Имя материала: Криминология

Автор: Долгова Азалия Ивановна

§ 3. выделение основных сфер жизнедеятельности и учет их особенностей

 

В криминологическом исследовании традиционно выделяются следующие основные сферы жизнедеятельности: экономическая, социальная, политическая, духовная. При этом учитывается, что каждая из данных сфер представляет собой диалектическую взаимосвязь, органическое единство деятельности и отношений участников соответствующей деятельности. Криминологами в интересующем их аспекте изучается не только состояние экономических, политических, Других отношений, экономическая или иная деятельность разных групп населения, но и деятельность по управлению экономикой, политикой и т.п.

Выделение указанных основных сфер для криминолога важно по меньшей мере в четырех отношениях.

Во-первых, поскольку преступность вплетена в живую ткань общественных отношений, надо знать особенности этих отношений, закономерности, присущие разным сферам жизнедеятельности, т. е. учитывать экономические, социальные, иные законы развития и функционирования общественной жизни. Иначе существует опасность такого воздействия на преступность, в результате которого могут оказаться в обществе зияющие пустоты. Эту мысль когда-то высказывал еще Г. Тард. Здесь уместна аналогия с раковой опухолью, поражающей человеческие органы. Нельзя прогнозировать ее развитие и принимать решение о воздействии на нее без понимания того, как фунционирует соответствующий орган и будет ли жить человек при удалении опухоли. Ведь может так случиться, что перестанет фунционировать и жизненно важный орган, пораженный этой опухолью. Например, в социалистический период строго преследовалась спекуляция, но значительная часть населения пользовалась услугами спекулянтов и не была заинтересована в искоренении этого преступления. Дело было в том, что она не видела другого способа удовлетворения своих неотложных потребностей в качественных товарах. Государство в борьбе со спекуляцией не вводило альтернативные системы обеспечения названных потребностей.

Во-вторых, при изучении причин преступности применяются методы восхождения от абстрактного к конкретному и другие, при которых криминолог использует результаты экономических, социологических, политологических, социально-психологических и иных исследований. Он должен ясно представлять: какого рода информацию нужно проанализировать при изучении тех или иных аспектов детерминации и причинности преступности, какие именно специалисты изучают закономерности в той или иной сфере жизнедеятельности общества.

В-третьих, криминолог, изучая ближайшие к преступлению и преступности системы детерминации, причинные комплексы, обязан "передать эстафету" другим специалистам с тем, чтобы они углубленно проанализировали явления и процессы, включенные в указанные причинные комплексы и системы детерминации. Соответственно и здесь важно грамотное решение о том, кому именно передать соответствующую информацию.

В-четвертых, все это имеет значение и при организации комплексных, междисциплинарных исследований.

Экономическая сфера общества – это область общественной жизни, связанная с производством материальных благ, включающая деятельность и отношения производства, обмена, распределения. Вопрос о том, включается ли сюда потребление, решается различно. В свое время К. Маркс писал, что потребление лежит вне политической экономии и его судьба не подчиняется закономерностям, действующим в процессе производства. Вслед за этим ряд авторов полагают, что потребление – это скорее социологическая категория.

Внимание криминологов к детерминации преступности экономическим фактором всегда было значительным, ибо экономике отводится определяющая роль в жизни общества. И история это подтверждает. Однако не всегда учитывалось, что экономический фактор влияет на преступность в сложном взаимодействии с социальным, политическим, духовным.

Не существует его немедленного, однозначного влияния на криминальную ситуацию. Важно, как он воспринимается населением, в каких условиях действует. Это можно проиллюстрировать результатами попыток быстро изменить бедственное экономическое положение части населения через гуманитарную помощь. Например, направление в районы землетрясений, вооруженных конфликтов огромных материальных средств без должного контроля за распределением сопровождается их присвоением небольшими группами лиц и обогащением последних в результате дальнейших коммерческих операций с такой "помощью".

