Личность в психологии

Влияние идей штерна

 

Штерн стал еще одной невинной жертвой гитлеровской слепой ненависти к евреям. Поспешно написав свой отчет о деятельности Гамбургского института, о котором уже шла речь, он вместе с женой уехал вначале в Голландию, а затем в Америку. Его сын и дочь также эмигрировали в Америку; другая дочь еще некоторое время (пока это представлялось возможным) оставалась в Германии, спасая еврейских детей от фашистского режима, оттуда отправилась в Англию, а впоследствии поселилась в Израиле. Двое самых близких коллег Штерна, Марта Мачоу (Dr. Martha Muchow) и Отто Липман (Dr. Otto Lipmann) совершили политическое самоубийство. Как раз в тот момент, когда он мог бы закрепить свое влияние в Германии (в возрасте 63 лет), все точки опоры вмиг оказались утерянными. Его основная психологическая работа, «Allgemeine Psychologie auf personalistzscher Grundlage» («Общая психология личности» — нем.), в силу обстоятельств была опубликована в Голландии. Все другие, написанные им книги, если и не были сожжены, то потеряли шанс быть опубликованными. Новое поколение студентов выросло, не имея ни малейшего представления о фундаментальных работах Штерна, и после второй мировой войны от его былого влияния не осталось практически ничего. Один из его студентов, профессор Курт Бонди (Curt Bondy), который тоже во время войны спасался от гитлеровского режима в Америке, после войны вернулся в Гамбург и в течение десятка лет занимался восстановлением штерновского Института.

И тем не менее, мы не можем с полной уверенностью сказать, основал ли бы Штерн школу персоналистической психологии, если бы политическая и социальная ситуация в Германии осталась нормальной. Несмотря на свою живость и дружелюбие, он жил в своем собственном интеллектуальном мире. Его логика рассуждений  несла на себе отпечаток «величественного мифа» века девятнадцатого. А молодое поколение почитало операционализм, физикализм, математические модели. По крайней мере, такой была ситуация в Америке, где Штерн провел слишком мало времени, чтобы у него появились последователи. В Германии после войны вошла в моду стратификационная теория (Schichtentheorie), достоинство которой заключалось в том, что ее ключевым понятием был личностный пласт (что было большим научным достижением, учитывая ужасающую деградацию, порожденную в психологии гитлеровским режимом).

В действительности, студенты Штерна рассредоточены по всему миру — его Институт заслужил международное признание. Я уже упоминал о Бонди, который, в конечном счете, вернулся в Гамбург. Были также Вучич (Vuиiж) в Югославии, Катценштайн (Katzenstein) в Бразилии, Клювер (Kluver) и я сам в Соединенных Штатах, и многие другие.

Некоторые из них признавали влияние Штерна на их собственную работу. Но никто не может утверждать, что в мире или даже в самой Герш нии существует школа персоналистической психологии. В Америке с ществует персоналистическое направление в философии, центр которого находится в Бостонском университете и Университете Северной Каролины; представители данного направления признают некоторое сходство своих идей с идеями Штерна, но развитие этих двух теорий происходило независимо друг от друга.

Самое большее, что мы можем сказать, это то, что на многих учеников Штерна пролился свет его «звезды». И что их собственные ученики получили малую толику этого света. Влияние Штерна наиболее очевидно, когда речь идет об IQ, психологии свидетельских показаний, раннего детства, о проективном тесте пятен (cloud picture).

Сегодня персоналистическая система в целом потерпела поражение, хотя я смею полагать, что ее лучи все же потихоньку проникают в сознание психологов. И, возможно, придет время, когда психологи будут менше, чем сейчас, бояться вникать в проблемы эмоций личности (чтобы не казаться эмоциональными), или анализировать чувства (чтобы не создавать впечатление чувствительных), или искать ответ на загадки личности (чтобы не переходить на личности). И когда это время наступит, идеи Штерна, видимо, будут востребованы.