Личность в психологии

Эвристический реализм

 

Эвристический реализм в том виде, в котором он может быть применен к решению нашей проблемы, предполагает следующее. Человек, с которым мы имеем дело, обладает некоторым набором обобщенных тенденций к действию (или черт), и наша задача заключается в том, чтобы научными методами их обнаружить. Любая форма реализма предполагает существование внешних структур, независимо от наших бесплодных попыток их понять. И поскольку черты, как и все прочие опосредующие переменные, не поддаются непосредственному наблюдению и только предполагаются, мы столкнемся с большими трудностями в процессе раскрытия их природы.

Исключительная сложность той структуры, которую мы пытаемся понять, может обескуражить реалиста и склонить его к каким-нибудь позитивистским уловкам. Он начинает использовать уклончивые формулировки типа «Если бы мы хорошо знали ситуацию, у нас не было бы необходимости в концепции личности»; или «Личность человека — это просто некий образ, помогающий окружающим понять этого человека»; или «Структуры личности не существует, есть только некоторый изменяющийся уровень соответствия ее окружающей среде».

Убежденный реалист не будет отказываться от взятых на себя обязательств выяснить, что в действительности представляет из себя его ближний. Он знает, что его попытка не будет стопроцентно удачной, частично из-за сложности исследуемого объекта, частично из-за неадекватности существующих методов. Но в отличие от Канта, который утверждал, что вещь в себе обречена остаться непознанной, реалист предпочитает верить в то, что она, по крайней мере, частично или приблизительно познаваема.

Я использую термин эвристический реализм потому, что, на мой взгляд, необходимо обратить особое внимание на эмпирические методы исследования. И в этом отношении эвристический реализм выходит за пределы наивного реализма.

Принимая эту эпистемологическую точку зрения, психолог в первую очередь сосредотачивает свое внимание на том ограниченном количестве аспектов личности, которые он намеревается изучить. Затем он выбирает или разрабатывает методы, с помощью которых можно эмпирическим путем проверить его гипотезу в рамках теории черт личности (будь то измерение выраженности черты или исследование индивидуальных диспозиций). Он знает, что его актуальные цели и выбранные методы накладывают определенные ограничения на его открытия. Однако если его исследование соответствует определенным стандартам валидизации, ему в значительной степени удастся определить эту черту. И я хочу обратить ваше внимание на тот факт, что любая эвристическая процедура в процессе исследования может привести к значительной корректировке первоначально сформулированной гипотезы.

Таким образом, эмпирическая проверка — важный аспект эвристического реализма, но этот эмпиризм должен иметь некоторые рациональные ограничения. Всеобъемлющий эмпиризм, наш нынешний общий недуг, несется вперед как всадник без головы. У него нет рациональной цели; он не использует никаких рациональных методов, кроме математических; он не приводит к рациональным выводам. Он пытается согласовать несогласуемые данные. Напротив, эвристический реализм заявляет: «Хотя мы и стремимся к тому, чтобы наше исследование черт опиралось на эмпирические доказательства, область нашего исследования должна быть рационально выбрана и изучена рациональными методами, а полученные данные должны быть рационально проинтерпретированы».