Криминологи давно уже отказались от однозначных оценок каких-то конкретных экономических обстоятельств как криминогенных или антикриминогенных. Наиболее полный анализ учений об экономических факторах преступности до начала XX века был сделан в 1899–1900 годах Жозефом Ван-Каном, кандидатом права Амстердамского университета. Один из его выводов заключается в следующем: изучение динамики имущественной преступности и изменений в экономической сфере обнаруживает их параллелизм. Однако это •не означает, что преступность – продукт исключительно экономических явлений. Экономический фактор наиболее изменчив, подвержен ежегодным колебаниям, и поэтому его влияние резко, наиболее явно сказывается на колебаниях преступности. Другие факторы, влияющие на преступность, постояннее, и их влияние труднее поддается выявлению. Отсюда вывод, что параллелизм между движением имущественной преступности и изменениями в экономической среде отнюдь не всегда отражает однозначную линейную причинную зависимость преступности от этих изменений.

Обосновывая сложный механизм действия экономического фактора на преступность, Ван-Кан писал: "... Современная преступность, как и проституция, бродяжничество, нищенство, дух возмущения и недовольства, связана с экономическим строением современного общества, с эксцессами капитализма, плачевным распределением благ, с пауперизмом, отнимающим у масс надежду, энергию и плодотворную деятельность, порождающим физическое и нравственное истощение человеческого рода, образующим огромную армию физических и социальных дегенератов, жертв, обреченных минотавру преступности; связана преступность и с лихорадочным и болезненным ростом эгоистического способа производства, приносящего в своей бешеной погоне за личной выгодой в жертву благосостояние рабочих, жизнь слабых конкурентов, все их начинания, безопасность производства и торговли, делающего неопределенным огромное количество лиц и семей".

Позднее криминологи писали, что "изменения преступности и ее форм зависели и зависят от экономических условий жизни общества и от тех методов и средств, к которым прибегал и прибегает господствующий класс, управляя обществом и защищая свои интересы.

В криминологии можно было встретить наряду с абсолютизацией экономического фактора и механистическим объяснением его влияния на преступность другую крайность: игнорирование этого фактора при объяснении конкретной преступности или создании программ борьбы с ней.

А.А. Герцензон отмечал, что в "самой природе социализма, в его экономическом базисе и его надстройке нет оснований для существования преступности" По мнению Н.Ф. Кузнецовой, криминогенные условия социально-экономического характера при зрелом социализме не выступают уже коренными, как в период перехода от капитализма к социализму". Между тем не было никаких оснований считать, что преступность при социализме не подчинялась общим законам ее детерминации и причинности. Она не только существовала, но и росла, причем в основном за счет имущественных преступлений. Совершенно обоснованно И.И. Карпец, В.Н. Кудрявцев, А.А. Пионтковский и целый ряд других криминологов всегда подчеркивали определяющую роль экономического фактора в генезисе преступности.

Существенно и другое: разный механизм влияния экономического фактора на имущественные преступления, преступления против жизни, здоровья личности и нравственности. Действительно, если в имущественных деяниях экономический фактор более очевидно проявляет себя в ситуации принятия и реализации решения о преступлении, то в преступлениях насильственных он нередко действует как бы через формирование личности и мотивацию ее поведения. Сама по себе ситуация может не содержать отрицательных моментов экономического характера. Например, резкое социально-экономическое расслоение общества порождает конфликты между богатыми и бедными слоями населения, которые выражаются как в совершении фактов вымогательства части доходов у преуспевающих предпринимателей молодыми людьми, не имеющими работы и ориентированными на немедленное обеспечение любыми способами своего стремления жить не хуже, так и в поджогах особняков, актах вандализма в отношении дорогих иностранных автомашин.

Криминологические исследования указывают на необходимость первоочередного учета следующих явлений и процессов в экономической сфере жизни общества: состояние и развитие производства, обеспечение имеющихся у населения потребностей и интересов, причем не только потребительского характера, но и касающихся процесса занятости населения, получения им стабильного и обеспечивающего достойную жизнь дохода. В России период перестройки и реформ характеризовался: спадом производства, постоянным снижением объема промышленной продукции и продукции сельского хозяйства, грузооборота на транспорте, объема платных услуг населению и соответственно ростом безработицы, снижением реально начисленной заработной платы на одного работника, появлением внушительного слоя населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума (табл. 34). В 1995 году, по официальным данным, фактическая численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума составила 36,6 млн. человек или 25\% всего населения.

