Как я спал в юрте на краю степи Северного Казахстана

Как я спал в юрте на краю степи Северного Казахстана

Вам приходилось спать в юрте на колесах? Вы когда-нибудь видели пианино в полузабытом поселке? Вы видели музей старых советских тракторов под открытым небом? Пожалуй, если с вами такое случалось, то вы, как и корреспондент Петропавловск.news бывали в селе Целинное в Тимирязевском районе Северо-Казахстанской области. Пришло время удивительных историй. Одну из которых мы вам и расскажем.

В конечном счете все сводится хорошей истории, которую можно рассказать вечерком в компании знакомых. Ну, а поскольку мы с вами уже хорошо друг друга знаем, я расскажу о том, что такое для меня окраина степи, и как порой странно эта окраина темя встречает. В Целинное я поехал по приглашению местного жителя Виктора Дрегера, который непременно хотел показать всю уникальность своего родного края: там и тайные курганы, и земля проваливается странным образом, и забытая церковь с легендами. Как тут не поехать?



До Целинного в общем-то недалеко — каких-то 300 километров от Петропавловска. Правда, с учетом плохих дорог эти 300 превращаются в 5-7 часов пути. А по приезду возникает, по крайней мере у меня возникло, странное ощущение, что я нахожусь где-то на краю земли в точке очень отдаленной от остальных населенных пунктов. Хотя до Тимирязево — районного центра — было всего около 60 километров.



Целинное сразу оглушило ветром. Свистящий, забивающий глаза пылью от горящей в поле соломы, он не прекращался двое суток. И я в конечном итоге решил, что именно он выдул отсюда большую часть жителей когда-то большого села. А вот Дрегер остался и, встретив меня у себя дома, сразу повез показывать округу.



Я уже писал и про удивительные провалы в земле, над одним из которых он поставил железный каркас в форме юрты, и о полуразрушенной церкви в деревне Анновка, и о заброшенной могиле красноармейца Комахи, которую мы искали в день моего приезда. Под конец первого дня мы намотали наверное около 200 километров, хотя далеко от Целинного не уезжали. До этого дня мне казалось, что самое интересное, что может быть в степи — это животные, которых из-за отсутствия растительности я наблюдал в огромных количествах: сурки, косули, лебеди, цапли, журавли, лисы. Под вечер, вернувшись в Целинное, я был совершенно вымотан, а память на флешке фотоаппарата почти закончилась.



Но включать режим «отбой» было рано: вскоре стало ясно, что сам дом Виктора Дрегера и окружающее его пространство представляет из себя один большой музей, состоящих из собранных им по округе или сделанных им самим экспонатов. Чего стоит одна только коллекция из тракторов, сеялок и комбайнов советского периода, которые когда-то бороздили землю Тимирязевского района, поднимая целину. Сначала тут появился один трактор, потом второй, третий. Это мог бы быть настоящий музей целины под открытым небом, хотя если помнить историю трактор-памятника, сосланного из Петропавловска в поселок Трудовая Нива, то реализация такой идеи кажется несбыточной мечтой.



А как насчет огромных юрт на колесах перед входом в дом?



А что бы вы сказали, увидев, странное двухэтажное строение, которое в итоге оказалось мельницей?



Как насчет забора в видео арф и гитары?



А вы видели когда-нибудь тюленя, превратившегося в дерево, или наоборот — тут уж я точно не знаю.



В общем, количество странных вещей, которые можно увидеть в одном месте, даже в одном доме, просто не поддавалось подсчетам. И в этот момент Виктор Владимирович предложил мне посмотреть его музей. Причем посмотреть его можно самостоятельно, никуда не торопясь.



Это было очень странное чувство. Пройдя 100 метров по совершенно пустой улице в сторону заброшенного двухэтажного дома, я увидел вечно живого Ильича. Сразу вспомнилось, что есть и более одинокие места, где есть памятники Ленину — Антарктида, например. Но и в Целинном он выглядит неуместно, одиноко и забыто. Когда-то главная площадь села сейчас представляет из себя полузаросший пустырь.



