Имя материала: Криминология

Автор: Долгова Азалия Ивановна

§ 1. понятие борьбы с преступностью

 

Когда речь идет о противостоянии преступности, обеспечении ее снижения и уменьшении степени ее общественной опасности, употребляется множество терминов.

В криминологической и иной специальной литературе, а также официальных документах и публицистических материалах встречаются понятия: уголовная политика, борьба с преступностью, война, контроль, противодействие преступности, предупреждение, профилактика и др. При этом до сих пор каждое из указанных понятий вызывает научные споры и не может оцениваться как достаточно определенное или по крайней мере однозначное. Это создает значительные сложности как в уяснении смысла того, о чем идет речь в конкретном случае, так и в практической деятельности.

За каждым из терминов стоит разное содержание. Поэтому точное определение терминологии – непременное условие четкости в решении проблемы борьбы с преступностью.

Понятие "уголовная политика" появилось в работах авторов того времени, когда, во-первых, речь стала идти не только об отдельных преступлениях и реагировании на них, но и впервые была поставлена задача успешного противостояния множеству преступлений. Понятие "преступность", как качественно иное по сравнению с понятием "множество преступлений", тогда отсутствовало. Во-вторых, реагирование на преступления начало в этот период увязываться не только с мерами, которые называли "карательными"', но и с такими, которые способны предупреждать преступления.

При этом термин "политика" понимался не в том значении, которое он имел в Греции (термин пришел оттуда), т. е. как искусство управления государством, а в другом, фиксируемом в словарях русского языка. Это – образ действий, направленных на достижение чего-либо, направление этих действий.

В литературе отмечалось, что трудно установить, кто впервые употребил термин "уголовная политика", но в 1804 году Фейербах говорил о ней как об уже существующем понятии и разграничивал его с уголовным правом. Об уголовной политике писали Хенке, Бентам, Бемер, Капплер, Лист, а в дореволюционной России – Чубинский, Фойницкий, Пионтковский, Таганцев, другие авторы. В 60–90-е годы XX века уголовной политике в России значительное внимание уделяли многие авторы: А.А. Герцензон, В.Н. Кудрявцев, П.С. Дагель, М.М. Бабаев, Г.М. Миньковский, М.П. Клейменов и целый ряд других авторов. А.А. Герцензон писал: "Уголовная политика – это часть общей политики социалистического государства наряду с политикой экономической, социально-культурной и т. д. Она направляет деятельность органов государственной власти и общественности в борьбе с преступлениями и иными общественно опасными поступками, основываясь на точном исполнении законов" .

Анализ работ показывает, что всегда существовали два принципиально разных подхода к пониманию уголовной политики. Одни авторы исходили из того, что в рамках уголовной политики решаются вопросы воздействия на преступления (преступность) уголовно-правовыми средствами, и, соответственно, данный подход разрабатывался в рамках социологии уголовного права (Фейербах, Лист 'и др.). Во второй половине XX века в России этот подход также существовал. Но все-таки в 80-х годах преобладал второй.

Суть второго подхода сводится к тому, что уголовная политика касается всех мер воздействия на преступность. Даже высказывалось утверждение, что понятие борьбы с преступностью не должно выводиться за пределы уголовной политики. Как отмечалось в научных дискуссиях, данный подход фактически отождествляет понятия "уголовная политика" и "борьба с преступностью".

Термин "борьба с преступностью" широко применяется в правовых и других официальных документах, а также в научных трудах. Организация Объединенных Наций проводит конгрессы по борьбе с преступлениями и обращению с правонарушителями.

Теоретический анализ содержания данного термина показывает, что он применяется для обозначения сложной системно-структурной деятельности, имеющей цель добиться снижения преступности и степени ее общественной опасности, устранить или нейтрализовать детерминанты, причины преступности. Правда, в разные периоды эта цель формулировалась по-разному, в том числе максималистски: ликвидировать преступность и корни, ее порождающие. Но, поскольку такой подход был оценен как"криминологическая романтика" и сейчас практически не имеет сторонников, нет необходимости уделять ему какое-либо особое внимание.

Достижение указанной цели понималось таким образом, что борьба с преступностью представляет собой одну из сфер социального управления в широком смысле слова, так как это прежде всего воздействие на причины и условия, порождающие преступления и преступность, влияющие на их развитие. Борьба с преступностью предполагает также воздействие на лиц, совершающих преступления, саму преступность в целях недопущения рецидива преступлений и самодетерминации преступности. То есть сюда же включается правоохранительная деятельность по раскрытию и пресечению преступлений, выявлению виновных и их наказанию.

"Предупреждение преступности" – принятый в криминологии термин, означающий целенаправленное воздействие на причины и условия преступности. В работе "Теоретические основы предупреждения преступности", говорится, что "предупреждение преступности – многоуровневая система государственных и общественных мер, направленных на устранение, ослабление или нейтрализацию причин и условий преступности". Это определение стало традиционным, оно же воспроизведено в "Курсе советской криминологии" (Т. 1. М. , 1985), на него опираются при проведении исследований многие криминологи.

Этот термин, разумеется, не является бесспорным. Его критики пишут о том, что нельзя предупредить то, что уже имеется, включая преступность. С этой точки зрения термин безусловно уязвим, но он вошел в научный оборот и вряд ли имеет смысл революционно ломать устоявшийся понятийный аппарат. Наряду с этим термином часто употребляют другой – "профилактика". Одними авторами эти два понятия трактуются как синонимы, другие видят в них различия (B.C. Лекарь, Г.А. Аванесов и др.). Практически все чаще о профилактике говорят применительно к пресечению конкретных преступлений, когда речь идет о своевременном обнаружении фактов замышления преступлений, приготовления к их совершению и реагировании на эти факты.

В таком виде профилактика служит как бы мостиком между предупреждением преступности в указанном выше классическом смысле и правоохранительной деятельностью (см. подробнее главы 12 и 13).

В последнее время особенно часто ставится под сомнение допустимость применения термина "борьба с преступностью". Его предлагают заменить другими: "контроль", "противодействие". Иногда употребляют и понятие "война". Однако указанные определения представляются более уязвимыми, чем "борьба с преступностью".

Слово "борьба" в словарях русского языка трактуется как активное столкновение противоположных интересов, групп, мнений и т. п. в целях приобретения господства одних над другими. Это всегда такая деятельность, которая преследует определенную цель. В преступности находят свое проявление интересы, ценности, установки, находящиеся в непримиримом противоречии с теми, которые охраняются законом.

Цель в этом случае – прежде всего не допустить массового нарушения уголовного закона путем воздействия на процессы детерминации и причинности преступности, а в случае его нарушения – применить к виновным меры государственного принуждения для того, чтобы добиться их отказа от преступного поведения. Компромисс здесь не допускается ни государством, ни обществом.

Другими словами, борьба с преступностью – это активное столкновение общества с преступностью для обеспечения господства закона и охраняемых им интересов, ценностей, норм поведения, осуществляемое в форме целенаправленной наступательной деятельности на причины, условия преступности и ее саму.

Профессор С. В. Бородин пишет: "Мы исходим из того, что борьба с преступностью как социально-политическая категория есть целенаправленная деятельность, проводимая государством и обществом на основе материалистического понимания преступности и ее причин".

Что касается "контроля", то в русском языке это слово обозначает проверку чего-либо, кого-либо, наблюдение за кем-либо, чем-либо с целью проверки. Использование-этого понятия в криминологии до сих пор не было убедительным, о чем совершенно обоснованно писал И. И. Карпец. Примером может служить и учебник "Криминология", где говорится, что "Криминология – общетеоретическая наука о методах контроля за преступностью и борьбы с ней (включая в понятие борьбы с преступностью и ее предупреждение на всех стадиях и во всех выработанных наукой и практикой формах)". Таким образом, авторы ввели термин "контроль", но не отказались и от понятия "борьба". В итоге такая позиция стала уязвимой. Тем более что предупредительная деятельность включает и меры социального контроля как социально-системного воздействия общества и социальных групп на личность и малые группы.

"Противодействие" в целом трактуется как уничтожение другого действия, идти наперекор чему-либо, мешать чему-либо. Очевидно, что данный термин не отражает сути рассматриваемой деятельности.

Во-первых, не только государство "мешает" преступности, ни и преступность – обществу, государству. Борьба с преступностью – это особый вид взаимодействия двух противоположных сторон. Хотя преступность и производив от общества, но она – относительно самостоятельный социальный феномен, обладающий способностью к самоорганизации и самодетерминации, активного сопротивления ему:

Во-вторых, рассматриваемый термин не охватывает всего комплекса мер воздействия на преступность как на социальное явление со сложным причинно-следственным комплексом, в том числе недопущения нарушения уголовного закона, а в случаях его нарушения – применения к виновному мер государственного принуждения.

Аналогично может быть оценен и термин "воздействие" на преступность, ибо воздействие – это одностороннее действие, направленное на кого-либо или что-либо с целью добиться чего-либо.