Не случайно на этом фоне возрастает число преступлений против собственности, совершаемых во имя удовлетворения самых неотложных, так называемых абсолютных потребностей: в пище, необходимой одежде. Наиболее очевидно данное обстоятельство проявляет себя в преступлениях несовершеннолетних.

 

Таблица 34

Основные социально-экономические показатели в 1993–1995 гг.*

 

 

 

 

               1995 г.

1994 г. в \% к 1993 г.

фактически

В \% к 1994 г.

Валовой внутренний продукт, трлн. руб.

1 659

 

 

96

87

Объем .промышлен. продукции, трлн.руб.

989

 

 

97

79

Продукция сельского хозяйства, трлн. руб.

276

 

 

92

88

Грузооборот предприятий

транспорта, млрд. тоннокилометров

3 512

 

 

 

 

 

98

 

 

86

 

 

Объем платных услуг населению, трлн. руб. (с учетом экспертной оценки неорганизованного ввоза и продажи товаров, а также объемов услуг физическими лицами)

115

 

 

 

 

 

83

 

 

62

 

 

Общая численность безработных, млн. человек (в соответствии с методологией Международной Организации Труда) в т. ч. официально зарегистрирован. безработными

5,7

 

 

111

131

Реальная начисленная заработная плата на одного работника

 

 

 

 

74

92

* Социально-экономическое положение России. М., 1995. № 12. С. 3–4.

 

Спад производства, безработица криминологически опасны не только указанным выше прямым влиянием на преступность. Надо учитывать и опосредованное воздействие: человек утрачивает квалификацию, изолируется от трудового коллектива с его многими положительными аспектами воздействия на личность, нередко в этих условиях уходит в пьянство, иные формы наркотизма, что влияет на рост общеуголовной преступности; либо включается в теневую экономическую и иную деятельность, контролируемую криминальным миром, организованной преступностью; либо, опасаясь оказаться в среде безработных, услужливо выполняет все указания руководителя на работе, в том числе противоправные, не реагирует на допускаемые нарушения правил охраны труда, злоупотребления должностными полномочиями или их превышение. Это стимулирует рост и повышение общественной опасности экономической, должностной преступности.

Государство в условиях спада производства нередко пытается решать экономические проблемы путем расширения экспорта сырьевых ресурсов любыми средствами, в том числе за счет продажи их по более низким, чем мировые, ценам; неотложные потребности населения в товарах решает за счет импорта. Так, в 1995 г. в России экспорт товаров составил 77,8 млрд. долларов США, в 1995 г. он был выше на 18\%, чем в 1994 г., а в 1994 г. по сравнению с 1993 г. был выше на 11\%. По импорту товаров данные составили соответственно 57,9 млрд. долларов США, +15\% и +14\%. Это повышает зависимость государства от иностранных государств и в условиях инфляции, обесценения национальной валюты ведет к падению престижа государства в глазах, граждан, усилению их ориентации на иностранные государства, более частое вступление в сделки со спецслужбами последних. С изложенным выше бывает связан рост преступлений против безопасности государства.

На преступность оказывают несомненное влияние состояние и производительных сил, и производственных отношений, и характер их взаимодействия. Попытка быстрого создания внушительного слоя фермеров за счет ликвидации совхозов и колхозов практически провалилась, и оставшиеся фермеры признают, что их выживание в значительной мере обеспечивается благодаря различным ухищрениям, в том числе преступного характера, например, путем утаивания доходов от налогообложения, использования наемной рабочей силы в теневом варианте и тому подобного. Вся техника сельского хозяйства, его материально-техническое оснащение были рассчитаны на крупные хозяйства. Но фермеру нужны машины иной мощности. Фермеру соответствуют иные, чем члену коллективного сельскохозяйственного предприятия, производственные навыки, социально-психологические качества личности. Игнорирование, полное или частичное, этих факторов создает сложную социально-экономическую и социально-психологическую ситуацию в сельской местности, конфликты. И в этом плане обращает на себя внимание превышение темпов прироста сельской преступности по сравнению с городской. Только миграционными потоками и оседанием многих беженцев, переселенцев в сельской местности это не объясняется.

При анализе производительных сил разграничиваются объективные и субъективные, т. е. важны не только сырьевая база, уровень развития научно-технического прогресса, но и люди, обладающие способностью к труду, трудовыми навыками и знаниями. Поэтому существенны процессы профессиональной подготовки и переподготовки кадров, их стимулирования к самосовершенствованию.

Когда обращалось внимание на несоответствие производительных сил и производственных отношений при социализме, отмечался следующий конфликт с далеко идущими, в том числе криминальными последствиями: производственные отношения социализма с почти тотальным обобществлением средств производства предполагают весьма развитые производительные силы, позволяющие обеспечивать высокую эффективность общественного производства. Невозможно налаженное функционирование огромного хозяйственного механизма без информации, анализа и контроля, базирующихся на применении сложнейших управленческих систем, использующих совершенную электронно-вычислительную технику. Нередко преступления в сфере экономики совершались на стыке разных отраслей народного хозяйства, предприятий и организаций, с использованием бесконтрольности, в результате расбалансированности плановых заданий и их ресурсного обеспечения.

С этой точки зрения разгосударствление и приватизация должны были обеспечить лучшую управляемость предприятий и повышенную устойчивость системы в условиях общих просчетов в управлении экономикой страны. Однако реальный криминальный потенциал этих важнейших мер реформы в России оказался гигантским. Уже в результате хотя бы того, что он начался на фоне фактического лишения населения всех их правомерных сбережений; падения жизненного уровня, когда приватизационные чеки продавались за бесценок; нулевой рыночной экономической культуры граждан, сформировавшихся и живших при социализме. В этой ситуации "заработали"криминальные капиталы, владельцы которых имели навыки их приобретения и приумножения в условиях "черного" рынка, и практически рыночные преобразования в России стали происходить по модели развития "черного" криминального рынка. В этой связи криминологи--чески закономерны многочисленные убийства предпринимателей, сращивание многих из них с организованными преступными структурами. Процессы концентрации, перераспределения капитала, конкуренции происходят по стандартам такого рынка, в привычных для деятелей преступной среды формах решения проблем.

Все это приводит к ограблению нации, присвоению средств общественных фондов, непоступлению средств в виде налогов в государственную казну. Соответственно, не финансируются программы поддержки семьи, воспитания подрастающего поколения, инвалидов и стариков. Падает рождаемость, снижаются размеры и качество трудовых ресурсов, формируется поколение со сниженным образовательным уровнем и другими отрицательными моментами, в том числе проявляющими себя в негативно отклоняющемся от социальных норм поведении, включая преступное. Закладывается "криминогенная мина" на многие десятилетия. Причем она неизбежно отрицательно скажется не только на динамике преступности, но и на общем состоянии общественного организма.

Криминологи всегда обращали внимание на соотношение размеров доходов и расходов населения, в том числе прожиточного минимума населения. Например, по данным Госкомстата России, среднемесячная заработная плата составляла в ноябре 1995 г. в здравоохранении, физической культуре и социальном обеспечении 516,8 тыс. руб., в образовании – 472,9 тыс. руб., а прожиточный минимум одного трудоспособного человека составлял 352,4 тыс. руб. Этот минимум рассчитан по методике Министерства труда Российской федерации и, по оценкам экономистов, он резко занижен. Для криминолога в данных условиях закономерно развитие незаконных предпринимательских начал в образовании и здравоохранении, связанных с многочисленными преступлениями.

С этим связано и такое криминологически крайне важное явление, как социально-экономическая дифференциация населения .по фактическим доходам и уровню жизни. Она рождает так называемые относительные потребности, возникающие при сравнении людьми своего материального положения с положением окружающих, и становится непосредственно продуцирующим преступность фактором, когда обеспечение высокого уровня доходов населения происходит путем нарушения законов, в том числе уголовно-правовых запретов и полной безнаказанности виновных. Но это наступает при неблагоприятном взаимодействии характеристик экономической, социальной и других сфер жизни общества.

