Имя материала: Криминология

Автор: Долгова Азалия Ивановна

§ 4. изучение общества во взаимодействии его характеристик и в динамике

 

Влияние каждой из подструктур общества осуществляется только во взаимодействии с другими. Поэтому специальное внимание уделялось самим процессам и условиям взаимодействия, причем применительно и к преступному поведению, и к преступности в целом, отдельным ее видам.

Ряд получивших широкое признание частных криминологических теорий как раз отражает разные моменты взаимодействия характеристик, элементов общественной системы.

В свое время Э. Дюркгейм писал о разрушении социальных норм поведения – аномии, или безнормативности. В том числе в результате их недостаточности и противоречивости. Р. Мертон пишет об аномии в связи с анализом причин преступности и других видов негативных социальных отклонений. При этом он отмечает, что такие явления возникают в связи с противоречиями между целями, которые преследуют социальные группы, и употребляемыми средствами. Антисоциальное поведение возрастает, когда в обществе превозносятся определенные символы успеха в качестве общих для всех (деньги, власть и т. п. ) в условиях, когда общество не обеспечивает для значительной части населения законные пути достижения этого. То есть налицо трактовка преступности как результата взаимодействия широко провозглашаемых символов успеха с невозможностью их правомерного получения в условиях определенной социальной структуры общества.

Социокультурная теория Т. Селлина основывается на признании факта влияния на преступность конфликта норм.

Человек формируется в рамках одних норм, а действовать ему приходится в рамках иных. Либо одновременно он принимает решение в условиях взаимодействия прямо противоположных норм поведения.

Э. Сатерленд трактовал преступное поведение как результат обучения лица, восприятия им соответствующего стиля поведения во взаимодействии с иными лицами, уже усвоившими преступные ценности (теория "дифференциальной ассоциации"). Другой американский автор Гласер обосновал концепцию "дифференцированной идентификации", в которой важным пунктом было взаимодействие различных факторов в этиологии преступного поведения, анализ поведения человека в разных ситуациях.

Ситуация – это самостоятельная категория, имеющая существенное значение в криминологии. Польский криминолог Ежи Бафия выделяет криминогенную ситуацию, которую определяет как "составляющую новое качество динамическую систему взаимодействующих факторов различного вида, направленную на совершение преступлений". Он подчеркивает, что это вид синтеза воздействующих при совершении преступления сил.

В данной ситуации значимо состояние социальной среды и личности, характер их взаимодействия. Почему все-таки надо выделять личность и нельзя ограничиться только взаимодействием объективных факторов среды с субъективным – духовной сферой? Во-первых, для человека, как уже отмечалось, духовная сфера – такая же объективная реальность, как и экономические, социальные, политические условия. Во-вторых, в определенной социальной среде могут действовать люди, которые сформировались в другой среде. Это бывает при резком изменении общественного строя либо когда речь идет о мигрантах. В-третьих, в своем воздействии на разные личности социальная среда выступает по-разному.

Существует тройной механизм социальной детерминации преступности: во-первых, путем определенного социального формирования личности; во-вторых, путем дачи ей предписаний противоправного либо противоречивого характера; в-третьих, путем постановки личности в ситуации, вынуждающие и облегчающие выбор преступного варианта поведения.

Социальная среда всегда проявляется в преступности во взаимодействии с личностью, преломляясь через ее характеристики либо меняя и подавляя ранее сформировавшиеся характеристики и формируя новые, обеспечивающие достижение целей в новых ситуациях, уже существующих либо прогнозируемых. Иногда понять истоки новых явлений в преступности можно только путем выяснения того, на что будет ориентироваться человек в будущем, какого развития социальной среды он ожидает.

Личность здесь рассматривается как относительно самостоятельный и устойчивый к внешним воздействиям продукт социальной среды. Это когда речь идет об индивидуальном преступном поведении. А когда речь идет о преступности как о массовом явлении, имеют в виду уже не отдельную личность, а население во всем многообразии его социальных групп, слоев, социальных типов личности.

Криминологически значимое взаимодействие социальная среда – человек (личность) может быть многоаспектным:

1. Среда – человек, совершающий преступление (преступник).

2. Среда – потерпевший от преступления.

3. Среда – свидетель преступления.

4. Среда – официальный участник борьбы с преступностью (следователь, прокурор и др. ).

5. Среда – человек, не являющийся непосредственным участником криминального конфликта или его свидетелем, но участвующий в формировании общественного мнения, и т. п.

Анализ каждого из этих видов взаимодействия дает важную, но разную информацию. Например, какие именно люди, типы личности в соответствующих ситуациях чаще становятся потерпевшими. И если нельзя быстро наладить охрану общественного порядка, то принимаются ли меры по предостережению людей от совершения определенных поступков, непредусмотрительных в конкретных условиях. Взаимодействие среда – официальный участник борьбы с преступностью позволяет понять, какие характеристики таких участников являются оптимальными в соответствующих условиях, в том числе во 'взаимодействии с характеристиками существующей преступности.

С учетом двустороннего характера данного процесса при изучении социального взаимодействия применяется такой прием, как вычленение преступности в качестве относительно самостоятельного явления и анализ взаимодействия общество – преступность. Его можно было бы трактовать прежде всего как взаимодействие общество – преступники, определяющее новое состояние общества и преступности.

Следовательно, рабочая схема анализа генезиса преступности при использовании указанного методического приема выглядит таким образом:

 

 

Игнорирование этого механизма социальной самодетерминации преступности ведет к ее развитию и наступлению на общество. Иллюстрацией может служить ситуация в России периода реформ.