Провозглашение "контроля за преступностью", предполагает оказание ей только "противодействия". "Воздействие" несет в себе определенного рода компромисс, влечет поиск взаимных уступок , что совершенно очевидно является недопустимым. В основе преступности лежит такая система установок, ценностей, ориентации, которые находятся в антагонистическом противоречии с закрепленными в праве, общественной морали. Предупреждение преступности вовсе не означает компромисса с ней.

При употреблении термина "война с преступностью", казалось бы, делается акцент именно на указанное антагонистическое противоречие. Но если данную войну отождествлять с войной не на жизнь, а на смерть, то она не укладывается в рамки последней. В борьбе с преступностью упор делается на предупреждение, удержание лиц от совершения преступлений, а если выявляется их преступная деятельность, то прежде всего должен решаться вопрос о ее мотивах, причинах, о том, не целесообразно ли к лицу сначала применить заменяющие уголовное наказание меры и не следует ли ему оказать необходимую социальную помощь.

Традиционным представлениям о войне это не соответствует, ибо в подлинной войне противника стремятся уничтожить любыми средствами, любыми средствами подавить его атаку либо сопротивление. Объявление войны означает, что дающая отпор армии сторона находится в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости. В борьбе с преступностью эта аналогия чревата внезаконным принуждением, расправой с преступниками на месте преступления или задержания и другими весьма общественно опасными последствиями.

Кстати, все это должно по возможности исключать армию из числа субъектов борьбы с преступностью. Армия рассчитана на победу над внешним врагом, но государству нельзя использовать те же методы применительно к своим гражданам.

С другой стороны, возможно ли перемирие с теми, кто совершает преступления? Опыт показывает, что их освобождают от наказания, им помогают только в одном случае и при одном условии – раскаянии и отказе от совершения преступлений в дальнейшем. Иначе при совершении новых преступлений вновь применяют государственное принуждение вплоть до смертной казни за тяжкие преступления против жизни людей. Нельзя игнорировать наличие неоднократно судимых лиц, профессиональную и организованную преступность с их лидерами и активными деятелями.

Общество, каким бы гуманным и снисходительным оно ни было, не может себе позволить роскошь допускать преступное поведение (а тем более указанных категорий лиц), эффективно его не пресекать и не применять к виновным самые строгие меры государственного принуждения. Оно за эту снисходительность будет платить десятками тысяч жизней, здоровьем, честью, достоинством, спокойствием, имуществом своих членов. Да и граждане не потерпят правительства, которое лишает их права не быть жертвой преступлений. Преступность и политика тесно взаимосвязаны.

Сдержанность в борьбе с преступностью, недоведение ее до состояния войны призывают проявлять те авторы, которые полагают, что обвиняемый и потерпевший со временем легко меняются местами и карающий меч затем может обрушиться на тех, кто призывает к войне с преступностью. В общем "не судите, да не судимы будете". Надо сказать, что это теория крайнего криминологического пессимизма. Она, конечно, сформировалась не на пустом месте. К сожалению, для нее серьезные основания дали факты из истории страны, да*, кроме того, и других государств с нестабильным политическим режимом. Но, может быть, осторожность действительно требует не так уж рьяно бороться с теми, кто преступает закон: а вдруг завтра они окажутся у кормила власти? А вдруг любого завтра могут посадить на скамью подсудимых? Можно, конечно, жить, опасаясь всего, но вот вопрос: удастся ли дожить свой век и не стать жертвой преступника? Но лучше разрабатывать и реализовывать меры по обеспечению стабильности политического и правового режима в государстве, созданию криминологически, социально обусловленного и эффективного законодательства, надежной системы охраны прав и законных интересов граждан. Сейчас принято ссылаться на религиозные заповеди, общечеловеческие ценности, но ведь, еще раз подчеркнем, психоло-fMH, лежащая в основе преступного поведения, находится с ними в противоречии, причем непримиримом, во всяком случае с позиции лиц, сознательно и устойчиво преступающих уголовно-правовой запрет.

Это они объявляют войну обществу, и общество не вправе пасовать перед ними. Любое цивилизованное общество противостоит преступности, а иначе оно просто не сохранит себя как цивилизованное. Но одновременно, разумеется, это противостояние должно осуществляться в рамках закона, носить цивилизованные формы, причем не только по отношению к лицам, совершившим преступления, но и к потерпевшим.

Таким образом, следует вести именно борьбу с преступностью в полном ее объеме.

Упорядочение понятийного аппарата, теоретических положений является неотъемлемой частью разработки концепции борьбы с преступностью, имеет не только научное, но и важное практическое значение.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 |