Бедность, безработица, бездомность, социально-экономические контрасты – обстоятельства, которые всеми без исключения криминологами определяются как обладающие высоким криминальным потенциалом. Так же, судя по опросам, они оцениваются сотрудниками правоохранительных органов и лицами, совершавшими преступления. В 1995 году эти обстоятельства чаще других указывались при опросах в Москве как определяющие рост преступности (табл. 35).

Таблица 35

Ответы сотрудников правоохранительных органов и осужденных на вопрос о том, какие факторы влияют на рост преступности*

 

Факторы

Влияют сильно

Влияют

Сотрудники правоохранительных органов

Осужденные

Сотрудники правоохранительных органов

Осужденные

Безработица                                36                        56                          55                           15

Бездомность                                33                        35                          46                          17

Бедность                                      63                        62                          33                           14

Реальные процессы                    15                        20                          20                             7

приватизации

Наличие резких раз-                  18                        34                           47                             8

личий в материальной

обеспеченности разных лиц

* Опросы проводились кандидатом юридических наук Хабаловым В.И.

 

В целом мнения осужденных совпали с мнениями сотрудников милиции и прокуратуры.

К этому следует добавить, что среди выявленных преступников в России в 1995 году – 45\% составляли лица, не имеющие постоянных источников дохода, в 1993 году их было 34\%. Число выявленных преступников, официально признанных безработными, за это время удвоилось. Каждый второй выявленный преступник, совершивший тяжкое преступление в России, в 1985 году не имел постоянного источника дохода, каждый десятый был безработным.

Когда говорят о социальной сфере жизнедеятельности, то упоминают так называемое гражданское общество – определенную организацию семьи, сословий, разных социальных групп. Речь идет о социальной структуре общества, системе социальных отношений, определяющих интересы и цели разных социальных групп и слоев, отражающих положение граждан в обществе, их отношение к своему месту в нем.

Тезис об однородности социалистического общества всегда был, мягко говоря, большим преувеличением. Различались интересы жителей разных регионов России (северных и южных), сельских и городских жителей, многодетных семей и семей, не имеющих детей, а также других категорий населения. Игнорировалось развитие нового социального слоя – предпринимателей. В то же время развивалось частное предпринимательство в виде "шабашничества", нелегальной цеховой деятельности, создавались слои арендаторов, кооператоры и т. д. Не были беспроблемными и национальные отношения.

Причем социальные и экономические проблемы всегда взаимодействовали. На ряд хулиганских действий в Киргизии в конце 80-х годов, когда молодые люди коренной национальности избивали лиц иной национальности, например, влияли такие моменты: около столичного города начали выделять земельные участки для садов и огородов работникам предприятий. Но эти работники в основном не были киргизами. При освоении таких участков воздвигались заборы, затруднялся проезд для местных сельских жителей-киргизов. Внешне конфликт владельцев земельных участков и сельских коренных жителей выглядел как межнациональный.

В период перестройки и реформ в России, как уже отмечалось, произошло в короткий срок резкое социально-экономическое расслоение людей, обострились религиозные и национальные различия. Игнорирование, неполный и непоследовательный учет всех этих обстоятельств порождают конфликтные и проблемные ситуации, разрешаемые при обострении противоречий все чаще криминальным путем.

Ставка на развитие платного образования и платных медицинских услуг, платного предоставления жилища в стране . со все более снижающимся уровнем жизни большинства населения, да еще привыкшего к получению бесплатного качественного образования, а также медицинской помощи и жилья, – это фактор, который ведет к отчуждению части населения от государства и закона, достижению личного благосостояния любым путем.

Недостаточный учет структуры населения, положения малообеспеченных семей, имеющих детей, влечет серьезные просчеты в формировании личности последних и оборачивается для немалого их числа со временем жизненными неудачами, отклонениями в поведении, выбором криминальной среды как наиболее комфортной и немедленно удовлетворяющей специфически сформировавшиеся потребности и интересы.

В России существует многообразие жизненного уклада, образа жизни. Он разный в условиях полярной зимы, многомесячных холодов, в южных регионах, в портовых городах, туристских центрах и сельской глубинке. При активизации процессов миграции, в том числе связанной с появлением вынужденных переселенцев и беженцев, особенно остро стоят проблемы адаптации людей к новым условиям.