К середине 90-х годов, как уже отмечалось, криминальная ситуация резко обострилась, произошло наращивание масштабов теневой экономики в России и в других странах Восточной Европы. По оценкам экономистов, ее доля увеличилась от 11–12\% до 50\%. Одновременно речь идет о следующем: нигде в мире не было именно такой, как в России, практики, выдачи ваучеров на предъявителя; широкой рекламы создания и деятельности инвестиционных фондов без их надлежащего оформления; многие статьи законов о кооперации, предпринимательской деятельности, акционерных обществах были на руку деятелям теневой экономики и теневым преступникам. По информации профессора Американского университета Луис Шелли в начале 1996 года, эксперты изучили более ста тысяч норм действующего законодательства в России, из них более сотни тысяч признаны такими, которые дают лазейки для теневой экономической и прямо преступной деятельности.

Это преподносится нередко как недосмотр политиков, юристов, даже как побочный, но естественный продукт реформ. На самом деле, по оценкам криминологов, это логические последствия полного игнорирования закономерностей развития преступности, которые должны учитываться так же, как законы экономики. Отсутствовал системный подход к социальным реформам, и акцент делался на экономике, даже, точнее, на некоторых экономических моментах. Влияние экономики на другие сферы жизни трактовалось односторонне и механистически. Главной, первоочередной целью реформаторов было не улучшение жизни существующих групп и слоев населения, в том числе способных к творческому и интенсивному добросовестному труду, а создание в короткий срок и любой ценой слоя собственников как социальной опоры реформ, новых социально-экономических отношений и охраняющего их государства.

Идеологами реформ ставка была сделана на уже готовых собственников – владельцев теневых, в том числе криминальных капиталов, на бывшую номенклатуру, получившую собственность в обмен на власть. По существу, пришедшие к власти старались не давать их в обиду, хотя формально действовал прежний Уголовный кодекс РСФСР, и от правоохранительных органов требовали бороться со всеми преступлениями.

Авторы Программы перехода к рынку в 1990 году писали: "Масштабы теневой экономики в контексте настоящей Программы имеют особое значение, так как логика перехода на рынок предусматривает использование теневых капиталов в интересах всего населения страны. Это один из важных факторов ресурсного обеспечения реформы". "Сегодня мы можем подвести предварительный итог социально-экономическим переменам последних лет. Если постараться обобщить их в виде формулы, то ее можно представить как обмен власти на собственность... Россию у номенклатуры нельзя, да и не нужно отнимать силой, ее можно "выкупить". Если собственность отделяется от власти, если возникает свободный рынок, где собственность все равно будет постоянно перемещаться, подчиняться закону конкуренции, это и есть оптимальное решение", – писал в 1995 году Е. Т. Гайдар.

Реально выдавались не именные приватизационные чеки, а ваучеры на предъявителя, которые оказались в руках лопнувших затем многочисленных инвестиционных организаций, контролировавшихся, в частности, криминальной средой. Такого рода акция значительно обогатила организованных преступников. Рынок в России был монополизирован прежде всего преступной средой. Происходила дальнейшая концентрация криминального и иного теневого капитала, в том числе за счет криминальной деятельности.

Что же делать? Е. Т. Гайдар пишет: "Капиталы, в том числе вышедшие из золотой пены инфляции и финансовых спекуляций, не могут долго мирно лежать в сейфах. Естественно, что для российского капитала сфера приложения все-таки не Швейцария, а Россия. Капитал постоянно в поиске, он ищет сферу приложения, роста. Для того, чтобы созданные и вновь образующиеся состояния работали в России, стали ферментом роста ее экономики, необходимы два важнейших условия стабильности: устойчивая валюта и надежные гарантии неприкосновенности частной собственности безотносительно к властным или криминально-силовым возможностям ее владельца. Необходимо отделение собственности от власти – что еще сложнее – власти, бюрократии от собственности".

Режим законности, обеспечение национальной безопасности здесь в расчет не принимаются. Тогда на чем же строится уверенность в том, что криминальные капиталы наконец-то начнут работать в интересах общества и России? Напомним, что до этого авторами и их сторонниками выражалось стремление ввести мораторий на борьбу с экономической преступностью до перехода к рынку с тем, чтобы капиталы оказались в руках "золотых" голов и начали работать в интересах общества. Но эти надежды не сбылись.

Криминологи предупреждали, что капиталы сосредоточены в криминальном секторе теневой экономики, поэтому, зная психологию преступников и учитывая их крайний эгоизм, устоявшиеся стереотипы поведения, навыки решения возникающих перед ними проблем, следует ожидать, что капиталы будут использоваться только в узкоэгоистических целях. Капиталы в основном вывозятся и используются для окончательного завладения бывшим государственным и общественным имуществом, а где собственность, там и власть. Феномен "новых русских" – это в значительной мере феномен обогатившегося преступника, откровенно потребляющего, отмывающего, приумножающего и демонстрирующего свои криминальные доходы.

В заключение важно подчеркнуть: преступность порождается отнюдь не комплексом только негативных обстоятельств. В этом комплексе самые позитивные факторы могут взаимодействовать с рядом негативных и в итоге давать криминальный эффект. Например, ничего плохого нет в богатстве и даже сверхбогатстве, но сочетание их с правовым нигилизмом и безнаказанностью владельцев криминальных состояний создает высокую вероятность широкого круга субъектов преступного поведения в разных вариантах и ситуациях. Дело не в том, чтобы отказаться от политики реформ, ликвидировать слой богатых людей, а в том, чтобы создать такую социальную ситуацию, когда соответствующие явления сочетались бы с торжеством закона и контролем народа. В соответствии с Конституцией России "носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ". Этот политический фактор должен постоянно взаимодействовать с экономическим, социальным, духовным, ибо он не менее криминологически значим, чем они.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 |