Личность в психологии

Психическое здоровье: общая установка

 

Психологические рассуждения нередко заходят в область этических предположений и теории ценностей. Едва ли удастся исследовать рост, развитие, зрелость, здоровье, терапию без определения некоторых стандартов прогресса и регресса.

Этой проблеме и посвящены четыре главы второй части данной книги. И хотя психологические процессы рассмотрены более подробно, чем нормативные утверждения, этой сфере также уделено немало внимания.

Все мои доказательства могу проиллюстрировать тремя жизненными историями — каждая из них правда.

В провинциальном австрийском госпитале лежал тяжелобольной мужчина. Врачи честно признались ему в том, что им не удалось определить причину болезни, однако, если бы они смогли поставить диагноз, они бы, вероятно, вылечили его. Кроме этого, они сказали, что известный диагност вскоре должен посетить госпиталь и что именно ему, возможно, удастся установить причину заболевания.

Через несколько дней диагност прибыл и совершил обход госпиталя. Подойдя к постели этого человека, он взглянул на него, пробормотал «moribundus» (умрет — лат.) и вышел.

Несколькими годами позже этот пациент позвонил диагносту и сказал: «Позвольте мне поблагодарить вас за ваш диагноз. Они сказали мне, что если вы сможете поставить диагноз, я пойду на поправку, и в ту минуту, когда вы произнесли «moribundus», я понял, что обязательно выздоровею».

Мораль этой истории такова: сама жизнь может зависеть от установки и ожиданий.

Вторая история заключается в следующем.

Мой приятель-психиатр, сторонник условно-рефлекторной терапии, рассказывал о своей пациентке, страдающей алкоголизмом. Чтобы устранить ее склонность обуславливающим методом, он ставил перед ней стакан виски и одновременно вводил сильное рвотное средство. Вскоре ее начинало тошнить, как только она чувствовала запах алкоголя. Естественно, она совершенно прекратила употреблять спиртные напитки. Остановившись в нашем рассказе на этом месте, мы могли бы утверждать, что специфическая техника обусловливания — крайне эффективный метод. К несчастью, эта терапия погубила ее. Как только к ее двери подходил коммивояжер, или соседи, или ее собственные закадычные друзья, от которых пахло алкоголем, ее рвало прямо на них.

Механическое отучение от привычки само по себе не излечило ее| поскольку лекарство не было согласовано с образом жизни.

Третья история с довольно оптимистичным концом касается маленького мальчика, который все время сосал большой палец. Были перепробованы все доступные методы поощрения и наказания, основанные н столь популярной теории научения: бинтование пальца, обмазывание eго горьким соком алоэ, шлепки, конфета, которую то давали, то отбирала Все попытки оказались безрезультатными, и привычка становилась все сильней.

В один прекрасный день он вдруг прекратил сосать палец. Когда изумленные родители поинтересовались, почему закоренелая привычка была столь радикально отброшена, ребенок ответил просто: «Большие мальчики не сосут свои пальцы».

Каким-то образом эта идея проникла к нему в сознание, и специфическая навязчивость исчезла. Мальчик вылечился.