В одном из зданий рядом с памятником — клуб с бильярдным столом и «Кубанью».



Ни на бильярде, ни на пианино уже давно никто не играет — доступ в этот «деревенский клуб» теперь сильно ограничен, да и некому тут играть. Когда я нажал на клавиши, казалось на пару секунд в этом пустом здании появилось подобие жизни. Но звуки «Кубани» на фоне несмолкающего снаружи ветра были очень тоскливы.



Бильярдная комната, созданная усилиями неугомонного мечтателя Дрегера, явно должна была бы быть его гордостью. На стенах уникальные таблички, снятые с различной техники, коллекционный пистолет, горн, картины… Но тут безлюдно.



Помимо этого музея в соседнем здании, где когда-то был сельский магазин, есть у Дрегера ещё и собственный тронный зал с дубовой мебелью и рыцарскими мечами. Честное слово, приезжая в богом забытую деревню меньше всего ожидаешь обнаружить в полузаброшенном здании что-то подобное.



Когда я представляю, как Виктор Дрегер делает всё это, как он задумывает, что нужно сделать вот такое помещение, поставить там стулья, раскрасить, повесить на стены мечи, секиры, булаву, потом зачем-то вкрутить в потолок крепление и повесить на него вот такую скамейку-качели, когда я представляю, как он все это делает — мне кажется, что уйти на это должно было лет пятьсот, не меньше.



А пять минут спустя, покинув этот «музей», я вижу в гараже у Дрегера активную работу по постройке самодельных багги-машинок, на которых будет кататься он сам, его гости и его внук, для которого сооружается отдельная мини-багги.



Одновременно с этим тут же происходит сооружение вот такого железного корабля на синей железной волне. Кстати, если вы видели интересный деревянный кораблик, который стоял на берегу Пёстрого — это тоже творение Виктора Дрегера.



Здесь же делается вот такая огромная шестеренка, которая должна будет крутить самое настоящее мельничное колесо на той самой мельнице.



Где-то на этом моменте я перестал воспринимать информацию, хотя в метре от меня были ещё голубятня, пруд со щуками, сауна со штурвалом, пирамида силы, старинные монеты, ложки, ножи, арбалеты, луки… Вот, например, пирамида силы.



Несмотря на настойчивые уговоры пойти ночевать в дом, я попросил разрешения переночевать в одной из юрт, потому что точно знал, что другой подобной возможности может не быть.

Под кошмой было жарко, хотя на улице температура была не выше 5 градусов, после заката все звуки в деревне постепенно стихли. Кроме ветра, то свистевшего быстрыми порывами, то заводившего тревожное «Ууу-ууу-ууууууу». Через узкое отверстие в шаныраке были видны звезды. А прямо подо мной тревожно бродила собака, учуявшая присутствие чужого человека.

После такого перенасыщения событиями я спал тревожно и во сне мне чудилось, что рядом со мной сидит грозный усач с кривым палашом. Но открывая глаза, я видел лишь лисий малахай, а оружие мирно висело на стене юрты.

Наверное, время в этом селе остановилось. Ну, или как минимум замедлилось и именно поэтому Дрегер всё успевает и хочет успеть ещё больше. Мало ему одного корабля, мало ему пяти юрт, мало ему мельницы и старинных тракторов, собранных рядом с домом как музей целины… ему всего мало. Точно, время здесь остановилось, — думал я сквозь сон. А за стеной кошмы дул бесконечный ветер и несмотря на то, что в 10 метрах от меня стоял дом, полный людей, я чувствовал себя древним кочевником, спящим где-то на краю земли. И никакого тебе интернета, машин, людей, никакой суеты… только юрта, звезды над головой и ветер.

— Ну, что, надо позавтракать и поехали! — Сказал в открытую дверь Виктор Владимирович.

— А что, уже утро? — удивился я.

— Утро. Нам пора ехать к Сары батыру!















Автор: demian123
Предыдущий материал

Що приховує «зворотня» сторона Плутона?

Следующий материал

Неожиданно: Робби Уильямс уже 13 лет не пользуется мобильным телефоном!

Коментарии (0)