Административное право России

Пребывание лица в психиатрическом стационаре в недобровольном порядке продолжается только в течение времени сохранения оснований, по которым была проведена госпитализация. В течение первых шести месяцев не реже одного раза в месяц лицо подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров психиатрического учреждения для решения вопроса о продлении госпитализации. В последующем освидетельствования комиссией врачей-психиатров проводятся не реже одного раза в шесть месяцев.

 По истечении шести месяцев с момента помещения лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости продления такой госпитализации направляется администрацией психиатрического стационара в суд по месту нахождения психиатрического учреждения. Судья постановлением может продлить госпитализацию. В дальнейшем решение о продлении госпитализации лица, помещенного в психиатрический стационар в недобровольном порядке, принимается судьей ежегодно.

Все пациенты стационара являются обладателями специального административно-правового статуса. В частности, они вправе:

• обращаться непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки из психиатрического стационара и соблюдения прав, предоставленных Законом;

• встречаться с адвокатом и священнослужителем наедине;

• подавать без цензуры жалобы и заявления в органы представительной и исполнительной власти, прокуратуру, суд и адвокату;

• исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, в том числе пост, по согласованию с администрацией иметь религиозные атрибутику и литературу;

• выписывать газеты и журналы;

• получать образование по программе общеобразовательной школы или специальной школы для детей с нарушением интеллектуального развития, если пациент не достиг 18 лет. Они также имеют право обжаловать в суд, вышестоящий орган, прокуратуру действия медицинских работников, иных специалистов, работников социального обеспечения и образования, врачебных комиссий, ущемляющие их права и законные интересы. Например, жительницу Архангельска Анну Ивановну О. в начале восьмидесятых годов врачи признали психически больной, вследствие чего она потеряла работу на судне загранплавания. Этот диагноз О. обжаловала в суд. И через двенадцать лет тяжбы очередная, четвертая по счету, психиатрическая экспертиза, назначенная по решению суда, пришла к заключению: Анна Ивановна психическим заболеванием не страдает и никогда не страдала. Женщина подала новый иск: она потребовала, чтобы ей заплатили за нанесенный вред.

 

§ 4. Применение огнестрельного оружия

 

Чаще всего его использование связано с пресечением преступлений. Поэтому возникает вопрос, является ли эта мера административно-пресекательной, входит ли она в систему административного

принуждения.

Положительный ответ на такой вопрос можно аргументировать следующими положениями. Огнестрельное оружие применяется субъектами административной власти, и только ими, а все остальные субъекты права (должностные лица, граждане) используют его не для реализации властных полномочий, а для необходимой обороны. Регулируется эта мера пресечения административным правом. Применение огнестрельного оружия прямо не связано с возбуждением уголовного дела и может иметь место до возбуждения дела, после его приостановления, прекращения, а также для пресечения невиновных общественно опасных действий. Это средство воздействия лежит на грани между административным и уголовным принуждением, но все же в большей степени относится к первому.

Единого правового акта, регламентирующего применение огнестрельного оружия, нет. Об использовании оружия в целях пресечения говорится в ряде российских законов, но наиболее подробно — в Законе о милиции.

Кто вправе применять оружие? По-видимому, все служащие правоохранительных организаций, которым оно выдается и которые наделены правом использовать его для пресечения противоправных деяний. Очевидно, что в их круг не входят лица, которым доступ к оружию разрешен с иными целями (работники стрелковых тиров, военруки школ, лаборанты военных кафедр и т. д.), и руководители, получающие оружие для самообороны.

В зависимости от целей можно выделить такие виды применения огнестрельного оружия:

1) не на поражение людей:

• использование не для пресечения (для защиты граждан от угрозы нападения опасных животных, подачи сигнала тревоги или вызова помощи);

• с целью пресечения (для предупреждения о намерении применить оружие, для остановки транспортного средства путем его повреждения, если водитель создает реальную опасность жизни и здоровью людей и отказывается остановиться, несмотря на неоднократные требования сотрудника милиции); 2) на поражение людей:

• с целью необходимой обороны, для защиты граждан от нападения, опасного для их жизни или здоровья; для отражения нападения на представителя власти, когда его жизнь или здоровье подвергаются опасности, а также для пресечения попытки завладения его оружием; для отражения группового или вооруженного нападения на жилища граждан; помещения государственных органов, общественных объединений, предприятий, учреждений и организаций;

• в условиях крайней необходимости (для освобождения заложников; для задержания лица, застигнутого при совершении тяжкого преступления против жизни, здоровья и собственности и пытающегося скрыться, а также лица, оказывающего вооруженное сопротивление);

• для пресечения побега из-под стражи лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, в отношении которых мерой пресечения избрано заключение под стражу, осужденных к лишению свободы, а также для пресечения попыток насильственного освобождения этих лиц. Статьей 16 Закона о милиции закреплены гарантии личной безопасности сотрудника милиции. Он «имеет право обнажить огнестрельное оружие и привести его в готовность, если считает, что в создавшейся обстановке могут возникнуть основания для его применения. Попытка лица, задерживаемого сотрудником милиции с обнаженным огнестрельным оружием, приблизиться к нему, сократив при этом указанное им расстояние, или прикоснуться к его оружию дают работнику милиции право применить огнестрельное оружие».

Закон допускает применение огнестрельного оружия против любых лиц независимо от их вменяемости, возраста и гражданства, наличия депутатского, дипломатического и иных иммунитетов, служебного, социального положения и иных, характеризующих субъекта посягательства или задерживаемого субъекта, обстоятельств. Вместе с тем установлен и ряд ограничений. Так, по общему правилу запрещено применять огнестрельное оружие в отношении: