Личность в психологии

Еще одно препятствие

 

Мораль американского общества является первоисточником большинства (но не всех) наших ценностей. Она не говорит ничего определенного, скажем, о любознательности, направленной на расширение эрудиции А, как известно, школьное обучение обязано стимулировать формирований этой ценности. Самое суровое обвинение в адрес нашей образовательной системы, которое мне приходилось слышать, состоит в следующем. Значительный процент выпускников наших колледжей, закончив свое формальное образование, больше никогда в жизни не берут в руки ни одной книги.

Есть и другие важные ценности, которые не продиктованы моралью американского общества. Я имею в виду те особенности человеческих взаимоотношений, которые отличают отчужденность от близости. Поскольку наше население увеличивается, становится все более и более важным обучить подрастающее поколение элементам новой науки человеческих взаимоотношений, которая провозглашает уважение к целостности другого человека. Я помню одну учительницу английского языка, которая рассказывала о «Венецианском купце» так, что ей удалось предотвратить волну зарождающегося антисемитизма в своем классе. Она объяснила, что Шейлок олицетворяет злопамятность и своекорыстие, которые есть в каждом из нас. Все мы можем стать Шейлоками. Но несмотря на то, что себялюбие присутствует в каждом из нас, в глубине души мы не испытываем потребности возводить себя на трон.

Вернемся на время к отношениям между семьей и школой; первая, как я уже сказал, оказывает гораздо большее влияние, чем вторая. Осознавая этот факт, некоторые говорят: «Ну хорошо, давайте оставим семье задачу формирования ценностей, раз школа не может с этим справиться».

Эта позиция несостоятельна. Если школа не будет говорить о ценностях, это будет равноценно их отрицанию. Если ребенок никогда не слышал в школе о честности, милосердии, скромности и почтительности, он будет убежден, что, как и многие идеи его родителей, все это полностью себя изжило. Достигнув подросткового возраста, которому свойственно сомневаться во всем, они станут скептически относиться и к родителям, и к церкви. Если школа, будучи посредником между ребенком и огромным внешним миром, не говорит о ценностях, ребенок будет еще быстрее отказываться от уроков, преподанных в семье. Он будет больше подвержен влиянию ценностей сверстников с их акцентом на гедонизм тинэйджерских компаний или деструктивность банд. Он в большей степени окажется во власти искусственно навязанных ценностей, провозглашаемых в кино, на ТВ и на дискотеках. Более того, в некоторых семьях, как мы уже говорили, не прививают основных ценностей. В таком случае только в школе у ребенка есть шанс обрести этическую опору.

Смогут ли учитель, преподаватель, профессор справиться с этой задачей? Удастся ли им сформировать моральные и социальные ценности, в том числе такую, как любознательность, направленную на расширение эрудиции?