Майдан породил правительство, которое сделает всех ещё беднее.

Популизм не следует путать с успехом. Популизм стремится только к тому, чтобы всем понравиться, успех излучает радость. Когда политики вроде В.Ющенко не устают клясться в том, что в своих действиях они не отступили ни от одной своей декларации, прозвучавшей на Майдане, — это вызывает, скорее, раздражение, чем чувство согласия. Чуть ли не ежедневно подтверждается старая истина: ждать обещанного – значит страдать.

После первых 100 дней своего президентства Ющенко сказал: «Рост доходов населения на четверть – это прекрасно!» Народ ответил ему молчанием. Тогда премьер-министр Ю. Тимошенко прямо-таки с обворожительной наивностью принялась вдохновенно призывать нацию больше потреблять (на 25 процентов возросли доходы!) и меньше сберегать. Сначала все потребители интуитивно почувствовали в этом какой-то подвох, а позже пришли к пониманию того, что выросшие доходы населения за первый квартал 2005 года – не столь уж и фантастическое достижение на фоне переписанных ценников на мясо, на бензин, на лекарства, коммунальные услуги. Между тем Ю. Тимошенко продолжала: «У людей появляется покупательная способность, люди могут купить то, что им необходимо, есть спрос на те товары, которые дает наше отечественное производство, и те, которые мы завозим по импорту». Всё правильно и всё полуправда. Это и есть язык популизма. Покупать действительно есть что, но возможностей нет. Почему-то премьер-министру даже в голову не приходит, что для людей, которым важнее всего иметь работу и получать пусть не европейскую, но достойную работающего человека зарплату, не менее важно и практически ощущать этот «доход», эту победу правительства.

Популистская суета вокруг цифры (25%) превратилась в громкую попытку заговаривать людям зубы, увести их не только от элементарных подсчётов своих «прибылей», но и вообще от мысли, что вместе с 25-процентным ростом их доходов в первом квартале нынешнего года автоматически возросли и их «кровные» налоги – обязательный налог на доходы физических лиц в пенсионный фонд, в фонды страхования по безработице, от временной нетрудоспособности, профсоюзный взнос. Ведь от такой мысли 25% дохода худеют прямо на глазах, а скелет этой цифры отчаянно отсылает к проблемам социальной политики, к источникам финансирования заработной платы, к дебрям украинской экономики.

Популярный в Украине популизм не сбил людей с толку. Они понимали, что теперь стали платить больше в фонд страхования по безработице, а безработица в стране неуклонно растет, что теперь они стали платить больше в фонд от временной нетрудоспособности, а цены на лекарства, вообще на медицинское обслуживание растут и растут. В конце концов они смирились с тем, что есть, и злым словом вспомнили всех 18 министров новой власти.

Министру финансов В. Пинзенику, новоявленному свободному европейцу, несгибаемому монетаристу, достается больше всех. И справедливо. Деньги, выделенные на всевозможные выплаты социального характера, вовремя не выплачиваются, и часто их приходится просто «выбивать». Бухгалтерские уловки поражают. Новая власть только за февраль 2005 года недоплатила по 100₴ более 10 млн. пенсионерам Украины, несколько раз уменьшила выплаты 10 минимальных пенсий инвалидам, участникам войны. Достижения правительства относительно 25-процентного дохода населения Глава Минфина прокомментировал следующим образом: «Начал выходить капитал из тени…». Каждому ясно, что статистический доход появился не вследствие развития экономики страны, роста ВВП, чем можно было бы и впрямь гордиться, а якобы вследствие капризной игры капитала: то уходит в тень, то выходит из тени. Казалось бы, вопрос о том, кто загоняет его в тень и кто заставляет его выйти из тени, неуместен. И всё же интерпретация этого вопроса господином Пинзеником требует объяснения. Слова «начал выходить…» можно понимать по-разному: начал выходить сам или его, то есть капитал, вывели на свет.

Деньги, как известно, ассистируют экономике буквально на всех этапах и уровнях её развития. Так было вчера, при старой власти, так происходит и сейчас, при новой власти. Деньгам не свойственна пассивность, они не терпят поводков, любят движение. Любой контроль над ними заканчивается поражением того, кто пытается контролировать их. Следовательно, нет никакой заслуги ведомства Пинзеника в том, что капитал, о котором он говорит, вышел из тени. В этом, скорее, заслуга старой власти, обеспечившей условия для выхода, движения капитала в свободный мир экономики. То, что произошло с долларом как раз и свидетельствует об этом.

Всеми силами президент Ющенко стремится дистанцироваться от факта ревальвации гривны, дистанцироваться и от инициативы Национального банка Украины и от откровенного нажима на Нацбанк правительства. Ющенко признает, что «ревальвация гривны – это большой удар. Удар, который нанесен части вкладчиков, но самое главное – это ухудшение и усложнение условий для национального производителя».

Если бы президента действительно беспокоило то, что он назвал «большим ударом», то он должен был в то утро, когда разговаривал с председателем Нацбанка (а рабочий день, по словам Ющенко, «начинается с нацбанка»), предотвратить каким-то образом этот удар. Но он этого не сделал, и не сделал сознательно. По сути, он вступил в игру в «молчанку» и с Нацбанком, и с правительством, которое якобы не оказывало никакого давления на Нацбанк. То, что Ющенко не извинился перед людьми, потерявшими за ночь более 300 млн. у.е., говорит лишь о том, что ревальвация гривны входила в его политические расчеты. Ведь он не самоубийца, чтобы запретить колебаться курсу обмена. В интервью газете «Украина молода» он сказал: «Как бывший председатель Национального банка могу высказать свой профессиональный взгляд: нам нужно как можно быстрее вернуть признаки стабильной гривны».

В народе это называется стриптизом. Финансисты не простят президенту такой обмолвки.

Во-первых, это действительно комплимент, как любит говорить Ющенко, импортерам, а не национальному производителю.

Во-вторых, можно и впрямь дерзко – негативно относиться к диалектике Гегеля или Маркса, но здравая логика гласит: устойчивое, стабильное имеет один изъян — оно уязвимо. Обладание стабильной национальной валютой может оказаться составной регулярного экономического спада. Американцам, к примеру, безразлично – стоит сегодня доллар 80 иен или 150. Главное, чтобы деньги были в движении, чтобы они способствовали росту ВВП, развитию производства. Другими словами, суд обыкновенных людей над цифрами и ценами радикально отличается от взглядов на них политиков с популистским складом ума. Те, кто стоял на Майдане, уже с ужасом признаются себе, что Майдан породил правительство, которое и погубит их. Ведь уже сейчас очевидно: победа новой власти над долларом – мнимая, победа над мясом – мнимая, победа над бензином – мнимая.

Автор: shmandercheizer
Предыдущий материал

«Бутерброд не лезет в рот. Сразу мысль – а как народ…»?

Следующий материал

Скальпелем по «социальному бюджету», или Еще раз об административно-территориальной реформе.

Коментарии (0)