убийств. Однако, по данным бюро судебно-медицинской экспертизы, нарастало число погибших, причина смерти которых не была установлена. Одновременно возрастало число лиц, пропавших без вести и находившихся в розыске. Среди фактов зарегистрированных умышленных тяжких телесных повреждений увеличивалось число тех, которые повлекли смерть потерпевшего. Все сведения в совокупности заставили выдвинуть предположение о том, что реально число умышленных убийств могло не только не снижаться, но даже возрастать. Однако это пока не более чем предположение. Важно проверить законность разрешения материалов по факту смерти лиц, причина смерти которых не установлена, а также ^законность принятых мер по заявлениям об исчезновении лиц, объявленных в розыск. Кроме того, необходимо выяснить, правильно ли были квалифицированы деяния как тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть, и не было ли фактов сокрытия таким образом умышленных убийств.

Итак, за анализом преступности должна следовать большая целенаправленная работа по выявлению конкретных нарушений законности, и только тогда можно делать окончательные выводы о сокрытии преступлений от учета, "регулировании" уголовной статистики и т. п.

Исследования региональных различий преступности, изменений преступности обязательно должны включать оценку латентности преступности в разных регионах, государствах, в разные периоды.

Иногда высказывается мнение, что без латентности преступности система борьбы с преступностью буквально рухнула бы под тяжестью последней, будучи не в состоянии перерабатывать все данные о ней. Действительно, существующая система с ее численностью сотрудников и кадровым составом неспособна к такой полной переработке данных. Однако выход состоит не в том, чтобы смириться с латентностью преступности, а в совершенствовании самой борьбы. В первую очередь следует критически посмотреть на то, какие деяния объявляются преступными. Часто среди них немало тех, которые по степени их общественной опасности могли бы быть отнесены к иным правонарушениям. Во-вторых, необходима большая дифференциация уголовно-процессуальных форм реагирования на различные преступления. В-третьих, совершенствование практики предварительного расследования и устранение неоднократных вызовов потерпевшего для дачи показаний о самом факте преступления (сначала для дачи объяснения, затем для допроса и т. д.). При таком порядке через несколько месяцев потерпевший начинает забывать детали происшествия, в конце концов перестает являться по вызовам.

Необходимо, кроме того, более внимательно относиться к правовым обычаям населения, реагированию людей на преступления знакомых, соседей.

Латентность преступности – многоаспектная проблема, которая и исследуется серьезно на междисциплинарном уровне, и подлежит решению в том же порядке.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 |