Социальная сфера жизни -– это и система определенных институтов гражданского общества: общественных организаций, фондов, ассоциаций, создаваемых на профессиональной, иной основе. Многое зависит от отношения таких организаций к преступности и борьбе с ней. Криминологами всего мира установлена важная роль поддержки названными организациями усилий государства в противостоянии преступности.

Таким образом, социальные проблемы влияют на те или иные виды преступности в разных взаимодействиях. В связи с многообразием социальных групп и неоднородностью бытующих в них норм поведения, традиций, обычаев возникают конфликты социальных позиций и социальных ролей, о чем подробно говорится в главе 9.

Политическая сфера жизни общества – это политические организации и учреждения, политические отношения и действия. О политике древние греки говорили как об искусстве управления государством. Государство – главное политическое учреждение. Субъект, определяющий деятельность государства, имеет политическую власть в стране. Центральным политическим вопросом всегда был вопрос о государственной власти.

В стране, где очевидно проявляются социально-экономические и социальные различия, наиболее остро стоят вопросы, связанные с тем, в чьих руках будет государственная власть, в какой мере она будет учитывать интересы разных социальных групп и слоев населения. Область формирования, функционирования органов государственной власти, удержания государственной власти в определенных руках становится полем столкновения противоположных интересов, в том числе криминальных и правомерных. В этом аспекте следует рассматривать проблемы коррупции, роста должностной преступности, экономической с использованием государственных структур, политического терроризма, ряда государственных преступлений, вооруженных конфликтов и связанных с ними преступлений.

Но все это влияет и на иные виды преступности, прежде всего – на экономическую. В конце концов, борьба за государственную власть – это всегда борьба прежде всего за обеспечение определенного экономического интереса. Данные вопросы подробнее освещаются в главах "Экономическая преступность" и "Преступность в экстремальных ситуациях". Здесь же отметим, что первые успехи борьбы за суверенитет в бывших союзных республиках проходили на фоне снижения активности борьбы с экономической преступностью. Число зарегистрированных экономических преступлений наиболее резко снизилось по сравнению с 1986 годом в 1988 году в Эстонии (-45\%), Армении (-36\%), Азербайджане (-19,7\%), а в 1989 году – также в Латвии (14\%), Узбекистане (-14\%). В России снижение зарегистрированной экономической преступности в 1989 году по сравнению с 1986 годом составило 10\%, а в 1991 году – 13\%.

В то же время нередко при этом преступность используется как карта в политико-идеологической борьбе и внимание общественности сосредоточивается на тех ее формах, которые причиняют неудобства и вред господствующим экономическим интересам. Наиболее характерен в этом отношении пример с вымогательством (рэкетом). Широко известны усилия многих политиков, официальной пропаганды в разных странах свести масштабную проблему борьбы с организованной преступностью только к борьбе с рэкетом и бандитизмом без затрагивания криминальных капиталов, препятствования их легализации (отмывания). При этом доказывается необходимость решительных мер борьбы с преступностью, даже ценой нарушения положений закона, конституционных норм. Но такие "решительные" меры не призывают с той же страстью реализовывать применительно к крупномасштабным криминальным операциям и проявлениям коррупции в высших эшелонах государственной власти. В России, например, в последнем случае вспоминают о незаконных репрессиях тридцатых годов.

В этом нет ничего нового. Анализируя соотношение проблем преступности и политики в США, Б.С. Никифоров и Г.А. Злобин писали в связи с эффектом общественной паники, создаваемой преступностью: "Она настраивает общественное мнение в пользу "решительных" административных мер борьбы с этим тревожным явлением. Буржуазия охотно ориентирует общественное мнение в этом направлении. Здесь она находит по меньшей мере троякую выгоду. Это дает ей возможность отвлекать внимание масс от действительных причин преступности в капиталистическом обществе. Буржуазия может искать популярности с помощью не столько эффективных, сколько эффектных мер, не тратя денег на проведение широких социальных реформ. Наконец, она пытается использовать ситуацию, неконтролируемую ею и по сути дела дискредитирующую капиталистический образ жизни, в своих политических интересах... Ее цель – избавиться от своей же собственной законности... В этом и именно в этом отношении конституционные гарантии правосудия становятся заграждениями, завалами на ее пути".

Чем более осознается необходимость учета интересов разных социальных групп и недопущения острых столкновений в обществе, тем большее внимание уделяется оздоровлению социальных условий – общему предупреждению преступности. Важно также, каким образом, в рамках закона или в противоправной форме разрешаются противоречия политических интересов разных социальных групп, политических партий и движений; как строится система борьбы с преступностью, система социального контроля в обществе, каково законодательство.

Когда преступность в обществе достигает широких масштабов и отличается высокой организованностью, она определяет и деятельность определенных политических партий, движений, стараясь держаться в тени. Тем самым пытается создать для себя наиболее выгодные условия широкого плана. Так возникают "теневая политика, теневая юстиция".

Наиболее подробно проблемы влияния политического фактора на преступность в отечественной криминологии рассмотрел И.И. Карпец.

Духовная сфера общественной жизни – сложное и многоплановое явление. В литературе отмечается, что она включает "общественное и индивидуальное сознание, сознание научное и обыденное, мировоззрение и мироощущение, научные знания и иллюзии, религиозные и эстетические взгляды, этнические и юридические нормы, а также духовную жизнь и сознание классов и социальных групп, самосознание классов и наций (народностей), идеологию и социальную психологию". Подсистемами духовной сферы выступают наука, искусство, идеология, религия, образование и воспитание.

Обусловленные экономикой идеологические, социально-психологические явления оказывают обратное влияние на экономику, социальную жизнь общества, политику. Сознание – это субъективный продукт, преобразованная форма общественных отношений, проявляющаяся через деятельность людей.

Изучение духовной сферы жизни общества позволяет понять:

с какими взглядами, установками, ценностными ориентациями, традициями, элементами культуры взаимодействовали элементы экономической, социальной и политической ситуации;

объектом каких общественных влияний было ранее население, в том числе лица, совершающие преступления. Эти влияния могли запечатлеваться в общественном сознании, передаваться путем воспитания, иного формирования личности и продолжать "работать" в новых социально-экономических, политических условиях.

Общественные, групповые оценки, суждения, мнения для каждого человека – объективный фактор, который он учитывает при принятии решений и их реализации, порой не в меньшей степени, чем материальную выгоду.

Все элементы духовной сферы криминологически значимы, в том числе и все формы общественного сознания. И когда речь идет о преступном поведении, всегда подлежат анализу разные формы сознания: нравственное, экономическое, политическое, религиозное и т. д. Но наряду с ними во всех случаях важен анализ правосознания. Правосознание выступает как система взглядов, убеждений, оценок, представлений, настроений, чувств общества либо отдельных социальных слоев, групп, граждан, отражающих социально-правовую действительность. Она оказывает влияние на значимое в правовом отношении поведение. В том числе связанное с функционированием и изменением правовых институтов, законодательства.

При анализе причин преступлений всегда возникает вопрос: если преступник руководствовался специфическими нравственными, религиозными и другими убеждениями, то почему его не остановил закон с его строгими санкциями за нарушение уголовно-правового запрета?

При криминологическом анализе общественного правосознания вычленяются различные его подструктуры, отраженные в схеме.

 

Из схемы видно, что официальная правовая идеология и научные правовые постулаты могут различаться, не говоря уже о различии теоретического и обыденного правосознания. Последнее формируется и под влиянием теоретических элементов, и под воздействием реальной общественной практики людей, а также передаваемых от поколения к поколению и поддерживаемых определенными социальными группами обычаев, традиций.

Криминологу важно понять, каковы истоки отрицательного отношения к уголовному запрету, его нарушения: следование ли это традиции (например, кровной мести) или распространенному в обыденном сознании ряда групп убеждению, что в отношении обидчика допустимо применение физического насилия, а в "суде правды не найдешь", либо просто элементарное незнание нарушенной нормы закона. В дореволюционной России существовала Комиссия собирания народных юридических обычаев при Отделении Этнографии Императорского Русского Географического общества. В разработанной Комиссией Программе, например, содержались такие вопросы: "Признает ли народ одинаково важным убийство всякого человека? Не имеют ли разноверие и разноплеменность влияния на оценку убийства?", "Как относится народ к кражам, какое при оценке их придает значение нужде и не делает ли различия между случайными ворами и ворами по ремеслу? Какие наказания назначаются за кражи?".

При изучении правосознания выделяются пять элементов: 1) знание права; 2) представления о праве (неточные знания, формируемые в результате знания норм. морали и других, либо личного опыта и наблюдений); 3) отношение к нормам права; 4) требования к праву (при отрицательном отношении к норме права одни могут требовать ее ужесточения, другие – смягчения); 5) отношение к исполнению правовых предписаний. Последний элемент отличается от отношения к праву: встречается убеждение в необходимости исполнять даже плохой закон, пока он – закон, и убеждение, что даже необходимое правовое предписание можно нарушить в удобной для правонарушителя ситуации. Именно последний элемент чаще всего дефектен у лиц, совершающих преступления, и отличает их правосознание от правосознания контрольной группы лиц.

Кроме того, у преступников даже верные правовые взгляды не бывают сформированы на уровне убеждений и установок. В социально-правовой установке выделяются: 1) воззренческий уровень, когда соответствующие взгляды высказываются в результате ознакомления с соответствующей нормой права или логического умозаключения; 2) эмоциональный уровень, когда взгляды становятся убеждениями, бывают эмоционально окрашены; 3) поведенческий уровень, когда налицо готовность к поведению в соответствии с данными взглядами. Реальное поведение, как уже отмечалось, может отличаться от этой готовности в результате сильного влияния ситуации. Но данная социально-правовая установка способна оказать влияние на содержание актуальной установки, столь значимой в механизме преступного поведения.

Анализируется взаимодействие социально-правовых, нравственных, религиозных и других установок, включающих три указанных уровня, а также системы ценностных ориентации – установок на базовые ценности. Важна иерархия таких ценностных ориентации. Если в ней верхние позиции занимает верность друзьям, то ради них несовершеннолетние преступники способны совершить самые тяжкие преступления, осознавая их уголовно-правовой характер и коря себя за их нарушение. Если высшей ценностью личности служит материальная выгода, то во имя ее могут быть в конкретных ситуациях принесены в жертву многие нравственные, религиозные и правовые ценности.

Криминологу приходится анализировать характер функционирования таких учреждений, как школы, иные воспитательные и образовательные институты, средства массовой информации.

При росте организованной преступности и использовании ею официальных структур, институтов общества отмечается прямое их применение для пропаганды либо оправдания преступной идеологии и психологии, распространения информации о формах криминального поведения, даже для его рекламы. Например, когда стала издаваться "Еженедельная деловая газета для всех" – "Миллионер", то в № 2 за 1992 год были опубликованы материалы: "Читатели "Миллионера" не платят налогов" с подзаголовком "Один из универсальных способов избежать налогов на предпринимательскую деятельность" и "Самогонный аппарат из трех бутылок". Здесь примеры настолько многочисленны и ярки, что их перечисление могло бы составить многотомное издание.

Существенно также криминологическое изучение общественного мнения. Оно характеризует общественное сознание определенного периода в его суммарном виде, со сломанными перегородками между разными формами сознания (нравственного, политического, правового, иного), а также обыденным и теоретическим. Общественное мнение – это момент функционирования общественного сознания в конкретных условиях.

При криминологическом исследовании причинного комплекса преступности также изучается нравственная, политическая, экономическая, правовая, религиозная культуры, т. е. то, что вошло в быт, претворяется устойчиво в реальной действительности. Рост преступности, рост ее влияния на общество в последние годы в России сопровождался внедрением элементов преступной культуры в массовую. Например, все шире используется уголовный жаргон, даже некоторыми деятелями искусства.

Ряд авторов оценивают преступную культуру как субкультуру, но это возможно при условии ее базирования на тех же основолагающих ценностях, что и культура общества (ничем не ограниченный культ личной выгоды и т. п.). Если же иметь в виду, например, христианскую культуру, то о преступной по отношению к ней надо говорить не как о субкультуре, а как о контркультуре.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 |